USD

72.267 (-0,25%)

EUR

86.182 (-0,23%)

MOEX

3823.44 (-0,36%)

BRENT

75.6 (0,55%)

Пшеница

650.4 (-1,63%)

Сахар

16.93 (1,44%)

USD

72.267 (-0,25%)

EUR

86.182 (-0,23%)

MOEX

3823.44 (-0,36%)

BRENT

75.6 (0,55%)

Пшеница

650.4 (-1,63%)

Сахар

16.93 (1,44%)

USD

72.267 (-0,25%)

EUR

86.182 (-0,23%)

MOEX

3823.44 (-0,36%)

BRENT

75.6 (0,55%)

Пшеница

650.4 (-1,63%)

Сахар

16.93 (1,44%)

USD

72.267 (-0,25%)

EUR

86.182 (-0,23%)

MOEX

3823.44 (-0,36%)

BRENT

75.6 (0,55%)

Пшеница

650.4 (-1,63%)

Сахар

16.93 (1,44%)

USD

72.267 (-0,25%)

EUR

86.182 (-0,23%)

MOEX

3823.44 (-0,36%)

BRENT

75.6 (0,55%)

Пшеница

650.4 (-1,63%)

Сахар

16.93 (1,44%)

Рынки

Как заработать на экспорте свинины. Объемы вывоза растут, но рентабельность продаж в основном остается невысокой

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

В условиях насыщения внутреннего рынка российские производители свинины ищут новые каналы сбыта, основные ожидания при этом возлагаются на рост объемов экспорта. Результаты работы российских экспортеров пока остаются скромными, неспособными обеспечить нужный для поддержания цен отток ресурсов. Кроме того, вывоз свинины со значительной премией по цене по-прежнему возможен только во Вьетнам и Гонконг. О том, как шли поставки на данные рынки в 2020 году, расскажет автор этой статьи

Если ориентироваться на отечественную таможенную статистику, то результаты по экспорту для отечественных производителей свинины в 2020 году выглядят обнадеживающими. По итогам девяти месяцев Россия отгрузила на зарубежные рынки около 140 тыс. т свинины и свиных субпродуктов, следует из данных ФТС. Это дает основания предположить, что по итогам завершившегося года объем поставок составит около 190-200 тыс. т, что на 80% больше, чем в 2019-м.

Однако, если вдаваться в детали, результаты 2020 года уже не кажутся такими выдающимися, способными значительно повлиять на ценовую конъюнктуру внутри страны. Во-первых, более 33% (около 46 тыс. т за девять месяцев, или 63 тыс. т за год) отправленного за рубеж объема свиноводческой продукции по-прежнему приходится на субпродукты, вывоз которых из страны не может значительно повлиять на доходность российских производителей. Данный вывод обусловлен тем, что субпродукты имеют существенно меньший выход от предубойного веса и более низкую стоимость относительно свиных отрубов, поэтому даже хорошая премия по цене может быть нивелирована необходимостью накапливать продукт для отгрузки контейнером на экспорт, дополнительными затратами на заморозку и хранение продукции. Таким образом, существенно повлиять на ценовую конъюнктуру на российском рынке может только вывоз непосредственно мяса: свиных отрубов, тримминга и других продуктов обвалки, выход которых от живого веса и стоимость на рынке существенно выше, чем у субпродуктов.

В завершившемся году доля свинины (здесь и далее под свининой имеются в виду свиные отруба) в общем экспорте свиных продуктов увеличилась до 68% (с 52% в 2019-м). За январь — сентябрь отгруженный объем, по информации ФТС и Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), составил около 92 тыс. т. По итогам 2020-го экспорт свинины имеет все шансы превысить 130 тыс. т. Более 52% российского вывоза этого вида мяса все еще приходится на ближнее зарубежье — страны Таможенного союза и Украину. В силу общности экономических проблем и схожих паттернов потребления свинины доходность данных рынков несущественно отличается от доходности поставок на внутренний рынок и не дает российским компаниям-экспортерам значительной премии по цене. То есть, вывезенные российскими производителями за пределы ближнего зарубежья 40 тыс. т свинины (43% от общего объема отгрузок) в условиях двузначного роста внутреннего производства (на уровне 11%, или около 380 тыс. т) явно не снимают с повестки дня резкое снижение цен в четвертом квартале ушедшего года. Экспорт же свинины со значительной прибавкой к цене возможен по-прежнему только во Вьетнам и Гонконг. Интересно оценить позиции российских поставщиков на данных рынках относительно мировых экспортеров. 

Потенциал Гонконга ограничен

Данные об импорте Гонконга в завершившемся году на момент написания статьи были доступны только за восемь месяцев, однако сезонность зарубежных поставок позволяет предположить, что по итогам 2020-го этот специальный административный район Китая импортирует более 500 тыс. т свинины и свиных субпродуктов, что на 6% меньше, чем годом ранее.

В перспективе 2021-2026 годов объемы импорта Гонконга имеют мало предпосылок к росту. Да и в ушедшем году 91% экспортных поставок в этот район пришлось на два рынка — Тайвань и Макао. Реэкспорт Гонконга на рынки Южной Кореи и Вьетнама в 2020-м практически обнулился вследствие наращивания прямого экспорта в данные страны. Вопреки устоявшемуся утверждению, что Гонконг является точкой доступа для российских поставщиков на закрытый рынок континентального Китая, структура официальных данных реэкспорта свинины говорит об обратном: на КНР приходится лишь 3% поставок свинины Гонконга.

0033.jpg

Однако здесь следует обратить внимание на разницу в данных об объемах отгрузок российских поставщиков по таможенной статистике России и по данным таможни Гонконга. Так, по информации ФТС нашей страны, за восемь месяцев в Гонконг было вывезено около 32 тыс. т свинины и субпродуктов. А по таможенным данным самого покупателя, поставки российских компаний за тот же период составили 11 тыс. т. Данная разница лишь отчасти объясняется временным лагом в цифрах, вызванным количеством дней доставки продукции из России в Гонконг. Другое объяснение заключается в том, что эта разница и есть транзит и/или неофициальный реэкспорт свинины российского производства на другие рынки Азии, с наибольшей вероятностью, на самый крупный рынок региона — континентальный Китай. То есть с учетом временного лага, скорее всего, до Гонконга доходит лишь 50-55% отправленного из России мяса. Тем не менее КНР продолжает наращивать как объемы собственного производства, так и прямой импорт в страну, поэтому ожидать хоть сколько бы значительного увеличения как официальных, так и транзитных поставок на рынок Гонконга в ближайшие годы не приходится.

0034.jpg

Если же рассматривать исключительно официальные данные этого специального административного района Китая без учета транзита и/или неофициального реэкспорта, то в 2020 году основными экспортерами свинины на рынок Гонконга остаются Евросоюз и Бразилия — совокупная доля этих двух стран превышает 74%. ЕС по итогам уходящего года сохранил свою долю в поставках: суммарно ввоз свиной продукции из всех европейских стран составит около 185 тыс. т. Бразилия за январь — август увеличила свой экспорт в Гонконг на 17%, за 12 месяцев этот объем может достигнуть 187 тыс. т. Российские компании отправят на данный рынок около 17 тыс. т, что позволит занять долю в 3% от общего импорта свинины и свиных субпродуктов в данный регион. При этом большую часть вывоза России составили опять же свиные субпродукты — около 72%. Доля нашей страны в импорте непосредственно мяса свиней менее значительна — примерно 2% (на основе данных Comtrade).

Стоит отметить, что анализ цен по информации таможенной статистики Гонконга не дает возможности сравнить внутреннюю цену России с экспортной альтернативой в данный регион по каждому продукту. Однако реально оценить общий уровень стоимости продуктов обвалки, таких отрубов как окорок, вырезка, лопатка, шея, кореечная группа. Это сравнение говорит о том, что с учетом курса валют и снижения внутренней российской цены на свинину возможности вывоза в Гонконг для поставщиков нашей страны сформировались еще в ноябре 2019 года на уровне $2,94/кг. Однако отгрузки в данный регион возросли только в марте — мае завершившегося года, когда разрыв между экспортной альтернативой и внутренней ценой российского рынка достиг наибольших значений (+$0,4-0,44/кг), что подтверждается объемом экспорта свинины.

Цена на свинину в России поднялась выше экспортной цены лишь в июле — августе 2020-го — $3/кг против $2,9/кг соответственно. Отсюда напрашивается вывод, что незначительная доля российских поставщиков на рынке Гонконга не объясняется лишь ценовой конкуренцией с мировыми поставщиками свинины, а, скорее всего, упирается в два ключевых вопроса. Первый состоит в налаживании торговых потоков и взаимоотношений, что позволит повысить скорость реакции на изменения на экспортных рынках. Второй вопрос касается соответствия российского продукта требованиям зарубежных покупателей, в данном случае Гонконга, который явно привык к европейским и американским разделкам и качеству мяса. 

Конкурентоспособность российской свинины зависит не только от цены

Олеся Дмитрова, гендиректор торгового дома «Агро-Белогорье»

План-прогноз нашей компании по объему продаж на рынки Гонконга и Вьетнама в 2020 году — 4,8 тыс. т свиной продукции, что на 19% больше, чем в 2019-м. Первые отгрузки в Гонконг мы осуществили еще в конце 2016 года. В 2020-м прошли аккредитацию для начала официальных поставок во Вьетнам и с октября начали отгрузки и на этот рынок. В наступившем году планируем увеличить экспортные объемы вдвое — примерно до 10 тыс. т. Причем основным каналом экспортных продаж «Агро-Белогорья» должна стать наша собственная электронная площадка для оптовых покупок свинины. В середине ушедшего года мы запустили на ней специализированную секцию для зарубежных партнеров. Уже сейчас на данной платформе работают 23 иностранных контрагента, а в еженедельных торгах участвуют в среднем 11 компаний.
В экспортном ассортименте нашего холдинга более 10 наименований, но это пока субпродуктовая линейка: ноги, хвосты, уши, лопаточные хрящи, желудки. Специально для азиатского рынка мы выпустили ассортимент с фиксированным весом, доработали этикетку в соответствии с требованиями стран-импортеров. Плюс, мы проводим ряд дополнительных лабораторных исследований. Для отгрузок во Вьетнам предоставляем также сертификат происхождения товара. И, конечно, при формировании графика отгрузок обязательно нужно ознакомиться с календарем официальных праздников страны. Они порой длятся недели, что, конечно, создает сложности и может привести к простоям в портах. В 2021 году мы планируем расширить перечень экспортируемых товаров и продавать на азиатский рынок также и ценный кусок.
Что касается конкурентоспособности российской свинины на рынках Гонконга и Вьетнама, то могу сказать, что этот показатель зависит не только от цены, но еще и от целого ряда других факторов. В частности, от взаимодействия государств на политическом уровне, эпизоотической ситуации, от регулирования рынка за счет введения различных тарифных барьеров. И при благоприятном сочетании этих факторов свинина российского производства выглядит вполне неплохо на азиатском рынке.


Рынок Вьетнама сохранит свою значимость

Другой экспортный рынок — Вьетнам — в 2020 году почти в четыре раза увеличил именно импорт свинины. Если в 2019-м страна закупила за рубежом 33 тыс. т этого вида мяса (без учета субпродуктов), то уже за девять месяцев ушедшего года объем ввоза составил около 93 тыс. т (по данным Comtrade), что с учетом сезонности означает импорт около 130 тыс. т свинины по итогам всего 2020-го. Экспорт субпродуктов при этом снизился на 27% по сравнению с предыдущим годом и вряд ли составит больше 84 тыс. т. Как и в случае с Гонконгом, данные об импорте из России по данным ФТС и статистики Вьетнама различаются, но менее значительно. Транзитные поставки можно оценить на уровне 30% от общего экспорта свиной продукции в эту страну.

Значительное увеличение ввоза свинины во Вьетнам является следствием продолжающегося там снижения собственного производства. Еще в 2019 году из-за африканской чумы свиней (АЧС) страна сократила объемы выпуска этого вида мяса на 15%. В 2020-м негативная динамика продолжилась — по итогам года производство свинины во Вьетнаме уменьшится еще на 6% по сравнению с предыдущим годом. Поголовье свиней в стране за девять месяцев ушедшего года, по оценке USDA, снизилось на 13%, что не позволяет ждать подъема отрасли, а значит, и сокращения импортных поставок в 2021 году.

0035 — копия.jpg

Стремясь восполнить дефицит, Вьетнам идет на меры по снижению пошлин на ввоз свинины. В частности, в 2020-м Вьетнам ратифицировал соглашение о свободной торговле с Европейским союзом, ранее в 2018 году было заключено соглашение о тихоокеанском партнерстве CPTPP (The Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership), давшее преимущество поставщикам свинины из Канады. Обращались к Вьетнаму с запросом о снижении импортных пошлин и США.

Необходимо понимать, почему мировым экспортерам так важно наладить торговые связи с этой страной. Вьетнам, как и Гонконг, является точкой доступа на другие азиатские рынки. Но, в отличие от Гонконга, Вьетнам уже сам по себе огромный рынок с увеличивающимся населением, которое уже составляет 97 млн человек, с растущим ВВП и перспективой попадания в число middle income (средний доход) государств в среднесрочной перспективе (согласно прогнозу Всемирного банка). Поэтому, в отличие от рынка Гонконга, даже после преодоления эпидемии АЧС Вьетнам сохранит свою значимость не только для торговли свининой, но и в целом для всего агроэкспорта. Например, для России это может быть вывоз зерновых, продуктов из молока и мяса.

0035.jpg

В составе поставщиков Вьетнама в 2020 году происходили значительные перестановки. Реэкспорт свинины и субпродуктов из Гонконга во Вьетнам прекратился. Его долю в 36% заместил импорт из Канады, России, Бразилии и США. Евросоюз отгрузил на рынок Вьетнама на 29% больше свинины и свиных субпродуктов, чем годом ранее, сохранив свою долю около 48%. Среди стран ЕС наибольшие поставки свинины в эту азиатскую страну обеспечивают Германия и Польша — 13% и 14% соответственно. На импорт из России итогам девяти месяцев 2020-го пришлось около 23 тыс. т, или 14% от общего ввоза свинины и свиных субпродуктов во Вьетнам. Если же рассматривать только импорт мяса свиней без учета субпродуктов, то доля нашей страны составляет около 20%, что позволяет ей находиться в одном ряду с крупнейшими мировыми экспортерами свинины — Канадой (22%), Бразилией (16%), Польшей (11%).

0036.jpg

Впрочем, очевидно, что текущий уровень цен в США и Канаде даже при отсутствии ввозной пошлины на свинину для российских поставщиков не дает последним ценового преимущества. Но еще в начале завершившегося года у экспортеров нашей страны появилось ценовое преимущество относительно европейских поставщиков: внутренние цены ЕС и России на свиные полутуши равны, при этом последняя, в отличие от Европы, не имеет 9%-ной пошлины на ввоз.

Одновременно с этим анализ импортных цен в 2020 году показывает, что российское предложение во Вьетнаме было конкурентоспособно по широкому перечню продуктов обвалки еще с начала ушедшего года (в качестве индикатива приведен окорок). Около 40% российского ввоза в эту страну составила одна товарная позиция — грудинка.

Хорошим результатом в 2021 году будет удержание объемов экспорта

Юрий Ковалев, гендиректор Национального союза свиноводов

Согласно оценке НСС, в 2020 году российские компании поставили за рубеж около 180-190 тыс. т свинины, из них на рынки Азии пришлась почти половина: около 60 тыс. т ушло во Вьетнам, 35-40 тыс. т — в Гонконг. И это при том, что Вьетнам был открыт для нашей страны только в конце 2019-го, и по факту весь ушедший год происходила «настройка» экспорта. Тем не менее, если год мы начали с двух аккредитованных компаний, то благодаря работе Россельхознадзора, Минсельхоза и, конечно, бизнеса к концу 2020-го число поставщиков увеличилось до двух десятков, а объемы поставок стабилизировались уже осенью и составляли 6-7 тыс. т в месяц.
В то же время мы видим ужесточение конкуренции. Рынки Азии открылись не только для России. Так, в ноябре завершившегося года стало известно, что США подписали соглашение с Вьетнамом о поставках свинины на три года на сумму $500 млн (70-80 тыс. т мяса ежегодно), что сопоставимо с нашими объемами отгрузок. Кроме того, Америка ведет переговоры о предоставлении ей нулевой пошлины, как России. К тому же восстанавливается поголовье свиней в Китае, во Вьетнаме, на Филиппинах. Так что значительного роста вывоза в 2021 году, как и в 2020-м, ждать не приходится. Мы отвоевали позиции, и хорошим результатом будет удержание объемов экспорта.
Одной из проблем, с которой столкнулись наши экспортеры при развитии внешней торговли, стал дефицит мощностей по шоковой заморозке. Внутри страны в основном реализуется охлажденная продукция, а с появлением новых задач потребовалось и новое оборудование. Хотя требования к продукции, предъявляемые азиатскими странами, нельзя назвать необычными. Конечно, те, кто серьезно занят экспортом (это предприятия из топ-30), инвестировали в установку дополнительных высокотехнологичных линий по зачистке и укладке, в частности, субпродуктов, так как качество товара напрямую влияет на ее стоимость и конкурентоспособность. По цене же мы вполне конкурентоспособны — отечественные компании высокоэффективны в плане себестоимости, к тому же девальвация рубля улучшила наши позиции.


В это же время экспорт из ЕС продолжает занимать долю в 31% от общего объема поставок свинины во Вьетнам. Существует ряд причин, почему российские поставщики уступают западным на данном рынке. Первая причина наиболее простая: наши экспортеры еще имеют мало опыта в поставках свинины за рубеж и находятся в начальной стадии поиска партнеров и налаживания торговых связей. Об этом говорит и динамика российского вывоза во Вьетнам, который, несмотря на выгодность импортных цен еще в начале 2020-го, значительно вырос лишь к июню — июлю.

0037.jpg

Хотя данная причина не является единственной. С одной стороны, как и в случае с Гонконгом, разумно поднять вопрос соответствия российского продукта ожиданиям вьетнамского рынка. С другой — в завершившемся году доходность экспортных поставок во Вьетнам не была намного выше доходности поставок на внутренний рынок (ситуация менялась от месяца к месяцу), что не позволило российским компаниям всегда принимать решение о развитии экспорта. Вероятно, девальвация рубля и снижение цен на внутреннем рынке России в 2021 году лишит производителей свинины данного выбора и склонит их в сторону увеличения отгрузок за рубеж, а значит, подтолкнет к изучению вьетнамского рынка — его особенностей, сезонности потребления, а также требований к импортной свинине.

Потребуется время, чтобы Россию начали правильно воспринимать на новых рынках

Семен Черняк, руководитель экспортного направления «Сибагро»

Открытие рынка Вьетнама в конце 2019 года стало достижением для российской свиноводческой отрасли. После проведения необходимых организационных мероприятий и благодаря слаженной работе с государственными контрольно-надзорными органами ряд предприятий, входящих в «Сибагро», был одобрен вьетнамской стороной и включен в короткий список поставщиков из России. Начиная с мая 2020 года только один наш мясоперерабатывающий завод из Томска экспортировал во Вьетнам более 2 тыс. т свинины. Также мы продаем нашу продукцию в Монголию. Уже сейчас мы готовы предложить на экспорт до 70 тыс. т мяса в год. В масштабах всего мира это небольшой объем и вполне достижимая цифра, к которой мы будем постепенно двигаться.
Рынок мяса очень изменчив. Экспорт — это другой подход к торговле. Например, на момент согласования сделки маржа очевидна, а к дате прихода в порт назначения контейнера с товаром рыночная ситуация может измениться. Правильно считать эффективность вывоза свинины исходя из длительного периода времени работы. Пока наш опыт не позволяет этого сделать.
Сейчас, на мой взгляд, российская свиная продукция немного проигрывает в конкурентоспособности по цене другим крупным экспортерам на рынок Вьетнама. Но это вопрос времени. Мы вышли на сложный, конкурентный рынок. Потребуется время, чтобы нас начали правильно воспринимать. Однако потенциал России высок. С ростом производства внутри страны, с открытием большего количества внешних рынков для поставок у нас появится право выбора, куда отправлять свой товар и по какой стоимости.


Автор — руководитель отдела аналитики и стратегии мясного бизнес-направления группы компаний «Русагро». Статья написана специально для «Агроинвестора».
Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать