USD

75.732 (0,00%)

EUR

89.621 (0,87%)

MOEX

2951.79 (-0,67%)

BRENT

43.04 (-0,60%)

Пшеница

577.2 (3,78%)

Сахар

12.77 (1,19%)

USD

75.732 (0,00%)

EUR

89.621 (0,87%)

MOEX

2951.79 (-0,67%)

BRENT

43.04 (-0,60%)

Пшеница

577.2 (3,78%)

Сахар

12.77 (1,19%)

USD

75.732 (0,00%)

EUR

89.621 (0,87%)

MOEX

2951.79 (-0,67%)

BRENT

43.04 (-0,60%)

Пшеница

577.2 (3,78%)

Сахар

12.77 (1,19%)

Аналитика

Аграриев обложила налоговая. Как минимизировать риски при налоговых проверках сельхозбизнеса

Легион-Медиа
Легион-Медиа
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Периодически государство усиливает контроль за работой аграрных компаний, проводя внеплановые проверки их документов. Даже ответственные налогоплательщики могут столкнуться с чрезмерным вниманием ФНС к их деятельности. Как застраховаться от негативных последствий такого инспектирования, расскажет автор этой статьи

Пристальное внимание к бизнесу со стороны правоохранительных органов давно перестало быть новостью. Не обошло оно стороной и агропромышленные предприятия. С 2019 года новостные ленты заполнили новости о многочисленных обысках и выемках документов у крупнейших аграрных компаний. Только в феврале 2019 года подобные мероприятия прошли в 13 регионах России (в Москве, Санкт-Петербурге, Тамбовской, Челябинской, Свердловской, Воронежской, Московской, Саратовской, Пензенской, Ленинградской, Белгородской, Липецкой областях и Мордовии). Все проверяемые компании подписали в 2017 году Хартию в сфере оборота сельскохозяйственной продукции, предметом которой был отказ участников соглашения от неуплаты налоговых платежей, серых схем оптимизации НДС и услуг компаний-посредников. 

Чрезмерное внимание налоговых и следственных органов к предприятиям агросектора сказывается на их нормальном функционировании, не говоря уже об уголовных последствиях и репутационных рисках. Вероятно, государственные службы верят, что путем реализации подобных мероприятий улучшат и нормализуют работу агропроизводителей. Остается непонятным, каким образом и на основании каких данных они предупреждают преступления, препятствуя нормальному функционированию компаний и изымая все документы.

Налоговое законодательство следует либерализировать

Александр Неженец. Гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край)

Мы, конечно, сталкиваемся с плановыми налоговыми проверками, иногда ФНС приглашает на собеседования для прояснения каких-либо вопросов. Но хочу отметить, что наше хозяйство всегда ответственно относится к своим обязательствам. Мы прилагаем все усилия к тому, чтобы соответствовать требованиям законодательства. В течение последних семи-восьми лет агрофирма «Прогресс» входит в пятерку крупнейших налогоплательщиков города Лабинска, поэтому и отношение к нам довольно либеральное. Мне как владельцу важно чувствовать себя уверенно, нет стремления обогатиться, нарушая закон. Средняя заработная плата по предприятию высокая, мы не выдаем сотрудникам деньги в конвертах, банки видят наш баланс. И если нам случается просрочить платеж, например по НДФЛ, мы сами вычисляем штраф и оплачиваем его, не дожидаясь оповещения из налоговой. Иногда возникают разногласия относительно сроков возврата НДС, но и здесь мы договариваемся: если есть возможность пойти навстречу ведомству и уложиться в предлагаемый срок, то мы не возражаем. Стоит отметить, что во избежание каких-либо ошибок в ведении бухгалтерии стоит заранее озаботиться поиском квалифицированных кадров.
Мы также входим в Хартию АПК, я положительно отношусь к попытке избавления сельскохозяйственного рынка от недобросовестных участников. У нас была ситуация, когда мы пострадали из-за поставщика, который, как оказалось, не платил НДС. Теперь еще более внимательно относимся к выбору подрядчиков.
Но, по моему мнению, налоговое законодательство в целом следовало бы либерализировать. И хотя сейчас АПК и так платит налоги в льготном режиме, я бы еще снизил ставки: предприятия в основном направляют средства на развитие и, по факту, расходуют их эффективнее, чем государство.

 

На что реагирует следователь

По общему правилу, преступлением в сфере АПК признается деяние, посягающее на отношения в сфере производства сельхозпродукции, ее заготовки, переработки, распределения и потребления. Например, мошенничество при получении установленных законами пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат путем представления заведомо ложных или недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат (ст. 159.2 Уголовного кодекса России). Либо экологические преступления, предусмотренные главой 26 УК.

Налоговые же преступления являются общими для всех субъектов предпринимательской деятельности, и совершение подобных преступлений компаниями в сельском хозяйстве не наделяет их дополнительной спецификой. При этом анализ уголовной статистики показывает, что на налоговые преступления приходится значительная часть правонарушений, совершаемых в агропромышленном секторе.

Следует учитывать, что предметом расследования уголовных дел об уклонении от уплаты налогов может являться длительный период деятельности компании с глубиной от двух до десяти лет. Соответственно, бывшие привычными на тот период бизнес-модели на настоящем этапе вызовут «возбуждение» у силовиков. В практике наибольшее распространение получила схема с незаконным возмещением НДС путем либо искусственного увеличения стоимости выполняемых работ/услуг, либо уменьшения налогооблагаемой базы.

Depositphotos_219053844_s-2019.jpg
Легион-Медиа

Сомнительные схемы

При реализации подобных схем налоговых преступлений нередко используется дробление бизнеса на псевдообособленные и псевдосамостоятельные организации. Дробление предприятия является законной процедурой, которая применяется для оптимизации финансово-хозяйственной деятельности, если диверсификация имеет экономическое обоснование. Однако применение указанной процедуры для совершения налогового преступления зачастую не позволяет сохранить принцип самостоятельности юридического лица. Данный факт является своеобразным индикатором для правоохранительных органов.

Распространенным примером налогового преступления является схема занижения налогооблагаемой базы, когда создается агропромышленная компания с поддельной документацией с целью применения налогового вычета. В связи с этим появляется возможность занизить налоговую базу по НДС. Так, в регистры бухгалтерского учета компании неправомерно включаются сведения о якобы проведенной рекультивации земель, осуществлении посевных и уборочных работ на меньшей площади, произведенной оплате за них и др.

Или же вариант с незаконным возмещением НДС. Имущество фирм, входящих в структуру агропромышленного холдинга, через подставные организации переходит в собственность от одной к другой, после чего вновь возвращается холдингу. В процессе этого цены на объекты недвижимости увеличиваются, тогда как участники схемы создают видимость уплаты НДС, после чего требуют его возмещения из бюджета. Фирмы-однодневки, используемые для прикрытия деятельности одного заинтересованного лица, создаются как раз путем дробления холдинга.

В деятельности АПК в сфере экспорта сельхозпродукции примером налогового преступления является также следующая схема возмещения НДС. В соответствии с налоговым законодательством экспортируемые товары имеют нулевую ставку НДС, что исключает необходимость его уплаты на территории России. Вместе с тем в случае уплаты данного налога внутри страны субъект-плательщик может его возместить. В эту схему также включаются фирмы-однодневки, которым несколько раз перепродается сельхозпродукция, что порождает НДС. 

После того, как в 2017 году крупные сельскохозяйственные компании подписали Хартию в сфере оборота сельскохозяйственной продукции, количество налоговых преступлений, совершаемых с участием посредников, существенно сократилось. Однако теперь происходит экстраполяция разработанных схем на региональный (а иногда и межрегиональный) уровень.

«Вся система заточена под сбор средств»

Глеб Тихомиров. Финансовый директор группы «Сюкден» в России

Последние налоговые проверки проходили у нас на заводе в Липецкой области. Но глобальных, с выемкой документов, пока не было. Главный вопрос здесь в том, что налоговая инспекция, выходя на проверку, просто не может уйти, не выписав хоть какой-то штраф и не найдя ни одного нарушения. Вплоть до того, что налоговики буквально договариваются с компанией о том, чтобы ее специалисты самостоятельно нашли какие-то мнимые проблемы, признали их и в итоге выплатили определенную сумму.
А иногда выставляется список абсолютно необоснованных претензий, с которыми приходится идти в суд и доказывать свою правоту, что бывает трудно с учетом того, что суд часто встает на сторону налоговой инспекции. Наверное, у ведомства есть план, спускаемый сверху: собрать столько-то штрафов. Чем крупнее компания, тем серьезнее нарушения у нее необходимо выявить. Самые высокие ставки в Москве и Московской области, в регионах чуть меньше. То есть по факту вся система заточена исключительно под сбор средств, ни о какой пользе для отрасли речи не идет.
Сейчас пытаются внедрить систему электронного налогового мониторинга, и это движение в правильном направлении. Постоянный онлайн-доступ к бухгалтерии предприятий без необходимости проведения дополнительных проверок должен обеспечить прозрачность и снизить риск получения компаниями необоснованных штрафных санкций.


Как снизить риски бизнеса

По неясной причине наиболее эффективным инструментом контроля бизнеса с точки зрения государственных органов является усиление уголовного давления на него. Сейчас это реальность, которой не удастся избежать. Соответственно, до встречи с правоохранителями необходимо принимать превентивные меры. 

В первую очередь структурные подразделения компании должны действовать в соответствии с четко выверенными и прозрачными должностными инструкциями. Для этого важно оформить указанные документы должным образом.

Нужно усилить высококвалифицированными специалистами подразделение экономической безопасности, бухгалтерию, юридическую службу. Это позволит максимально тщательно проводить проверку контрагентов компании и избежать доводов со стороны проверяющих органов о несоблюдении сельхозпроизводителем принципа должной осмотрительности при выборе поставщика услуг/товаров/сырья. Слаженная работа указанных подразделений поможет опровергнуть позицию правоохранителей и доказать неукоснительное соблюдение данного принципа. 

Также обосновать выбор того или иного поставщика во многом поможет организация в компании конкурсной процедуры осуществления закупок с участием коллегиального органа, действия и полномочия которого должны быть строго регламентированы.

Все финансовые документы должны досконально проверяться. При возникновении малейшего подозрения стоит требовать от контрагента приведения этих документов в соответствие либо, если есть какие-то сомнения, прекращать с ним финансово-хозяйственные отношения.

Depositphotos_50954861_s-2019.jpg
Легион-Медиа

В отстаивании своих интересов поможет соблюдение «гигиены» деловой переписки с контрагентом. Важно организовать хранение данных о сотрудниках компании-поставщика, которые непосредственно отвечали за выполнение тех или иных обязательств. Протоколы совещаний, соглашения о намерениях, почтовая и электронная переписка (в том числе и в мессенджерах), протоколы о разногласиях, замечания к оформлению и содержанию актов приемки выполненных работ, счетов и иные документы должны храниться таким образом, чтобы иметь к ним доступ и через 10 лет, так как давность привлечения к ответственности по основным статьям Уголовного кодекса составляет именно этот срок.

Задействование специалистов в области уголовного права при возникновении даже гипотетических уголовных рисков на самой ранней стадии позволит компании оценить сложившуюся ситуацию глазами сотрудника ФНС и следователя, предвосхищая дальнейшее развитие событий.

Внимательность и осмотрительность при общении с налоговыми органами, а также тщательная проверка представляемых по запросу документов даст возможность существенно минимизировать риски привлечения к налоговой или уголовной ответственности. Ведь большое количество вопросов к компании можно снять еще до назначения налоговой проверки.

Стоит иметь в виду, что существующая сейчас тенденция ужесточения налогового контроля и увеличения числа «налоговых» уголовных дел не только сохранится, но в обозримой перспективе лишь усилится. Инструментов и специализированных программных комплексов, направленных на получение информации о налогоплательщиках, у ФНС становится все больше. Образно говоря, возрастает кратность лупы, под которой изучается деятельность компании и ее контрагентов. В связи с чем надеяться на нормализацию ситуации не приходится.

В статистических данных правоохранителей такой показатель, как возмещение неуплаченных в бюджет налогов в рамках уголовного дела, давно вышел на первый план. Например, в начале прошлого года председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин отчитался о том, что в 2018 году благодаря следователям государству вернулось 42 млрд руб. неуплаченных налогов. Высшее руководство на всевозможных коллегиях и совещаниях год от года требует от подчиненных сотрудников увеличения этого показателя по сравнению с предыдущими отчетными периодами. От этого зависит место, занимаемое следственным подразделением в условном рейтинге всего ведомства.

Для бизнеса же эта гонка оборачивается проверками, обысками, арестом имущества и другими неприятностями, последствия которых могут быть катастрофическими. Так, сразу после возбуждения уголовного дела в отношении руководителей агрохолдинга «Разгуляй» в 2014 году акции компании упали более чем на 20%, что впоследствии привело к ее банкротству. А в 2017-м из-за проведенных обысков была парализована работа Селекционно-гибридного центра «Вишневский» в Оренбургской области, в результате чего только за первые сутки убыток предприятия составил около 5 млн руб. Всего же из-за вынужденного простоя на производстве предприятие потеряло более 50 млн руб.

Автор — адвокат, партнер Адвокатского бюро «ЗКС». Статья написана специально для «Агроинвестора».

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама