USD

77.253 (1,46%)

EUR

87.64 (1,04%)

MOEX

3439.25 (-2,18%)

BRENT

87.59 (-0,89%)

Пшеница

784.4 (-0,73%)

Сахар

18.93 (-0,73%)

USD

77.253 (1,46%)

EUR

87.64 (1,04%)

MOEX

3439.25 (-2,18%)

BRENT

87.59 (-0,89%)

Пшеница

784.4 (-0,73%)

Сахар

18.93 (-0,73%)

USD

77.253 (1,46%)

EUR

87.64 (1,04%)

MOEX

3439.25 (-2,18%)

BRENT

87.59 (-0,89%)

Пшеница

784.4 (-0,73%)

Сахар

18.93 (-0,73%)

USD

77.253 (1,46%)

EUR

87.64 (1,04%)

MOEX

3439.25 (-2,18%)

BRENT

87.59 (-0,89%)

Пшеница

784.4 (-0,73%)

Сахар

18.93 (-0,73%)

USD

77.253 (1,46%)

EUR

87.64 (1,04%)

MOEX

3439.25 (-2,18%)

BRENT

87.59 (-0,89%)

Пшеница

784.4 (-0,73%)

Сахар

18.93 (-0,73%)

Аналитика

Интерес к сегменту foodtech в России будет расти

В нашей стране новая экосистема только начинает формироваться

Пока растительные альтернативы мясу дороже традиционной продукции
Welldone
Пока растительные альтернативы мясу дороже традиционной продукции
Welldone

За развитием сегмента агрофудбиотеха в России — будущее по решению проблем, связанных с питанием и влиянием сельского хозяйства на загрязнение окружающей среды. К такому выводу пришли участники международного форума AgriFood Tech 2021. Организатором мероприятия стал комитет по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). 

По данным РСПП, объем вложенных средств в венчурные высокотехнологические проекты только в США составляет $239 млрд. Среднегодовой рост капитализации топовых фудтех-компаний за последние шесть лет достиг 92%. Для сравнения — рост капитализации ведущих производителей пищевой продукции за тот же период составил 2%. В России новая экосистема только начинает формироваться. Она будет ориентирована на умное и высокопродуктивное сельское хозяйство, внедрение новых производственных и логистических цифровых решений, введение в промышленный оборот новых продуктов, созданных на основе биотехнологий. При этом, по словам президента РСПП Александра Шохина, в нашей стране нет подтвержденного интереса к новым технологиям в области разработки пищевых продуктов. «Сейчас наша задача — сделать повестку агрофудбиотеха актуальной и для России, привлечь к ней внимание инвесторов, мобилизовать инновационные стартапы», — отметил он.

Управляющий партнер венчурного фонда Fuel for Growth Андрей Зюзин отметил, что сегодня более 15% от общего объема продаж молока составляют растительные аналоги, а основатель проекта BioFoodLab Елена Шифрина рассказала, что уже в 2017 году в сегменте HoReCa 25% кружек латте и капучино делали на растительном «молоке». Альтернативное мясо тоже набирает популярность.

Зюзин назвал несколько драйверов частичного перехода с производства продукции животноводства на ее растительные аналоги. «Выпуск растительных аналогов мяса оказывает на несколько порядков меньшее негативное влияние на окружающую среду в сравнении с традиционным. Кроме того, вероятнее всего, в 2027 году ЕС запретит выращивание животных в клетках и загонах, что приведет к существенному удорожанию мяса», — рассказал он. Пандемия COVID-19 также стала одним из факторов роста интереса к производству растительного мяса, добавила Шифрина.

Сегмент альтернативного мяса развивается в рамках четырех направлений. Первое — экструзия растительного белка из гороха или сои, второе — выращивание искусственного животного белка в лаборатории. «Пока стоимость такой продукции в 25 раз выше цены на обычное мясо, но к 2024 году эти показатели сравняются», — считает Шифрина. Сейчас руководство многих стран соглашается финансировать разработки ученых для того, чтобы можно было снизить стоимость производства клеточного мяса, отметил Зюзин. «Так, первый бургер из клеточного мяса в 2013 году стоил $300 тыс., сейчас его стоимость снизилась до $11», — напомнил он. А значит, ценовой барьер, который раньше мог стать препятствием для пересмотра потребителями своего рациона уже не является таковым.   

Третье направление — производство мяса из ферментированного растительного белка — сейчас оно стоит в 1,5-2 раза дороже, чем традиционное мясо, но в ближайшее время стоимость станет одинаковой. При этом разработчикам данной концепции удалось получить продукт почти с такой же массовой долей белка, как в курице, и с хорошим аминокислотным составом, отметила Шифрина. Четвертое направление — это белок из насекомых — в основном оно развивается на азиатском рынке. Основными потребителями альтернативного мяса будет поколение Z, уверена Шифрина. «Несмотря на то, что они пока мало зарабатывают, они тратят больше всего денег на ЗОЖ-продукты и растительный белок», — добавила она.

В целом, в России достаточно много стартапов в секторах foodtech и agrotech, однако для полноценного развития этих направлений нужна маркетинговая поддержка, считает Шифрина. Чтобы улучшить ситуацию, разрабатывается ряд мероприятий. В их числе — создание цифровой информационно-коммуникативной площадки FoodNet на базе ГИСП, подписание соглашения с Фондом содействия инновациям, создание профильных акселераторов рынка FoodNet. В ближайших планах — создание IT-платформы для краудфандинга и поиска финансирования проектов, запуск механизмов инвестиционного лифта поддержки проектор различных стадий, создание патентной базы по направлениям рынка FoodNet.

Загрузка...