Интервью

Сергей Мамонов, «Сибагро»: «Урожайность 100 центнеров с гектара в Сибири — это уже реально»


В этом году компания планирует выйти на производство миллиона тонн зерна

«Сибагро»
«Сибагро»

«Сибагро» - второй по объемам производитель свинины в России (365,7 тыс. т в живом весе в 2021 году). В 2019-м компания начала развивать растениеводство, чтобы быть максимально независимой по зерну при производстве комбикормов для животных. Но, несмотря на то что это направление изначально было для холдинга непрофильным, хозяйства «Сибагро» начали ставить рекорды по урожайности среди всех сельхозпредприятий регионов присутствия, а по некоторым агрокультурам Сибирь и вовсе обгоняет юг страны. О том, как технологии и их соблюдение позволяют делать сельское хозяйство прибыльным, «Агроинвестору» рассказал первый заместитель председателя правления по растениеводству Сергей Мамонов.

— Судя по отчетам компании, за неполные три года ее уборочная площадь увеличилась в 15 раз, валовой сбор агрокультур — в 24 раза.  В прошлом году урожай зерна в «Сибагро» превысил 500 тыс. т. Такое ощущение, что растениеводство становится для компании еще одним ключевым направлением наравне со свиноводством…


- Не совсем так. Растениеводство обеспечивает безопасность нашего животноводства, ведь корма являются основой для него. Имея собственное сырье, можно регулировать себестоимость продукции «Сибагро», контролировать качество кормов, улучшать его. Поэтому направление растениеводства развивают все крупные холдинги: у «Мираторга», «Черкизово», «Русагро» большие земельные банки. У нас площадь посевов в этом году превысит 240 тыс. га, при наших показателях урожайности получится намолотить с них свыше миллиона тонн зерна. Цифра красивая, крупная, масштабная. Но это не предел, мы будем двигаться дальше.

— Как сейчас на внутреннем рынке обстоят дела с зерном? Оно сильно подорожало?


- Цена на зерно в последнее время нестабильна: то растет, то снижается, то снова растет, и по регионам, где у нас работают свинокомплексы, она отличается на несколько рублей. Где-то 16 руб./кг, где-то — 18 руб./кг... Если пересчитать разницу на общий объем, то получится значительная сумма. А мы от этих рисков защищены — у нас есть подушка безопасности, которую мы создали в 2021 году, в том числе благодаря нашему новому растениеводческому предприятию «Сибиряк» в Красноярском крае. Холдинг «Сибагро» приобрел его в марте прошлого года, мы оперативно посеяли там 40 тыс. га, получили свыше 100 тыс. т зерна, и сейчас это наш резерв, который позволяет маневрировать, когда цена повышается. Например, даже на Уральский свинокомплекс «Сибагро», расположенный в 100 км от Екатеринбурга, отправлять зерно из своих запасов железнодорожным транспортом выгоднее, чем покупать его на рынке в периоды скачка цен.

— А насколько ваше направление зависит от импорта? Страдаете из-за новых санкций?


- Мы не вчера начали тему импортозамещения, поэтому к нынешней ситуации оказались подготовлены. У нас в растениеводстве можно выделить четыре основных блока, по которым мы несем затраты на приобретение товарно-материальных ценностей: это семена, минеральные удобрения, средства защиты растений и техника. На СЗР и минеральные удобрения мы тратим свыше миллиарда рублей по каждому из этих блоков.

Что касается семян, то часть их у нас своя. Например, в прошлом году мы обновляли семенной фонд на сумму порядка 500 млн руб., в этом покупаем примерно на 800 млн руб.

Семена пшеницы и ячменя «Сибагро» закупает в основном у российских производителей, таких как компания «ЭкоНива», она занимается селекцией в России, выращивает семена на своих площадках в Курской и Новосибирской областях. Основной семенной фонд по сое покупаем у сибирского института кормов, площадки которого расположены в Новосибирской области. Семена кукурузы и подсолнечника закупали импортные, однако их мы приобрели еще осенью 2021 года. Поэтому в части семенного материала у нас проблем нет. 

«В этом году мы покупаем более 10 зерносушильных комплексов, что позволит нам своевременно просушивать весь убираемый урожай зерновых, а также своевременно и качественно готовить собственный семенной фонд. Это по сути мини-производство, где сначала происходит очистка, потом сушка зерна и семенного материала. В дальнейшем мы планируем также построить высокопроизводительный высокоинтенсивный семеноводческий завод для обеспечения семенным фондом всех предприятий холдинга».


Минеральные удобрения нам полностью поставляют российские производители, такие как КАО «Азот», «УралХим». По ним мы полностью законтрактовались еще осенью, весь наш объем — а это порядка 60 тыс. т — на данный момент почти полностью находится на предприятиях нашего холдинга. Также у нас есть свои органические удобрения. Например, в Томском районе минеральные удобрения не применяем вообще за счет использования органики со свинокомплекса и птицефабрики, на Урале тоже удобряем большую часть земли своей органикой со свинокомплекса. По органике мы сейчас активно работаем, экспериментируем с ее переработкой в биокомпост, в гранулы. Прорабатываем варианты, чтобы вносить ее на большей площади, чтобы при этом ее транспортная масса была меньше.

«Жидкая фракция со свинокомплексов выносится в лагуны, где происходит процесс ее обезвреживания и обеззараживания. На выходе получаются органические удобрения, которые с помощью дизельной насосной станции и шланговой системы вносятся инжекторным культиватором внутрипочвенно. Шланги «дотягиваются» на расстояние до 10 км от лагун при помощи бустерных станций».


По средствам защиты растений мы работали как с импортными, так и с российскими компаниями. На девяносто с лишним процентов СЗР мы уже обеспечены. А в этом году у «Сибагро» открывается большой демонстрационный центр в Новосибирской области, где мы будем проводить большое количество демо-испытаний препаратов как зарубежного, так и отечественного производства. 

— Что собой представляет этот демонстрационный центр?


- Научно-производственная площадка «Сибагро» будет расположена под Новосибирском, в селе Криводановка, это поле площадью около 100 га, разбитое на делянки. На каждой мы будем применять минеральные удобрения и СЗР от разных компаний, сравнивать результаты, и на их основе формировать пул из трех-четырех поставщиков, показавших наибольшую эффективность. Чтобы у нас была не одна или две проверенных компании, а несколько. Геополитическая обстановка способствует такой работе, но мы и раньше ее планировали. Мы всегда стараемся не решать проблему, а предупредить ее. Этой площадкой тоже работаем на опережение: на текущий год необходимый объем СЗР закуплен, на следующий год мы уже опробуем препараты, получим производственные результаты, и у нас будет больший выбор к новому сезону. Если европейские компании сейчас уйдут -не проблема, замену найдем.

— Многие участники рынка говорят, что сложно найти замену импортной технике. Для российских сельхозпредприятий это сейчас главная головная боль — велик риск, что часть техники просто встанет без запчастей…  


- Это сейчас действительно самая большая проблема. На этот год у нас был план по покупке новой техники и обновлению парка старой техники на сумму свыше 6 млрд руб. Но возникло много вопросов. Например, планировали купить 50 посевных комплексов John Deere американского производства. Их сеялки отвечают всем требованиям, плюс они также могут работать по технологии no-till, которая не требует подготовки почвы. По этой технологии мы в прошлом году посеяли свыше 40 тыс. га, получили достойный результат, отладили технологию, и если осенью где-то не успеваем подготовить поле, то сеем по технологии no-till.

Но на данный момент компания John Deere поставляет нам только 13 посевных комплексов. Мы быстро нашли замену от другого европейского производителя — немецкой компании Horsch, получим от них еще 17 единиц. А вот оставшиеся 20 взять негде. Понимая это, мы пересмотрели все наши планы: отремонтировали технику, которую собирались менять, пересчитали нагрузку, распределили мощности между предприятиями, и выходим на посевную кампанию почти без сокращения планируемых посевных площадей, что позволило оставить в силе план по сбору миллиона тонн зерна.

— На ваш взгляд, российские производители в ближайшей перспективе смогут заменить импортную технику?


- Пока они не могут закрыть все наши потребности. Например, хотели купить у «Ростсельмаш» 47 тяжелых тракторов мощностью свыше 400 л.с., но они нам подтвердили только два. После личной встречи пообещали 16. По зерноуборочным комбайнам ситуация в плане поставки более позитивная, только со значительным удорожанием за каждый комбайн на уровне 8 млн руб. А мы планировали купить 127 единиц по холдингу. 

Проблемы в части техники затронули в основном три наших самых крупных сибирских предприятия — в Новосибирской области и Красноярском крае. При этом в Новосибирске в работе в 2022 году находится 90 тыс. га — на 20 тыс. га больше, чем в прошлом. В Красноярском крае в этом году «Сибагро» сеет 83 тыс. га против 42,5 тыс. га в прошлом. Впрочем, даже в такой ситуации мы не только сохраняем площадь, но даже увеличиваем ее по этим двум регионам на 60,5 тыс. га. Трудностями нас не испугать — прошли и засуху, и коронавирус, и дождями нас заливало осенью 2021 года, — и всегда справлялись. Любую проблему воспринимаем как задачу и начинаем ее решать — так работает вся компания «Сибагро».

DSC_0183.JPG

— Какие хозяйства у вас лидируют по урожайности?


- Самые высокие результаты показывает цех «Криводановка» в Новосибирской области (включает Криводановку, Овчинниково, Колывань, Крутологово), там мы добивались по пшенице и ячменю свыше 60 ц/га — как в южных регионах нашей страны! А по некоторым полям она доходила до 100 ц/га. Даже импортные комбайны по такому полю двигались со скоростью не более 1 км/час.

— Как так получается, что, по сути, на соседних полях такая разница в показателях?


- По полю много нюансов — как природных, так и человеческих. Например, конфигурация поля может быть разной, поэтому на одном участке урожайность 40 ц/га, а на соседнем может быть и 80ц/га. Здесь более плодородный участок по азоту, фосфору, калию и микроэлементам, влагообеспеченности, а там — нет… 

Понимая это, «Сибагро» постепенно приходит к дифференцированному внесению удобрений. Но это нужно увязывать с цифровизацией. Сейчас строим большую систему: в этом году внедряем программу «Геомир», на четырех предприятиях завели «Историю поля», она соединяется с программой ERP, в которой мы делаем планирование, а также с бухучетом 1С — это полный комплекс планирования, ведения затрат, вся история поля. Туда же подключили систему «Автограф» по отслеживанию транспорта и сельскохозяйственной техники. Все поля у нас оцифрованы, сейчас мы ставим на них датчики урожайности, датчики глубины, контроля высева. То есть технологический процесс у нас будет виден полностью. Пример — едет комбайн по полю, и мы «видим» урожайность — на одном участке 70 ц/га, на другом 80 ц/га… Создается карта поля, на основании которой мы анализируем, что у нас с элементами питания на поле, и уже дифференцированно вносим удобрения. Это то, что можно решить менеджментом.

Ну и конечно, никто не уходил от технологических ошибок. Нужно вовремя посеять, выдержать глубину заделки семян — 3 см, и многое другое. Но где-то посеяли 1,5 см, где-то 5 см — и все, растение уже другое. Для этого и нужны программные сервисы, чтобы контролировать весь процесс вплоть до таких нюансов. В течение двух-трех лет мы на 100% внедрим нашу большую цифровую платформу, и будем добиваться совершенно других результатов.

— Какую вы себе планку ставите по урожайности? 


- Наша планка — урожайность пшеницы и ячменя 50-60 ц/га и выше. Мы не говорим, что нам нужны 100 ц/га — мы ищем точку, когда урожайность растет при сохранении себестоимости. Как пример, те же 50-60 ц/га пшеницы получается вырастить и убрать при той же себестоимости, что и 40 ц/га — то есть с одного гектара ты получаешь больше зерна при одинаковом уровне затрат на тонну продукции, что соответственно, позволяет нам получать больший объем прибыли с каждого гектара земли. А как пример, на 70 ц/га себестоимость начинает расти, и становится уже не так выгодно. То есть при расчете урожайности «Сибагро» учитывает цены. Тщательно считаем экономику и готовимся к своим результатам. В сельском хозяйстве что посеешь, то и пожнешь. Хотя не обходится и без неожиданностей… 

Например, на «Сибиряке» урожайность до приобретения нами данного актива была 8-10 ц/га, а в 2021 году по no-till мы получили там в среднем свыше 30 ц/га. На сорте пшеницы «Гранни» при этом мы достигли показателя 67 ц/га. Или на Новосибирском свинокомплексе «Сибагро» в прошлом году экспериментировали с посевом сои по no-till и получили 25 ц/га, тоже достойный результат. В Сибири не всегда есть возможность подготовить почву: дожди как зарядят! А у нас есть хороший инструмент, который можем применять точечно. Своего рода региональное ноу-хау.

— Судя по всему, вы не боитесь экспериментировать…


- Да, и у нас много примеров, показывающих, что это правильно. Например, я говорил о цели в миллион тонн зерна. Но этот миллион надо куда-то положить. Мы начали думать: а как уйти от больших крупных построек, где требуются силоса, нории, целый большой комплекс? И решили эту задачу: для отработки пилотной технологии в 2020 году в Новосибирске «Сибагро» заложило несколько рукавов из специализированного высокопрочного полипропилена прямо на площадке перед комбикормовым заводом. Зерно засыпается трактором через зерноупаковочную машину сразу в рукав, причем он лежит до влажности 18% — это большой плюс для Сибири. Подсолнечник и сою туда не кладем, у нас основная задача по хранению ячменя и пшеницы. В этом году полмиллиона тонн в рукава заложим. В Сибири мы пошли на эту технологию одни из первых. Много было вопросов от сотрудников, много сомнений. Но как только ты слышишь: «Никто так не делает, так нельзя» - надо брать и пробовать.

Загрузка...