Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Племенной дефицит
Нина Важдаева
Агроинвестор
31 октября 2008
Импортировать КРС придется еще минимум 10 лет
Фото: А. Гроздова

За последние два года аграрии, строящие и реконструирующие молфермы по нацпроекту, купили более 150 тыс. импортных племенных животных. Несмотря на то, что их цена уже превышает $5 тыс./гол., отказываться от приобретения КРС за границей животноводы в ближайшие 10 лет не собираются: для обновления стада им необходимо до миллиона голов. Российским племхозам самим не хватает скота даже для воспроизводства. Продают они его редко и по мировым ценам, причем такой КРС не подходит для индустриального животноводства, констатируют участники рынка.

В 2005 году, когда было объявлено о начале реализации рассчитанного на 2006-2007 годы нацпроекта «Развитие АПК», в Минсельхозе подсчитали, что для его выполнения нужно создать не меньше 100 тыс. скотомест. Еще 170 тыс. мест предусматривает пятилетняя госпрограмма (см. таблицу «Консервативные прогнозы»). На самом деле животных, как и мест для их содержания, требуется больше: за один только 2007 год «Росагролизинг» поставил сельхозпроизводителям более 90 тыс. голов племенного КРС. Скот был в основном импортным. А в 2006 году, знает близкий к Минсельхозу источник, привезли 55 тыс. КРС. Причем Россия настолько увеличила мировой спрос, что из-за нехватки животных в Европе их нам поставляли США, Канада и даже Австралия. За время действия нацпроекта цены на племскот выросли более чем до $5 тыс./гол, жаловались в мае «Агроинвестору» сразу несколько участников молочного рынка, реализующих крупные проекты строительства и модернизации ферм. Однако никто из них не собирался отказываться от приобретения импортного КРС либо снижать объемы закупок.

Без импорта не обойдемся

Власти, правда, пытаются склонить аграриев к поддержке поставщиков российского КРС. В октябре Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост первого вице-премьера — куратора нацпроектов, призывал игроков рынка «рассуждать по-государственному» и постепенно отказываться от импорта скота (см. врез). Наши племхозы могут поставить 40-50 тыс. голов, поддерживает его не пожелавший назвать себя топ-менеджер племенной ассоциации. «Однако перестать ввозить скот невозможно: мы сейчас не обеспечим им всю страну», — признает он, добавляя, что отечественные племзаводы в состоянии закрыть «не более 10% общей потребности рынка».

Аграрии тоже уверяют, что обойтись без ввоза скота в ближайшие 10 лет не получится, но и российское племя многим не нужно. Успех в животноводстве на 30% зависит от генетики, рассуждает один из них, и компании предпочитают завозить КРС с высоким потенциалом продуктивности, прежде всего западный. «Наши племхозы поставляют животных с надоями 4-5 тыс. л/год. Но приобретать их нет смысла: чтобы окупать молочные проекты, нужно брать КРС с показателями 8-9 тыс. л/год», — соглашается гендиректор подмосковного хозяйства «Зеленоградское» Юрий Валецкий.

Цена на скот в племзаводах обычно не соответствует качеству, поддерживает его президент холдинга «Русские фермы» Андрей Даниленко: «Из-за рубежа мы завозим КРС, который стоит от 90 тыс. руб./гол. В России цены те же, а качество ниже». Западные и отечественные животные стоят одинаково — примерно 200 руб./кг живого веса, подтверждает директор компании, поставляющей КРС. «Такую цену диктует российский рынок», — оправдывается он. В «Красном Востоке-Агро» недовольны качеством молока, которое можно получить от российских коров. «У нас всегда обращали внимание только на процент жира, а за рубежом пошли дальше, учитывая [при селекции] еще и содержание в молоке белка, — приводит пример сотрудник компании. — Кроме того, на Западе отбор животных шел на высоком селекционном уровне и рассчитывался на машинное доение».

Ввозить племскот будут еще пять-десять лет, не сомневается Даниленко, но даже при таких темпах импорта, как сейчас, КРС все равно не хватит. «Нынешние 50-100 тыс. гол./год для нашей страны — капля в море, — объясняет он. — Чтобы кардинально изменить ситуацию в животноводстве, необходимо завезти до 1 млн гол.». Да и уже ввезенное стадо через несколько лет придется обновлять, добавляет другой участник рынка. При интенсивных технологиях корова используется в среднем 5 лет (3,3 лактации). Получается, что каждые три года следует менять 30% стада, подсчитывает он, а значит, закупка импортного скота будет расти и дальше.

Еще одной причиной сохранения спроса на племенной КРС аграрии и эксперты называют большой процент гибели импортных животных. Поэтому недостающую часть стада приходится докупать либо заранее планировать поставку партии скота с учетом выбраковки и других потерь. Российские фермы рассчитаны в среднем на 300 коров каждая, подсчитывает источник, близкий к Минсельхозу. Ссылаясь на мировую практику, он говорит, что такие предприятия редко обходятся без завоза поголовья, выбраковка же нового стада на них достигает 10% в первый же год. А вот проблема акклиматизации западного КРС сильно преувеличена нашими животноводами, доказывает он: скот часто покупают в спешке, не успевая подготовить ферму к размещению стада, также как и привести рацион кормления в соответствие его потребностям. По данным Координационного аналитического центра АПК, из-за нарушения технологий кормления и содержания погибает 25-30% племенного КРС, ввозимого в нашу страну.

Своя племенная работа

Большинство сельхозпроизводителей, опрошенных «Агроинвестором», предпочитают импортировать голштинский скот, а из российских пород выделяют черно-пеструю.

ЗАО «Суворова» (Краснодарский край) третий год ввозит из Австралии голштино-фризов. В феврале 2008 года эти животные с учетом страховки и доставки стоили 120 тыс. руб./гол., а в 2006-м их цена не превышала 75 тыс. руб./гол., рассказывает гендиректор компании Александр Пелих. Окупаются животные два года. «Их продуктивность — 33 л/сут., а у нашего КРС — всего 20 л/сут.», — сравнивает он. В этом году Пелих купит последние 200 голов скота. «А потом сможем обеспечивать себя сами», — говорит директор, поясняя, что еще с 2002 года скрещивает с голштино-фризами красную степную породу. Как и другие аграрии, Пелих сетует на нехватку КРС на рынке. «Даже в региональных племхозах нам в 2005 году удалось приобрести только 63 головы — больше не было», — приводит он пример.

Ленинградский КРС, по его данным, уже продают по такой же цене, как австралийский — до 120 тыс. руб./гол. Зато в Австралии больше выбор и выше продуктивность скота: при первой лактации в «Суворова» получают 8 тыс. л молока на корову в год, а при второй — до 10 тыс. л. «Да и выбыло за последние два года всего 8 голов из 200 купленных», — доволен Пелих. Его хозяйство стало племенным, и с 2010 года директор собирается продавать собственных нетелей. «Спрос будет, — не сомневается он. — У нас уже хотели купить КРС по 180 руб./кг живого веса. Но мы пока не продаем: самим не хватает». «Племенные хозяйства с трудом обеспечивают поголовьем себя, не говоря уже о поставках на продажу, — соглашается Валецкий из «Зеленоградского» (стадо — 1 тыс. дойных коров), компания которого тоже имеет статус племхоза. — Нам, например, два года назад пришлось приобрести в Германии 160 голов черно-пестрого КРС. Стоил он тогда по €1,8 тыс. Сейчас на 100 голов у нас приходится 54 теленка, а для воспроизводства нужно минимум 75. Поэтому не исключено, что придется снова докупать скот». Надои в «Зеленоградском» высокие — 8 тыс. л/гол. в год. Так что если удастся развить племенное направление, то можно будет поставлять КРС другим компаниям, мечтает Валецкий. «Но пока об этом говорить рано», — оговаривается он. «Красный Восток-Агро», как и «Зеленоградское», покупает импортный КРС и сам ведет племенную работу. «В Германии, Дании, Швеции и Голландии мы приобретаем не только скот (голштинов), но также эмбрионы, которые пересаживаем нашим животным. Занимаемся и искусственным осеменением, но в ближайшие годы все равно не сможем полностью обеспечиться себя поголовьем», — рассказывает директор ООО «Племенное дело-эмбрионы» (входит в «Красный Восток-Агро») Юсуп Тухватуллин. — Так что выход один — закупать КРС». «Русские фермы» в 2007 году приобрели в Голландии и Германии 4 тыс. голштинов, а в этом купят еще 5-6 тыс. Глава компании Андрей Даниленко, как и остальные аграрии, не собирается отказываться от импорта. «Найти хорошего поставщика отечественных животных нам не удается, — говорит он. — Причем в России есть качественный скот, но его хозяйства оставляют себе, а на продажу выставляют тот, который не подходит для индустриального животноводства. Для сравнения, европейский КРС за год дает в среднем 8,5 тыс. л молока, а отечественный — не более 6,5 тыс. л. При сегодняшних ценах на корма такие животные просто убыточны». В течение следующих 5-10 лет «Русские фермы» планируют увеличивать поголовье. Значит, придется продолжать закупку импортного КРС, делает вывод Даниленко.

Госплемкорпорация
Нужно создать ОАО «Головной центр по воспроизводству сельскохозяйственных животных» — госкомпанию, которая занялась бы племенной работой, предложил в июне на совещании по молочному рынку министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. В ее собственность он предложил передать более 20 организаций, занимающихся этим вопросом сейчас. Всего в России, пишет газета «Ведомости», 60 ГУПов, специализирующихся на племенном деле, большинство — в собственности Минсельхоза и Мингосимущества.
В новую организацию планируется передать госпакет ОАО «Центральная станция искусственного осеменения сельскохозяйственных животных» (ЦСИО) и госдоли в региональных племобъединениях, знает источник в компании, близкой к Минсельхозу. Документы о создании новой структуры были подготовлены еще несколько месяцев назад, говорит правительственный чиновник.
Эксперты и участники рынка одобряют создание госкомпании. В последние 15 лет вся селекционная работа в нашей стране была направлена «скорее на поддержку, чем на развитие», говорит президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. «Ни один частник не потянет крупный селекционный проект», — констатирует Игорь Бабаев, владелец «Национальной агропромышленной компании» (НАПКО). Молочное животноводство фрагментировано, крупного игрока, который мог бы в одиночку заняться такой работой, на рынке нет, утверждает Мамиконян. Свиноводы, напоминает он, уже занялись селекцией и племенной работой. Самый большой проект, по его данным, — селекционно-гибридный центр холдинга «Эксима».
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама