USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

Аналитика

Аграрные пошлины: эффект для рынка. Какими потерями грозят сельхозпроизводителям экспортные пошлины

Depositphotos
Depositphotos
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Для сдерживания роста цен на продукты питания, кроме прочего, были введены экспортные пошлины на зерно, масличные и подсолнечное масло. Поскольку внутренние цены на них коррелируют с мировыми, задача пошлин — защитить российских потребителей от резкого удорожания продукции на глобальном рынке. Какой эффект может дать такое решение — рассуждает автор этой статьи

Развитие агропромышленного комплекса в последние годы демонстрирует устойчивую позитивную динамику. Так, в 2020 году индекс производства продукции сельского хозяйства, по данным Росстата, составил 101,3% к предыдущему году, 106% к уровню 2018 года, а за 10 лет рост достиг 47%. В том числе индекс производства продукции растениеводства в 2020 году составил 100,7% к 2019-му, 107% к 2018-му и 178% к 2010 году.

По итогам текущего года рост сельского хозяйства, скорее всего, продолжится. По прогнозу АНО «Институт исследований и экспертизы Внешэкономбанка» (далее — Институт Внешэкономбанка), в 2021 году сельхозпроизводство может увеличиться на 1,3%, в том числе продукции растениеводства — на 1,5% в сопоставимых ценах.

0025.jpg

В долгосрочной перспективе на развитие сельского хозяйства будет оказывать влияние степень достижения поставленных целей по увеличению посевных площадей согласно госпрограмме по вовлечению в оборот земель сельхозназначения, по развитию мелиорации, росту эффективности противоэпизоотических мероприятий, реализации энергоперехода для сокращения выбросов парниковых газов.

Индикативная цена на зерно,

используемая при расчете пошлины, — это среднее арифметическое ежедневных ценовых индикаторов (ежедневных биржевых котировок в отношении пшеницы и меслина, ячменя и кукурузы или, в случае их отсутствия, — индексов, рассчитанных на основании внебиржевых договоров в отношении пшеницы и меслина, ячменя и кукурузы) за все дни периода мониторинга. Показатель округляется до десятых в соответствии с математическими правилами.


Экспортные пошлины отсекают выручку

Рост производства продукции растениеводства в России и одновременно усиление динамики торговли зерном привели к повышению международной интеграции, в том числе к зависимости внутренних цен от мировых. До 2002 года доля экспорта зерна не превышала 5% от объема производства, но затем постепенно возрастала. В 2020 году экспорт зерна уже составил 36% от производства, что усилило влияние увеличения мировых цен на внутренний рынок.

Для сдерживания роста цен на продовольствие в России был реализован ряд мер, в том числе с 15 февраля 2021 года действовала экспортная пошлина на основные зерновые культуры, а со 2 июня заработал механизм «зернового демпфера», который, как ожидается, может стать постоянным. Его первая часть подразумевает плавающую пошлину на основные зерновые, которая рассчитывается исходя из мировых цен. Для пшеницы при мировой цене до $200 за тонну пошлина не взимается, а при более высокой составляет 70% от разницы между мировой и базовой ценой в $200/т. Для ячменя и кукурузы уровень цены, не облагаемой экспортной пошлиной, составляет $185 за тонну. Чем выше экспортная цена, тем больший объем средств отсекается пошлиной. Вторая часть механизма «зернового демпфера» предполагает возврат полученных через взимание экспортной пошлины средств аграриям в виде субсидий.

0026 — копия.jpg

Также была повышена экспортная пошлина на маслосемена подсолнечника и рапса, сначала до 30% от таможенной стоимости вывозимой за пределы Таможенного союза продукции, но не менее €165 за тонну (ранее — 6,5%). С 1 июля 2021 года ставка на подсолнечник увеличилась до 50%, но не менее чем $320 за тонну.

Кроме того, с 1 февраля по 30 июня 2021 года действовала экспортная пошлина на соевые бобы — 30% таможенной стоимости, но не менее €165 за тонну (до этого вывоз сои пошлиной не облагался), а с 1 июля 2021 года по 31 августа 2022 года размер пошлины на сою составляет 20% от стоимости продукции, но не менее чем $100 за тонну.

Дополнительно был установлен демпфер на экспорт подсолнечного масла. С 1 сентября 2021 года по 31 августа 2022-го действует плавающая вывозная пошлина в 70%. Она взимается с разницы между базовой ценой ($1 тыс./т) и индикативной ценой (среднее арифметическое рыночных цен за месяц), уменьшенной на величину корректирующего коэффициента ($50 за тонну).

Анализ действующих пошлин показал, что при реализации зерна на экспорт они привели к недополучению выручки аграриями. Так, при экспортной цене пшеницы $270 за тонну пошлина составит $49/т, и при оценке вывоза в текущем сельхозгоду на уровне 38 млн т недополученная выручка достигнет $1,9 млрд. При цене кукурузы $255/т и ячменя $245/т пошлина составит $49 и $42 за тонну соответственно. Учитывая потенциал экспорта 4,5 млн т и 5,1 млн т, недополученная выручка по этим агрокультурам составит по $0,2 млрд. Таким образом, в сумме по зерновым недополученная выручка в сезоне-2021/22 оценивается в $2,3 млрд. 

Из-за ожидаемого введения экспортных пошлин участники рынка сдвинули вывоз зерна по времени: основные объемы были отгружены до их введения — в декабре 2020-го и начале 2021 года.

0026.jpg

Пошлины на подсолнечник фактически стали заградительными. За январь — июль текущего года объем его экспорта, по данным ФТС, составил 26 тыс. т. В 2021 году поставки могут составить лишь 11% от уровня 2020 года. Однако по сое благодаря высоким мировым ценам не предвидится сокращения экспорта, наоборот, ожидается рост отгрузок, несмотря на пошлину.

В целом в 2021 году, по нашим оценкам, индекс физического объема экспорта зерновых будет ниже показателя 2020 года. Объемы вывоза основных масличных могут снизиться более чем на 30% по сравнению с предыдущим годом. Дополнительно можно отметить, что роста отгрузки продукции переработки указанных культур также не наблюдается.

Введение пошлин предусматривалось прежде всего для стабилизации цен на продовольственные товары на внутреннем рынке. В 2020 году рост цен на продукты питания составил 6,7%, что внесло вклад в ускорение инфляции на 2,6 п. п. За первое полугодие 2021-го цены на продовольствие поднялись на 5%, это внесло вклад в повышение общей инфляции на 1,9 п. п. Из-за увеличения стоимости основных продуктов питания реальные располагаемые доходы населения за 2020 год снизились на 2%, а доходы людей, проживающих за чертой бедности, — на 5,2%, или на 600 руб. в месяц на человека.

Вместе с тем, по расчетам Института Внешэкономбанка, реализация такого инструмента реагирования на рост цен, как адресная поддержка граждан, относящихся к категории бедных, путем food stamps (продовольственных сертификатов), применительно к условиям 2020-го — первой половины 2021 года могла стоить бюджету около 175 млрд руб., что компенсировало бы повышение цен на основные продовольственные товары.

0028 — копия.jpg

Плюсы и минусы «зернового демпфера»

В России внутренние цены на зерно жестко привязаны к экспортным паритетам, которые, в свою очередь, продиктованы мировыми ценами. При этом по пшенице корреляция внутренней цены с мировой происходит с отложенным лагом на два-три месяца. После начала действия экспортных пошлин на пшеницу внутренние цены показали снижение.

Эффект от пошлины на пшеницу для внутреннего рынка за март — июль 2021 года составил почти 36 млрд руб., по кукурузе за апрель — июль — 6,7 млрд руб. Таким образом, влияние пошлин, с одной стороны, — это недополученная выручка сельхозпроизводителей, с другой — уменьшение издержек для потребителей зерна.

К одному из основных эффектов аграрных пошлин можно отнести увеличение разницы между мировой ценой и ценой сельхозпроизводителей. При этом главный положительный момент в том, что введение пошлин привело к сокращению влияния растущих мировых цен на внутренние, что снизило закупочные цены для переработчиков, а также для животноводов и в итоге способствовало стабилизации цен на внутреннем рынке. Задача по быстрому реагированию на рост мировых цен была решена. Тем не менее в долгосрочной перспективе зависимость внутренних цен от мировых сохранится. При этом следует отметить, что полностью оценивать влияние пошлин на внешние продажи сейчас преждевременно, поскольку эффект от них нивелируют высокие экспортные цены. 

Среди недостатков «зернового демпфера» можно выделить сокращение экспорта и его конкурентоспособности, падение доходов сельхозпроизводителей, снижение закупки техники и внедрения технологий, уменьшение конкурентоспособности малых портов. При этом пошлина устанавливается по средней цене контрактов в течение недели сроком на следующую неделю, что делает невозможным долгосрочное планирование. Средства изымаются у всего зернового рынка, а не только у экспортеров, и только часть собирается в виде пошлины, которая вернется растениеводам в виде субсидий. Кроме указанных недостатков, следует отметить, что применение данного инструмента также имеет ограниченное влияние, поскольку цены на муку и мучные изделия малоэластичны к цене на зерно. 

0028.jpg

Для донастройки действующего механизма Институт Внешэкономбанка предлагает несколько изменений инструментов регулирования. Во-первых, следует увеличить расчетный период для плавающей пошлины с одной недели как минимум до одного месяца. Во-вторых, повысить уровень, не облагаемый экспортной пошлиной, со $185 и $200 до $240-250 за тонну по зерну. Это позволит обеспечить более справедливую цену для экспортеров и минимизировать потери объемов вывоза. Кроме того, возврат средств аграриям через предоставление субсидий, предусмотренных постановлением правительства от 6 февраля 2021 года № 118, носит отложенный характер. По расчетам Института Внешэкономбанка, возможен следующий эффект: в отрасли остается дополнительно около 126 млрд руб., что соответствует цене примерно 20 тыс. тракторов и в 2,5 раза превышает количество приобретенных сельхозпроизводителями тракторов за год (7,8 тыс.).

В-третьих, необходимо отменить или снизить с 30% до 10-15% ставки пошлины на рапс и отменить пошлины на сою. Можно рассмотреть альтернативу: ввести для Дальневосточного федерального округа особый механизм минимальных экспортных пошлин или освободить производителей макрорегиона от пошлин в целом.

Кроме того, не помешало бы перезагрузить интервенционный фонд. Но для этого необходима предсказуемость механизма интервенций и решение вопроса по снижению стоимости хранения зерна. Также следует разработать меры продовольственной помощи незащищенным слоям населения (food stamps), которые нацелены на снижение бедности и обеспечение гарантированного спроса на продовольствие. 

Реализация указанных мер будет стимулировать дальнейший рост производства продукции сельского хозяйства за счет как обеспечения конкурентоспособности сельхозпроизводителей на внешнем рынке, так и поддержания спроса на внутреннем рынке.

Досадно отдавать часть своей прибыли

Андрей Белянкин, первый заместитель гендиректора «АФГ Националь»

Безусловно, нет ни одного из производителей, кто бы назвал влияние государственных мер регулирования рынка положительным. Возможно, для кого-то они не стали столь критичными, но в любом случае досадно отдавать часть своей прибыли. Из-за ограничений мы потеряли 500-600 млн руб. И уверены, что принятые меры абсолютно неэффективны.
Сложившаяся сейчас неплохая для производителей ценовая конъюнктура, на которую в том числе оказали влияние мировые цены, по идее, должна была позволить накопить инвестиционный капитал и решить массу долгосрочных, стратегических задач, но этому шансу так и не дали реализоваться. А мы могли бы вложиться в инфраструктуру и еще увеличить урожайность.


В ЦФО рентабельность растениеводства может опуститься ниже нуля

Максим Мишарев, управляющий агроконцерна «Покровский»

Себестоимость в растениеводстве, в частности по пшенице, ячменю, кукурузе, растет, и в полной мере мы ощутим это уже в 2022 году. Наши хозяйства расположены в Краснодарском крае, климатические условия изначально подразумевают более высокие показатели урожайности, но нас растущие издержки уже заботят, а как быть Центральному округу? Там рентабельность может оказаться на нуле или даже ниже. И в этой ситуации в рынок вмешивается государство. Считаю, что уже сейчас надо бить в колокола и думать, как договориться с властями — необходимо либо отменять пошлины, либо вводить какие-то дополнительные субсидии.


Поделиться прибылью с государством

Татьяна Малина, исполнительный директор компании «АгроГард»

На нас, как и на остальных участников рынка, сильно влияют меры госрегулирования в части сдерживания внутренних цен. И они всегда ведут к нашей упущенной выгоде. Объем прямой недополученной прибыли значителен, и никто в этой ситуации так не теряет маржу, как мы, сельхозпроизводители. При этом размер упущенной выгоды совсем не компенсируется субсидиями по разным направлениям — разница доходит до 20-30 раз. Так, если рассматривать наш орловский регион, то только по пшенице мы теряем 200 млн руб. с 250 тыс. га, а субсидий при этом мы сможем получить лишь 10 млн руб. в рамках несвязной поддержки. Увы, ничего сделать в этой ситуации мы не можем и вынуждены делиться прибылью с государством.


Работать приходится на крайне нестабильном рынке

Дмитрий Попов, гендиректор «Паритет Агро» (входит в «Прогресс Агро»)

В последнее время проблемы с экспортом пшеницы, а данное направление для нас как для растениеводов является ключевым, возникают во многом из-за устанавливаемых государством пошлин. Их размер меняется каждую неделю, получается, мы работаем на крайне нестабильном, спотовом рынке. Это в значительной мере затрудняет планирование продаж и расчет прибыли. Мы не можем просчитать контракты на долгосрочный период. Вопросы вызывает и сама непрозрачная методика расчета пошлин. Мы до сих пор не понимаем, как сложится не только ситуация в следующем месяце, но и буквально на следующей неделе. Это неминуемо ведет к потере для нас экспортных рынков.


Автор — руководитель направления «Аграрная экономика» Института Внешэкономбанка. Статья написана специально для «Агроинвестора».

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать