Рынки

Подсолнечник и масло продолжают дорожать

Мировые цены на масла растут на фоне повышения стоимости нефти

Экспорт подсолнечного масла и шрота могут квотировать для поддержания стабильной ситуации на российском рынке
Д. Гришкин
Экспорт подсолнечного масла и шрота могут квотировать для поддержания стабильной ситуации на российском рынке
Д. Гришкин

Закупочные цены на подсолнечное масло в России за неделю с 14 по 20 марта в среднем выросли на 17,28 тыс. руб. до 101,94  тыс. руб./т. Самое сильное удорожание зафиксировано в Ростовской области — плюс 19,6 тыс. руб. до 105 тыс. руб./т. Цена продажи в среднем в России увеличилась на 23,6 тыс. руб. до 110,5 тыс. руб./т, самый заметный прирост также был зафиксирован в Ростовской области — плюс 25 тыс. руб. до 113 тыс. руб./т. Цены предложения FOB на апрель составляют $1,95 тыс./т (минус $300), спроса — $1,9 тыс./т (минус $200), следует из данных портала Oilworld. 

Закупочная цена подсолнечника в среднем по России выросла на 7,93 тыс. руб. до 48,18 тыс. руб./т, самый сильный прирост отмечается в Краснодарском крае — плюс 9 тыс. руб. до 50 тыс. руб./т. Цена продажи в среднем увеличилась на 7,78 тыс. руб. до 49,78 руб./т. Сильнее всего цены выросли в Волгоградской и Ростовской областях — плюс 9 тыс. руб. в обоих регионах, до 50 тыс. руб./т и 52 тыс. руб./т соответственно. 

Экспортные цены сейчас действительно увеличиваются, говорит вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. Мировые цены на масла в первую очередь определяются ценами на энергоресурсы, так как значительная часть масел после доработки используются в качестве биотоплива, напоминает он. Следовательно, если дорожает нефть, то растут цены и на масла. Так, продолжает он, есть информация о том, что экспортные цены на российское подсолнечное масло близки к $2,29 тыс./т. По данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), тонна подсолнечного масла в России сейчас стоит примерно 130 тыс. руб. с завода (с НДС), российский условный FOB — около $1,9 тыс./т. Однако, по словам гендиректора аналитической компании «ПроЗерно» Владимира Петриченко, говорить о ценах пока сложно, поскольку на рынке очень серьезная волатильность: подорожание сырого подсолнечного масла за неделю составляет 10-20 тыс. руб./т. ​

«Вопрос в том, будет ли этот большой рост транслироваться на внутреннем рынке. Все-таки политика производителей достаточно осознанная: они понимают все риски и возможные последствия для потребительского рынка, — прокомментировал «Агроинвестору» Корбут. — Но цены на растительные масла не являются определяющими для потребителей. В среднем в месяц житель России потребляет 1 кг подсолнечного масла. Соответственно, это небольшая статья затрат. Но сейчас потребление, скорее всего, вырастет». 

На этой неделе Минсельхоз предложил квотировать экспорт подсолнечного масла и шрота. По словам главы агроведомства Дмитрия Патрушева, эта мера необходима для сохранения стабильной ситуации на рынке. С 15 апреля квота на экспорт из России подсолнечного масла может составить 1,5 млн т, шрота — 700 тыс. т, говорил «Интерфаксу» исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев. Предполагается, что квота будет действовать по 1 сентября этого года.

Также с 1 апреля планируется увеличить экспортную пошлину на подсолнечник до 70%, ставка будет действовать до старта нового сезона и стабилизирует рынок, считает союз. «По нашим прогнозам, цены на подсолнечник в ближайшие недели должны снизиться с текущей стоимости примерно до 40 тыс. руб./т и остаться в этих пределах до конца сезона», — прокомментировал «Агроинвестору» представитель Масложирового союза. По его словам, квота будет распределяться между экспортерами-производителями подсолнечного масла по историческому принципу: на основании данных ФТС, пропорционально долям фактического вывоза предприятий за 2021 год. При этом действующая пошлина на экспорт подсолнечного масла сохраняется.  

Объем квоты, по оценке союза, будет на 0,5 т меньше, чем могли бы экспортировать переработчики при полном удовлетворении потребностей страны. «Это создает избыточное предложение, что и повлияет на стоимость сырья и масла на внутреннем рынке. Переработчики, чтобы обеспечивать внутренний рынок подсолнечным маслом по доступным ценам и не уйти в убыток, будут вынуждены снижать закупочные цены на масличные», — поясняет представитель Масложирового союза. Кроме того, сохраняется ситуация с избыточными переходящими остатками сырья и готовой продукции. Так что внутренние цены на подсолнечное масло надежно защищены, и его стоимость для конечного потребителя почти не изменится, подчеркивает союз. 

Гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько считает, что квотирование экспорта подсолнечного масла и шрота — это, пожалуй, неизбежный вариант в создавшихся крайне непростых условиях. «Мы к регулированию рынка всегда относимся настороженно и даже отрицательно, но в данном случае понимаем проблемы всей отрасли. Наверное, эта мера вынужденно-неизбежная, потому что внутренний рынок на фоне девальвации и роста мировых цен очень сильно перегрет. В этих условиях экспорт приходится держать под более жестким контролем, чем обычно», — считает он.​ 

По мнению Корбута, было бы разумно использовать только квотирование, не применяя пошлины. «Это определяло бы насыщенность внутреннего рынка. То есть предложение внутри страны вырастет, что сдержит рост цен, так как они в любом случае определяются балансом спроса и предложения. Но в тех предложениях, которые были в СМИ [относительно квотирования вывоза], я не услышал каких-то обязательств со стороны маслодобывающих предприятий. Кроме того, совершенно непонятно, почему это решение увязывается с эскалацией пошлин на маслосемена», — говорит он. 

Александр Корбут, вице-президент Российского зернового союза

Ограничения могут вводиться для того, чтобы вынудить сельхозпроизводителей, за счет монополизации рынка со стороны маслодобывающих предприятий, снизить свои цены. Но перенос центра прибыли из точки производства исходного ресурса всегда несет огромные риски. Тем более, озвучивание таких идей в преддверии посевной вызывает определенные сомнения. Да, в этом году отсеемся, но общая политика, с моей точки зрения, неудовлетворительная, потому что это вытаскивание денег из кармана крестьян, что ни к чему хорошему не приводит и в долгосрочной перспективе демотивирует их.


В этом сезоне вывоз масла должен составить 3,9 млн т, в предыдущем он был на уровне 3 млн т. Однако сейчас экспорт и переработка идут медленнее, чем в прошлом сезоне, и темпы надо наращивать. «Внутреннее потребление у нас меньше внешних поставок, поэтому экспорт — двигатель переработки, — продолжает Петриченко. — Ограничения, квотирование — это непродуктивная мера. Я не вижу в этом смысла. Нам нужно стимулировать экспорт, чтобы поддержать переработку и производство подсолнечника. Это можно сделать путем отмены ограничений, в том числе пошлины. Но у нас делается все, чтобы не помогать отрасли».

Пока квотировать экспорт предлагается по историческому принципу, продолжает Корбут, отмечая, что экспортом в России традиционно занимаются крупные маслодобывающие предприятия, и введение ограничения в таком формате, по сути, блокирует выход небольших компаний на рынки других стран. Это, по его мнению, противоречит политике поддержки малого и среднего бизнеса. В итоге переработчики с небольшими объемами будут вынуждены продавать свою продукцию крупным компаниями, и не получат возможности для собственного развития. Квота по принципу «шлагбаума» и доступ всех игроков на экспортный рынок — более разумный подход, заключает Корбут.

Загрузка...