USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

Аналитика

Купить или сэкономить. Потребительские предпочтения изменились, но серьезного падения спроса не отмечается

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

В период коронакризиса, несмотря на падение реально располагаемых доходов и карантинные ограничения, существенного снижения спроса на продовольствие не произошло. Хотя аналитики отмечают, что потребление стало более осознанным, а покупки все чаще смещаются в более дешевый сегмент. Производители вынуждены подстраиваться и оптимизировать издержки для удержания цен

По данным Росстата, за прошлый год реальные располагаемые доходы населения упали на 3%, за первый квартал 2021-го — на 3,6%. При этом цены, в том числе на продукты питания, продолжают расти. В итоге платежеспособный спрос, который и так не успел восстановиться после предыдущих кризисов, снова снизился. Правда, многие аналитики не заметили существенной экономии на продовольствии, чего закономерно можно было ожидать. В какой-то степени этому способствовали карантинные ограничения — люди почти не ездили за рубеж, что поддерживало потребление внутри страны. Однако коронакризис все-таки отчасти изменил модель потребления. 

Потребление становится осознанным

По информации исследовательского центра «Тинькофф Data» на основе анализа транзакций более 13 млн потребителей, в первом квартале траты жителей России на продукты питания, одежду и базовые услуги увеличились на 18% год к году на фоне роста цен. При этом продукты питания дорожают быстрее, чем индексируются доходы. На этом фоне аналитики центра в феврале зафиксировали снижение покупок яблок на 60%, траты на морковь, апельсины, капусту и хлебобулочные изделия сократились более чем на 40%, картофель — на 30%, муку — на 13%. Расходы на говядину уменьшились на 25%, свинину — на 13%, но при этом на 18% увеличились траты на сахар. Динамика располагаемых доходов населения и покупательной способности, которую дает Росстат, также говорит о том, что спрос, очевидно, снизился. 

Однако гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько говорит, что в течение прошлого года серьезной экономии на продуктах питания все же не наблюдалось. «Возможно, наши соотечественники сокращали другие статьи расходов, однако на еде они не экономили. В 2020-м действительно наблюдалось некоторое снижение потребления круп и хлебобулочных изделий, однако эта тенденция, скорее, связана не с желанием сэкономить, а с тем, что люди больше времени проводили дома, меньше двигались, и у них не было необходимости получать такое большое число калорий, как до коронакризиса, — предполагает эксперт. — Потребительский спрос, в том числе на традиционные „домашние товары“, был поддержан и отсутствием туризма, в том числе заграничного отдыха».

0013.jpg

Кроме того, эффект для продовольственного рынка от снижения доходов был существенно сглажен мерами прямой денежной поддержки населения со стороны государства, отмечает начальник Центра экономического прогнозирования (ЦЭП) Газпромбанка Дарья Снитко. «По оценке нашего центра, в 2020 году население получило около 750 млрд руб. трансфертов, и большая часть средств была потрачена на продовольственные товары — около 450-550 млрд руб., — приводит данные она. — Помощь не была адресной в отношении наименее обеспеченных домохозяйств, но она существенно снизила уровень бедности в стране». Поэтому нельзя говорить о том, что из-за кризиса люди стали массово отказываться от базовых товаров повседневного спроса, добавляет Снитко. 

Господдержка в части базовых продовольственных товаров была очень серьезной, соглашается исполнительный директор инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. По его словам, наборов продуктов питания, которые выдавали школьникам на месяц, было достаточно, чтобы в течение этого периода кормить семью из трех-четырех человек. Начиная с прошлого года люди действительно стали экономить, но не на базовых продуктах питания. «Хотя экономическая ситуация в стране непростая, признаков коллапса мы не наблюдаем, — комментирует он. — Все фуд-ритейлеры показывают рост выручки, хотя он и составляет лишь 10-15%, а не 30%, как раньше, но в любом случае, когда люди массово экономят на еде, роста ритейлеров сложно ожидать».

Тем не менее в целом сейчас потребление смещается в сторону базовых продуктов, более доступных по цене, считает исполнительный директор «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев. Кроме того, наблюдается рост покупок товаров онлайн, что приводит к сокращению спонтанных приобретений. «Потребление стало более осознанным, снизилось число импульсивных покупок, которые являются основным драйвером потребления новинок», — говорит он. 

Правда, Снитко не согласна с мнением, что в онлайн-продажах не работают стандартные для традиционного ритейла методы увеличения среднего чека, такие как стимулирование импульсивных покупок, промоакции и т. п. Просто в цифровом магазине эти стратегии реализуются по-другому, через регулирование минимального объема корзины покупок, рассылки и др., поясняет она. «Торговые онлайн-платформы уже начинают придумывать механизмы стимулирования людей к импульсивным покупкам, например, при выборе того или иного нужного товара они видят рекламу продукта со скидкой», — вторит ей Николаев, хотя он и считает, что в нынешний кризис спонтанных покупок стало меньше из-за снижения доходов. 

Бедных станет больше?

Более 14% россиян в 2021 году могут быть отнесены к бедным по новой методике оценки величины прожиточного минимума, подсчитали эксперты НИУ ВШЭ. В 2020 году за чертой бедности находилось 12,1% населения. При этом ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов в интервью РБК отметил, что многие представители среднего класса в период пандемии COVID-19 стали бедными. По его мнению, решить проблему падения доходов населения с помощью одной только поддержки самых слабых нельзя. Кузьминов назвал «дефектом нашей политики» решение государства поддерживать производство и «самых слабых» при отсутствии поддержки представителей среднего класса, у которых «пропали источники существования».


Экономия VS здоровое питание

Аналитик компании «Новые технологии» Дарья Акимова на основе данных о продажах растительного заменителя молока делает вывод, что покупательная способность не снижается. Так, в конце октября 2020-го «Лента» выпустила ореховое молоко под собственной торговой маркой, причем не в низком ценовом сегменте, чтобы обойти конкурентов по цене, а в среднем. По итогам года продукт занял четвертое место по объемам продаж среди девяти производителей аналогичной продукции, представленных в «Ленте». При этом СТМ продавался всего три месяца, а остальные бренды — весь год, рассказывает Акимова. «Это говорит о том, что люди осознанно покупают более дорогой продукт, чтобы разнообразить свое питание, а не ориентируются на низкую цену (классическое молоко или более бюджетные бренды растительных напитков)», — рассуждает она. Аналитик также обращает внимание, что продажи растительного «молока» увеличились в магазинах «Ленты» по всей стране, а не только в ЦФО. 

Еще одним индикатором платежеспособности населения является сливочное масло, продолжает Акимова. Его потребление в январе 2021 года по отношению к аналогичному периоду 2020-го выросло на 7%, спреда — упало на 16%, маргарина — снизилось на 14%, приводит данные она. «Это наглядно демонстрирует, что люди не пытаются сэкономить, выбирая более дешевую альтернативу сливочному маслу, а даже наоборот», — резюмирует аналитик. 

В России, также как и во всем мире, сейчас наблюдается «размывание фокуса»: разнонаправленные потребительские тренды. «Так, есть группа людей, которая пытается экономить, покупая более дешевые и порой менее полезные продукты. И есть другая категория потребителей, которые, напротив, стремятся покупать здоровую пищу», — говорит Рылько. В том числе тренд на здоровое питание был поддержан пандемией COVID-19 и стремлением людей укрепить иммунитет. 

Несмотря на снижение доходов, диета жителей страны в целом стала более здоровой: люди потребляют больше фруктов и овощей, меньше сложных углеводов, белки, считает Николаев. Кроме того, согласно официальной статистике, в последнее время сокращается потребление алкоголя. Правда, сейчас свободно можно купить самогонный аппарат и изготавливать алкоголь самостоятельно в любом количестве, поэтому увидеть реальную картину очень сложно, признает эксперт. 

Корнеев тоже думает, что интерес к здоровому питанию увеличился. «Производители реагируют на этот запрос и предлагают продукты, которые позиционируются как здоровые. Но, например, те же мюсли и злаковые батончики отнести к продуктам здорового питания можно с большой натяжкой из-за высокого содержания сахара, — рассуждает он. — Есть огромный разрыв между продуктами действительно здорового питания и теми, которые только позиционируются как „здоровые“. Люди формируют свою потребительскую корзину из доступных продуктов, выбирая исходя из своего бюджета те товары, которые, как им кажется, являются наиболее полезными».

Директор Плодоовощного союза Михаил Глушков считает, что покупательная способность населения все же снижается, из-за чего уменьшается спрос на относительно дорогие овощи закрытого грунта. Самые жесткие коронавирусные ограничения, которые действовали весной прошлого года, негативно отразились на продажах тепличных овощей. Однако в 2021-м потребление восстановилось до нормального уровня, сопоставимого с показателями 2019 года. При этом овощи открытого грунта по сравнению с прошлым и позапрошлым годами сильно подорожали из-за сокращения товарного производства на фоне плохих погодных условий в 2020-м. Кроме того, большой объем овощей, собранных в прошлом году, оказался непригодным для длительного хранения. В итоге весной 2021-го на российских прилавках в основном были дорогие импортные овощи «борщевого набора», добавляет гендиректор компании «Технологии Роста» Тамара Решетникова.

0015.jpg

Еще одна тенденция последнего времени, влияющая на рынок овощей, — мода на правильное питание, следуя которой, люди, в частности, едят меньше картофеля, чем, например, 10 лет назад, продолжает Решетникова. «Дело не в том, что они не могут его купить, а просто считают не очень полезным: не таким, как, например, огурец, который соответствует принципам правильного питания. Поэтому, скорее всего, в ближайшее время мы сможем наблюдать тенденцию сокращения объемов потребления картофеля», — прогнозирует она. В целом же объем потребления овощей столовой группы фактически не меняется, так как они довольно дешевые и относятся к товарам повседневного спроса, уточняет эксперт.

Овощи — это продукты первой необходимости, выбирая между продовольствием и другими покупками, в кризис потребители делают выбор в пользу первого, считает директор по продажам АПХ «Эко-культура» Лариса Ерина. «Некоторый спад покупательского интереса мы ощутили в первые две недели пандемии, но как только закончилась паника и люди перестали скупать соль и гречку, ситуация восстановилась, — вспоминает она. — Более того, по нашим наблюдениям, в период эпидемий, наоборот, растет потребность в свежих тепличных овощах: для людей это возможность получить витамины, укрепить иммунитет натуральным способом и снизить тревогу за собственное здоровье». Сейчас среднестатистический житель России потребляет на 24% меньше рекомендованной Минздравом нормы овощей. Но культура потребления постепенно меняется, и по мере увеличения производства спрос на овощи будет расти, уверена Ерина. 

Падение доходов не было настолько серьезным, чтобы люди сокращали потребление мяса, говорит Николаев. Возможно, покупатели переключались на более дешевые виды мяса, но падения потребления на душу населения ожидать не стоит, добавляет он. «В мясном секторе отмечается снижение продаж премиальной продукции при смещении спроса в сторону более доступного по цене ассортимента, — комментирует руководитель инновационного аналитического центра группы «Черкизово» Рустам Хафизов. — Говорить о заметном снижении доли мяса в потребительской корзине не приходится: второй год подряд объем его потребления сохраняется на уровне 76-78 кг на человека в год». При этом спрос на здоровое питание с каждым годом становится все более осознанным, хотя пока он наиболее ярко выражен в крупных мегаполисах и городах, добавляет Хафизов. 

0016.jpg

По оценке представителя группы «Продо», на фоне коронакризиса потребители стали экономить и отдавать предпочтение товарам, продающимся по акциям или со скидками. При этом дешевые виды мяса и продукции мясопереработки стали приоритетными. Также увеличились продажи полуфабрикатов, так как удаленный режим работы побуждает потребителей покупать продукты этой категории. Что касается моды на здоровое питание, то, по словам представителя «Продо», вряд ли в ближайшие годы структура потребления на российском продовольственном рынке серьезно сместится в сторону здоровых продуктов, скорее, это все же останется нишевым трендом, характерным для крупных городов. 

Тренд на здоровое питание стабильно растет, но это утверждение, скорее, верно для покупателей со средним и высоким бюджетом, полагает представитель «Агрокомплекса» им. Н. И. Ткачева. «Для покупателей с низким бюджетом на первом месте остается задача на свои средства поесть максимально вкусно и сытно», — полагает она. Считать, что здоровое питание — это непременно очень дорого, заблуждение. Напротив, для любого бюджета всегда можно выбрать полезные продукты, устраивающие своими питательными и вкусовыми качествами даже взыскательных покупателей, отмечает Ерина. Безусловно, в последние годы тренд на здоровый образ жизни получил развитие и большую поддержку населения, добавляет она. 

Магазин продуктов Вкусвилл (А.Гордеев)31.jpg

Покупатели ищут скидки

Каналы покупок продовольствия за прошлый год тоже изменились. Так, из-за действовавших карантинных ограничений снизилась доля HoReCa. Николаев полагает, что этому сегменту будет очень сложно до конца следующего года, во-первых, из-за снижения туристического потока, связанного с закрытием границ, во-вторых, из-за того, что многие люди все еще не очень хотят ходить в рестораны, поскольку коронавирус не побежден, хотя число заболевающих и снижается. «Доставка частично замещает предприятиям общественного питания падение трафика, но нужно понимать, что при сокращении доходов люди стали считать деньги и все чаще предпочитают ресторанам походы в дискаунтеры и магазины формата „у дома“, — подчеркивает он. — К слову, в ближайшем будущем это будет наиболее перспективный формат для продажи продуктов питания: такие магазины находятся в пешей доступности, а цены в них порой ниже, чем в других розничных точках».

По отчетам аналитиков торгового рынка, доля магазинов-дискаунтеров растет с каждым годом, подтверждает Дарья Снитко. В частности, жесткие дискаунтеры, такие как «Светофор», «Чижик» и аналогичные, активно наращивают объемы продаж и число торговых точек, но пока их доля в товарообороте всего около 3%. Однако в условиях сокращения доходов населения и по мере цифровизации торговли эта тенденция будет усиливаться, уверена эксперт. 

У группы «Продо» структура продаж по давно существующим каналам осталась примерно на прежнем уровне. В регионах в последние годы растет доля продаж через сетевую розницу, и в прошлом году эта тенденция сохранилась. Если говорить о явной тенденции 2020-го, то это развитие онлайн-торговли, рассказывает представитель компании. «Продо» начала активно осваивать этот канал продаж весной 2020-го, и в этом году работа в этом направлении продолжена. «Интернет-торговля удобна потребителям, если существует развитая сеть доставки. Карантинные меры придали импульс развитию онлайн-магазинов, крупные ритейлеры также вложили в развитие своих интернет-магазинов значительные средства. Так что сегодня это один из самых быстроразвивающихся и перспективных каналов торговли», — считает представитель группы. 

В период коронакризиса потребители действительно стали более вдумчиво подходить к трате средств, в частности об этом говорит рост популярности промоакций: доля промотоваров в общем объеме выросла на 2% по сравнению с прошлым годом, сравнивает представитель «Агрокомплекса» им. Н. И. Ткачева. «Кроме того, люди стали реже бывать в магазинах и больше покупать за один раз — в этом мы тоже видим влияние пандемии, — комментирует она. — Также стали развиваться каналы онлайн-продаж. В этом году мы начали сотрудничество с операторами доставки — пока по товарам со сроком годности от 60 суток. Рост продаж в собственном интернет-магазине год к году составил 10%». Что касается дискаунтеров, то агрохолдинг стал поставлять товары в них только в ноябре 2020 года, поэтому говорить о динамике пока преждевременно, добавляет представитель компании.

Основной канал продаж продукции «Эко-культуры» — это сетевой ритейл, туда уходит около 85% всего товара. В первом квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом 2020-го продажи выросли на 157,5%, сравнивает Ерина. По ее мнению, среди торговых форматов основным драйвером ожидаемо останутся дискаунтеры, также снижение покупательной способности говорит в пользу магазинов «у дома». «Еще одно интересное направление для развития — e-commerce. В данный момент мы не ведем онлайн-торговлю на собственных площадках, но наши овощи можно купить с доставкой во всех интернет-магазинах сетей, с которыми мы сотрудничаем», — говорит Ерина. 

Грядки вместо походов в магазин

Союз садоводов России отмечает, что почти треть россиян постепенно отказываются от газонов на дачных участках в пользу грядок: свой урожай сейчас может быть достаточным для того, чтобы несколько месяцев обходиться без магазинных овощей, пишет РИА «Новости» со ссылкой на слова эксперта союза Ольгу Воронову. По разным оценкам, 60-70% жителей страны собираются вернуть на свои участки грядки вместо газона, отметила она.


Как удержать цены

В мае, выступая в Госдуме с докладом о работе правительства, глава кабмина Михаил Мишустин сказал, что одна из причин роста цен в России — жадность отдельных производителей и торговых сетей. Он подчеркнул, что государство не против того, чтобы производители получали доход от экспорта, но этого нельзя делать в ущерб покупателям, живущим и зарабатывающим в России. Мишустин напомнил, что у правительства «достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе во всех сферах». И хотя результат вмешательства государства в рынок и ручное регулирование цен никого не устраивает, без этих мер их рост мог стать взрывным, считает премьер-министр.

Учитывая необходимость сдерживать цены на продукцию на фоне постоянного увеличения издержек, производители оказались в крайне непростой ситуации. Чтобы избежать убытков, в кризис многие игроки стандартно прибегают к уменьшению упаковок продукции или удешевлению рецептур — нередко в ущерб качеству. 

Риски того, что производители будут пытаться удерживать цены на свою продукцию за счет снижения ее качества, конечно, есть, но они невысоки, оценивает Корнеев. «Возможно, будет игра с весом: когда фактическая масса продукта несколько ниже указанной на упаковке. За такое нарушение мера ответственности относительно невелика, в отличие от той, которую несут производители, уличенные в выпуске фальсификата», — комментирует он. 

В целом же сделать продукцию более дешевой возможно только двумя путями: либо уменьшая рентабельность, либо ухудшением качественных характеристик. Вторым способом наши производители почти не пользуются, говорит эксперт. «Правда, из-за отсутствия многих импортных продуктов на полках уровень качества продовольствия в целом определяется средним показателем по той или иной отрасли внутри страны, — обращает внимание Корнеев. — Но и бесконечно снижать рентабельность производитель тоже не может: из-за высокой конкуренции в секторе АПК предприятия и так работают с невысокой прибылью, а их издержки постоянно растут». 

«Безусловно, со снижением платежеспособности населения производители стали выпускать больше дешевой продукции, делать меньше упаковки. Пожалуй, это один из немногих способов для них сокращать издержки, — говорит Дмитрий Рылько. — Еще одна возможность несколько снизить издержки — продавать продукцию онлайн, чем сейчас активно пользуются многие изготовители продуктов питания». Для того чтобы объемы продаж не падали, производители соглашаются на сокращение маржинального дохода: участвуют в акциях, продавая свою продукцию дешевле, добавляет эксперт.

Молоко в плюсе

По данным Национального союза производителей молока («Союзмолоко»), несмотря на негативную динамику доходов населения, потребление молочной продукции в 2020 году увеличилось на 3% до 29,3 млн т, среднедушевое потребление увеличилось также на 3% до 240 кг на человека с учетом нетоварного сектора. «Наша индустрия очень чувствительна к доходам населения. Поэтому я рассчитываю на то, что доходы начнут восстанавливаться и это будет способствовать тому, что [в 2021-м] спрос останется на уровне 2020 года», — говорит гендиректор союза Артем Белов.


Падение платежеспособного спроса отрицательно влияет на ассортимент и качество товаров, особенно на фоне общемировой инфляции, соглашается Николаев. «Уже можно заметить уменьшение упаковок: например, пачка сливочного масла весом 180 г сейчас стоит столько же, сколько некоторое время назад стоила двухсотграммовая, — сетует он. — Выпуск более дешевой продукции в ближайшее время тоже будет массовым трендом, хотя, надеюсь, не долгосрочным». Однако производители продуктов питания ищут и другие способы удержания цен, в частности за счет повышения эффективности, оптимизации внутренних процессов, чтобы зарабатывать больше, обращает внимание Николаев. Правда, на повышение эффективности нужны инвестиции. И если у сельхозпроизводителей есть возможность получить льготный кредит, то переработчикам в этом плане приходится сложнее, отмечает он. 

Справиться с негативным влиянием роста себестоимости «Черкизову» помогает вертикально-интегрированная модель бизнеса, позволяющая компании иметь высокий уровень самообеспеченности, рассказывает Хафизов. «Так, если в 2019 году мы обеспечивали себя зерновыми на 30%, то в 2020-м эта цифра превысила 40%. В наших планах довести ее до 60%», — делится он. Также сейчас группа строит маслоэкстракционный завод в Липецкой области объемом производства 480 тыс. т в год. Его запуск позволит компании обеспечивать себя соевым шротом, что тоже будет способствовать снижению себестоимости производства, в том числе за счет экономии на транспортных расходах. «При этом говорить, что у более доступных по цене продуктов питания априори ниже качество, некорректно, — уверен Хафизов. — Сегодняшнее предложение позволяет потребителю любого достатка находить качественные продукты в разных ценовых сегментах». 

Снижение себестоимости продукции за счет использования дешевых ингредиентов, например в мясопереработке, — это довольно распространенный инструмент, к которому многие прибегают в непростые времена, говорит представитель «Продо». Однако это чревато серьезными отдаленными последствиями, такими как потеря лояльности и доверия потребителей. «Наша продукция никогда не позиционировалась в низком ценовом сегменте, и наша аудитория привыкла к определенному вкусу и высокому качеству. Попытка привлечь покупателей ценой, „разбавив“ привычную рецептуру дешевыми составляющими, в нашем случае просто бессмысленна, так как обязательно привела бы к разочарованию потребителей. Как известно, потерять доверие можно в один миг, а восстанавливать его долго и дорого», — рассуждает представитель группы. Работать с себестоимостью «Продо» позволяет оптимизация всех производственных процессов и наращивание объемов производства.

В ассортименте «Эко-культуры» есть продукция на любой вкус и бюджет: компания выращивает как премиальные сорта тепличных овощей, так и продукцию среднего ценового сегмента — для любителей разумной экономии, рассказывает Ерина. «Мы всегда замечаем малейшие изменения рынка и оперативно на них реагируем, варьируя поставки продукции в зависимости от покупательского интереса. Так, например, сейчас мы делаем акцент на круглые и сливовидные среднеплодные томаты — продукцию среднего ценового сегмента», — говорит она. 

Удерживать себестоимость без снижения качества или уменьшения веса упаковок компании позволяет контроль издержек. Так, по словам Ериной, расходы на логистику и складские помещения могут составлять от 10% до 30% от объема продаж, оптимизация логистической системы ведет к снижению издержек и росту прибыли. «Сейчас мы сокращаем транспортные расходы, переводим часть клиентов на отгрузку самовывозом, — уточняет она. — Значительно сокращает издержки и переход от ручного труда к автоматизации, так, например, сортировка и фасовка отдельных видов томатов происходит на автоматизированных линиях, машина отбирает томаты по калибру, цвету и весу». Кроме того, в холдинге централизованы все закупки, что тоже позволяет сократить издержки. 

«Как и все производители, мы отметили запрос покупателей на снижение стоимости продукции, поэтому пересмотрели ассортимент, добавили несколько линеек товаров эконом-сегмента, — делится представитель «Агрокомплекса» им. Н. И. Ткачева. — Но на безопасность и качество это, разумеется, не повлияло: мы производим натуральные высококачественные продукты из собственного сырья и не собираемся отступать от своей позиции». По ее словам, можно выбрать более бюджетную упаковку, сократить маркетинговые издержки, увеличить объемы продаж, уменьшив таким образом производственные издержки, — и за счет этого снизить цену.

Мясо (А. Гордеев)3.jpg

Господдержка в пользу спроса

В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин призывал правительство не полагаться на точечные меры, а сформировать долговременные условия, которые с помощью рыночных механизмов гарантируют предсказуемость цен и качественное насыщение внутреннего рынка. Он также обратил внимание на безусловный удар пандемии коронавируса по благосостоянию населения и на то, что рост цен «съедает доходы граждан». По словам главы государства, главное сейчас — обеспечить рост реальных доходов людей и добиться ощутимых изменений в борьбе с бедностью. Помимо прочего президент объявил о новых точечных мерах поддержки населения: ежемесячных выплатах детям из неполных семей и беременным в трудной ситуации, разовых выплатах школьникам и будущим первоклассникам. 

Отчитываясь перед депутатами Госдумы о работе правительства, Михаил Мишустин сказал, что рост реальных доходов населения составляет 3%, правда, не уточнив — за какой период. По словам главы кабмина, правительство, формулируя свои цели, а также в системной работе обращает внимание на то, что можно делать для борьбы с бедностью, и делает все необходимое, чтобы доходы соответствовали потребностям населения. По данным Росстата, по итогам первого квартала реальные располагаемые доходы населения снизились на 3,6% к аналогичному периоду 2020 года. 

Любые меры господдержки населения, в том числе объявленные президентом, которые поддерживают доходы населения, поддерживают и спрос на продовольствие, считает Дмитрий Рылько. «Объявленные меры предусматривают помощь разным группам населения, но в особенности семьям с детьми, в размере до 600-800 млрд руб. Частично данные трансферты, также как и в 2020 году, пойдут на покупки продовольствия, — полагает Дарья Снитко. — В том числе благодаря этому в 2021 году рынок продовольствия будет увеличиваться как в физическом, так и в денежном выражении». 

Не только объявленные, но и уже реализованные в прошлом году меры поддержки оказали положительное влияние на покупательную способность населения, убежден Рустам Хафизов. «Важно отметить, что сегодня государственные органы, отраслевые объединения, бизнес и общественные организации активно обсуждают возможность формирования системы адресной продовольственной помощи. Ее внедрение будет стимулировать потребительский спрос, который традиционно является одним из драйверов экономики», — говорит он.

Меры господдержки не панацея для потребительского сектора, хотя в определенной степени и поддерживают спрос, оценивает Константин Корнеев. Но одни только вливания из бюджета не являются инструментом для развития экономики, необходимы преобразования, направленные на рост инвестиционной активности, что в итоге и приведет к повышению доходов, а значит, и потребления. «Пример того же Китая хорошо показывает, как улучшение благосостояния населения увеличивает внутренний спрос», — отмечает эксперт.

По мнению Николаева, в коронакризис государство уделяло серьезное внимание поддержке населения, в первую очередь семей с детьми. С одной стороны, это хорошо, так как позитивно повлияет на все рынки. Однако наша ключевая проблема не в этом, а, скорее, в сжатии коммерческого сегмента экономики, думает он. «Российская экономика оказывалась устойчивее, чем во многих других странах, и мы неплохо справляемся с последствиями кризиса, однако во всех секторах сильно снизилась инвестиционная активность, и даже если она повысится в ближайшее время, ощутимый эффект для экономики будет только через пару лет», — оценивает эксперт, добавляя, что роста доходов населения до 2023 года ждать сложно. 

0021.jpg

ИКАР не ожидает восстановления платежеспособности населения раньше 2022 года. «Статистически повышение доходов в реальном выражении будет уже по итогам второго квартала 2021 года, так как по сравнению с провальным вторым кварталом 2020-го действительно увеличиваются и зарплаты, и траты населения, — комментирует Снитко. — Для роста показателей потребления продуктов питания и доходов требуется стабильная позитивная динамика в экономике за счет инвестиций, увеличения производительности труда, создания рабочих мест». 

По мнению Корнеева, пока сложно спрогнозировать срок устойчивого роста доходов населения и потребительского спроса. «Для повышения доходов населения должны быть определенные предпосылки, в частности старт динамичного роста экономики», — отмечает он. При этом эксперт напоминает, что драйвером развития АПК сейчас являются направления, которые имеют экспортный потенциал, так как внутренний рынок уже очень насыщен, и вряд ли потребители, даже если их доходы увеличатся, станут покупать больше еды. Возможны перетоки спроса из одной категории на другую, более дорогую. Выход же на внешние рынки позволяет компаниям увеличивать объемы продаж, акцентирует он. 

В подготовке статьи участвовали Елена Максимова и Екатерина Шокурова.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать