Аналитика

Сколько продукции на работника за час. Динамика производительности труда в российском АПК

Д. Абрамов
Д. Абрамов
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Увеличение выпуска сельскохозяйственной продукции с единицы ресурса становится все более актуальным, особенно с учетом того, что количество земли в регионах, благоприятных для агропроизводства, ограничено. А в условиях, когда значительная часть населения страны не хочет жить на селе и работать в сельском хозяйстве, достичь повышения эффективности производства можно только путем наращивания производительности труда. Свою лепту в улучшение показателя может внести одноименный нацпроект

Национальный проект «Производительность труда» начал действовать в России с 2018 году. Его оператор в части адресной поддержки — Федеральный центр компетенций в сфере производительности труда (ФЦК). Миссия организации — повышать конкурентоспособность российских товаров и услуг за счет внедрения на предприятиях бережливых технологий. Инструменты и методики, которые применяются экспертами ФЦК, позволяют снижать себестоимость производства и повышать эффективность работы персонала, отмечает пресс-служба центра. Цели нацпроекта — обеспечить к 2024 году темпы роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год и более 20% прирост производительности труда к 2024 году.

Для повышения производительности труда в ФНЦ предлагается внедрять принцип бережливого производства — это концепция управления предприятием, основанная на системе непрерывного совершенствования процессов и постоянном стремлении к устранению всех видов потерь в потоке создания ценности для клиента. В бережливом производстве производственный процесс организуется таким образом, чтобы обеспечить оптимальное расположение оборудования и последовательность прохождения через него сырья и материалов с целью минимизировать затраты времени и средств на изготовление продукции.

Для того, чтобы помочь участникам проекта, эксперты ФЦК работают на их предприятиях полгода. Они доводят до образцового состояния участок на выбранном производственном потоке и обучают персонал. Ключевая задача — передать знания и навыки сотрудникам, которые будут тиражировать опыт участка-образца и развивать культуру непрерывных улучшений на предприятии. Кроме обучения специалистов, задействованных в пилотном проекте, ФЦК готовит внутренних тренеров предприятий. Это специалисты, которые обучают навыкам бережливого производства других сотрудников, когда эксперты центра завершают работу на пилотном потоке и уходят с площадки, а предприятие приступает к самостоятельному тиражированию улучшений.

«Наш опыт внедрения инструментов бережливого производства доказал, что эти методы можно и нужно использовать в сельскохозяйственной отрасли, — комментирует гендиректор «Федерального центр компетенций в сфере производительности труда» Николай Соломон. — Во всяком случае, если мы не можем повлиять на параметры, заложенные природой, то можем изменить всю инфраструктуру вокруг, заметно снизив издержки». По словам руководителя, аграрии, участвующие в нацпроекте, демонстрируют блестящие результаты. В частности, первые 107 агрокомпаний, прошедшие через экспертизу ФЦК, повысили производительность труда на 19% и этот показатель намного выше, чем в среднем по нацпроекту (12%). «Выручка этих хозяйств в 2020 году выросла на 14% и достигла 248 млрд руб., — информирует он. — Главное, что свою производительность предприятия повышают за счет роста эффективности и оптимизации рабочих процессов, а не за счет сокращения персонала. Количество работающих у данных предприятий, наоборот, прибавилось на 1%, фонд оплаты труда вырос на 16%, а увеличение добавленной стоимости составило 20%, достигнув уровня в 85 млрд руб.».

Нацпроект «Производительность труда» в деталях

Вклад национального проекта «Производительность труда» в рост российской экономики за 2017-2020 годы составил, по данным ФЦК, 136 млрд руб. Производительность труда на первых 1346 предприятиях в среднем увеличилась на 12%, а фонд оплаты труда вырос на 11%. Госинвестиции для реализации почти 1500 проектов составили всего 7 млрд руб., то есть вложения государства уже окупились 19 раз.
Участники национального проекта — предприятия, входящие в состав приоритетных отраслей: помимо сельского хозяйства, это обрабатывающее производство, транспорт, строительство и торговля. По состоянию на начало апреля, участниками национального проекта являлись 3398 предприятий из 75 регионов страны. Их суммарная выручка оценивалась в 8,2 трлн руб., а численность персонала данных предприятий составляет 1,4 млн человек.


Тонкости подсчета

Согласно информации Росстата, производительность труда в сельском хозяйстве за 2019 год в среднем была на уровне 1,2 млн руб. на человека. Для сравнения, в 2015-м — 870 тыс. руб./чел. Получается, что за четыре года показатель вырос на 42%, подсчитывает заведующий отделом аграрной политики и прогнозирования развития АПК Федерального научного центра ВНИИ экономики сельского хозяйства (ФНЦ ВНИИЭСХ) Андрей Колесников. «Однако с учетом того, что цены на сельхозпродукцию за это время увеличились на 20%, то рост производительности благодаря расширению выпуска валовой продукции на человека составил максимум 22%», — отмечает он. 

В мировой практике, как правило, рассчитывают не производительность труда, а суммарную производительность всех факторов, которая демонстрирует, сколько продукции получено со всех ресурсов, рассказывает директор по аграрной политике НИУ ВШЭ Евгения Серова. Называется данный показатель общей факторной производительностью. И в России за последние 10-15 лет темпы его роста увеличились, став одними из самых высоких в мире, подчеркивает эксперт. «Хотя по уровню общей факторной производительности мы еще пока не догнали развитые в этом плане страны, — добавляет она. — Таким образом, мы находимся скорее в догоняющем режиме, а не в хронически отстающем».

Что же касается именно производительности труда в сельском хозяйстве, то, по словам Серовой, это достаточно «хитрый» показатель. Его рассчитывают, как соотношение валовой продукции отрасли и числа занятых в данном секторе человек. В России число занятых в агротрасли включает также работников хозяйств населения, которые дают лишь 5% валового объема выпуска сельхозпродукции и в которых производство очень трудоемкое. Соответственно, это понижает общий показатель производительности труда.

В развитых же странах, особенно в США, в агросекторе очень много «привлекаемого» труда, который учитывается не как наемный труд, а как услуги, например, по обработке полей. «Фермер обращается в компанию, которая предоставляет ему тракториста для необходимых работы, но этот тракторист не будет числиться работником сельского хозяйства, а пойдет по сектору «услуги», — поясняет Серова. — Получается, что если у нас число работников в АПК завышено в силу учета Росстата, который относит к данной сфере и ЛПХ, то в США занижено». Но это, конечно, не означает, что в России производительность труда выше, чем в американском сельском хозяйстве, просто разница не столь разительная, дополняет она.

Кроме того, нужно понимать, что сельское хозяйство — это только часть продовольственной системы, причем самая малая (около 10% от всей валовой продукции продовольственного сектора). Поэтому производительность важна во всей цепочке, а не в отдельном ее сегменте. Так, если очень продуктивный производитель сельскохозяйственного сырья находится в тысячах километрах от переработчика и потребителя, то логистические ресурсы будут использованы с очень низкой производительностью, и общий факторный показатель по всей продовольственной системе будет невелик.

Колесников выделяет два основных показателя характеризующие производительность труда. Первый — трудоемкость, то есть, количество затраченных человекочасов на единицу произведенной продукции. Второй — производство валовой продукции на одного работника в денежном эквиваленте. «И по обоим этим показателям в аграрной сфере экономики Россия существенно отстает от развитых стран, причем по некоторым подотраслям сельского хозяйства в несколько раз», — обращает внимание он. 

Безусловно, в технологическом оснащении до многих развитых в плане производительности труда в агросекторе стран Россия не дотягивает, подтверждает Серова. «У нас, конечно, есть передовые компании, которые ничуть не уступают мировым лидерам АПК по уровням продуктивности и факторной производительности, но в основном производительность труда на отечественных сельхозпредприятиях существенно меньше», — говорит она. В частности, российские аграрии применяют меньше, чем развитые страны, минеральных удобрений и агрохимии, поэтому и продукции на человека выпускается меньше.

0031.jpg

В разрезе регионов и секторов

Колесников выделяет два основных показателя характеризующие производительность труда. Первый — трудоемкость, то есть, количество затраченных человекочасов на единицу произведенной продукции. Второй — производство валовой продукции на одного работника в денежном эквиваленте. «И по обоим этим показателям в аграрной сфере Россия существенно отстает от развитых стран, причем по некоторым подотраслям АПК в несколько раз», — подчеркивает эксперт. 

В плане экономического развития можно выделить три группы регионов в стране: активно развивающиеся (которые задействуют интенсивный путь), использующие экстенсивный путь развития и депрессивные, продолжает Колесников. «Если брать сельское хозяйство, то его развитие в половине федеральных округов носит депрессивный либо экстенсивный характер», — утверждает он. В значительной степени это связано с использованием экстенсивных факторов производства, либо не развитостью сельского хозяйства как отрасли.

Лидерами по производительности труда в аграрном секторе, по наблюдениям экспертам, являются Белгородская и Ростовская области, Татарстан и Краснодарский край. Причина того, что эти регионы более успешны, чем другие по данному показателю — в руководителях на местах, которые уделяют серьезное внимание развитию сельхозотрасли, и в удобном природно-экономическом расположении. Серова, помимо Белгородской области и Краснодарского края, к эффективным в плане общей факторной производительности регионам относит Ленинградскую и Московскую области, хотя в последней сельского хозяйства почти не осталось, добавляет она. Руководитель рекрутингового агентства «Агро Тим Рекрутмент» Анастасия Архарова отмечает, что в животноводческом секторе высокая производительность труда отмечается там, где есть доступ к кормовой базе — в Центре и на Юге. 

В плане увеличения производительности труда сектору АПК удалось достигнуть существенных успехов в растениеводстве, что обусловлено особенностями технологического процесса, рассказывает Колесников. Значительная часть тракторного парка отечественных хозяйств представлена зарубежной техникой, оборудованной GPS-системами навигации, которые позволяют снизить нагрузку на тракториста, время прохождения машины по полю. А вот в животноводческом секторе внедрение цифровых технологий происходит медленнее, так как сама по себе отрасль менее рентабельная, акцентирует внимание эксперт. «К тому же, если покупка техники предприятиям компенсируется хотя бы в рамках возвращения части капитальных затрат по госпрограмме, то субсидирование внедрения новых современных технологий господдержкой не предусмотрено», — подчеркивает он.

0032.jpg

В последние годы в плане производительности труда хорошие результаты наблюдаются в растениеводстве, в том числе, за счет повышения урожайности, соглашается Архарова. «В птицеводстве тоже неплохие показатели, а вот сектор КРС отстает в плане производительности от результатов, получаемых европейскими странами, в том числе, из-за ограничений по объему кормовой базы», — знает она. 

В сельском хозяйстве есть разные сектора по степени трудоемкости и сравнивать их друг с другом по производительности труда было бы ошибкой, отмечает Серова. Правильнее говорить об эффективности не по отраслям, а по предприятиям, считает она. Например, крупные агрохолдинги, такие как «Степь» или «Русагро» являются высокоэффективными компаниями по всем направлениям бизнеса, которыми они занимаются. «То есть, эффективная компания эффективна во всем», — рассуждает эксперт. Однако, абсолютно не обязательно результативность работы зависит от масштабов бизнеса. Могут быть как малоэффективные агрохолдинги, так и очень эффективные с точки зрения общей факторной производительности семейные предприятия или отдельные фермеры. «Все зависит от продуктивности менеджмента, а также от стадии развития бизнеса: на этапе стартапа производительность предприятия будет ниже, чем после того, как все рабочие процессы уже отлажены», — разъясняет Серова. 

Высокая производительность труда напрямую связана с использованием современных технологий, уверен Колесников. Хотя АПК в России — одна из современных отраслей экономики, нехватка инвестиций не дает сектору развиваться более активно. Например, в 2020 году по сравнению с 2019-м физический объем вложений в агросектор снизился на 5%, приводит данные эксперт. В то же время, если взять количество высокопроизводительных рабочих мест в сельском хозяйстве, то, по данным Росстата, оно растет: в 2018-м году их число составляло около 516 тыс., а в 2020-м — уже 653 тыс. Но всего в сельском хозяйстве задействовано примерно 5 млн человек, без совместителей и средних и малых предприятий — около 1 млн. Тем не менее, даже при соотношении 1 млн/650 тыс., количество высокопроизводительных рабочих мест все еще недостаточно, чтобы в значительной степени повысить производительность труда. 

Востребованные позиции в период кризиса

Продолжающийся в стране кризис усложнил задачи HRD. Сейчас на первый план выходит работа по оптимизации численности штата при одновременном повышении эффективности, отмечает Галина Спасенова из Kontakt InterSearch Russia. При этом кризис дал и новые возможности. Компетентные сотрудники и лучшие управленцы из иностранных компаний, закрывающих свои представительства в России, оказываются в поиске работы. И здесь российские игроки рынка АПК имеют все шансы получить лучших из лучших.
Для решения задач по повышению производительности сейчас в российском АПК востребованы директора по цифровым технологиям. «Отдельно стоит отметить и необходимость понимания самими сотрудниками особенностей работы с такими инструментами. Для этого в компаниях, использующих передовые технологии, должны проводиться разъяснительные работы и периодические обучения», — подчеркивает эксперт.
Также повышается спрос на управленцев блока Supply Chain и R&D. Компаниям необходимы собственные разработки и замещающие технологии для достижения лучших целей. «Здесь же отмечу и управленцев производственных блоков, понимающих основы бережливого производства и готовых на перестройку процессов для оптимизации деятельности», — добавляет Спасенова.


Достижения компаний

Предприятия, участвующие в нацпроекте «Производительность труда» результатами участия в программе в целом довольны. Один из лидеров тепличного бизнеса агропромышленный холдинг «Эко-культура», в рамках проекта повышает эффективность четырех своих предприятий уже второй год. ТК «Солнечный дар» из Ставропольского края получает расширенную поддержку ФЦК. В качестве первого пилотного проекта выбран поток «Сбор-упаковка-отгрузка потребителям круглого среднеплодного томата». В результате, объем упакованных и подготовленных к отправке в магазины томатов увеличился на 20% — с 703 до 850 кг/чел. в сутки, время сбора урожая сократилось более чем в два раза — с семи до трех дней, а незавершенное производство уменьшилось в 2,5 раза — с 415 до 167 т. «Мы видим конкретные и весьма весомые улучшения наших производственных процессов, которые повышают нашу эффективность, — комментирует вице-президент по управлению персоналом и организационному развитию «Эко-культуры» Виктория Шарапова. — Мы уже получили ряд выгод, подтвержденных цифрами: растет выработка, увеличивается скорость рабочих операций, уменьшается время протекания производственных процессов». При этом идет системное обучение сотрудников, оно интегрировано в практику и четко синхронизировано с этапами реализации конкретных проектов на каждом из наших тепличных комплексов.

«Эко-культура» системно повышает производительность труда и эффективность производства, утверждает Шарапова. Ключевой показатель, который обеспечивает рост показателей, — передовые технологии и современное оборудование. В то же время холдинг постоянно проводит оптимизацию производственных процессов и процедур, в том числе по методологии бережливого производства. «Специфика отрасли овощеводства закрытого грунта — высокая доля ручного труда, и как бы далеко вперед ни ушли технологии, без внимания человека и профессиональных заботливых рук растениям не обойтись, — комментирует топ-менеджер. — Поэтому мы целенаправленно инвестируем время и ресурсы в проекты комплексного обучения и повышения квалификации производственного персонала. У нас хорошо поставлено наставничество, отработаны результативные траектории обучения по производственным должностям, среди них, например, «Школа овощевода» и «Школа бригадира»».

Для того чтобы обеспечить прозрачность и понятность такой системы оплаты труда, специалисты по работе с персоналом агрохолдинга провели более 3 тыс. замеров по более чем 200 рабочим операциям — и это только по категории «рабочий-овощевод». Глубина проработки системы обеспечила ее результативность — эффективность труда выросла. Когда люди получают дополнительные стимулы, они стремятся работать эффективнее, говорит Шарапова. Таким образом, производительность труда по разным видам работ в холдинге за последние несколько лет увеличилась на 5-20%.

На «Дмитрогорском молочном заводе» из Тверской области (входит в ГК «Агропромкомплектация»), специализирующемся на производстве молочной и кисломолочной продукции, в рамках национального проекта эксперты ФЦК оптимизировали производство кефира в бутылке. Предприятие увеличило выработку на пилотном потоке на 47% (с 21,9 тыс. до почти 31,2 тыс. бутылок в смену). Время протекания процесса сократилось на 30% — с 16 до 11 часов.

На птицефабрике «Элинар-бройлер» (Московская область) в качестве первого пилотного потока выбрано производство натуральных полуфабрикатов (голень, бедро, грудка, крылья, фарш, тушка и др.). Эксперты ФЦК помогли компании на четверть увеличить объем производства полуфабрикатов — с 74 до 92 кг/чел. в час (15 наименований продукции: суповой набор, филе бедра, бедро натуральное, крыло, наборы цыпленка и др.), почти в два раза сократить время их производства — с 57 до 31 мин., на треть уменьшить запасы незавершенного производства — с 8 до 6 т. Благодаря применению технологий бережливого производства на эталонном участке — линии продукта «Голень» - был модернизирован рабочий процесс. В производственную линию был встроен узел отрезки сустава голени, а также был установили сброс продукции с транспортера в порционер. Это дало увеличение выработки только на участке на 53%, позволило снизить незавершенное производство в семь раз и сократить лишние перемещения на 91%.

0033.jpg

Нужно больше инвестиций в инновации

Национальный проект «Производительность труда» - безусловно, очень нужная и важная масштабная государственная программа, отмечает Шарапова. «Представители ФЦК работают непосредственно на производственных площадках и вместе со специалистами предприятий реализуют комплексные улучшения, — рассказывает она. — Для нас совершенно однозначно, что нацпроект способствует улучшению показателей по производительности труда, дает всем участникам дополнительный импульс по реализации внутренних резервов повышения эффективности, укрепляет прогрессивную производственную культуру».

Для повышения производительности труда необходим системный подход, внимание ко всем составляющим рабочих процессов, внимание к деталям. Крайне важно, считает топ-менеджер «Эко-культуры, контролировать себестоимость продукции, укреплять отношения с клиентами, чтобы в условиях высокой конкуренции на рынке предлагать наилучшее качество продукции по доступной цене. «При этом очевидно, что производительность труда является базовым и определяющим условием эффективности любого бизнеса. В абсолютно новых условиях хозяйствования, в которых находится сейчас вся экономика, данный показатель приобретает особое значение», — уверена Шарапова.

Объем затрат на исследования и разработки в АПК недостаточен для того, чтобы повысить производительность в разы — до показателей, заявленных в национальном проекте, отмечает Колесников. «Здесь необходимо уделять первостепенное внимание процессам инновационной и инвестиционной активности, — считает он. — Следует понимать, что инновационная продукция имеет более высокую добавленную стоимость, более высокую рентабельность, востребована на внешних рынках, то есть, является экспортноориентированной». Производство валовой продукции на одного работника при этом растет, а трудоемкость производства снижается. 

0034.jpg

Мероприятия же, представленные в проекте «Производительность труда», напрямую с реальным сектором экономики и с технологиями, с производством продукции с высокой добавленной стоимостью, не связаны. То есть, показатели, по которым оценивается успешность проекта — количество сотрудников предприятий и представителей региональных команд, прошедших обучение инструментам повышения производительности труда с нарастающим итогам. «Ну, допустим, людей обучили, что дальше? Если нет инвестиций в необходимом объеме и что лучше, конечно, отечественных инноваций, передовых технологий, то в общем-то это обучение сведется к получению знаний и повышению эрудированности», — скептичен эксперт. Он уверен, что в подобных программах необходимо прописывать конкретные мероприятия, связанные с развитием реального сектора экономики. И в первую очередь в области инноваций и инвестиций. Важно увеличивать количество внедренных сервисов, создавать цифровую экономическую систему, перечисляет эксперт. Для этого нужны отечественные IT-технологии, но их количество тоже ограничено, несмотря на функционирование таких институтов как Сколково и Фонд поддержки субъектов малого предпринимательства. «Этого, разумеется, недостаточно, — уверен он. — Особенно наличие собственных технологий актуально в условиях геополитических потрясений».

Однако, признает Колесников, внедрение инноваций в сектор АПК — задача непростая. Если говорить об использовании IT-технологий в сельхозпроизводстве, то до сих пор, никто не считал, насколько это экономически эффективно и каким образом внедрение таких решений повысит рентабельность агробизнеса. «Конечно, есть некоторые экспертные оценки: судя по зарубежным научным публикациям, рост рентабельности возможен на 5-7%. В современных условиях такой прибавки можно достичь, оптимизируя производственные и управленческие процессы, — уточняет эксперт. — И даже если применение цифровых технологий в сельском хозяйстве повысит эффективность производства, то в России в целом по экономике доля IT-специалистов примерно в два раза меньше, чем в той же Германии или Франции. А если говорить об АПК, то IT-специалистов, готовых работать на селе, еще меньше». Поэтому кадры — это проблема номер один. Вторая проблема — стоимость приобретаемых технологий. 

Тренд экономики — цифровизация, подтверждает партнер Kontakt InterSearch Russia Галина Спасенова. Хотя темпы развития AgTech в нашей стране не такие быстрые, как за рубежом, отечественные компании активно внедряют технические инструменты. Автоматизированная сельскохозяйственная техника, системы мониторинга, компьютерные решения — все это повышает производительность труда сотрудников. Однако только при условии, что управление всей IT-системой осуществляется грамотно, обращает внимание эксперт. 

По мнению Евгении Серовой, для достижения высоких показателей в плане общей факторной производительности необходим хороший менеджмент и сильная научная база. «Эффективность сейчас растет за счет инноваций и технологий — это общемировая практика. И никак не за счет вовлечения новой земли в оборот, увеличения покупных ресурсов», — подчеркивает она. Но инновационное развитие требует квалифицированных кадров, вторит эксперт Колесникову.

Повышение производительности труда напрямую связано с автоматизацией производства, считает Архарова. «Над этим надо работать, развивать и внедрять, но из-за сильной бюрократии это делать не всегда просто. Нужны гибкие и комфортные для производителей решения», — уверена она. К тому же, необходимо выпускать более сложные продукты, заниматься глубокой переработкой и экспортировать продукцию глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью. Именно развитие данных направлений стоит поддерживать на федеральном и региональных уровнях, полагает эксперт.

Материальная мотивация

Повышение производительности труда — комплексная задача, ответственность за реализацию которой лежит на плечах грамотных топ-менеджеров, отмечает Галина Спасенова из Kontakt InterSearch Russia. Одним из ключевых факторов повышения данного показателя является их мотивация. Безусловно, в первую очередь речь идет о финансовой составляющей. «Управленец, в систему KPI которого включены показатели эффективности компании, будет рассматривать бизнес как свое дело, стараясь максимизировать результаты каждого члена команды. Аналогично и специалисты грейдами ниже», — говорит эксперт. При этом влияют и нематериальные факторы мотивации: личность руководителя, возможность работы с различными инновационными проектами, признание успехов, HR-бренд, моральный климат в компании и сплоченный коллектив, корпоративная культура, well-being инициативы.
Материальная мотивация напрямую влияет на производительность труда, соглашается Виктория Шарапова из «Эко-культуры». Сама компания провела масштабную аналитическую работу и на основании полученных данных сформировала, внедрила и тиражировала на все тепличные комплексы сдельно-премиальную систему оплаты труда. «Такое сочетание принципиально важно: сдельная оплата обеспечивает выполнение количественных показателей (объемов), а премиальная составляющая стимулирует повышение качества работы и обеспечивает его стабильность, — поясняет она. —  Сотрудники должны четко понимать, за что именно они получают заработную плату, как сами могут влиять на ее размер, видеть пример, на который хочется равняться, поэтому в сдельной системе оплаты труда овощеводов у нас высокая степень детализации показателей».


Загрузка...