USD

70.309 (-1,11%)

EUR

81.714 (-1,14%)

MOEX

4196.96 (-0,51%)

BRENT

85.77 (1,37%)

Пшеница

758.2 (2,29%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.309 (-1,11%)

EUR

81.714 (-1,14%)

MOEX

4196.96 (-0,51%)

BRENT

85.77 (1,37%)

Пшеница

758.2 (2,29%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.309 (-1,11%)

EUR

81.714 (-1,14%)

MOEX

4196.96 (-0,51%)

BRENT

85.77 (1,37%)

Пшеница

758.2 (2,29%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.309 (-1,11%)

EUR

81.714 (-1,14%)

MOEX

4196.96 (-0,51%)

BRENT

85.77 (1,37%)

Пшеница

758.2 (2,29%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.309 (-1,11%)

EUR

81.714 (-1,14%)

MOEX

4196.96 (-0,51%)

BRENT

85.77 (1,37%)

Пшеница

758.2 (2,29%)

Сахар

0 (0,00%)

Аналитика

Утильсбор: ставки сделаны? Индексация утилизационного сбора: «за» и «против»

Легион-Медиа
Легион-Медиа
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер


Инициатива резкого повышения ставок утилизационного сбора стала для аграрного сообщества неожиданностью и вызвала оживлённую дискуссию. Своими мнениями о целесообразности принятия данного решения с журналом «Агротехника и технологии» поделились эксперты и участники рынка

Рассуждая о последствиях повышения ставок утилизационного сбора, участники рынка выделяют несколько моментов. Прежде всего, некоторые из них сходятся во мнении, что данное решение приведёт к существенному удорожанию импортной сельхозтехники. «Современная высокотехнологичная западная техника станет на порядок дороже для конечного потребителя, а это, в конечном итоге, отразится на ценах для всех нас. Вырастет стоимость не только сельскохозяйственной, но и дорожно-строительной, землеройной и другой техники. А подорожание ожидается немалое: в диапазоне от 10 до 20%, а, по некоторым направлениям, возможно, до 25%», — полагает глава представительства John Deere в России Сергей Диденко. 

Михаил Мураховский, бизнесдиректор по сельскохозяйственному оборудованию CNH Industrial приводит схожие цифры: «Принимая во внимание те коэффициенты, которые были предложены Минпромторгом, удорожание сельхозтехники, по нашим оценкам может произойти в различных сегментах от 15 до 25%. При этом наиболее сильный негативный эффект затронет сегмент высокомощных тракторов и комбайнов, которые являются наиболее производительными и технологичными». 

Мнения «за» 

Как отметил Денис Максимкин, заместитель директора Российской ассоциации производителей специализированной техники и оборудования «Росспецмаш», индексация утилизационного сбора, в первую очередь, направлена на ограничение субсидированного и бывшего в употреблении импорта, который оказывает существенное негативное влияние на развитие отечественного машиностроения за счёт демпинга и теневых схем поставок, а также на стимулирование развития производства новых моделей техники в Российской Федерации. При этом важно отметить, что размер утилизационного сбора не индексировался несколько лет. «Я считаю, что это позитивно отразится на рынке специализированной техники. Увеличится и объём рынка, и объём производства на территории Российской Федерации. Соответственно, вырастет количество рабочих мест, предприятия будут развиваться ускоренными темпами», — подчёркивает Денис Максимкин. 

Сейчас многие потребители специализированной техники высказывают мнение о том, что с повышением утилизационного сбора пропорционально увеличится стоимость не только импортной, но и российской техники, говорит эксперт. Однако важно отметить, что темпы роста стоимости техники российского производства ограничены на уровне официального индекса цен производителей условиями мер государственной поддержки, в том числе промышленных субсидий. Кроме того, 50%-70% строительно-дорожной и коммунальной техники реализуется в рамках государственных, муниципальных, оборонных контрактов с фиксированной стоимостью. Наконец, по большинству видов техники на территории Российской Федерации действует 2 и более производителей, то есть цены ограничены внутренней конкуренцией. И нужно помнить, что индексация утилизационного сбора не приведёт к росту себестоимости российской и белорусской специализированной техники, утверждает Максимкин. 

По его словам, индексация утильсбора, планируется только по тем сегментам машин, которые производятся в Российской Федерации и других странах ЕАЭС. Доля российских и белорусских производителей на рынке тракторов (без учёта минитракторов с мощностью двигателя менее 40 л. с.) и комбайнов на внутреннем рынке России составляет более 80%, а производственные мощности российских заводов загружены только на 55%. Таким образом, повышение размера утильсбора не приведёт к дефициту техники на внутреннем рынке, объясняет эксперт. В отношении же техники, которая не производится в Российской Федерации, либо требование об уплате утилизационного сбора отсутствует, либо индексация утилизационного сбора не планируется. 

Важно отметить, обращает внимание Денис Максимкин, что при введении утилизационного сбора в 2016 году не наблюдалось ускоренного удорожания импортной техники. «Это связано с высокой маржинальностью поставок машин иностранного производства на российский рынок (по нашим оценкам дилерская премия составляет 25%- 40%) и нежеланием зарубежных компаний уходить с рынка. Таким образом, утилизационный сбор рассматривается как стоимость входа на рынок России», — поясняет эксперт. 

«В нашей стране за последние 10 лет существенно выросло качество техники и её производительность, — говорит Денис Максимкин. — Российские машины теперь буквально напичканы электроникой, не уступают зарубежным аналогам, а по некоторым характеристикам превосходят их. Если поставить рядом два комбайна, например, роторные комбайны компании Ростсельмаш и John Deere, то можно увидеть, что у североамериканского комбайна нет вращающейся деки, которая существенно повышает качество убираемого зерна и снижает его дробление, отсутствует уникальная система ночного видения, существенно улучшающая производительность машины в тёмное время суток, а также нет системы машинного зрения с функцией остановки перед препятствием, существенно увеличивающей безопасность комбайнера. И при всём этом у российского комбайна производительность до 10% выше, чем у аналогичного американского комбайна». 

Все эти тенденции будут продолжены. По мнению Дениса Максимкина, рынок в целом только выиграет от индексации утилизационного сбора. И потребитель в первую очередь. 

Андрей Рябов, директор департамента маркетинга компании Ростсельмаш считает повышение ставок утилизационного сбора положительной инициативой. «Меры поддержки агропромышленного комплекса России, в числе которых программа 1432 и утилизационный сбор, существенно поддерживают аграриев и машиностроение России, — говорит специалист. — Благодаря этим решениям происходит активное замещение техники старше 10 лет современными образцами, что способствует увеличению производительности. Например, в минувшем году несмотря на пандемию, российские сельхозпроизводители собрали один из самых высоких урожаев зерновых и существенно увеличили закупки новой сельхозтехники». 

Что же касается Ростсельмаш, то компания в последние 5 лет активно реализует программу импортозамещения, напоминает специалист. Наиболее яркие проекты — обновление линейки зерноуборочных комбайнов, запуск новой линейки кормоуборочных комбайнов F серии, запуск производства тракторов 2000-й и 3000-й серий (в 2016-м и 2019-м годах), и сборочного производства трансмиссий (в 2020 году). 

«На ближайшие 4 года нами намечена реализация ещё нескольких стратегических инвестиционных проектов. Их результатом станет появление новых передовых производств и дальнейшее развитие модельной линейки техники», — поделился Андрей Рябов. 

тракторный цех.jpg

Мнения «против» 

По мнению Михаила Мураховского, индексация утилизационного сбора приведёт к удорожанию себестоимости сельскохозяйственного производства как в части растениеводства, так и животноводства. В итоге вырастет стоимость конечной сельхозпродукции. «На наш взгляд, в 2021 году будет определённый переходный период, а в дальнейшем всё это отразится на ценах товаров на полках супермаркетов», — резюмирует Михаил Мураховский. 

По мнению специалиста, после повышения утилизационного сбора в первую очередь пострадают аграрии, которые будут вынуждены потратить на покупку техники большее количество средств. А поскольку эти расходы не заложены в бюджет, аграриям придётся либо урезать другие статьи расходов, либо сокращать объёмы закупок сельхозтехники. 

В свою очередь, сокращение объёмов закупок сельхозтехники может привести к невыполнению (или частичному выполнению) запланированного объёма сельхозработ, что способно повлечь за собой снижение урожайности. 

Следующая проблема, на которую обращает внимание Михаил Мураховский, — это обновление средств производства сельхозиндустрии. «По экспертным оценкам на сегодняшний день в классе тяжёлых тракторов (8-го класса и выше) наблюдается дефицит, который достигает 35%. А в оставшихся 65% доля тракторов, требующих замены в связи с истечением срока эксплуатации, составляет 40%. Таким образом, напрашивается вывод, что дефицит парка в классе крупных тракторов составляет около 40-45% от общей потребности индустрии. Другими словами, у нас не обновляются средства производства, а, стало быть, эффективность использования сельскохозяйственных земель тоже остаётся под вопросом», — заключает представитель CNH Industrial. 

Сергей Диденко, говоря о негативных последствиях повышения утильсбора, выделяет ещё один момент — перефокусировку российского производителя с современных технологий на доступные. «Это шаг назад в развитии сельскохозяйственной, дорожно-строительной и других отраслей, которые, к сожалению, попадут под воздействие утилизационного сбора», — считает представитель компании John Deere

«В любом случае, — добавляет Михаил Мураховский, — поддержание здоровой конкурентной среды — это то, что необходимо нашей стране для дальнейшего развития, в том числе, и в отрасли сельского хозяйства». 

Другой важный аспект, на котором акцентирует внимание Сергей Диденко, размышляя о негативных последствиях повышения утильсбора — это отсутствие прозрачных правил игры. «Мне кажется, произошла определённая подмена понятий, — рассуждает специалист. — Под прикрытием понятия «утилизационный сбор» на самом деле идёт откровенное лоббирование интересов определённых промышленных групп. А это вредно и для частного бизнеса, и для экономики в целом, потому что нарушает сложившийся баланс сил. Меры поддержки производителя — это отлично, но они не должны превращаться в инструменты запрета для других игроков рынка. Это очень опасная тропа, на которую ктото становится, возможно, просто по незнанию. Однако в конечном итоге именно покупатель должен голосовать своим денежным билетом», — полагает Сергей Диденко. 

Спрогнозировать, как повышение утильсбора отразится на импортёрах сельхозтехники, пока сложно. Тем нее менее, участники рынка рассчитывают сохранить уровень продаж на прежнем уровне. 

Спрос на дорогостоящую технику при подобного рода действиях не сильно снижается, отмечает Михаил Мураховский. У многих сельхозпроизводителей, рассказывает он, имеются довольно крупные парки зарубежной техники. Соответственно, вся инфраструктура их обслуживания, поддержание и технологические процессы настроены под эту технику. «Невозможно за короткий промежуток времени полностью перестроить технологические процессы на сельхозпредприятии, как говорится «по щелчку», — объясняет специалист. — Поэтому мы считаем, что спрос по-прежнему будет. Это доказано, в первую очередь, качеством техники и уровнем технологий, которые представлены на российском рынке передовыми зарубежными производителями. Какие-то колебания, конечно, возможны, но пока это сложно оценить». 

Сергей Диденко из John Deere также считает, что провести чёткую взаимосвязь между растущими ставками утильсбора и снижением продаж сейчас сложно. Однако из «высоких» кабинетов приходит нерадостная информация. «Мы слышали в комментариях профильного министерства, что конечная миссия утильсбора заключается в том, чтобы западная техника не продавалась и не покупалась в Российской Федерации, — делится специалист. — Это, конечно, крайне беспокоит. Такие резкие изменения тарифного законодательства, безусловно, отразятся на объёме реализации продукции. А ведь надо ещё понимать, что в области продажи, обслуживания и использования западной спецтехники работают десятки тысяч россиян. То есть надо смотреть не в том плане, что западный производитель будет меньше продавать, а в том, что десятки тысяч российских семей будут меньше зарабатывать, а кто-то даже без работы может остаться». 

Непродуманные меры, считает Сергей Диденко, в конечном итоге ударят по доходам людей, работающих в этой сфере. Помимо этого, повышение утильсбора отразится на входных таможенных и налоговых поступлениях. «Я не вижу, чтобы все эти моменты были продуманы. Абсолютно понятно, что это негативная мера. Чётко видно, что узкая группа промышленников получит преференции, но довольно большая группа потребителей, работники многих сфер, и, в том числе, бюджет, скорее всего пострадают. Вот к чему всё это может привести», — подводит итог Сергей Диденко.

Начать диалог

Михаил Мизин, официальный представитель в России VDMA Agricultural Machinery

Инициатива кратного увеличения утильсбора в самом начале посевной застала участников рынка врасплох. Техника уже законтрактована, кредиты оформлены, бюджеты сельхозпредприятий приняты с учётом текущих цен — в такой ситуации непредвиденное повышение стоимости сельхозмашин может привести к срыву поставок и пересмотру всех закупок. К тому же, обычно под понятием «индексация» имеют в виду привязку к какому-либо объективному экономическому параметру — например, к уровню инфляции или колебаниям валютного курса. В случае с увеличением утильсбора предлагается повышение коэффициентов в два-три раза, что трудно назвать индексацией.
Российский рынок — один из приоритетных для мировых производителей сельхозтехники, именно поэтому даже в непростой ситуации они ищут возможность стать ближе российскому клиенту: сделать технику доступнее, локализовать производство в России. Но такие меры, как внезапное повышение утильсбора в два-три раза не способствуют реализации этих планов, особенно на фоне ужесточающихся правил локализации, которые делают создание с нуля производства сельхозтехники в России практически невозможным.
В связи с этим, от имени мировых производителей сельхозтехники мы призываем Минпромторг к открытому диалогу, чтобы совместно обсудить назревшие вопросы, касающиеся работы иностранных компаний на российском рынке, создать благоприятные условия для локализации производств ведущих мировых брендов сельхозтехники и выработать взаимовыгодные подходы к сотрудничеству.

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать