USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

Аналитика

Забрать, чтобы вернуть. Демпфер на зерно начнет действовать в России со 2 июня, а на подсолнечное масло — с 1 сентября

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

С начала этого года государство усилило меры регулирования рынков. Введение плавающих экспортных пошлин на зерно и подсолнечное масло должно стабилизировать внутренние цены на продукцию и снизить их зависимость от внешней конъюнктуры. Собранные на этом деньги государство обещает возвращать сельхозпроизводителям в виде дополнительных инвестиций. Но как будет работать эта схема, рынку непонятно до сих пор

Об идее зернового демпфера российские власти активно заговорили в конце января. Суть его такова: размер плавающей вывозной пошлины на зерно будет зависеть от экспортных цен, а всю полученную прибыль направят сельхозпроизводителям. «Механизм зернового демпфера призван создать долгосрочные понятные условия для работы отрасли. Деньги, которые поступят в виде экспортной пошлины, а по факту это будут деньги с внешних рынков, вернутся в виде дополнительных инвестиций в наше сельское хозяйство. Это с одной стороны. А с другой — это позволит предотвратить перенос колебаний цен внешнего рынка на наши внутренние рынки», — пояснял министр экономического развития Максим Решетников 4 февраля. А уже 6-го премьер-министр Михаил Мишустин утвердил формулу расчета гибкой вывозной пошлины на пшеницу, кукурузу и ячмень за пределы ЕАЭС в рамках зернового демпфера, которая начнет действовать со 2 июня.

Вводить или не вводить подобную меру на рынке подсолнечного масла, чиновники сомневались дольше. Но 7 апреля глава правительства все же подписал соответствующее распоряжение. Плавающая экспортная пошлина на масло будет защищать внутренний рынок от внешнего влияния с 1 сентября 2021 года по 31 августа 2022-го. Вкупе с действующей пошлиной на подсолнечник (с 1 июля этого года по 31 августа следующего вывоз главной масличной культуры будет облагаться пошлиной по ставке 50%, но не менее чем $320/т, кроме того, до 31 августа 2022-го продлевается действие пошлины в 30% на рапс) это позволит отрегулировать объемы поставок за рубеж и переориентировать участников рынка на экспорт сельхозтоваров с высокой добавленной стоимостью, а также даст возможность стабилизировать цены на эти товары на внутреннем рынке, рассчитывает правительство.

0011.jpg

Принцип действия

Для расчета гибкой пошлины на зерно будут использоваться данные о цене зарегистрированных на бирже экспортных контрактов на пшеницу, ячмень и кукурузу. Участников рынка обязали информировать биржи о параметрах таких сделок постановлением Мишустина. Рассчитываться пошлина будет еженедельно на основе данных по ценам предыдущей недели. Заниматься этим станет Минсельхоз. При мировой цене пшеницы до $200/т пошлина взиматься не будет. При цене, превышающей эту сумму, она составит 70% от разницы базовой цены и $200. Для ячменя и кукурузы индикатор установлен на уровне $185/т.

Пошлина на подсолнечное масло составит 70% от разницы между базовой ($1 тыс./т) и индикативной (среднее арифметическое рыночных цен за месяц) ценами, минус корректирующий коэффициент ($50/т). Рыночным ориентиром для расчета ставок станут данные собственного мониторинга цен компании Refinitiv. Ценовые котировки Refinitiv на растительные масла существуют с 1980 года, напоминает аналитик аграрных рынков Черноморского региона компании Ольга Граб. Ориентиром для мониторинга Минсельхоза станет, в частности, котировка Sunflower SUNF-EXTANK-P1, размещенная в информационно-аналитическом терминале Eikon. Обновление информации происходит ежедневно на основе данных рыночных источников о ценах на подсолнечное масло в основных европейских торговых портах.

«Технические сложности в предоставлении цифр мониторинга Refinitiv для расчета пошлин исключены, поскольку наша компания имеет большой опыт подобной работы и гарантирует надежность ценовых индикаторов и их соответствие требованиям международных стандартов, — уверяет Граб. — Гораздо более сложными для участников рынка станут вопросы учета полученных ставок пошлин при заключении экспортных контрактов». Возможно, по аналогии с уже введенными пошлинами на экспорт зерновых будет некий переходный период (на рынке зерна он действует с 1 апреля), когда рынок масла будет оценивать работу нового механизма и размер экспортной пошлины. Экспортерам нужно будет сопоставить ее размер с динамикой цен на физическом рынке, как на внутреннем, так и на внешнем, что может занять какое-то время.

0012.jpg

То, что рынку нужен переходный период, понимает и государство. Максим Решетников ранее в разговоре с президентом страны Владимиром Путиным признавал, что сейчас в России, несмотря на то, что она является крупнейшим в мире экспортером пшеницы, нет своего индикатора по зерну и развитой биржевой торговли. «Нам срочно нужно развивать биржевую торговлю по зерну, чтобы была своя биржа, чтобы был значимый оборот, чтобы был свой индикатор», — говорил он. Именно поэтому на зерновом рынке с 1 апреля была запущена регистрация контрактов — в качестве своеобразной подготовки к работе с плавающими пошлинами.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько отмечает, что к бирже возникает очень много вопросов. «К 1 апреля компании только начнут посылать контракты на биржу, потренируются, а потом запустят сам механизм», — рассказывал он «Агроинвестору». По мнению эксперта, при расчете индикатора возникнут колоссальные проблемы.

По словам директора аналитического центра «СовЭкон» Андрея Сизова, новая схема расчета пошлин ничем не лучше предыдущей, когда ставки были фиксированными. «Все эти пошлины и ограничения не нужны. Все эти идеи — это изъятие денег из карманов сельхозпроизводителей. При расчете индикатора не стоит задача что-то улучшить или упростить жизнь сельхозпроизводителям или трейдерам. Это нужно, чтобы упростить сбор налогов. Они будут считать не от конкретной сделки, а от какого-то своего индикатора», — комментирует он.

Для правильного развития биржевой торговли зерном должна быть проделана огромная работа со стороны биржи, считает Сизов. Необходимо объяснить плюсы этого процесса для производителей и потребителей, почему им нужно быть на бирже и почему они могут там хеджировать. «Нужно придумать инструмент, который бы пользовался спросом на рынке. Скажем, контракт в Воронежской области, мягко говоря, не кажется идеальным, пока весь рынок еще торгуется от SPT Новороссийск, — рассуждает он. — То есть нужно решить две задачи: объяснить рынку, почему это нужно, и предложить ему подходящий инструмент, а эти задачи пока не решены. Сейчас просто пытаются палкой загнать бизнес на биржу, и ничего хорошего в этом нет».

1842483661.jpg

Экспортеры зерна тормозят закупки

Плавающая пошлина на экспорт зерна, пожалуй, самая противоречивая мера последнего времени, существенно повлиявшая на мировой рынок в этом маркетинговом году, сказал председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин в интервью журналу «Мельник». «Для понимания ситуации недостаточно высказать свою позицию по данному вопросу. Она, безусловно, негативная, как и у других рыночных игроков и многочисленной околорыночной тусовки. Однако выражением своего негатива проблему точно не решить, — считает он. — Мы видим своей задачей ограничить применение плавающей пошлины новым сезоном, а точнее — 2021 календарным годом». Если это произойдет, то потери фермерского сектора от падения цен будут локализованы и не повлияют на производственные планы и севооборот 2022 года, полагает Зернин. 

В начале апреля СМИ стали сообщать о том, что экспортеры зерна из России стали резко снижать закупочные цены из-за того, что не имеют возможности спрогнозировать размер пошлины на дату исполнения контракта. Согласно индексу закупочных цен, который Союз экспортеров зерна рассчитывает на основе публикаций в интернете котировок входящих в него компаний, закупочные цены на пшеницу в мелководных портах за первые дни апреля упали сразу на 5,1%. Средневзвешенная закупочная цена на пшеницу (протеин 12,5%) с 1 апреля снизилась с 13,5 тыс. руб. до 12,8 тыс. руб./т (на 5,1%). С начала года падение составило 15,6%. У большинства компаний в данный период снижение цен приблизилось к 1 тыс. руб./т, а то и превысило этот показатель. Так, закупочные цены «Астона» упали с 13,1 тыс. руб. до 12,1 тыс. руб./т, «Каргилла» — с 13,5 тыс. руб. до 12,1 тыс. руб./т, «Зерно-Трейда» — с 13,6 тыс. руб. до 13 тыс. руб./т.

По словам Зернина, снижение закупочных цен не вызывает удивления, поскольку спрос на мировом рынке уменьшается, а прогнозы на новый урожай в Северном полушарии благоприятны. «Дополнительное давление на закупочные цены экспортеров оказывает и приближающееся введение плавающей экспортной пошлины на зерно, вносящей существенную корректировку в формулу ценообразования на внутреннем рынке, — говорит он. — Экспортеры вынуждены дисконтировать закупочные цены из-за рисков невозможности прогнозировать актуальное значение пошлины на дату исполнения экспортного контракта».

В середине апреля ряд крупных экспортеров российской пшеницы приостановил закупки. Они не готовы работать с высокими экспортными пошлинами, а некоторые компании рассчитывают на резкое падение цен перед поступлением нового урожая. Эксперты отмечают, что со 2 июня пошлина на пшеницу должна снизиться, что сделает бизнес экспортеров привлекательнее. Однако ситуация создаст и риски, компании могут просто «не успеть с закупками». «Производители и перекупщики ждут, что пошлину отменят, и не готовы учитывать ее в цене, — комментировал Зернин. — Такое упорство спровоцирует резкую коррекцию цен вместо плавного снижения, когда возникнет необходимость освобождать мощности хранения под новый урожай. Рынок это понимает и уже ждет этого».

Прекращение закупок — вопрос цены, отмечает Сизов. Но спред между ценой спроса и предложения на российском рынке пшеницы довольно большой, особенно для экспортеров. Переработчики также покупают зерно небольшими партиями, поэтому число сделок на рынке минимальное, поясняет эксперт. Он согласен, что покупатели ждут дальнейшего снижения цен на внутреннем рынке, но «надежды на обвал вряд ли оправдаются». Со 2 июня заработает новый механизм расчета пошлины, и ее фактический размер снизится до $21 при цене в $230/т. Это сделает торговлю привлекательнее для экспортеров. Кроме того, запасы пшеницы в России далеко не рекордные, добавляет он.

Также вызывает вопросы, почему Россия, являясь членом ВТО, вводит такие ограничения на экспорт, собрав близкий к рекордному урожай зерна, продолжает Сизов. «Подобные меры возможны, например, в случае серьезного снижения валового сбора, военных действий, природных катаклизмов, у нас же ничего этого нет, поэтому вполне возможно, что кто-то из крупных покупателей российского зерна обратится в ВТО с иском, — не исключал эксперт. — Возможно, тогда российские чиновники объяснят, зачем они приняли такое решение, потому что пока это непонятно: почти рекордный урожай и исторически низкая инфляция — почему нужно было так жестко бороться с ценами, я лично не понимаю».

Регулирование экспорта приведет и к тому, что потенциал вывоза в текущем сезоне не будет реализован. По прогнозу директора аналитического департамента Российского зернового союза (РЗС) Елены Тюриной, поставки зерна из России за рубеж составят 48 млн т, в том числе 38 млн т пшеницы, 6,3 млн т ячменя и 2,5 млн т кукурузы. После введения пошлин отгрузки всех агрокультур снижаются, отмечала она в начале апреля. «Если сравнивать с апрелем 2020 года, то ежедневные отгрузки пшеницы упали на 70%, всех зерновых — на 54%», — приводила данные эксперт. 

Зернин ожидает, что объем отгрузок зерна за рубеж составит 46,5 млн т. «Недоберем из-за мелких экспортеров, которые получили квоту, но не собираются ее использовать, — считает он. — Вопрос не в пошлине, этот фактор уже отыгран. Скорее, все большее число игроков — как экспортеров, так и импортеров — ожидает дальнейшего снижения внутренних цен в России в преддверии нового урожая». Оценка ИКАР по экспорту пшеницы в текущем сезоне — 38,5 млн т. «Мы держим этот прогноз уже достаточно долго, и если будем его менять, то, скорее всего, в сторону снижения», — говорил в апреле Дмитрий Рылько.

Влияние на глобальный рынок масла

Российские меры по регулированию продовольственных рынков не могут не отражаться на мировой торговле. Как пишут аналитики американской платформы сельхозданных Gro Intelligence, с учетом того, что Россия является крупнейшим экспортером семян подсолнечника, новая ограничительная мера страны (плавающая пошлина на вывоз масло), вероятно, приведет к дальнейшему росту цен на растительные масла во всем мире. Сокращение экспорта подсолнечника из России может усилить давление на поставки с Украины, самого крупного глобального производителя семян подсолнечника и экспортера подсолнечного масла.
Общая нехватка поставок растительного масла в сочетании с восстановлением спроса уже привела к резкому росту цен по сравнению с уровнями прошлого года, в том числе на 25% для соевого масла и на 10% для пальмового масла, двух наиболее распространенных типов, сообщала Gro Intelligence. Пищевые масла часто взаимозаменяемы, поэтому нехватка одного типа оказывает дополнительное давление на другие.
В глобальном масштабе сложный набор российских экспортных ограничений и пошлин вполне может иметь неприятные последствия: они сократят торговлю соответствующими товарами, что вполне может вызвать рост цен на продовольствие в других местах, пишет и британский портал Agrimoney.com. В любом случае они не решают основную проблему среднего россиянина, заключающуюся в более высоких расходах на питание при меньших располагаемых доходах.


Пошлина на масло будет мягкой

О последствиях введения плавающей пошлины на подсолнечное масло можно будет судить только после формирования экспортных цен. Велика вероятность того, что цены FOB на него в следующем сезоне будут выше базовой отметки в $1 тыс., акцентирует внимание Дмитрий Рылько. И тогда это ударит прежде всего по аграриям. Среди прочего, они гарантированно окажутся менее конкурентоспособными по сравнению с украинскими фермерами, которых ограничивает только небольшая пошлина на экспорт подсолнечника. «В то же время демпфер на масло вряд ли позволит довести деньги до сельхозпроизводителей: демпферные деньги, скорее всего, попадут к переработчикам, причем не сразу, у них они и останутся», — предполагает эксперт. При этом определить объективную цену FOB на масло будет сложнее, чем на зерно, поскольку рынок дискретный и компаний-экспортеров совсем немного, добавляет он. 

Действие пошлины на масло будет мягким в случае, если оно будет незначительно дороже базового показателя в $1 тыс./т, комментирует гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. «А я сомневаюсь, что цены будут существенно выше. Следовательно, пошлина будет работать весьма щадящим образом или же вообще окажется нулевой», — добавляет он. Однако стоит обратить внимание на политику двойных стандартов в постановлении правительства — мягкие меры воздействия на переработчиков и запретительные пошлины на экспорт маслосемян, говорит Петриченко. «Я считаю, что это крайне несправедливый подход», — подчеркивает он.

Получается, что производителей масличных отдают в полное феодальное владение переработчикам: что захотят — то и будут делать, делает вывод Петриченко. Государство в эти процессы не вмешивается, экспортеры этого сделать не могут, так как они связаны пошлиной. «В результате переработчики могут предлагать любые цены на подсолнечник, особенно если вступят в сговор, а нынешние параметры рынка буквально подталкивают к сговору, — считает он. — В итоге этот диктат переработчиков негативно скажется на производстве масличных». Когда и каким будет сокращение площадей — сказать пока сложно, так как, с другой стороны, подобная ситуация наблюдается и по зерновым, акцентирует внимание эксперт. В любом случае для всего растениеводства будет получен негативный сигнал.

0014.jpg

Некая несправедливость прослеживается и в поддержке участников рынка. Так, уже до конца мая регионы получат 9 млрд руб., которые направят на компенсацию части затрат на производство и реализацию подсолнечного масла и сахара. Эти деньги позволят предприятиям в полном объеме исполнять условия соглашений о стабилизации цен, считает Минсельхоз. Постановление же о выделении поддержки аграриям на момент подготовки статьи еще готово не было, не ходило даже слухов, что подобный документ готовится. Но у сельхозпроизводителей все-таки выросли затраты и тоже есть потери за счет того, что цены на их продукцию стараются искусственно ограничить всеми возможными путями и фактически закрывают высокими пошлинами внешние рынки сбыта. С 1 июля ставка на вывоз подсолнечника увеличится с нынешних 30%, но не менее €165/т до 50%, но не менее $320/т. Действовать она будет до 1 сентября 2022 года

Именно гибкая пошлина на подсолнечное масло может учесть интересы сельхозпроизводителей, в то время как фиксированная не позволила бы им получить дополнительный заработок, уверен исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев. Также плавающая пошлина позволяет сгладить воздействие экспортных цен на внутренний рынок: так, если внешние цены вырастут вдвое, то в России прирост составит 20-25%. «Получается, этот механизм достаточно комфортный. Конечно, можно спорить о цифрах, но примененные показатели, мне кажется, справятся с задачей, которую ставит правительство — сделать внутренние цены менее зависимыми от экспортных», — отмечает он.

По подсчетам KPMG, из-за заморозки цен на масло его производители недополучили к середине весны более 15 млрд руб., а по итогам года сумма может достичь 50 млрд руб. Масложировой союз не согласен с такой оценкой, писал РБК. Производители не смогли заработать лишь на поставках бутилированного масла в розницу, с декабря 2020 года по март 2021-го недополученный доход составил около 7,5 млрд руб., утверждает Мальцев. Он добавляет, что примерно такая же сумма заложена на субсидирование производителей подсолнечного масла до конца сезона. Обещанные субсидии — 10 руб. на каждый литр масла, поставленного в розницу по цене соглашения — позволят компенсировать переработчикам существенную часть недополученной прибыли, рассчитывает эксперт.

В то же время наиболее эффективной мерой помощи и производителям, и населению при росте цен Мальцев называет адресную поддержку социально незащищенных слоев населения. Демпфер, который используется сейчас, дает пониженную цену для всех участников рынка, что, по словам эксперта, не совсем эффективно. «Я надеюсь, работа в этом направлении в ближайшее время будет доведена до конца, и мы, сохранив заградительные пошлины на сырье, перерабатывая его в полном объеме на территории России, сможем уйти от экспортных пошлин на продукты переработки и обеспечим поддержку потребителей в виде адресной помощи», — заключил он.

Андрей Сизов полагает, что для производителей масла пошлина не будет проблемой, поскольку вся недополученная выручка будет переложена на сельхозпроизводителей. «В ближайшие годы мы увидим стремительное падение уровня отечественного растениеводства, я бы вообще сказал, что этими действиями разваливается целая отрасль. Перспективы мрачные», — цитировал его The Bell. И если для маслозаводов пошлина грозит проблемами в краткосрочной перспективе, то ущерб для сельхозпроизводителей может иметь долгосрочный характер, уверен эксперт.

Depositphotos_316364480_s-2019.jpg

Пошлина обратится в господдержку?

Все деньги, которые государство соберет, взимая плавающие экспортные пошлины и на зерно, и на подсолнечное масло, планируется возвращать в сельское хозяйство. «Задача этого механизма — не собрать деньги в бюджет, а обеспечить, с одной стороны, внутренние цены, стабильные, понятные, доступные людям, а с другой стороны, чтобы у производителей были мотивы дальше развивать и увеличивать и посевные площади, и переработку, и так далее», — уверял ранее Максим Решетников. Минэкономразвития совместно с Минсельхозом в качестве базы рассматривало возможность выделения субсидий пропорционально площадям, говорил он.

Между тем, по расчетам «СовЭкона», из-за введения пошлин в этом сезоне сельхозпроизводители могут потерять 211 млрд руб., причем около 80% этой суммы — упущенная выгода бизнеса из-за снижения цен на зерно, и лишь 20% (около 42 млрд руб., которые теоретически могут вернуться в виде господдержки) — прямые платежи государству. 

В краткосрочной перспективе механизм демпфера на зерновом рынке поможет стабилизировать внутренние цены на зерно и продукты их переработки, однако средне- и долгосрочные последствия его введения требуют комплексной оценки, говорится в бюллетене ЦБ «О чем говорят тренды». В более длительной перспективе эффективность демпфера будет зависеть от системы распределения собранных экспортных пошлин, которая пока не проработана, порядка индексации базовой цены и динамической настройки других параметров. Если производители зерна лишатся стимулов для увеличения производства и инвестирования в улучшение технологий, то это может негативно сказаться на конкурентных преимуществах российских компаний на мировом рынке, предупреждают аналитики ЦБ.

Кроме того, ограничение возможности получения повышенной прибыли при благоприятной мировой ценовой конъюнктуре может снизить привлекательность выращивания зерновых, и интерес аграриев сместится в сторону масличных, допускает Центробанк. При этом сокращение производства зерна в России, которая является крупнейшим в мире экспортером пшеницы, может вызвать рост мировых цен на зерно, а это, в свою очередь, приведет к увеличению издержек производителей смежных продовольственных товаров. Таким образом, стабилизирующий эффект демпфера в более длительной перспективе может перестать действовать полностью или частично, резюмируют аналитики регулятора.

Опрошенные «Агроинвестором» участники рынка в основном пока не очень понимают, как будут рассчитываться ставки пошлин и каким образом государство будет возвращать собранные с рынка деньги в виде субсидий. «Методика расчета плавающей пошлины пока неясна, и мы пытаемся в ней разобраться, — признавался гендиректор компании «АгроЛенд» (экспортер зерна) Алексей Чемеричко. — Эта экспортная пошлина будет действовать с июня, мы так далеко не заглядываем. А что будет дальше, станет ясно, когда разберемся с механизмом, сейчас мы занимаемся текущими реалиями — пошлинами и экспортом в сложившейся ситуации». 

Гендиректор «Реал агро» Александр Григорьянц механизм гибкой пошлины на вывоз зерна воспринимает спокойно «с учетом того уровня цен, что предполагается на FOB в новом сезоне». «Это лучше, чем есть сейчас, предположительно меньше придется платить в бюджет, — комментировал он в середине апреля. — Главный вопрос скорее будет в нашей конкурентоспособности на внешних рынках». В текущем сельхозгоду цены на зерно были слишком высокими, считает топ-менеджер, и если они опустятся до стандартных уровней прошлых лет, это не должно катастрофически сказаться на аграриях, которые в этом сезоне неплохо заработали. Для себя на 2021/22 сельхозгод «Реал агро» определил большую программу по экспорту. «Мы понимаем, что будем вынуждены работать, как все, с плавающей пошлиной, но это не является трагедией, для всех сложится одинаковая ситуация, — добавляет топ-менеджер. — Просто кто-то будет выгоднее закупать, глубже заходить к сельхозпроизводителю и иметь тем самым лучшую маржинальность, а другие продолжат приобретать зерно у перекупщиков, и это будут менее выгодные сделки, им будет тяжелее».

Гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец называет введенные государством меры регулирования на зерновом рынке очень вредным, необдуманным решением, которое приведет к плохим последствиям, к потере заинтересованности у аграриев в производстве и нанесет большой ущерб. Половину выращиваемого зерна компания продает экспортерам. «У нас есть определенные остатки прошлогоднего урожая, но у экспортеров нет к нему интереса, они не спрашивают, есть ли что на продажу, нет ли... Очень печальная картина», — комментировал руководитель в середине апреля.

В то, что государство вернет сельхозпроизводителям деньги, собранные в результате взимания плавающей пошлины, Неженец не верит. Если что-то и будет направлено, то явно не та сумма, которую заберут, и распределена она будет уже по-другому, не между теми, у кого эти деньги были изъяты, уверен он. И все это сильно противоречит политике, которая проводится во всем мире в отношении сельского хозяйства. «Евросоюз 40% бюджета тратит на поддержку АПК, как раз для того, чтобы цены на продовольствие сдерживались, чтобы у фермеров не было причины их повышать и чтобы были ресурсы для развития, чтобы были зарплаты и модернизация происходила, — отмечает руководитель. — А у нас не только и близко 40% не дают, так еще и забирают пошлинами значительную часть того, что зарабатываем». Это, по мнению Неженца, не приведет к снижению стоимости продуктов, а выльется в падение агропроизводства.

Сам «Прогресс» будет приспосабливаться жить в новых условиях. Агрофирма сейчас думает не о развитии, а о том, как сохранить персонал, как упростить технологию. «Не будем обновлять технику, не станем вводить инновации, осваивать то же точное земледелие», — признается руководитель компании. Кроме этого, есть опасения и за будущий урожай. Частые дожди не дают компании завершить сев поздних яровых, а также провести гербицидно-фунгицидные обработки. 

Ничего общего с рыночными отношениями плавающие пошлины не имеют, категоричен президент ГК «Агротех-Гарант» Сергей Оробинский. «Затратная часть растет, а 70% доходной заберут», — недоволен он. Есть у него сомнения и насчет возврата пошлин в карман сельхозпроизводителей. «У нас много чего обещают, а реально пока еще ничего не вернули, и каким будет этот механизм — я не вижу, — подчеркивает топ-менеджер. — Ну, пусть даже 5-10% компенсируют, потеряем-то мы гораздо больше! Это вмешательство в бизнес-процессы, и ни к чему хорошему оно не приведет».

В хозяйствах компании озимые погибли на 70% площадей. Приходится пересевать, а это опять дополнительные расходы. Кардинально менять севооборот в этом году группа не может: почва, техника, другие средства производства под текущую структуру подготовлены еще с прошлого года. А вот что делать в следующем году, будет понятно по результатам сбора урожая. «Посмотрим, как будет работать рынок в новых условиях, и уже от этого будем принимать решение, как развиваться дальше», — заключает Оробинский.

Переработчики масличных настроены менее критично. Пресс-служба группы «Эфко» сообщила «Агроинвестору», что компания считает решение правительства о введении гибких пошлин на подсолнечное масло логичным в условиях действия соглашения по фиксированию отпускной цены на него и сверхприбылей производителей подсолнечника, характерных для этого сезона. «Оно поможет хотя бы частично возместить убытки, понесенные переработчиками в связи с фиксацией цены на масло, и сбалансирует ситуацию на рынке», — надеется компания.

Директор по маркетингу ГК «Благо» Кирилл Мельников сказал «Агроинвестору», что государство уже оказало достаточно большую поддержку — как материальную, так и административную — росту масложировой отрасли. «Мы надеемся, что успехи, достигнутые нашими совместными усилиями, будут сохранены и продолжат развиваться. Для всей отрасли прежде всего важны четкие и прозрачные правила регулирования, — обращает внимание Мельников. — Если говорить о субсидировании кого-либо из игроков рынка, то, на наш взгляд, не так важен конечный получатель субсидий. Все участники отрасли достаточно сильно связаны друг с другом, так что поддержка кого-то одного зачастую оказывается во благо и другим».

Животноводы — главные бенефициары

Владимир Петриченко, гендиректор аналитической компании «ПроЗерно»

Из-за пошлин на зерно российское растениеводство оказалось в ущербном положении по сравнению с другими отраслями сельского хозяйства. Главные бенефициары этого явления — внутренние потребители зерна. По моему мнению, они должны ответить ростом производства продукции, поскольку, если пересчитать на валюту, наши животноводы получают одну из главных составляющих их себестоимости — зерно — по гораздо более низким ценам, чем их конкуренты в тех же Украине, Евросоюзе, США или Бразилии, ведь производители мяса в других странах не имеют таких преференций в виде пошлин, которые имеют российские компании. А что говорит статистика? Потребление зерна стагнирует, производство комбикормов по итогам 2020 года прибавило лишь 1,6%, а за первые два месяца 2021-го объемы выпуска ниже, чем за аналогичный период годом ранее. Сокращение производства в первые два месяца отмечается и в целом по мясу, главным образом за счет птицеводства. Будет ли прирост в 2021 году по комбикормам? Очень сомнительно.


В подготовке статьи принимали участие Татьяна Кулистикова, Елизавета Литвинова, Екатерина Шокурова

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать