USD

75.611 (-0,05%)

EUR

90.149 (0,06%)

MOEX

3138.62 (0,13%)

BRENT

47.66 (-0,27%)

Пшеница

587.2 (-3,93%)

Сахар

14.77 (-1,80%)

USD

75.611 (-0,05%)

EUR

90.149 (0,06%)

MOEX

3138.62 (0,13%)

BRENT

47.66 (-0,27%)

Пшеница

587.2 (-3,93%)

Сахар

14.77 (-1,80%)

USD

75.611 (-0,05%)

EUR

90.149 (0,06%)

MOEX

3138.62 (0,13%)

BRENT

47.66 (-0,27%)

Пшеница

587.2 (-3,93%)

Сахар

14.77 (-1,80%)

Аналитика

Инвестиции на паузе. Участники агрорынка стали осторожнее с вложениями из-за усиления волатильности в экономике

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

В этом году многие инвесторы были вынуждены корректировать свои планы на фоне карантинных ограничений. Неопределенность в экономике и падение платежеспособного спроса не добавляют оптимизма, однако в отрасли все равно продолжают заявляться новые проекты, а массовых отказов от ранее заявленных планов нет. Хотя инвестиционная активность в АПК замедлилась, отрасль по-прежнему привлекательна для вложений, в том числе потому, что легче других переживает коронакризис

В августе Джим Роджерс — один из самых знаменитых инвесторов в мире — в интервью РБК рассказал, что сейчас у него есть причины для инвестиций в агросектор. Российское сельское хозяйство расцветает в условиях санкций благодаря слабой конкуренции, и в ближайшие годы оно будет отличной сферой для вложений, уверен он. 

Однако коронакризис в этом году спутал планы многих инвесторов, заставив их быть осторожнее, несмотря на то, что АПК меньше других секторов пострадал от карантинных ограничений. По итогам первого квартала Росстат оценил инвестиции в основной капитал сельского хозяйства на уровне 71 млрд руб. — на 6,7% больше, чем за аналогичный период 2019-го. К середине августа данные за второй квартал еще не были опубликованы, но, вероятно, показатели будут ниже, чем год назад. Впрочем, резкое сокращение инвестиций маловероятно, в том числе из-за инерционности отрасли: начатые проекты будут доводиться до конца. Также, несмотря на сложную ситуацию в экономике, компании анонсируют новые вложения, хотя традиционно часть из них рискует остаться на бумаге. 

Активность замедлилась, но не до нуля

В этом году инвестиции по всем отраслям в реальных ценах снизятся до уровня 2015-2016 годов (-20%), а в номинальных — до уровня 2018-го (около 17 трлн руб.), допускает старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY Максим Никиточкин. В сельском хозяйстве падение будет более мягким, однако оно все равно произойдет, даже несмотря на то, что объемы производства в отрасли, как ожидается, вырастут. «В целом инвестиции в основной капитал в сельском хозяйстве в 2020 году, вероятно, будут на 10% ниже, чем в прошлом, преимущественно за счет сокращения числа новых проектов», — считает Никиточкин. 

Коронакризис увеличил неуверенность в завтрашнем дне, и так очень высокую в России, а это основа инвестирования, долгосрочного по своей природе, поясняет он. Поэтому даже в условиях хороших финансовых результатов 2020 года аграрии, вполне вероятно, снизят вложения. «Есть и два объективных обстоятельства, вызванных пандемией и ведущих к уменьшению инвестиций: резкое падение платежеспособного спроса и ухудшение финансовых результатов в других отраслях, с которыми часто связаны акционеры или владельцы агроактивов», — добавляет Никиточкин. 

Инвестиционная активность в АПК в реальном выражении в 2020 году, вероятно, снизится, но запланированные вложения в поддержание производства и относительно слабое (в сравнении с другими отраслями) негативное воздействие на отрасль удержат ее от номинального сокращения вложений в основные средства, считает начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. 

Исполнительный директор инвестиционной компании «Атон» Иван Николаев соглашается, что в этом году инвестиционная активность в агросекторе замедлилась. Он видит два основных тренда: вялотекущую консолидацию и продолжающееся падение неэффективных игроков — банки за долги продолжают изымать активы. При этом они меняют собственников в случае дефолта или серьезной перестройки рынка, когда у компании не остается выбора — либо добавлять какие-то новые ниши, рынки и продукты, либо с кем-то объединяться. Однако это медленный процесс, поскольку у нас уже довольно много крупных игроков. «Серьезных прорывов нет, значительных сделок нет, IPO нет и в ближайшие годы, наверное, не будет», — комментирует Николаев. Хотя у нас начали развиваться небольшие сектора, например виноделие, где есть сделки, добавляет он. 

Правда, Никиточкин считает, что инвестиции в M&A в агроотрасли в 2020 году окажутся на достаточно высоком уровне, поскольку будет продолжаться консолидация рынка в насыщенных или низкорентабельных сегментах, а также будет расти интерес к АПК непрофильных игроков, в основном они будут входить в растениеводство. Старший менеджер практики консультационных услуг компаниям АПК PwC в России Антон Виноградов уверен: несмотря ни на что, для инвесторов текущая ситуация — это хорошее «окно возможностей». Учитывая снижение ЦБ ключевой ставки, что мотивирует компании брать кредиты, в АПК можно ожидать ряд сделок слияний и поглощений. 

01.JPG

Возможность инвестиций в создание новых комплексов, например по производству мяса, Николаев оценивает скептически: существующих мощностей уже достаточно. Учитывая падение платежеспособного спроса и ограниченные экспортные возможности, значительно наращивать объемы производства нет смысла — вложения не окупятся. «Продавать на внутреннем рынке больше продовольствия, чем сейчас, уже нельзя — возможности потребления ограничены, хотя какое-то время оно еще может расти на 3-5% в год, — говорит Николаев. — Производить более дорогую продукцию, уходить в какие-то ниши, элитные категории — можно, но, поскольку доходы населения не растут, это будут очень маленькие проекты. С поставками на внешние рынки тоже есть вопросы — что и как вывозить, учитывая специфику логистики и экспортной инфраструктуры». 

Проекты в АПК реализуются достаточно долго, несмотря на кризис, продолжается уже начатое строительство, а число объявлений о сворачивании инвестиций сопоставимо с предыдущим годом: даже в благоприятных условиях компании могут отказываться от тех или иных проектов, обращает внимание Виноградов. «Таким образом, можно ожидать, что объем инвестиций в 2020 году будет сопоставим с 2019-м. Кризис, вероятно, будет иметь отложенный эффект в виде снижения вложений в проекты greenfield в 2021—2022 годах». — предполагает он.

Традиционно агросектор считается аутсайдером инвестиционной активности из-за долгих сроков окупаемости и меньшей доходности. «По итогам 2020 года Минсельхоз ожидает снижения притока денег в АПК на 7,5% относительно показателей 2017-го, рост ожидается только с 2022 года, — напоминает старший руководитель проектов направления «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG Татьяна Козлова. — При этом в случае значительного падения в других отраслях доля инвестиций агросектора в общем объеме вложений, вероятно, вырастет с 3,9% в прошлом году до 5%». Многое будет зависеть от того, выделит ли государство обещанные субсидии по компенсации затрат на строительство и модернизацию, считает она.

Если рассматривать реальный сектор, то по итогам 2020 года рост, скорее всего, покажет только АПК, продолжает Козлова. Поэтому инвестиционная привлекательность отрасли достаточно высокая, и инвестиционные настроения в целом не изменились. «Другой вопрос, что при закредитованности отрасли и своем осторожном настрое банки снижают части инвесторов залоговое обеспечение, что влияет на доступность ресурсов для будущих вложений», — отмечает она.

0017.jpg

Что остается перспективным

Дарья Снитко считает, что независимо от «второй волны» коронавируса слабый рост выручки большинства агропредприятий из-за снижения спроса в экономике будет сдерживающим фактором роста вложений в ближайшие один-два года. Однако Никиточкин прогнозирует, что в перспективе 2021-го можно ждать компенсационного роста вложений на уровне 8-12%. Николаев тоже думает, что в следующем году не исключена активизация инвесторов, хотя в целом ситуация в экономике будет оставаться сложной по крайней мере до 2023 года. Среди направлений, где в ближайшее время можно ожидать роста вложений, он, в частности, называет автоматизацию и цифровизацию производства. Драйвером этого процесса может стать повторное закрытие производств на карантин из-за распространения коронавируса. Хотя для сельского хозяйства это менее актуально — отрасль продолжала работать даже на пике пандемии — тем не менее компании будут стремиться повышать автоматизацию и роботизацию производства. «Я не думаю, что в ближайшее время мы увидим массовое использование беспилотных тракторов, скорее, будут эксперименты, но, на мой взгляд, агробизнес будет стараться сокращать роль ручного труда там, где это возможно», — комментирует Николаев.

Также он не исключает инвестиций в совместные проекты с иностранными компаниями — в основном из Африки, арабских стран, Китая, где остро стоит проблема нехватки продовольствия. «Они импортировали и будут импортировать, тем более что население растет. Для развития поставок в том числе нужны логистические мощности: чем больше у нас будет путей сообщения с тем же Китаем, тем больше будет инвестиционная активность за пределами Юга и Центра России», — рассуждает Николаев.

Многие сегменты рынка АПК уже насыщены, поэтому основные инвестиции компании направляют не на реализацию новых проектов, а на повышение эффективности существующего бизнеса и покупку стресс-активов по невысоким ценам, говорит Никиточкин. Новые проекты продолжают реализовываться в производстве и переработке сырого молока, глубокой переработке зерна и молока, создаются семеноводческие центры. Кроме того, крупные компании продолжают инвестировать в земельный банк. Есть и более нишевые проекты — льноводство, тепличные комплексы за Уралом, животноводство (козы, кролики, овцы, утки), перечисляет он. «Интерес инвесторов ожидаемо снизился в свиноводстве и птицеводстве. Основные факторы, способствующие восстановлению привлекательности вложений в те или иные сегменты — появление, возобновление или рост господдержки и балансировка спроса и предложения за счет выбытия слабых игроков или существенного увеличения экспорта», — комментирует он. 

Руководитель проектов практики «Стратегическое консультирование» компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева среди основных направлений инвестирования также называет производство и переработку молока, а также переработку — в том числе глубокую — другого сельскохозяйственного сырья. «Также остаются возможности для запуска новых инвестиционных проектов в тепличном овощеводстве и производстве свинины в регионах Дальнего Востока и Сибири», — говорит она, добавляя, что в 2020 году инвестиционная активность агрокомпаний заметно снизилась, крупных инвестиционных проектов почти нет. «Пандемия и кризис в целом негативно воздействуют на сельское хозяйство. Существенное влияние оказывает ослабление курса рубля — с одной стороны, растет конкурентоспособность отечественных экспортеров и стимулируется импортозамещение, с другой — неизбежно повышаются издержки производства, что сказывается на себестоимости продукции», — отмечает Михалева.

АПК прошел первые месяцы кризиса лучше других отраслей, тем не менее COVID-19 влияет на сектор, вторит ей Виноградов. По его словам, основное последствие кризиса, вызванного пандемией — снижение платежеспособного потребительского спроса, которое может оказаться затяжным. «Как следствие, основными трендами будут увеличение конкуренции, поиск сельхозпроизводителями новых ниш и каналов продаж, а также продолжение импортозамещения, — считает он. — Из-за ограниченного роста внутреннего спроса ключевым драйвером АПК будет экспорт». Эти обстоятельства скорректируют поведение инвесторов: они станут более осторожными в части выбора проектов и активов для приобретения, вырастет уровень требуемой доходности, уверен Виноградов. 

Для новых инвесторов привлекательными будут оставаться сектора, ориентированные на экспорт или импортозамещение — уже наметился тренд прихода непрофильных игроков в АПК, продолжает он. Существующие игроки, скорее всего, будут рассматривать возможности вертикальной интеграции или приобретать конкурентов по выгодной цене с потенциалом модернизации. «Наиболее интересными будут зерновые компании и сопутствующие логистические сегменты (терминалы, элеваторы), проекты по глубокой переработке (зерна, молока и т. д.), также популярность приобретают высокотехнологичные агрокомпании, — рассказывает он. — Продолжает снижаться интерес к птицеводству, свиноводству и тепличному овощеводству».

Все отрасли российского АПК, ориентированные на экспорт, будут оставаться привлекательными для инвестиций, уверена Снитко. Также она отмечает, что из-за снижения платежеспособности населения интерес инвесторов будет возвращаться в сектора производства продовольствия, ориентированного на низкий ценовой сегмент и госзакупки. Среди таких отраслей — первичная переработка сырья (масложировой сектор), производство полуфабрикатов и т. п. «Опять могут быть отложены крупные сложные инвестиционно емкие проекты, такие как глубокая переработка зерна, сложные технологичные производства», — думает она. 

По мнению Козловой, наиболее интересными остаются направления с неудовлетворенным внутренним спросом и экспортно ориентированные отрасли. Так, например, в производстве индейки пока не обеспечен даже внутренний спрос, поэтому инвестиции в него наиболее привлекательны. Вложения в выращивание зерна интересны при высоких ценах. «При этом менее привлекательными для инвесторов стали свиноводство, учитывая текущее перепроизводство, снижение цен и пока непонятные перспективы экспорта, или выращивание овощей на фоне сокращения стоимости конечной продукции и зависимости от импортных семян», — комментирует она. Также инвестиционно емким эксперт считает молочный сектор, тем более что он больше всего поддерживается государством. Кроме того, пандемия выявила узкие места агросектора, новые направления инвестиций внутри хозяйств и комплексов — уменьшение зависимости от человеческого фактора, развитие генетики в растениеводстве и животноводстве и т. д., добавляет Козлова.

Основная трудность для инвесторов — непредсказуемость

Суманта Кумар Де, гендиректор «Русмолко»

Из-за распространения COVID-19 мы все стали очень осторожными. Инвесторы и компании учатся справляться с новыми задачами по охране здоровья и обеспечению безопасности, а также привыкают к изменившемуся режиму работы и поездок, к новым паттернам потребления и т. д. Агросектор в период пандемии пострадал меньше других отраслей, так как еда — это естественная потребность человека. Пока наблюдается некоторая неуверенность, но в целом, я думаю, именно этот сектор восстановится быстрее других, а инвестиционный климат в сельскохозяйственной отрасли улучшится в ближайшие год-полтора.
В этом году основная трудность для инвесторов и бизнеса — это непредсказуемость и невозможность делать прогнозы. В бизнес-среде всегда было много рисков, из-за пандемии выросло их количество и появилось больше вероятностей возникновения «необычных событий», или так называемых «черных лебедей», к которым бизнес не может подготовиться. Я стараюсь смотреть на ситуацию реалистично и поэтому не ожидаю резкого восстановления до конца этого года. Но возможность появления эффективной вакцины против COVID-19 может значительно ускорить восстановление в 2021 году. Еще один негативный фактор: увеличилась стоимость импортных компонентов (добавки, запчасти и т. д.), что автоматически привело к росту себестоимости производства.
Тем не менее «Русмолко» продолжает уверенно развиваться, мы не вносим изменения в инвестиционные планы. Реализация текущих проектов идет в соответствии с графиками. Мы продолжаем проект стоимостью 4,5 млрд руб. по производству молока в Пензенской области, хотя, по оценкам, дополнительные инвестиции в проект расширения могут составить 2,5 млрд руб. Кроме того, в этом году вложим свыше 400 млн руб. в закупку и модернизацию растениеводческой техники, оборудования для кормопроизводства и доения, как это планировалось ранее.


Молоко в приоритете

Анализ заявленных в этом году планов инвесторов в целом подтверждает мнение аналитиков: крупных проектов немного, а самым популярным направлением является производство и переработка молока. Так, например, российского-венгерская корпорация «МадьярАгро» рассчитывает построить две животноводческие фермы в Башкирии. По информации министерства сельского хозяйства республики, стадо предприятий составит 6 тыс. голов КРС, мощность — 50 тыс. т молока в год. Планируемый размер инвестиций — 6,2 млрд руб. Одно из ведущих сельхозпредприятий Ярославской области — компания «Красный маяк» — намерено до 2022 года вложить около 2,3 млрд руб. в строительство молочного комплекса на 3,6 тыс. дойных коров. Агропредприятие «Луч» анонсировало возведение фермы на 2,4 тыс. коров в Амурской области. Стоимость проекта — свыше 1,7 млрд руб., ввод в эксплуатацию запланирован на май 2021 года. 

Также в последнее время заявлялись проекты по переработке молока. «Княгининское молоко» создаст завод по производству творога и сухой молочной сыворотки в Нижегородской области. Планируемые инвестиции — 1 млрд руб., запуск предприятия намечен на следующий год. «Чистая линия» построит в Подмосковье завод по производству молочной продукции мощностью 500 т в сутки. Объем инвестиций превысит 3 млрд руб., активную стадию реализации проекта планируется начать осенью 2020-го, завершить работы должны через четыре года. Решение о строительстве нового предприятия компания объясняет возросшим спросом на свою цельномолочную продукцию. «Агросила» в следующем году даст старт проекту по выпуску твердых и рассольных сыров за 2 млрд руб. 

Однако, например, «ЭкоНива», крупнейший в стране производитель молока-сырья, приостанавливала строительство комплекса на 3,3 тыс. коров в Курской области, сообщала администрация региона. Правда, холдинг заявлял и о новых проектах: он намерен построить в Алтайском крае комплекс на 6 тыс. коров, которые будут давать около 56 тыс. т молока в год. Вложения оцениваются в 3 млрд руб. Из-за пандемии коронавируса и связанных с ней ограничений «ЭкоНиве» пришлось корректировать инвестпрограмму и сокращать расходы, однако компания и так планировала несколько «умерить аппетиты» на этот год, напоминает первый заместитель гендиректора холдинга Сергей Ляшко. «Мы еще в прошлом году хотели инвестировать в 2020-м меньше, чем в предыдущие два года, и сейчас кризис лишь сделал нас более решительными в этом желании», — говорит он. 

9ebd22f46ca879b1f3ffa83c7369b9be.jpg

Также на фоне кризиса скорректировала свою стратегию в молочном бизнесе группа «Русагро». Если раньше компания заявляла о планах войти в тройку крупнейших производителей сыра в стране, то теперь делает ставку на выпуск продукции с растительными заменителями молочного жира и белка. По словам гендиректора холдинга Максима Басова, во-первых, это связано с тем, что рынок сыра в России не будет значительно расти, а рентабельность этого бизнеса не будет достаточно высокой. Вторая причина — избыточное инвестирование на этом рынке. 

Несколько крупных проектов связано с глубокой переработкой сельхозсырья. «Универсал строй» главы ГК «Черноземье» депутата Воронежской облдумы Андрея Благова планирует вложить 4,5 млрд руб. в модернизацию Калачеевского элеватора и начать производство кукурузного крахмала, глюкозы и фруктозы. Запуск предприятия намечен на конец 2022 года. Компания «Анева» к 2023 году построит завод глубокой переработки более 50 тыс. т гороха в год в ОЭЗ «Липецк». Инвестиции в проект составят 4 млрд руб. Предприятие будет выпускать изолят горохового белка, который в пищевой промышленности является альтернативой соевому, молочному или яичному белкам, а также пшеничному или кукурузному глютену. Кроме изолята, завод станет производить пищевые волокна и крахмальную продукцию. «Содружество-протеин» (входит в группу «Содружество») до 2024 года вложит более 2,8 млрд руб. в строительство завода по выпуску соево-протеинового концентрата в Калининградской области. Мощность предприятия — 510 т продукции в сутки.

Самый дорогой из новых заявленных проектов — строительство группой «Горкунов» (занимается тепличным овощеводством) ферм с маточным поголовьем и откормочных площадок для мясного КРС в Новосибирской области. Также планируется создать селекционно-генетический центр и завод по убою и переработке говядины под ключ. К 2027 году компания планирует иметь стадо из 160 тыс. голов скота, вложив в проект 30 млрд руб.

Руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин говорит, что основные сложности, с которыми может столкнуться группа, — управление столь масштабным проектом и подбор кадров. Кроме того, в текущей финансово-экономической ситуации с учетом цен на скот и говядину окупаемость подобных проектов со своим материнским стадом не может быть меньше 11-12 лет.

Иван Николаев называет планы группы «Горкунов» начать производство говядины достаточно смелым заявлением. По его словам, этот рынок в России в целом сформирован в основном благодаря «Мираторгу», и каждый новый комплекс в данном секторе — это инвестиция, которая создаст меньшую стоимость, потому что уже есть конкуренция. Для успеха у нового игрока должно быть какое-то конкурентное преимущество, например более высокая операционная эффективность за счет лучшей конверсии корма, экономии на налогах, снижения стоимости строительства. «Но я таких элементов сейчас не вижу, так что может получиться, что компания построит проект за достаточно большие деньги, выйдет на рынок, но возникает вопрос — создаст ли вообще эта инвестиция стоимость, сможете ли вы зарабатывать и сколько? — рассуждает эксперт. — Экономика у нас тяжелая, рассчитывать на рост потребления сложно, а когда оно не увеличивается — поднимать цены еще труднее. И что дальше?».

По мнению Николаева, инвесторы сейчас в первую очередь должны понять — имеют ли смысл их вложения. Если речь идет о доходности проекта на уровне 15% годовых в рублях — то также можно заработать на публичных рынках. Если же речь о том, что доход может вдвое превысить вложения — это другое дело. 

Сдержанный позитив

Сами участники рынка неоднозначно оценивают сложившийся в этом году инвестиционный климат в отрасли. Так, например, «Русагро» сокращает вложения. «Инвестиционная активность снижается, так как уменьшается спрос внутри страны, растет предложение в результате сделанных ранее инвестиций, некоторые товары (например, сахар) в мире стоят дешево», — перечисляет Басов. Кроме того, повышаются налоги и давление со стороны налоговой службы. Также негатива добавляет вмешательство государства в отрасль через инвестиции госкомпаний и ограничение экспорта. «Рост роли государства создает риски для частных компаний», — считает топ-менеджер.

04.JPG

По мнению Сергея Ляшко, с точки зрения цен на сельхозпродукцию сейчас, скорее, благоприятное время для вложений, однако на фоне опасений из-за возможного повторения карантинных ограничений инвесторы, скорее, могут решить взять паузу. В пользу такого сценария говорит и фактор снижения покупательной способности населения. «Поэтому я бы, наверное, сказал, что ситуация для инвестиций умеренно положительная, но с некоторыми ограничениями», — комментирует он. При этом компания не делает прогнозов, как может развиваться ситуация до конца года, но, по словам Ляшко, «ЭкоНива» готова к негативному сценарию. 

Среди трудностей, с которыми в этом году пришлось столкнуться при реализации инвестпроектов, Ляшко выделяет проблемы с логистикой и поставкой зарубежного оборудования. «Наш поставщик металлоконструкций на молочные комплексы — немецкая компания — в период самых жестких ограничений вообще закрывала завод, затем предприятие работало в одну смену, что отразилось на сроках поставки, — рассказывает топ-менеджер. — Также были проблемы с приездом иностранных специалистов, консультантов, хотя пока мы в них нуждались меньше, чем многие другие игроки. Я слышал от коллег по отрасли, которые были в стадии реконструкции молочных и сырных заводов, что возникали колоссальные сложности с привлечением иностранных специалистов». «ЭкоНива» строит сырный завод в Новосибирской области, и на проекте понадобятся консультанты из-за рубежа, но сейчас с ними уже проще, добавляет Ляшко. Несмотря на непростые обстоятельства, все комплексы, запуск которых был намечен на этот год, «ЭкоНива» введет вовремя, уточняет он.  

Непрофильный интерес к АПК

Сейчас АПК является островком стабильности, поэтому в сектор готовы вкладываться непрофильные инвесторы. Но будет ли этот интерес долгосрочным — сейчас никто не скажет. «В кризисные годы продовольственный сектор всегда являлся наиболее привлекательным, поэтому все будет зависеть от дальнейшей ситуации», — отмечает Татьяна Козлова из SRG.
Основной интерес непрофильных игроков к вложениям в АПК в последние годы был продиктован господдержкой (сниженные кредитные ставки) и увеличением спроса (экспортного и внутреннего), комментирует Дарья Снитко из Газпромбанка. Эти факторы в условиях кризиса уходят на второй план: спрос по всей мировой экономике кратковременно снижается, а ставки падают в связи со смягчением денежно-кредитной политики ЦБ.
Приход непрофильных инвесторов в АПК наблюдался достаточно давно, однако если раньше это были скорее отдельные случаи, то сейчас — определенный тренд, считает Антон Виноградов из PwC. «Приход дополнительного капитала позитивно сказывается на развитии АПК: непрофильные инвесторы, получающие стабильный доход от других направлений бизнеса, могут вкладывать существенные средства в новые высокотехнологичные проекты и спокойнее относиться к длительным срокам окупаемости», — рассуждает он, добавляя, что основной фактор риска — отсутствие отраслевой экспертизы у непрофильного игрока.
Интерес непрофильных инвесторов к АПК был всегда, однако в 2020 году он повысился, что напоминает перекладывание средств инвесторов из рисковых активов в гособлигации США и золото, говорит Максим Никиточкин из EY. При стабилизации обстановки в экономике ситуация вернется к обычной, полагает он: сельское хозяйство — это сложный бизнес, и непрофильным инвесторам крайне непросто им заниматься.


Группа «Дамате» в этом году объявила о четырех крупных проектах общей стоимостью 10,6 млрд руб.: компания увеличит проектную мощность завода по глубокой переработке индейки до 303 т в сутки, построит новый комбикормовый завод, создаст крупнейший в России племенной репродуктор индейки на 12 млн яиц и племенную овцеводческую ферму на 4 тыс. овцематок. Также группа продолжает модернизацию молочного комбината «Пензенский» стоимостью 1,5 млрд руб., кроме того, она взяла в аренду обанкротившийся комплекс «Донстар» по производству мяса утки. «Кризисы приходят и уходят, но стратегия «Дамате» выстроена с запасом прочности, учитывает колебания на рынке и ориентирована на повышение внутренней эффективности всего производственного процесса по всей технологической цепочке», — комментирует вице-президент по региональному развитию холдинга Андрей Григоращенко. 

По его словам, в целом сейчас «Дамате» оценивает инвестиционный климат в агросекторе как благоприятный, что связано с мерами господдержки и наличием на рынке ниш, которые дают производителям возможность развиваться и продавать продукцию. «Российские товары востребованы как на внутреннем рынке, так и на экспортных направлениях, и этот спрос продолжает увеличиваться», — говорит Григоращенко.

Тем не менее риски для инвестиций есть, признает он. Среди основных топ-менеджер называет риск перепроизводства, падения спроса, изменения структуры спроса и потребления, влияние пандемии COVID-19, а также снижение доходов населения. «Ситуация с вирусом внесла определенные изменения в структуру потребления продукции „Дамате“ со стороны населения. Мы внимательно изучили спрос, немного скорректировали инвестиционные планы исходя из новых рисков, — добавляет он. — Однако в целом планы не претерпели значительных изменений, компания продолжает развиваться».

Инвесторы пробуют фудтех

Совладелец Нижегородского масложирового комбината Иван Сидорок вместе с партнерами создал венчурный фонд Aintrigud для инвестиций в фудтех. До конца года он планирует инвестировать в сектор $5 млн. Инновации в питании будут востребованы, так как все больше людей переходят на полезные и доступные продукты, считают инвесторы.
Группа «Эфко» вложит 100 млн руб. в производство котлет для бургеров из текстурата соевого белка, мощность пилотной линии составит 500 кг в месяц. Продукт разработан на базе входящего в холдинг центра «Бирюч-НТ» в Белгородской области. Массовые продажи растительного мяса для b2b- и b2c-рынка начнутся в начале 2021 года.


Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама