USD

79.673 (0,88%)

EUR

92.986 (0,84%)

MOEX

2943.25 (0,55%)

BRENT

42.53 (-0,79%)

Пшеница

547.2 (-0,55%)

Сахар

12.59 (-3,15%)

USD

79.673 (0,88%)

EUR

92.986 (0,84%)

MOEX

2943.25 (0,55%)

BRENT

42.53 (-0,79%)

Пшеница

547.2 (-0,55%)

Сахар

12.59 (-3,15%)

USD

79.673 (0,88%)

EUR

92.986 (0,84%)

MOEX

2943.25 (0,55%)

BRENT

42.53 (-0,79%)

Пшеница

547.2 (-0,55%)

Сахар

12.59 (-3,15%)

Рынки

Как оценить

«Разгуляй»
«Разгуляй»
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

В стране отсутствует статистика качества зерна

Данные о качестве собираемых в России зерновых, в отличие от информации об их количестве и урожайности, недоступны российским аграриям. С тех пор как ликвидировали ГХИ, государство оценивает зерно только для Росрезерва. Участникам рынка остается только обмениваться сведениями с коллегами, изучать отчеты экспертов и сюрвей-еров, следить за публичными заявлениями чиновников. Но все эти источники необъективны и малодостоверны, сетуют аграрии. Они мечтают о создании аналитического центра, который мог бы заняться еженедельной оценкой качества в федеральном масштабе и на уровне регионов. Это вряд ли возможно, разводят руками эксперты: такой проект обойдется очень дорого.

С 2004 года, когда правительство упразднило Госхлебинспекцию (ГХИ), участники рынка не получают оперативных данных о качестве зерновых, собранных в стране и в отдельных регионах.

В обязанности ГХИ входил мониторинг рынка, инспекция обследовала до 60% урожая. Федеральный центр оценки безопасности и качества зерна и продуктов его переработки, созданный при Россельхознадзоре на основе федеральной и региональных лабораторий ГХИ, не смог заменить эту структуру, констатирует Игорь Павенский, ведущий аналитик Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). «Центр выдает свои оценки качества эпизодически, — поясняет он. — Причем эти данные теперь не публикуются, а лишь иногда проскакивают в заявлениях чиновников». Например, в сентябре Россельхознадзор объявил, что продовольственная пшеница составляет 70% урожая. Павенский сомневается в достоверности этих сведений: с такой позицией, по его мнению, не согласится большинство участников рынка. По оценке ИКАРа, на продовольственное зерно приходится 55% валового сбора пшеницы, на фураж — 45%. Обычное же для России соотношение — 30% фуража и 70% пшеницы продовольственных сортов.

Россельхознадзор не обладает информацией о том, сколько и какого класса зерновых собрано в стране, утверждает Алексей Алексеенко, пресс-секретарь службы. А статистика по классам, добавляет он, вообще предназначена «для служебного пользования». Ее собирают только для зерна из государственного резерва, поясняет представитель Россельхознадзора.

Госстатистики нет

В отсутствие официальной статистики участникам рынка приходится самим искать данные о качестве зерна. «Мы пользуемся аналитикой, публикуемой в СМИ, и сведениями, получаемыми в ходе общения с руководителями других агрокомпаний [которые рассказывают, сколько и какого зерна они получили]», — рассказывает Александр Зубов, гендиректор компании «Нива Оренбуржья». Достоверных данных нет, говорит он, и это особенно чувствуется при реализации зерновых. Не зная, какого качества урожай представлен на рынке и каково предложение пшеницы конкретных классов, сложно продать товар по объективной цене.

В 2008 году все зерно, собранное «Нивой Оренбуржья» при урожайности 15 ц/га, было товарным. Но из-за неблагоприятных погодных условий, продолжает Зубов, вместо 3 класса, составлявшего в 2007 году 100%, теперь получился 4-й. Сразу после уборки зерна он продал 35-40%, а остальное, если цены продолжат падать, оставит на следующий год как переходящий остаток. Когда продадут урожай, он затрудняется ответить: пока точно неизвестно, каков баланс спроса и предложения на пшеницу 4 класса.

Информацию о количестве зерна, которое пойдет на экспорт, и его качестве в разных регионах можно узнать на встречах участников рынка — конференциях, семинарах, днях урожая и т. д. Так поступает Павел Миклухин, гендиректор компании «Сибирский хлеб». Еще он пользуется аналитикой ИКАРа, «СовЭкона» и украинских компаний, в том числе «Проагро». «Сопоставляя все это многообразие данных, мы пытаемся понять истинную ситуацию на рынке», — говорит Миклухин. «Сибирский хлеб» собрал в этом году 20 тыс. т пшеницы, из которой 90% — продовольственная, почти вся она 3 класса. Фуража стало на 7% меньше, чем в 2007 году, гордится директор. Зерно он реализует по контракту, поэтому не опасается, что его не удастся продать.

Доверяй и проверяй

Впрочем, не все аграрии доверяют рыночной аналитике и учитывают ее данные, планируя свой бизнес. «Прогнозами и аналитикой по рынку мы не пользуемся, — говорит Андрей Зорин, замдиректора сельхоздепартамента самарской компании «Синко». — Не видим необходимости, так как эти данные часто бывают неточными». Если нужно проверить качество зерна, поставляемого с элеваторов, компания обращается в лабораторию Россельхознадзора, где делают такие анализы. Качество собранного в этом году урожая у «Синко» сравнимо с предыдущим: в 60 тыс. т, из которых 50 тыс. т пшеницы; примерно одинаковые доли приходятся на 3, 4 классы и фураж. Негативные рыночные факторы — падение цен на зерновые и большой процент фуража в российском валовом сборе — почти не влияют на бизнес компании. «Мы работаем по замкнутому циклу: у нас свой элеватор, хлебоприемное и мукомольное предприятия, — объясняет Зорин. — Так что проблема сбыта решается легче, чем у трейдеров или аграриев [не имеющих хранилищ и переработки]». Отчасти этим объясняется низкий интерес компании к статистике по качеству зерна, а также к аналитическим данным.

Переработчики тоже не пользуются аналитической информацией. «В сентябре мы вели закупки фуража по 4,5 руб./кг, сейчас [в середине ноября, на момент интервью — «АИ»] цена упала до 3,5-3,7 руб./кг», — говорит Сергей Алексейцев, гендиректор «Малоярославецхлебопродукта» (Калужская область). Он признает, что компания потеряла на снижении цен, хотя и немного. Алексейцев согласен, что статистика качества зерновых сейчас отсутствует, но уверяет, что она ему не требуется: комбинат покупает сырье у местных хозяйств и всегда знает, сколько и какого зерна они вырастили. А достоверно предсказать снижение цен, по его мнению, информация о качестве урожая все равно не поможет.

Нет объективной оценки не только качества, но и количества зерна, соглашаются другие собеседники «Агроинвестора». Аграрии занижают или завышают данные об урожае в своих интересах, местные власти рапортуют о рекордах, и в результате те и другие искажают информацию о реальном валовом сборе, считает Дмитрий Филатов, управляющий директор подразделения зерна и маслосемян компании «Бунге СНГ». Строить торговую стратегию на такой статистике не стоит, уверен он.

Сельхозпроизводители часто дают необъективные данные об урожае, соглашается с ним Иван Караманов, региональный менеджер сюрвейера «Контрол Юнион». «У нас несколько лабораторий в ЮФО, где проводят анализ качества зерна, — рассказывает он. — За независимой оценкой к нам обращаются экспортеры, так как иногда аграрии дают им ошибочную информацию». Случается, что после проверки сюрвейеры снижают класс зерна. Например, производитель утверждает, что на элеваторе находятся столько-то тонн 4 класса. Однако судя по анализу, по одним показателям товар соответствует этому классу, а по другим — нет. Такое зерно, напоминает Караманов, уже нельзя считать продовольственным, его зачисляют в фураж.

В достоверности данных элеваторов сомневается и Зубов из «Нивы Оренбуржья». «Они, конечно, имеют лицензированные лаборатории и сами могут определять класс, — говорит он. — Но насколько честно ведется эта работа, для меня лично большой вопрос». Госхлебинспекция, по его мнению, лучше справлялась с этими функциями, к тому же она проводила плановые проверки элеваторов, а теперь этим никто не занимается. «Статистику ГХИ трудно назвать объективной», — возражает Миклухин из «Сибирского хлеба». До 2004 года специалист ГХИ, напоминает он, был на всех хлебопродуктовых предприятиях, так как отправка вагонов обязательно сопровождалась удостоверением инспекции о качестве каждой товарной партии. На этих же данных основывалась статистика качества заготовленного зерна. На элеваторы, по словам Миклухина, часто поступали зерновые, которые хозяйство впоследствии собиралось продать. После того как местные администрации начали контролировать элеваторы, чтобы обеспечить возврат сельхозпроизводителями лизинговых, налоговых и других платежей, аграрии стали поставлять туда «всякий шлак», продолжает Миклухин. Это некачественное зерно тоже учитывала ГХИ, подгоняя отчеты «под текущую политическую ситуацию», утверждает он. Реальной информации участники рынка не видели, как не видят ее и сейчас, заключает глава «Сибирского хлеба».

Где брать информацию

Филатов из «Бунге СНГ» советует сравнивать официальные данные, если они есть, с мнениями независимых аналитических агентств и собственными исследованиями. Нужно обращать внимание и на мировые тренды, продолжает он, так как Россия, увеличивая экспортный потенциал, все глубже интегрируется в мировую торговлю зерном. К тому же прогнозы по его качеству следует постоянно обновлять, «учитывая вновь поступающие сведения», напоминает он.

Но большинству опрошенных участников агрорынка было бы удобнее получать информацию о качестве зерновых из одного источника. «Ее сбором лучше всего заняться независимым аналитическим центрам, — высказывает свое пожелание Миклухин. — Они бы брали данные у крупных элеваторов, обрабатывали и рассылали информацию по регионам». С корректировкой на статистическую погрешность, уверен он, такие сведения отражали бы реальную ситуацию на рынке.

Усилиями одной компании или аналитической службы невозможно оценить качество урожая в масштабах страны, спорит Караманов из «Контрол Юниона». «Чтобы сделать такой мониторинг, нужны огромные средства, которых нет ни у одного аналитического агентства», — доказывает он. Вряд ли кто-либо сможет заменить ГХИ с ее разветвленной сетью региональных лабораторий, разводит он руками. Такую задачу можно ставить только перед Россельхознадзором, в ведение которого перешли лаборатории ГХИ, поддерживает Караманова Павенский. «Необходимо, чтобы раз в неделю или чуть реже делался общероссийский обзор качества зерна, — настаивает эксперт. — Оценка должна делаться и по стране, и по регионам». Игрокам рынка, поясняет он, важно знать не только валовый объем урожая и количество зерна каждого класса в тоннах, но и ситуацию с его качеством во всех регионах-производителях — в центре, на Юге, в Поволжье, Сибири и на Урале.

Поможет ли биржа

Чтобы на рынке появились объективные сведения о качестве, нужна зерновая биржа, считает Алексейцев из «Малоярославецхлебопродукта». Анализируя данные торгов, можно понять, сколько зерна и какого качества собрано, а также сколько оно может стоить. Похожую площадку пытается создать Национальная товарная биржа (НТБ), где с апреля 2008 года торгуются фьючерсы на зерно. «Торги фьючерсными контрактами на пшеницу проходят каждый день, — рассказывает директор биржи Сергей Наумов. — Их участниками являются 52 компании. Это крупнейшие российские операторы зернового рынка, представительства международных компаний, брокеры и банки». На НТБ обращаются два типа контрактов: на пшеницу 3 и 4 классов с поставкой EXW (франко-склад, элеваторы ЮФО, аккредитовано 38 элеваторов) и на экспортную пшеницу FOB (франко-борт, порт Новороссийск). Объем контракта первого типа — 65 т, второго — 60 т.

В стоимостном выражении это 150-200 млн руб. в день. В ноябре торговались контракты со сроками поставки в январе, марте и ноябре 2009 года. С момента запуска торгов заключено договоров на 3,5 млн т зерна стоимостью 19,5 млрд руб., гордится Наумов. Он уверяет, что биржа позволит участникам рынка, в том числе сельхозпроизводителям, иметь более достоверную информацию не только о справедливой стоимости, но и о качестве торгуемого зерна.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама