Аналитика

Птицеводство на паузе. Какие факторы мешают развитию птицеводства в России и мире

«Черкизово»
«Черкизово»
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Один из наиболее устоявшихся и сформированных российских рынков — мяса птицы — практически без изменений продолжил работу в новых условиях. По крайней мере, так утверждают представители компаний. По данным же экспертов прогнозируется замедление динамики роста и снижение маржинальности. Впрочем, возможно, это мировая тенденция. Своими прогнозами о дальнейшем развития рынка мяса птицы с журналом «Агротехника и технологии» поделились эксперты отрасли

Одна их главных проблем, с которой сегодня столкнулась отрасль, — изменение транспортных путей и связанное с этим удорожание поставок. Разрыв многолетних каналов поставок привёл к усложнению товарных потоков и резкому росту стоимости транспортных услуг, причём, это касается как импорта, так и экспорта, рассказывает президент консалтинговой компании AGRIFOOD Strategies Альберт Давлеев. 

Его слова подтверждает руководитель инновационного аналитического центра группы «Черкизово» Рустам Хафизов. «Логистические цепочки удлинились и, соответственно, увеличились сроки поставки, не говоря уже о ценах на комплектующие», — отмечает он.

На удорожание поставок обращает внимание и директор в России и СНГ Hendrics Genetics Ярослав Немировский. «Перевозки автотранспортом, в зависимости от расстояния, подорожали до 20%», — констатирует специалист, добавляя, что при этом совсем не факт, что транспортная компания согласится вести груз в Россию — перевозчики могут под различными предлогами и отказаться. Кроме того, по его словам, появились неожиданные проблемы с таможней, причём с российской.

«Когда проходишь таможню «с той стороны», никаких препятствий нет, а вот у нас «таможить» стало очень долго. Раньше такого никогда не было, а теперь грузы стали оставаться на ночь, что для птицы довольно критично. Бывает, из-за задержек часть поголовья гибнет и приходится организовывать допоставку», — сетует Немировский.

Не меньше проблем и с авиаперевозками, продолжает он. «Мало того, что в связи с отсутствием прямых рейсов поголовье приходится перегружать в Стамбуле или Дубае (а это негативно действует на его сохранность), так ещё и стоимость перевозок взлетела с 18 до 46-48 тыс. евро за один перегруз», недоволен он.

Мировое торможение

Однако усложнившаяся логистика и подорожание поставок — далеко не единственные факторы, которые тормозят развитие отрасли в России и мире, отмечает Ярослав Немировский. Так, за последнее время значительно выросла цена европейских кормов, а на них в птицеводстве приходится около 70% себестоимости, замечает он. Причём, это корма, на производство которых идёт зерно старого урожая, подчёркивает представитель компании, а что будет с ценами на корма с зерном нового урожая, вообще не понятно — никто не может ответить, попадёт ли украинское и российское зерно на европейский рынок.

«В прошлом году в ЕС корма для птиц стоили 230 евро за тонну. Это уже тогда было очень много, а сейчас цена поднялась выше 600 евро», — констатирует Ярослав Немировский.

О том, что мировая инфляция разгоняет российскую, говорит и исполнительный директор Национальной ассоциации производителей индейки Анатолий Вельматов. По его словам, себестоимость производства инкубационного яйца в ЕС выросла в прошлом году на 15% и на 5-10% в этом. Соответственно, и поставляемое из Европы яйцо будет дороже, так что в существующей ситуации говорить следует не о локальной российской инфляции, а о мировой, полагает эксперт.

«После начала спецоперации — в апреле — мы обсуждали вопрос присутствия на отечественном рынке компаний, занимающихся поставкой племенной птицы. Они везде притормозили инвестиции, рынок лихорадит по всему миру. Из-за этого во всех странах, в частности, в ЕС, повышается стоимость реализации проектов. Но пока никто ничего не может изменить, сейчас все просто наблюдают за ситуацией», — рассказывает Анатолий Вельматов, добавляя, что в нашей стране реализация российских проектов с участием иностранного капитала приостановлена до «лучших времён». Тенденцию к приостановлению инвестиционных проектов в ЕС подтверждает и Ярослав Немировский. 

Генетическая зависимость

Тем не менее, на поставках в Россию европейской генетики текущая ситуация никак не скажется, уверен Анатолия Вельматов. Например, индейководство — наиболее динамично развивающееся в нашей стране направление, объясняет он. Россия с 400 тоннами производимой в год продукции замыкает тройку крупнейших мировых производителей индейки: после США с 2,5 млн тонн и Германии с 440 тыс. тонн. При этом только 9% отечественной индейки приходится на индустриальное производство. Поэтому нет ничего удивительного, что теперь для отрасли вместо суточных птенцов поставляется инкубационное яйцо, которое идёт из Канады и США, заключает эксперт. 

По его словам, отечественным инкубационным яйцом, хотя и иностранной генетики, Россия обеспечена на 30%, что очень неплохо, если принять во внимание, что это индейководство — одно из самых молодых направлений. К слову, в этом году список производителей инкубационного яйца, в числе которых Морозовская птицефабрика и Aviagen в Пензенской области, пополнил проект компании «Дамате» в Тюменской области, обращает внимание Вельматов.

В пресс-службе «Дамате» подтвердили, что на конец 2022 года действительно намечен ввод первых площадок репродуктора, а первое инкубационное яйцо будет получено во II квартале 2023 года. Всего же при выходе на запланированные мощности предприятие планирует производить 12 млн яиц в год.

А вот в бройлерном птицеводстве, хотя это направление одно из наиболее развитых в АПК, почти 90% российских компаний работают на иностранной генетике. С учётом того, что отрасль производит наиболее социально-востребованную и доступную для населения продукцию, вопрос обеспечения птицефабрик инкубационным яйцом из экономической плоскости переходит уже в политическую, считает один из участников отрасли, пожелавший остаться неизвестным. Несмотря на декларируемую стабильность поставок генетики, никто не знает, как сложится дальнейшая политическая ситуация, говорит он, добавляя, что в случае жёстких санкций собственной генетики российским предприятиям хватит максимум на пару лет. А в бройлерном птицеводстве родительское стадо менять надо каждые восемь месяцев, напоминает эксперт.

Появление узкоспециализированных компаний (в том числе, поставщиков генетики) абсолютно естественно для современного мира, продолжает он. Неестественно то, что нынешняя ситуация разрывает устоявшиеся отношения и поставки, так что в отдельно взятой стране условно за пару лет приходится создавать кроссы, на которые специализированные транснациональные корпорации затратили десятилетия. Именно это, по его словам, сегодня послужило причиной ставки на развитие отечественного кросса «Смена 9», который к 2025 году должен составить конкуренцию европейской генетике. А, между тем, отношение к нему в отраслевом сообществе не совсем однозначное, как, впрочем, и к срокам реализации проекта, отмечает источник. 

Но даже если данная инициатива будет реализована успешно, замена на отечественные кроссы произойдёт далеко не сразу, прогнозирует руководитель центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов. 

«Производители уже привыкли к иностранным кроссам, и отказаться от них  будет достаточно проблематично. Это будет происходить очень постепенно, если, конечно, не случится проблем с поставками племенного поголовья с западных рынков», — рассуждает он. 

Однако по мнению генерального директора Российского птицеводческого союза Галины Бобылёвой, угрозы срыва поставок — это теория. По крайней мере, никаких срывов поставок племенной продукции в Россию замечено не было, говорит она. Отрасль работает в стабильном режиме, и все договорённости остаются в силе. 

Это же подтверждает и Ярослав Немировский, отмечая, что российский рынок значим для европейских партнёров и терять его они не намерены. 

Hybrid_Turkey_1.jpg

Без внутреннего драйва

Неоднозначна ситуация и с внутренними драйверами отрасли. Резкий рост инфляции и неопределённость в финансово-экономической сфере привели к резкому снижению цен на протяжении всего первого полугодия по всем позициям мяса птицы. Особенно пострадала фаршевая группа (мясо механической обвалки), цена на которую сильно зависит от цен на свинину, также «провалившуюся» в цене в этот период, анализирует Альберт Давлеев. 

«В целом же потребление мяса птицы увеличилось, по моим оценкам, на 2-3% по сравнению с прошлым годом, но с учётом «провалов» 2021 года оно снизилось по отношению к первому полугодию 2020 года», — отмечает он.

Другая заметная, по мнению Альберта Давлеева, тенденция — переключение потребителей с полуфабрикатов на более дешёвые позиции — целую тушку и отдельные части, а также с брендированной продукции на собственные торговые марки ритейлеров, предлагающих более низкие цены.

Сложную ситуацию с ростом доходов и платёжеспособностью населения отмечают все эксперты. По словам Галины Бобылёвой, именно эта причина останавливает производителей поднять цену на свою продукцию. «Мясо птицы — социально-значимая продукция, мы просто не имеем права в текущей ситуации повышать на неё цены», — говорит она. 

Андрей Дальнов, в свою очередь, рассказывает, что с начала года в сегменте B2B трендом становится усиленная конкуренция между свининой и мясом птицы. По его словам, это происходит по причине выхода на внутренний рынок всё больших объёмов свиноводческой продукции. 

Как замечают в отрасли, эти объёмы свиноводческой продукции ранее поставлялись на экспорт, а теперь вследствие укрепления рубля, остаются внутри страны и давят на рынок и соседние ценовые категории. 

То, что укрепление рубля негативно сказалось на экспорте, отмечает и Анатолий Вельматов. «В первом квартале этого года, когда рубль укрепился, произошло перенасыщение рынка. Временно стало неинтересно экспортировать, поэтому компании сократили внешне-экономическую деятельность», — рассказывает он.

Как следствие — падение оптовых цен на свинину, курицу и индейку. Цены на эту продукцию находятся в промежуточном значении между 2020 и 2021 годом и продолжают снижаться.

«Сейчас закупочные цены выше всего лишь на 3%, чем в прошлом году, тогда как себестоимость выросла на 20-25%», — отмечает Вельматов.

(span class=

Привычная консолидация 

В «Черкизово» считают, что текущее положение дел приведёт к консолидации отрасли и поглощению не справившихся с новыми реалиями небольших компаний. Возможность такого сценария предполагает и Альберт Давлеев, добавляя, что покупателями выступят крупные вертикально-интегрированные холдинги. А вот в российском птицеводческом союзе с этим не согласны. 

«Поглощения на птицеводческом рынке случаются постоянно. Однако сказать, что это происходит по причине текущей ситуации, нельзя. Это обычное явление, отражающее выбытие технически-устаревших предприятий», — считает Галина Бобылёва. 

Её слова подтверждает и пожелавший остаться неназванным эксперт, который добавляет, что каждый год банкротится около 3 площадок и такое же количество вводится в строй.

О том, что на рынке индейки тоже никакой особой тенденции к нарастанию сделок M&A не намечается, говорит и Анатолий Вельматов. «У нас в конце прошлого года объединились «Черкизово» и птицефабрика «Краснобор» (это условно второй и третий производитель в стране). Сейчас перестала функционировать Задонская птицефабрика, но мы не видим, чтобы бизнес укрупнялся, как не видим и причин для банкротства каких-либо участников рынка», — комментирует он.

Серьёзных причин для банкротств, слияний и поглощений не отмечает и Андрей Дальнов. По его словам, если дистрибуция небольших игроков выстроена вдали от прямой конкуренции с крупными брендами и выбраны правильные каналы реализации, бизнес вряд ли схлопнется. Главное — переждать время, пока цены стабилизируются. Более того, замечает он, у серьёзных игроков вряд ли даже скорректировалась стратегия, хотя, по идее, она должна предполагать разные сценарии развития событий. 

«Хорошая стратегия не подразумевает каких-то изменений, так как направлена на то, чтобы диверсифицировать портфель продукции и стратегию на длительных отрезках. Она предусматривает, что могут возникнуть форс-мажорные обстоятельства», — поясняет он.

Не выше прошлого года

На сегодняшний день Россия производит около 5 млн тонн мяса птицы, и практически весь этот объём потребляется на внутреннем рынке, сообщает Галина Бобылёва. Ожидаемый прирост отрасли в этом году составит 2-3%, и никаких особо значимых корректировок пока не происходит. «Ситуация стабильная, все проекты по приросту и производству бройлерной птицы выполняются в заданных ранее объёмах», — говорит она. 

«Я думаю, что это один из самых стабильных рынков, который сегодня переходит из фазы роста в фазу зрелости, — оценивает птицеводческую отрасль Андрей Дальнов. — Потребление мяса находится на рекордном уровне — 77 кг на человека, и возможно вырастет ещё на 1-3 кг. Следующим этапом производители будут учиться экспортировать большие объёмы. Пока же они только накапливают опыт».

Что же касается инвестиционных проектов, то, по мнению Альберта Давлеева, их судьба будет целиком и полностью зависеть от гарантий государства. В любом случае, отдачу они начнут давать не ранее 2023-2024 года, так что быстрого эффекта от инвестиций и господдержки мы увидим ещё не скоро, заключает он.

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать