USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

Аналитика

+20% вывоза за год. Итоги аграрного экспорта-2020

Pixabay
Pixabay
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Прошлый год для поставщиков продовольствия и сельхозсырья на внешние рынки был совсем не простым. Ужесточение таможенных требований из-за COVID-19, закрытие отдельных пунктов границ, периодически вводимые ограничения на отгрузки товаров за рубеж усложняли работу и приводили к повышению затрат. Несмотря ни на что, объем общего экспорта продукции АПК увеличился на $5 млрд по сравнению с результатом 2019-го и превысил $30,6 млрд

В феврале Федеральная таможенная служба России опубликовала итоговые данные по экспорту отечественных товаров. Из выделяемых ведомством групп продуктов рост вывоза в 2020 году произошел только по двум: драгоценным камням и металлам (вдвое до $30,3 млрд), а также продовольствию и сельхозсырью (на 20% до $29,6 млрд). Все остальные сектора показали снижение от нескольких процентов (машины и оборудование, металлы) до падения в 1,5-1,6 раза (минеральные продукты, топливно-энергетические товары). 

АПК обогнал химпром и машиностроение

Успехи несырьевых неэнергетических отраслей отмечает аналитический центр Российского экспортного центра. По его данным, экспорт данных товаров обновил абсолютный рекорд третий год подряд. «По итогам 2020 года мы достигли психологической границы в $161,3 млрд экспортных поставок, что выше, чем в 2018-м ($154,3 млрд) и 2019-м ($155,1 млрд)», — комментировала гендиректор РЭЦ Вероника Никишина. Основную часть структуры несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ) сформировали металлопродукция (20,8%), продукция машиностроения (17,7%), продовольствие (17,3%) и химические товары (16%), сообщала она. Стоит, впрочем, подчеркнуть, что этот рекорд, с учетом сокращения объемов отгрузок большей части НН товаров, произошел в основном благодаря АПК.

Если смотреть долгосрочную динамику, то и здесь агропром выделяется. С 2011 года экспорт продовольствия и сельхозсырья увеличился в 2,6 раза, в то время как другие растущие отрасли показывали повышение максимум на 20% (сегменты машиностроения и древесины). А вот вывоз минеральных продуктов, топливно-энергетических товаров за 10 лет сократился вдвое, объем поставок металлов уменьшился в 1,2 раза, химии — на 20%. Помимо же продукции АПК, прирост наблюдается только по внешним продажам прочих товаров (в 1,6 раза) и драгоценностей (в 2,7 раза).

Федеральный центр развития экспорта АПК Минсельхоза России («Агроэкспорт») при подсчете общего объема экспорта включает несколько больше кодов ТН ВЭД, чем ФТС, поэтому его оценка вывоза продовольствия и сельхозсырья по итогам 2020 года составляет $30,6 млрд. А это на $0,3 млрд больше, чем было продано за рубеж драгоценных камней и металлов. Также отрасль уже обогнала по объемам отгрузок сектор машин и оборудования ($25,1 млрд), как и химпром ($23,8 млрд).

По словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, у увеличения российского агроэкспорта есть ряд причин. «Во-первых, у нас произошло весьма значимое падение курса рубля. Во-вторых, меры по наращиванию вывоза, которые были представлены российским правительством, тоже сыграли свою роль. Третий фактор — нацеленность многих наших отраслей и предприятий на экспорт в условиях насыщенности внутреннего рынка, они стали гораздо профессиональнее и больше сил тратят на развитие этого направления», — комментирует он.

Структура вывоза продукции АПК в 2020 году, согласно данным «Агроэкспорта», осталась без значимых изменений. По-прежнему самая большая доля поставок в стоимостном выражении приходится на зерновые культуры — 34% (в 2019-м — 31%). Рыбная продукция и морепродукты — все еще на втором месте по объемам отгрузок, хотя теперь на эту категорию приходится 17% против 21% годом ранее. Доля масложировой продукции не изменилась — 16%. Товарам пищепрома и переработки в общей структуре в прошлом году досталось 15% (в 2019-м — 16%), прочей продукции АПК — 14% (13%). До 3% с 2% увеличил свою долю мясной сегмент.

Основной прирост аграрного экспорта обеспечили пять категорий, которые суммарно увеличли поставки почти на $4 млрд, обращает внимание руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов. «Две первостепенные экспортные группы — зерно и масложировые товары — традиционно занимают в вывозе около 50%, — рассказывает он. — Новые драйверы экспорта — масличные, сахар и мясо — нарастили долю в структуре отгрузок агротоваров из России с 8% в 2019 году до 11% в 2020-м». В частности, объем поставок масличных за год прибавил 72% до $1,7 млрд, мяса и мясных субпродуктов — более 50% до $887 млн, сахара и кондитерских изделий из сахара — 45% до $720 млн. А вот вывоз рыбы и ракообразных — на втором месте в стоимостном выражении после зерновых — хотя и вырос за прошедший год в натуральном выражении на 6-7%, но в деньгах пару процентов потерял.

0027.jpg

Результаты экспорта аграрной продукции в 2020 году амбивалентны, считает старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY Максим Никиточкин. С одной стороны, показатель достиг рекордных $30 млрд, с другой — средняя стоимость поставок за рубеж снизилась с $412 до $385 /т. Это объясняется тем, что вывоз увеличился в основном благодаря недорогим зерновым. Еще 30% прироста было обеспечено масличными и продукцией их переработки, рассказывает эксперт. «Больше всего в деньгах прибавил мясной сектор (+50%), зерно (+25%), растительное масло (+20%), масличные (+70%), сахар (почти в два раза), — перечисляет он. — Небольшое сокращение (-5%) наблюдалось по рыбной продукции, что объясняется ухудшением мировой ценовой конъюнктуры».

Страновая структура

По предварительным итогам 2020 года крупнейшим покупателем продукции агропромышленного сектора из России стал Китай, сообщает Андрей Дальнов из Россельхозбанка. В страну экспортировано агротоваров на $4 млрд, или 14% от общего объема вывоза. Еще 11% приходится на Турцию, 7% — на Египет. Суммарно же три ключевых покупателя российского продовольствия занимают более 30%. В список основных импортеров (с долей поставок 1% и более) в 2020 году добавились также Пакистан и Болгария, знает эксперт. Обе страны нарастили закупки в четыре раза за последний год: первый за счет роста ввоза пшеницы, вторая — семян подсолнечника. «Открытие» Индии во втором полугодии 2019 года для поставок растительных масел позволило в 5-10 раз увеличить поставки в эту страну в 2020-м, добавляет Максим Никиточкин из EY.
Молочная отрасль в прошлом году получила доступ в Японию, Корею, Вьетнам, Саудовскую Аравию, Алжир, Египет, и еще с целым рядом стран переговоры находятся на финальной стадии, отмечает Алексей Груздев из компании «Стреда Консалтинг». Таким образом, на начало 2021 года у России официально согласован доступ на рынки 16 стран дальнего зарубежья, десять из них — в топ-20 главных мировых импортеров «молочки», обращает внимание он. А всего поставки молочной продукции в 2020-м осуществлялись более чем в 50 стран.


Мясо — один из драйверов

Вывоз мяса — нового драйвера экспорта — диверсифицируется по его видам, отмечает Дальнов. С 2017 году в структуре поставок появилась баранина. По итогам 2020-го ее отгрузки составили уже $18,5 млн. Параллельно растет вывоз живого скота — ягнят и овец. С 2015-го торговля в этом сегменте увеличилась примерно в пять раз до примерно $6,5 млн в прошлом году. «Еще одним видом мяса, который ранее практически не встречался в экспортных поставках, стала индейка, ее отправлено за рубеж на $13 млн, — рассказывает эксперт. — От минимального уровня до $87 млн выросли поставки говяжьих отрубов. Производители мяса бройлеров, получив разрешение на прямые отгрузки в Китай, резко увеличили вывоз лапок, крыльев, позиций „окорочковой“ группы. А свиноводы, для которых открылся вьетнамский рынок, быстро расширили экспорт грудинки и прочих отрубов (до $93 млн и $89 млн соответственно)». 

Примерно половина всего вывоза продукции птицеводства сейчас идет в КНР, подхватывает гендиректор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. Основная доля поставок — специфический ассортимент, такой как куриные лапы и иные субпродукты, которые не учитываются в потребительской корзине россиянина и не пользуются спросом в нашей стране. «Рынки, которые нам нужно открыть для российской птицы — это в первую очередь Япония и Южная Корея, именно они могут дать серьезную прибавку в объемах отгрузок, — полагает эксперт. — Далее можно рассмотреть Малайзию и Южно-Африканскую Республику».

Несмотря на то, что в 2020 году экспорт российского мяса птицы значительно вырос, вплотную приблизившись к отметке в 300 тыс. т (на 40% больше, чем в 2019-м), заметного влияния на ситуацию на внутреннем рынке при общем объеме производства более 5 млн т в убойном весе он еще пока не оказывает, считает руководитель управления по взаимодействию с отраслевыми союзами и государственными институтами ТД «Черкизово» Андрей Терехин. Хотя по некоторым позициям, особенно мало востребованным в России, вывоз — хорошее окно возможностей для российских производителей. Кроме этого, экспортные поставки способствуют в целом диверсификации каналов сбыта, а также позволяют реализовывать излишки отдельных видов продукции, снимая напряжение с внутреннего рынка. 

На текущий момент рентабельность птицеводства не превышает 3-5%, а себестоимость за последний год выросла на 15-20%, напоминает представитель «Белгранкорма» (работает на территории Белгородской и Новгородской областей) Владимир Саенко. Одним из выходов из этой ситуации для отрасли представляется увеличение вывоза. Сама компания видит большой потенциал в экспортных продажах мясной продукции, поэтому уже сейчас задумывается о диверсификации в плане расширения ассортимента и географии поставок.

В 2020 году объем экспорта мяса индейки «Дамате» (Пензенская область) вырос более чем в три раза по сравнению с 2019-м и превысил 5 тыс. т. Наибольший объем продукции — 2,5 тыс. т — был отправлен в Юго-Восточную Азию. В страны Западной Африки было продано свыше 1,5 тыс. т. «Перспективными являются поставки в Китай, страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, — делится заместитель гендиректора по маркетингу группы Дарья Лащенко. — Экспорт для нас — это привлечение валютной выручки и возможность реализовывать ассортимент продукции, менее востребованный на внутреннем рынке. Например, кисть крыла пользуется большим спросом в Китае, в то время как на российском рынке идет во вторичную промпереработку».

ГАП «Ресурс» развивает внешние продажи уже более восьми лет, сообщает директор по продажам и стратегическому развитию компании Дмитрий Антонов. Наращивание объема вывоза, выход в новые каналы продаж он называет стратегически важными задачами. «Чтобы сохранить свою долю рынка, мы вынуждены нести дополнительные расходы по продвижению с учетом мировой ценовой конъюнктуры», — признает он.

Вывоз свинины достиг той отметки, при которой начинает оказывать серьезное влияние на отрасль, акцентирует внимание гендиректор Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев. Важность развития внешнеторгового направления, его перспективы и особенности можно рассмотреть на примере именно этого сектора мясного производства. «Мы становимся экспортноориентированными в направлении свиноводства: в 2019 году Россия стала нетто-экспортером этого вида мяса, в 2020-м тенденция утвердилась, за рубеж ушло 200 тыс. т при импорте в 10 тыс. т, — сообщает эксперт. — То есть уже почти 5% от общего выпуска свинины идет на внешние рынки». 

Российские свиноводческие предприятия, начиная с изготавливающих корма и осуществляющих убой и разделку и заканчивая разрабатывающими генетику, — современные и технологичные. Они эффективны и высококонкурентны, соответствуют самым высоким требованиям санитарии и ветеринарии, уверяет Ковалев. «То есть теоретически все необходимое для начала экспортных отгрузок у компаний есть, вопрос только в том, готовы ли они заниматься этим, рассматривают ли внешнее направление как весомый источник дохода в дальнейшем, — говорит он. — Минимально экономически обоснованными являются поставки в 5 тыс. т, а лучше 10 тыс. т в год, тогда есть смысл говорить об отдельном штате специалистов, которые будут заняты исключительно экспортом — логистикой, маркетингом, поиском клиентов и т. д. Разовые поставки смысла не имеют». По его словам, многие из тех компаний, кто в 2019 году отправлял за границу 5 тыс. т, в 2020-м доросли до 15 тыс. т с возможностью увеличения объемов в текущем году.

 «Сибагро» начала экспорт своей мясной продукции с Беларуси в 2017 году. В ноябре 2019-го, когда для российской свинины открылся Вьетнам, ряд предприятий холдинга тоже были включены в список поставщиков из России. Начиная с мая прошлого года один только мясоперерабатывающий завод Томска, входящий в группу, экспортировал на вьетнамский рынок более 2 тыс. т свинины. К концу 2021 года компания рассчитывает увеличить общий вывоз в шесть раз. По мнению директора департамента оптовых и корпоративных продаж «Сибагро» Ростислава Григорьева, для этого нужны в первую очередь не инвестиционные вложения, а организационные усилия, точнее — дипломатические. «На первый план здесь выходит искусство переговорщика: мы должны понимать, какой из покупателей готов заплатить, какие поставщики у него есть — из кого он выбирает, по какой цене, — перечисляет топ-менеджер. — Чем больше людей в Азии попробуют нашу продукцию, тем более прочными будут наши позиции».

0029.jpg

90% экспорта «молочки» идет в страны экс-СССР

По данным «Агроэкспорта», вывоз молочных продуктов в денежном выражении увеличился на 11% до $318 млн. В натуральном выражении прибавка составила почти 17% до 207 тыс. т. Если же говорить об экспорте этой категории товаров в молочном эквиваленте (МЭ), то, по оценкам управляющего партнера компании «Стреда Консалтинг» Алексея Груздева, рост объемов в 2020 году составил 24% до 872 тыс. т. «Существенных изменений в товарной структуре молочного вывоза не произошло, — констатирует он. — Наибольший вклад в увеличение общего объема внесли сыры и сырные продукты (+26% до 72 тыс. т) и мороженое (+17% до 26,2 тыс. т)». Однако наиболее значительным событием для отрасли стал полноценный старт экспорта сухой сыворотки, который за год вырос с 1,9 тыс. до 6,8 тыс. т. Кроме того, впервые за долгие годы расширились продажи за рубеж масла и сухого молока, правда, объемы пока не так значительны — 4,5 тыс. и 2,8 тыс. т.

По-прежнему около 90% объемов экспорта молочной продукции приходится на страны постсоветского пространства, продолжает Груздев. Но позиции России практически на всех рынках усилились. Так, поставки в Казахстан выросли на 75 тыс. т МЭ, в Узбекистан и Украину прибавили по 20 тыс. т МЭ, в Армению и Беларусь — по 10 тыс. т МЭ. Но дальнейший рост экспорта «молочки» в СНГ ограничен небольшими объемами рынков ключевых стран и постоянно возрастающей конкуренцией с Беларусью и Украиной, продолжает эксперт. Сейчас молочная отрасль остро нуждается в расширении географии поставок за счет стран дальнего зарубежья, уверен он. «Однако на этом пути мы уже в ближайшей перспективе столкнемся с серьезными ограничениями, как общими для всего экспортных отраслей АПК, так и специфичными для молочной отрасли, — предупреждает он. — Наиболее остро встанут вопросы с излишними административными барьерами внутри страны, пока еще узким перечнем открытых рынков и более высокими по сравнению с конкурентами тарифными и нетарифными барьерами, дорогой логистикой и неотработанностью схем экспортных поставок, слабым аналитическим сопровождением и недостаточным пониманием нормативной и рыночной ситуации на внешних рынках и т. д.». В 2020 году отгрузки молочной продукции в дальнее зарубежье совокупно увеличились на 30 тыс. т.

Ключевым драйвером роста экспорта стала девальвация рубля в начале 2020 года, которая сделала отечественную продукцию более конкурентоспособной на внешних рынках, считает Груздев. Также положительное влияние оказывает постепенно увеличивающийся объем и перечень мер государственной поддержки. Проведена большая подготовительная работа, которая позволит развивать вывоз в среднесрочной перспективе.

Главные новости в прошлом году, безусловно, касались Китая, акцентирует внимание Груздев. Во-первых, был открыт доступ в КНР по сухим молочным продуктам, и теперь Россия может поставлять на крупнейший мировой рынок всю номенклатуру молочных товаров. Хорошей динамики на этом направлении можно ожидать прежде всего по сухой сыворотке. Опыт Беларуси, которая за прошедший год увеличила объемы поставок с 30 тыс. до 62 тыс. т, очевидно, показывает, что продукт достаточно конкурентоспособен и востребован на рынке не только республики, но и всей Юго-Восточной Азии, делает вывод эксперт. «Во-вторых, мы существенно расширили ассортимент поставляемой в Китай продукции, — подчеркивает он. — Если раньше все ограничивалось нашумевшими поставками мороженого (а Россия входит в топ-5 крупнейших стран-экспортеров мороженого в КНР), то в 2020-м на этот рынок активно поехала fresh-категория сразу от нескольких компаний («Комос Групп», «ЭкоНива», «Галактика») и впервые были отправлены значительные объемы сгущенного молока».

0030.jpg

ГК «Галактика» нарастила экспорт молочной продукции в Китай в четыре раза, рассказывал ранее «Агроэкспорту» заместитель гендиректора по продажам компании Денис Июдин. Группа отправляет на рынок республики ультрапастеризованное молоко и молочные коктейли с мороженым. «Мы долго вели переговоры с нашими китайскими партнерами, встречались в Шанхае, несколько раз они приезжали к нам на производство. В итоге мы достигли необходимого уровня доверия и выстроили взаимовыгодные деловые отношения», — говорил он. В первую очередь продукция «Галактики» поставляется в Пекин, также партнеры реализуют ее в Шанхае, Шэньчжэне, Харбине и провинции Шаньдун. Однако, несмотря на быстрые темпы роста и огромные размеры китайского рынка, конкуренция на нем высокая. В КНР представлено много крупных международных игроков из Европы, США, Новой Зеландии. По словам Юдина, российским производителям очень сложно конкурировать с европейскими поставщиками, в первую очередь из-за разницы логистических издержек: возвратные контейнеры из Европы в Китай обходятся в несколько раз дешевле, чем для маршрутов из России. 

Зерно под влиянием квоты и пошлин

Более трети в вывозе продукции АПК по-прежнему приходится на зерновые культуры. За 2020 год объем поставок составил 49,4 млн т на почти $10,3 млрд, следует из информации «Агроэкспорта». Это больше, чем в 2019-м, на 25% и 30% соответственно. Влияние на результат, как и в случае с масложировым сегментом, оказали два сезона — 2019/20 и 2020/21. Отгрузки в первой половине года шли на основе высокого урожая 2019-го, но появление в стране коронавируса привело к введению квотирования экспорта зерна с 1 апреля по 30 июня. Во втором полугодии ограничения были сняты, получен второй после рекордного валовой сбор, но взлетевшие на фоне высокой мировой конъюнктуры цены стали причиной постоянных разговоров о введении дополнительных мер по сдерживанию вывоза. В 2020-м их не ввели, но опасения экспортеров, что во второй половине 2020/21 сельхозгода свободно вывозить зерно они не смогут, привели к высоким и рекордным темпам поставок с июля по декабрь. «На фоне решения властей ограничить экспорт квотой и пошлинами в 2021 году трейдеры активизировались и только за последние два месяца 2020-го вывезли зерновых на $1 млрд больше, чем за аналогичный период 2019-го, — говорит Максим Никиточкин из EY. — Предполагаю, что за счет объемов, которые планировались отгружать в 2021-м». По его мнению, вывозные пошлины сами по себе значительно снижают целесообразность экспорта российского зерна, что, вероятно, приведет к падению поставок пшеницы в 2021 году до 25-33 млн т.


Масложировой сегмент

Объем поставок за рубеж масложировой продукции, по информации «Агроэкспорта», в 2020 году вплотную приблизился к $5 млрд, увеличившись почти на $1 млрд. Для российских экспортеров масличных культур и продуктов их переработки 2020 год стал успешным, комментирует руководитель ФГБУ «Центр агроаналитики» Минсельхоза Дмитрий Авельцов. Вывоз масличных, растительного масла и шрота из России превысил $6,29 млрд и вырос в денежном выражении на 31,9% к уровню 2019-го. Основной объем экспортной выручки пришелся на подсолнечное масло — $2,81 млрд (+27,5%), рапсовое масло — $585,6 млн (+13,9%), семена подсолнечника — $564,9 (в 2,2 раза больше), соевые бобы — $487,5 млн (+74,7%), соевое масло — $482,4 млн (+21,2%), подсолнечный шрот — $362,2 млн (+2,2%), перечисляет он. Повышение связано как с ростом цен, так и с увеличением физических объемов экспорта.

2020 год состоял из восьми месяцев сезона-2019/20 (январь — август) и четырех месяцев 2020/21-го, напоминает Авельцов. В январе — августе прибавка вывоза маслосемян была обеспечена за счет их рекордного урожая в 2019 году. Причем объемы отгрузок подсолнечника и сои могли бы быть и выше, но было принято решение по ограничению экспорта отдельных видов продовольственных товаров из-за распространения коронавируса. Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) своим решением запретила с середины апреля до 30 июня вывоз этих агрокультур из стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

При этом если в первом квартале 2020 года мировые цены на масличные культуры и продукты их переработки в основном снижались, то начиная с апреля установилась тенденция к их постепенному повышению, рассказывает эксперт. На фоне роста заболеваемости COVID-19 страны-импортеры увеличили объемы закупок для создания страховых запасов, опасаясь возможных сбоев в цепочках поставок, что и стимулировало рост цен. В четвертом квартале темп повышения стоимости масличных заметно ускорился. «Поводом для этого стали неблагоприятные погодные условия для сева сои в Латинской Америке, а также расширение спроса, в первую очередь связанное с резким ростом со стороны Китая на фоне восстановления свиноводства после АЧС», — поясняет Авельцов. В прошлом году КНР импортировала рекордный объем соевых бобов — более 100,3 млн т (+13% к уровню 2019 года). Кроме того, из-за неблагоприятной погоды в ЕС, России и на Украине снизился мировой урожай подсолнечника. 

На фоне увеличения цен экспорт главной масличной культуры, а также соевых бобов и рапса заметно вырос. Стали больше также поставки рапсового масла. А вот отгрузки за рубеж семян льна, подсолнечного масла, шротов снизились по сравнению с уровнем 2019 года. Тем не менее по итогам 2020-го вывоз подсолнечного масла в натуральном выражении прибавил 18,3% до 3,66 млн т (+18,3% к уровню 2019 года). Лидером по относительному приросту экспорта стали семена подсолнечника: их поставки за рубеж составили почти 1,38 млн т (+90,3%). Отгрузки рапса также заметно увеличились — почти до 720,5 тыс. т (+63%). Объем экспорта сои составил около 1,39 млн т (+51,3%). Также значительно возрос вывоз соевого шрота до 523,6 тыс. т (+21,2%). Небольшая прибавка была по подсолнечному шроту (+3,7% до 1,89 млн т) и рапсовому маслу (+2,9% до 686 тыс. т). И только лишь объем продаж за рубеж семян масличного льна стал ниже уровня 2019 года — 478,3 тыс. т (-12,5%), отмечает Авельцов.

Один из крупнейших российских игроков масложирового рынка ГК «Эфко» еще в октябре 2020-го заявлял о намерении нарастить выручку от экспорта по итогам года на треть — до 47 млрд руб. В результате объем внешних поставок группы впервые превысил 1 млн т, примерно 80% из которого пришлось на продукцию белгородских предприятий, сообщил финансовый директор компании Павел Мезенов. За рубеж холдинг отгружает растительные масла и майонезы, шроты, пищевые ингредиенты, молочную продукцию, лецитины и защищенные жиры. Основной объем вывозится в Индию, Китай, Иран, Турцию и страны СНГ. «В планах на 2021 год приступить к экспорту инновационных продуктов — ферментов и растительных аналогов мяса — и продолжить увеличение переработки масличных. К 2023 году она вырастет практически вдвое, и этот прирост также пойдет на экспорт», — делился планами он.

0031.jpg

Продукция пищепрома

Стратегия наращивания доли переработанной продукции в общем экспорте АПК дает свои плоды. Товары пищевой промышленности и переработки по итогам 2020 года в натуральном выражении занимают уже второе место в рейтинге главных экспортных категорий. За год объемы вывоза такой продукции выросли в два раза до 9,5 млн т. Правда, в деньгах прибавка куда скромнее — всего 10%. В структуре поставок за рубеж данной группы товаров 30% приходится на кондитерские изделия, 18% — на сахарную продукцию, 13% — на напитки.

Экспорт сладостей (кондитерские плюс сахаристые изделия) в прошлом году возрос примерно на 17% до почти $2 млрд. В компании «Эссен Продакшн АГ» внешние продажи товаров кондитерского направления увеличились гораздо больше, чем в целом по рынку — на 42%. По бакалее, а это майонезы, кетчупы, приправы, джемы, вывоз прибавил еще 16%. «Для нас это был рекордный год за все время существования компании как по тоннажу, так и по выручке, — доволен коммерческий директор компании Николай Орлов. — Экспортные продажи по отношению к 2019 году в целом выросли на 19% в натуральном выражении, а в денежном — на 32%». В другие страны «Эссен» отправляет более 15% от общего объема производства. «Для понимания объемов можно привести такие данные: во все страны мира, с которыми мы работаем, отгружено в прошлом году 16,6 тыс. фур и 700 железнодорожных вагонов с нашей продукцией, — добавляет топ-менеджер. — По итогам года среди производителей соусов мы стали экспортером №1 в России». Всего же на территории страны и на внешние рынки отправлено на реализацию более 280 тыс. т готовой продукции, включая 238 тыс. т соусов, кетчупов, джемов и приправ, 42 тыс. т кондитерских изделий, уточняет он.

Вообще же 2020 год Орлов называет сложным. Начало было достаточно успешным, в январе и феврале компания уже достигла высоких показателей роста. Но ввиду пандемии, которая в экспортных странах началась намного раньше, чем на территории России, в марте были введены строгие карантинные ограничения. Например, в Германии, Прибалтике, Китае и других странах Азии. «Март и апрель были самыми трудными, в первую очередь для адаптации покупателей и торговых сетей к новым условиям жизни», — признается топ-менеджер. Также пандемия сказалась на логистических условиях вывоза. В связи с тем, что из Европы в Россию поставлялось ограниченное количество товара, появился дефицит транспорта на экспорт аналогичной продукции обратно. Это вылилось в повышение логистических затрат. Случались и задержки на границах: машины стояли и не могли заехать очень долгое время. «Чтобы как-то переломить ситуацию, мы приняли решение вывозить товар железнодорожным транспортом, — рассказывает Орлов. — Логистическое плечо у нас увеличилось, но тем не менее начиная с мая мы смогли не только достичь объемов предыдущего года, но и быстрыми темпами нарастить обороты и выйти на хорошие результаты». 

Среди крупнейших покупателей продукции «Эссен Продакшн АГ» — страны Средней Азии, Беларусь. Также в этом году активизировались отгрузки на рынки Восточной Азии — в Китай, Монголию и Южную Корею. «Большие объемы заказала Германия, стали вести торговлю и с Канадой, Австралией, Норвегией и Финляндией», — сообщает топ-менеджер. В 2021 году компания рассчитывает как минимум увеличить вывоз бакалейных продуктов на 5%, кондитерских изделий — на 20%. «Будем работать и над расширением географии, — обещает Орлов. — Сейчас, например, уже ведутся переговоры с Иорданией, Пакистаном, Ираном».

0032.jpg

В потреблении безалкогольных напитков, упакованной воды и соковой продукции 2020 год охарактеризовался нетипичными колебаниями, отмечает президент Союза производителей соков, воды и напитков Максим Новиков. «Несмотря на то, что мы наблюдаем рост экспорта категории безалкогольных напитков на 10%, в категории упакованной воды зафиксирован серьезный спад — на 23% по сравнению с 2019 годом, — обращает внимание он. — Безусловно, главным фактором этих изменений стала пандемия: нестабильность курса валют, международные карантинные меры и изменение модели потребления пищевых продуктов». При этом ситуация с влиянием COVID-19 на индустрию напитков в каждом регионе складывалась по-разному, в связи с чем в каких-то странах могло наблюдаться сокращение производства отдельных категорий напитков, а в каких-то — рост. 

По данным ФТС, вывоз упакованной воды за 2020 год составил 3,13 млн т (главные импортеры — Казахстан, Беларусь и Украина), соковой продукции — почти 71 тыс. т (94% поставок приходится на страны бывшего СССР). «Главные же изменения касаются категории безалкогольных напитков: по сравнению с 2019 годом их экспорт увеличился с 370,9 тыс. до 410,4 тыс. т», — рассказывает Новиков. А вот общий объем отгрузок в страны дальнего зарубежья снизился с 51,7 тыс. т годом ранее до 49,4 тыс. т в 2020-м.

Перспективы-2021

В текущем году поставки на внешние рынки будут не такими высокими, как в 2020-м, прогнозирует Дмитрий Рылько из ИКАР. «Те ресурсы и резервы, которые лежали на поверхности, в значительной мере исчерпаны, урожай зерновых в 2021-м, скорее всего, будет ниже. По масличным тоже есть проблемы с вывозом: довольно серьезно повлияют пошлины на экспорт, — поясняет он. — С экспортом мяса и молока таких прорывных историй мы пока не видим, наоборот, у меня ощущение, что там все далеко не благополучно».
По оценке Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, в 2021-м рекорд прошлого года, скорее всего, превышен не будет. «2020-й был во многом уникальным: снижение курса рубля и желание иностранных государств обеспечить запасы продовольствия во время кризиса, вызванного пандемией коронавируса, привели к резкому росту спроса на российское продовольствие, — говорит Андрей Дальнов. — В этом же году по мере восстановления мировой экономики российский рубль может укрепиться. Эмоциональный всплеск спроса на базовые продукты питания на мировом рынке также, вероятно, пойдет на спад».
Действительно сдерживающих вывоз причин несколько, считает Максим Никиточкин из EY. Одна из них — ценовая конкурентоспособность. Когда-либо мировые цены растут, либо российские существенно падают — российский экспорт увеличивается. Другой стоп-фактор — некоторый протекционизм большинства стран. «Он, как правило, выражается в том, что они приветствуют импорт необработанного сырья, которого у них недостаточно, и не приветствуют (с помощью пошлин и нетарифных барьеров) продукцию более глубокого передела, — объясняет аналитик. — Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что Россию в мире все еще воспринимают не как страну-производителя качественной пищевой продукции, а скорее, как поставщика сырья».
По молочной же продукции можно рассчитывать на аналогичный прирост объемов поставок в 20-25%, как и в 2020 году, позитивен Алексей Груздев из «Стреды Консалтинг». «Возможно, пробьем наконец-то планку в 1 млн т в эквиваленте молока», — надеется он. Основным драйвером экспорта, по его мнению, может стать сухая сыворотка, по которой у России имеются очень неплохие конкурентные позиции на мировом рынке, и судя по заявленным проектам, ее внутреннее производство в ближайшие годы будет активно расти.


Рыбный спад

Единственным сегментом, который показал сокращение вывоза в 2020 году, да и то лишь в деньгах, стала рыбная продукция. Объем ее поставок оценивается «Агроэкспортом» в $5,3 млрд руб. (в 2019-м — $5,4 млрд). В натуральном же выражении отгрузки выросли с 2,1 млн до 2,26 млн т.

Снижение стоимостного экспорта произошло из-за падения потребления рыбы и морепродуктов в результате введенных «антиковидных» ограничений, объясняет председатель правления Союза рыбопромышленников Севера (СРПС) Владимир Григорьев. Во многих странах HoReCa отключилась на несколько месяцев, большинство кафе, ресторанов, баров были или закрыты полностью, или работали только навынос. «А к концу года практически полностью закрылся Китай», — напоминает эксперт. До пандемии страна была основным импортером российской рыбы, закупая до 600 тыс. т в год. Из северного бассейна России туда поставлялись треска и пикша (без головы), добавляет он.

Из-за сокращения рынков сбыта стоимость рыбной продукции упала, что и привело к уменьшению денежного объема экспорта. В феврале российская сторона продолжала вести переговоры с китайскими партнерами о возобновлении отгрузок, но случится это в ближайшем времени или нет, тогда все еще было не ясно. «Теперь значительный объем рыбы, выловленный нашими рыбаками, придется перерабатывать внутри страны, — говорит Григорьев. — Это, конечно, хороший сигнал, но мы к нему пока не готовы: тот объем, который потребляла Азия (а это не только Китай, но и Южная Корея, Япония), освоить на территории России будет затруднительно, мощностей недостаточно». 

Исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Алексей Аронов соглашается: закрытие Китая — это серьезная проблема. «Потому что вся рыбная ловля на Дальнем Востоке экспортоориентирована в основном на КНР. Такой ситуации у нас раньше не было, как и коронавируса», — отмечает он. Самая главная экспортная позиция в рыбе — минтай. В России его ежегодно вылавливается около 1,7-1,8 млн т. Из этого количества 300 тыс. т идет на внутренний рынок, 600 тыс. т раньше экспортировалось в Китай, остальной объем — в Корею, Японию, Африку. «Мы, конечно, весь минтай на российский рынок не перераспределим, но 200-300 тыс. т туда можно направить, — рассуждает Аронов. — В результате внутри страны эта рыба подешевеет на 20-30%, она будет востребована и ее можно позиционировать как здоровую пищу». По словам эксперта, для конечного потребителя это положительный сигнал, а для рыбаков, которые на этом потеряют деньги, — отрицательный.

Крупнейшая на Камчатке группа компаний «Акрос», которая ежегодно перерабатывала в КНР около 700 тыс. т белорыбицы, в настоящий момент поставляет сырец в китайскую провинцию Циндао, но на определенных условиях, рассказывал председатель совета директоров акционерного общества Алексей Буланов. «Мы уже столкнулись с первыми сложностями, потому что перерабатывали в Китае около половины выловленной продукции, которая дальше уходила на экспорт в США, Европу и другие страны. Но наши китайские коллеги неожиданно решили, что с сырцом в их страну может попасть коронавирус, вследствие чего была парализована работа Даляня, где расположены около 200 рыбоперерабатывающих заводов, — цитировал топ-менеджера ТАСС. — Китайская сторона разработала новые правила поставок сырца на территорию их страны из-за рубежа, и потребуется некоторое время, чтобы мы могли перестроить свою работу. Это не очень быстро и не очень дешево». Сейчас компания использует «небольшую лазейку» в провинции Циндао, где пока разрешено ввозить сырец, но не на транспорте, а в контейнерах. Что касается развития внутренней переработки, то, по мнению Буланова, на это потребуется не один год. 

В написании статьи принимали участие Алена Белая и Екатерина Шокурова.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать