USD

72.58 (-0,06%)

EUR

85.551 (0,32%)

MOEX

4038.23 (-0,34%)

BRENT

78.07 (1,06%)

Пшеница

723 (0,75%)

Сахар

19.1 (-2,00%)

USD

72.58 (-0,06%)

EUR

85.551 (0,32%)

MOEX

4038.23 (-0,34%)

BRENT

78.07 (1,06%)

Пшеница

723 (0,75%)

Сахар

19.1 (-2,00%)

USD

72.58 (-0,06%)

EUR

85.551 (0,32%)

MOEX

4038.23 (-0,34%)

BRENT

78.07 (1,06%)

Пшеница

723 (0,75%)

Сахар

19.1 (-2,00%)

USD

72.58 (-0,06%)

EUR

85.551 (0,32%)

MOEX

4038.23 (-0,34%)

BRENT

78.07 (1,06%)

Пшеница

723 (0,75%)

Сахар

19.1 (-2,00%)

USD

72.58 (-0,06%)

EUR

85.551 (0,32%)

MOEX

4038.23 (-0,34%)

BRENT

78.07 (1,06%)

Пшеница

723 (0,75%)

Сахар

19.1 (-2,00%)

Аналитика

К 2030 году Россия может занять до 15% мирового рынка растительных продуктов

Отраслевые эксперты сомневаются в таком прогнозе

В 2020 году объем российского рынка альтернатив мясу и молочным продуктам составил примерно 9 млрд рублей
Bite
В 2020 году объем российского рынка альтернатив мясу и молочным продуктам составил примерно 9 млрд рублей
Bite

Мировые эксперты оценивают, что к 2030 году объем глобального рынка продукции на растительной основе может вырасти до $140-220 млрд. Россия может занять от 10% до 15% рынка в этом сегменте, пишет «Финмаркет» со ссылкой на заявление исполнительного директор Союза производителей продукции на растительной основе Валерии Родиной. По ее словам, это связано с агроклиматическими условиями страны, развитием технологий в сфере foodtech, а также растущим спросом на растительную продукцию.

По мнению Родиной, такая продукция обладает значительным экспортным потенциалом и в перспективе способна увеличить объем экспорта российского АПК, повысив эффективность реализации национального проекта «Международная кооперация и экспорт». Речь, в частности, идет о растительном «молоке», «мясе» на растительной основе, растительных «сосисках и колбасах», альтернативах кисломолочным продуктам на растительной основе и так далее, уточняет «Финмаркет». Номенклатура этой продукции, по словам Родиной, постоянно расширяется, и спрос увеличивается не только внутри страны, но и за рубежом.

По оценке Родиной, немалую часть рынка занимают компании, которые специализируются на производстве веганской продукции и продукции для ЗОЖ. Крупные агрохолдинги также начинают диверсифицировать свой бизнес, расширяя ассортимент за счет растительной продукции, поскольку существует высокий потребительский спрос — формируются новые тренды на осознанное потребление, отметила Родина.

На этом фоне союз производителей продукции на растительной основе обратился к Минэкономразвития с просьбой расширить классификатор товарной номенклатуры ВЭД Евразийского экономического союза. Союз считает нужным выделить новую подсубпозицию для продукции на растительной основе, не содержащей ингредиентов животного происхождения. Кроме этого, союз предлагает скорректировать код ТН ВЭД ЕАЭС для продуктов на растительной основе, сообщает «Финмаркет». К ним, в частности, относятся не содержащие ингредиентов животного происхождения мясная, рыбная, яичная, молочная, сквашенная и ферментированная, сырная продукция, а также мороженое и соусы на растительной основе. Также союз предлагает ввести эту меру для напитков на растительной основе.

Приоритетными рынками для такой продукции являются, прежде всего, страны Азии, где есть устойчивые пищевые традиции потребления растительной продукции, а также страны Европы и Америки, где активно развивается тренд на здоровое питание и формируется запрос на расширение ассортимента веганской продукции, пишет «Финмаркет» со ссылкой на Родину.

Доля России в мировой торговле продовольствием в 2020 составила 1,9%, что совпадает с ее долей в мировой экономике (средний уровень 1,9% за 2015-2020 года), а также долей в мировом населении, говорит начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Даже в нефтегазовом экспорте доля России — не выше 5% от глобального, отметила эксперт. «Производство растительных заменителей продукции животного происхождения — это современный и очень технологичный бизнес. Кажется чересчур амбициозным прогноз, что Россия на этом рынке обгонит и перегонит все те страны, где технологии производства зародились и успешно развиваются уже многие годы, — сказала Снитко «Агроинвестору». —  К тому же для достижения таких цифр доля заменителей в структуре потребления продовольствия в России должна будет на порядок превышать среднемировую».

Координатор проекта «Едим лучше» Алексей Иванов сказал «Агроинвестору», что в 2020 году, по данным Deloitte, объем российского рынка альтернатив мясу и молочным продуктам составил примерно 9 млрд руб. или $125 млн ($35 млн — растительное «мясо» и $89 млн — растительное «молоко»). Чтобы достичь значений прогноза в 10-15% от $140 млрд, среднегодовой темп роста в течение ближайших 10 лет должен быть в диапазоне 60-70%, оценил он.

При этом, по данным Nielsen IQ, рост продаж растительного «молока» — наиболее популярного альтернативного продукта — с мая 2018 года по апрель 2019 года составил 253% в денежном выражении, привел данные Иванов. С июня 2019 года по май 2020-го рост составил 44%, а с июня 2020-го по май 2021 года — 25%. «Это говорит о том, что текущих мощностей пока недостаточно для стремительного роста к 2030 году», — отметил он.

По мнению Иванова, ситуацию может изменить приход в эту сферу крупных производителей, что наблюдается в последние два года, однако пока в недостаточном масштабе для значительного увеличения доли альтернатив на российском рынке. Также важны инвестиции в фудтех-проекты и улучшение инфраструктуры, считает Иванов. «Помимо альтернатив мясу и молочным продуктам, есть большие перспективы на почти не занятом рынке альтернатив рыбе и яйцам, — продолжает он. — Также в ближайшие годы намного более актуальным станет производство культивируемого «мяса», которое пока находится на стадии R&D, а также альтернатив, полученных методом ферментации».

Загрузка...