Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Импорт на замену
Инна Ганенко
Агроинвестор
27 ноября 2008
Готов ли рынок к сокращению ввоза курятины
журнал «Агроинвестор»
ноябрь 2008
Фото: ИТАР-ТАСС

Импорт сейчас занимает 40% рынка мяса птицы, а в бройлерном сегменте доходит до 45%. И хотя его доля постоянно сокращается, благодаря росту отечественного птицепрома на 20% в год, власти хотят снизить импорт еще радикальнее, срезав квоту на несколько сотен тысяч тонн, и до 85% повысить пошлину на внеквотные объемы. Через 4-5 лет Россия вообще сможет обходиться без ввозной птицы, считают эксперты. Однако основные потребители импортных бройлеров — переработчики мяса - не хотят менять это относительно дешевое сырье на дорогое российское.

По данным Росстата и ФТС, на импортное мясо птицы приходится 33% российского рынка. Всего за 2007 год, по информации этих ведомств, в страну завезли почти 1,3 млн т курятины, что на 1% больше, чем в 2006-м. Доля импортной птицы — не менее 38% всего рынка, а в бройлерном сегменте — 45% (1,15 млн т), утверждает Елена Тюрина, гендиректор Института аграрного маркетинга (ИАМ). Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России, говорит в среднем о 40% импорта.

Производство отечественной курятины сейчас увеличивается в 20 раз быстрее импорта — по данным ИАМа, на 20% в год. Мамиконян знает о 15%-ном росте, это 300-400 тыс. т/год, уточняет он. По итогам 2007 года производство мяса птицы во всех хозяйствах прибавилось на 16,5%, а в 2008-м будет не меньше 16-17%, прогнозирует Максим Клягин, аналитик УК «Финам Менеджмент». «Вопрос замещения импорта в этих условиях очень актуален, — комментирует Тюрина. — Если ввоз птицы не ограничивать [еще больше, чем сейчас], то при нынешнем росте производства его доля снизится до 26-27%, но при этом на рынке образуются лишние объемы мяса». Эту тенденцию усилит финансовый кризис: из-за снижения доходов населения емкость рынка, особенно в высокоценовых сегментах, может сократиться, предполагает Тюрина.

Власть против импорта

Но птицеводам вряд ли придется фиксировать крупные убытки. Давление импорта на внутренний рынок стремятся предотвратить федеральные министерства и регуляторы — Минсельхоз, Минэкономразвития (МЭР), Рос-потребнадзор и Россельхознадзор. В начале сентября Алексей Гордеев объявил о планах сократить в 2009 году квоты на 200 тыс. т. Их снижение до 1 млн т/год с сохранением страновых пропорций поддержали и в МЭР.

А 17 октября Гордеев объявил: его ведомство настаивает на том, чтобы срезать квоту уже на 300 тыс. т (до 900 тыс. т). Сейчас обсуждается возможность сокращения квот в 2009 году даже на 500 тыс. т, рассказали «Агроинвестору» в сентябре сразу несколько близких к Минсельхозу участников рынка и депутатов Федерального собрания.

Ограничить ввоз курятины, рассчитывают ее крупные российские производители, поможет и постановление главного государственного санитарного врача Геннадия Онищенко «О производстве и обороте мяса птицы». С 1 января следующего года документ де-факто закрывает доступ на российский рынок мяса птицы, при промоб-работке которого использовалась вода с концентрацией свободного хлора выше 0,5 мг/л. Нельзя будет привезти в нашу страну и тушки, при размораживании которых доля жидкости превышает 4%. Сейчас же курицу при заморозке «наводняют» настолько, что на влагу приходится до 30% от ее веса, рассказывал Онищенко «Интерфаксу».

Снизить объем импорта помогают и «временные запреты» Россельхознадзора на ввоз птицы, производимой отдельными компаниями. Например, сентябрьское ограничение этой службы коснулось 19 предприятий США, в продукции которых ветеринары нашли мышьяк, сальмонеллу и кишечную палочку. 1 октября по результатам ветинспекции из списка компаний, допущенных на наш рынок, исключили нескольких белорусских производителей. А с июля действует запрет Россельхознадзора на поставку мяса птицы из пяти округов Финляндии, в которых зарегистрирована болезнь Ньюкасла.

Всегда готовы

Птицеводы, опрошенные «Агроинвестором», приветствуют ограничение импорта. Некоторые даже мечтают, чтобы чиновники вообще запретили привозить в Россию мясо птицы. «Наше предприятие могло бы в следующем году увеличить производство в 1,5 раза, а к 2010-му — в 2 раза, [емкость рынка позволяет]. Но засилье импорта не дает развиваться», — сетует Петр Бельков, гендиректор пермской фабрики «Чайковская» (2 тыс. т/год). Стоимость импортной курятины в два раза ниже местной, поэтому она заняла 40% регионального рынка, утверждает он. Шесть из тринадцати птицефабрик Пермского края стали убыточными и закрылись, недоволен Бельков. «А если бы в работу включились все местные птицеводы, то мы бы не только заполнили региональный рынок, но и наладили поставки в другие области», — уверяет он.

Главное преимущество импортного мяса — низкая цена, соглашается с Бельковым Дмитрий Авельцов, гендиректор «Ставропольского бройлера». В США, Аргентине, Бразилии, Таиланде и Новой Зеландии идеальные природно-климатические условия выращивания сои для производства кормов, говорит он. Сейчас на корм у российских компаний приходится в среднем 70% себестоимости курятины. Повысить свою конкурентоспособность последние могут, выпуская больше охлажденного мяса и самостоятельно перерабатывая сырье, считает Авельцов. На «Ставропольском бройлере» планируют к 2010 году увеличить производство в два раза до 80 тыс. т, в 2014-м — нарастить его до 120 тыс. т и построить комплекс переработки стоимостью 1 млрд руб.

Двукратный рост входит и в планы подмосковного российско-американского СП «Элинар-Бройлер», сейчас производящего 27 тыс. т курятины в год. Амбициозные планы анонсирует созданный Сергеем Лисовским «Моссельпром» - бройлерный холдинг с выручкой 2,5 млрд руб./год. В 2007 году объем производства птицы в живом весе у компании был на 41% выше, чем годом ранее (44 тыс. т против 32,4 тыс. т), гордится член совета директоров Вадим Камашев. «Моссельпром» не собирается снижать темпов роста, утверждает он. Объем инвестиций в компанию, по его оценке, приближается к $200 млн (без учета бизнеса в Орловской области). В 2007 году компания ввела в Московской области новый завод убоя и разделки мощностью 6 тыс. гол./ч, а в ближайшие годы будет инвестировать в свое развитие по 1 млрд руб.

Конкурировать с импортом все сложнее, сетует Камашев. Себестоимость курятины за последние несколько лет выросла в 2,5 раза, в то время как цена — только на 15-20%, объясняет он. Но для крупных производителей снижение маржи откроет новые возможности развития, считает Камашев. Так, можно будет расширять бизнес, поглощая небольшие компании, не выдерживающие отрицательной рентабельности. В 2007 году «Моссельпром» уже приобрел у «Стройтрансгаза» «Курскую птицефабрику». «Мы и дальше будем увеличивать производство за счет таких покупок», — говорит Камашев.

Наращивание объемов производства российскими птицеводами вполне обосновано, соглашается Артур Холдоенко, гендиректор нижегородской яичной фабрики «Сеймовская». Новые возможности для развития сильным компаниям предоставит принятие Госдумой техрегламента на мясные продукты, говорит он. В октябре сообщалось, что депутаты могут проголосовать за него до конца этого года.

Импортеры согласны

Ограничение ввоза курятины одобряют и импортеры. Ничего удивительного в этом нет: импорт птицы в последние годы стал низкорентабельным, а компании, завозящие ее, приобретают и реконструируют российские фабрики. «Развитие отечественного производства важнее», — заявляет Анатолий Буторин, владелец «Белого Фрегата» (квота на 2007 год — 60 тыс. т мяса птицы). Сейчас он занимается бройлерным производством в Волгоградской и Орловской областях (24 тыс. т в 2007 году). Намерение властей снизить квоты приветствуют и в «Мираторге», квота которого составляет 70 тыс. т на 2008 год. «Это решение назрело давно», — радуется Александр Никитин, вице-президент по развитию холдинга. «Мы ввозим больше [куриного мяса], чем производим, и по идее должны быть заинтересованы в [сохранении объемов] импорта. Но зависимость от иностранных поставщиков нас не радует», — рассказывает топ-менеджер «Оптифуда», компании с квотой 110 тыс. т на 2008 год и объемом собственного производства 60 тыс. т/год. Свою курятину группа перерабатывает на принадлежащем ей ростовском заводе, а импорт перепродает мясокомбинатам. За два года «Оптифуд» хочет увеличить производство птицы до 100 тыс. т/год. Как и другие крупные участники рынка, он сделает ставку на переработку своего сырья, введя в 2009 году второй мясозавод под Ростовом-на-Дону.

Повысим пошлины

Одобряя сокращение квот, эксперты и производители спорят о том, на сколько их нужно снизить. Никитин из «Мираторга» называет 200 тыс. т «взвешенной цифрой», но в будущем ее можно и увеличить, оговаривается он. Бельков из «Чайковской» настаивает на полном запрете импорта. Полностью отказываться от ввозной курятины рано, предостерегают другие игроки рынка. Местные производители могут полностью заместить импорт, соглашается Буторин из «Белого Фрегата», но это приведет к росту инфляции. Замороженную импортную курятину, поясняет он, используют в основном мясопереработчики. Вряд ли они захотят покупать дорогую отечественную охлажденную птицу. Поэтому нужно думать не только о сокращении импорта, но и о снижении себестоимости российской курицы, резюмирует Буторин.

Впрочем, у переработчиков может не оказаться выбора. «Сейчас готовится техрегламент, по которому в переработке должно будет использоваться не замороженное, а охлажденное мясо», — напоминают в «Оптифуде». Полностью обеспечить себя мясом птицы Россия сможет лет через пять, считают в этой компании.

В Мясном союзе говорят о четырех годах — при условии, что свое производство будет прирастать по 300-400 тыс. т/год. «Полный отказ от импорта приведет к увеличению цен на продукты переработки», — соглашается с Буториным Тюрина из ИАМа. Ввозное сырье, по ее данным, на 15% дешевле отечественного.

Сокращение квот должно соответствовать темпам роста внутреннего производства, тогда негативных последствий не будет, рассуждает Мамиконян. Квоты нужно снизить на предложенные Минсельхозом 300 тыс. т, соглашается с ним Тюрина. Именно на столько, по ее словам, за год увеличивается российское производство курятины. При этом важно ограничить ввоз не тушек, а частей птицы, говорит Тюрина: «Сегмент разделки больше зависит от импорта. По окорокам, например, — на 84%. А по тушке, для сравнения, зависимость не больше чем 10%». Сокращение квот именно по разделанной продукции позволит российским производителям чувствовать себя более уверенно, считает Тюрина.

Мало снизить квоты, нужно еще повысить пошлины на ввоз сверхквотной птицы, доказывают собеседники «Агроинвестора». «Квоты следует вообще заменить высокими пошлинами — до 85% [таможенной цены мяса]», — говорит Мамиконян. Увеличить стоит пошлины как на квотную, так и на внеквотную птицу — эта мера поможет выровнять оптовые цены импорта и российских бройлеров, высказывает свое мнение Авельцов. В МЭРе готовы поддержать рост пошлины на поставку мяса сверх квот до 80-85% вместо нынешних 60%. «Внеквотные ставки не должны иметь запретительный характер, а, наоборот, способствовать выравниванию цен [импорта] с ценами на продукцию отечественных производителей», — заявляет директор департамента этого министерства Алексей Лихачев (цитата по РИА «Новости»).

Важно не просто поднять сверхквотные пошлины, но и предоставить властям возможность оперативно корректировать их размер, продолжает Мамиконян. Развитию отечественного производства помогут и другие меры, продолжает он, такие как субсидирование и доступ к недорогим кредитам. Никитин из «Мираторга», чтобы сократить «экономически необоснованный сверхквотный импорт», предлагает отменить страновой принцип распределения квот и увеличить период, используемый для расчета объема ввоза, разрешенного каждой компании-поставщику, с одного до трех лет.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама