Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Курс на интенсивность
Ирина Фокша
Агротехника и технологии
26 января 2011
В 2010 году, в отличие от прошлого года, закупочные цены на сырое молоко не только не снижались, но и росли. Временное прекращение этой тенденции можно было заметить только в летний период, хотя характерного для этого времени года существенного падения цен на сырое молоко не произошло. И несмотря на то, что его закупочная стоимость разнится в регионах и зависит от качества и количества молока, которое производит само хозяйство, благодаря появившейся на рынке стабильности многие производители стали задумываться о развитии своего бизнеса.
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2010

По словам Андрея Вежновца, ведущего специалиста по кормовым продуктам компании «Кубаньагропрод» (Москва, производство соевых белков), на данный момент средняя закупочная стоимость сырого молока по стране составляет 16-18 руб. в зависимости от региона. Это означает, что с начала этого года она выросла примерно на 40%. Однако, по данным Романа Костюка, генерального директора компании «ДиаГенис» (Москва, консалтинг в АПК), конечная средняя цена сырого молока составляет 13,7 руб.

И все же, поскольку рост закупочной стоимости очевиден, животноводы могут более активно осваивать экстенсивный путь развития, предполагающий расширение производства и увеличение числа КРС, не сомневаются специалисты.

Рынок молочного животноводства в России развивался одновременно и по экстенсивному, и по интенсивному пути, считает Вежновец. С одной стороны, наличие таких холдингов, как «Молочный продукт» (Рязань), «Красный Восток-Агро» (республика Татарстан), которые наращивали поголовье, говорит об экстенсивности развития. Более того, в некоторых областях (например, Белогородской) вскоре встанет вопрос нехватки земельных ресурсов из-за увеличивающегося поголовья животных. С другой стороны, применение новых технологий в хозяйствах указывает на интенсивный путь. Специалист замечает, что на данный момент по интенсивному пути идут примерно 80% агрокомпаний. Однако однозначно определить, какой вариант выбрало то или иное хозяйство, иногда сложно, ведь многие из них одновременно внедряют новые технологии и наращивают поголовье скота, замечает Вежновец. «Для того чтобы перевести предприятие с интенсивного развития, при котором все силы отдаются совершенствованию производства (улучшению рациона коров, закупке лучшего оборудования), на экстенсивный, нужно прежде всего провести анализ себестоимости 1 л молока, — рекомендует Степан Жуков, региональный директор по центральному округу фирмы «МараТЕК. Монтаж» (Липецкая область, доильное оборудование). — Если она уменьшилась и затраты сократились, значит производство действительно развивается интенсивно и можно думать об увеличении поголовья».

Однако важно понимать, что этот путь не является одинаково хорошим для всех хозяйств, предупреждает председатель правления Национального союза производителей молока (Москва) Андрей Даниленко. Впрочем, при определенных климатических (наличие качественных естественных пастбищ, доступных более четырех месяцев в году) и инфраструктурных условиях (летние лагеря с хорошей инфраструктурой для дойки, приемлемая стоимость покупки или аренды земли и т. д.) экстенсивный вариант тоже может давать неплохие результаты, не отрицает эксперт. И все же на данный момент Даниленко считает интенсивный путь развития более правильным, потому что он обеспечивает эффективное использование всех ресурсов, что при постоянно растущей себестоимости производства молока очень важно. Увеличение надоев на голову, эффективное использование площадей и персонала приведут в долгосрочной перспективе к лучшим экономическим результатам, не сомневается он.

Проблемы отрасли

Далеко не все хозяйства могут развиваться экстенсивно. Производители, у которых нет средств и земельных ресурсов, не смогут увеличивать поголовье скота, продолжает Вежновец. Говорить же о наращивании производства молока в большинстве случаев вообще не приходится. «У многих хозяйств нет финансовых возможностей для увеличения поголовья скота. Поэтому развиваться экстенсивно будут только те предприятия, которые имеют прямое отношение к нацпроекту, то есть поддерживаются государством», — уверен специалист.

Примером хозяйства, которое не развивается экстенсивно, может служить «Ледово» (Московская область, выращивание зерновых и картофеля, разведение молочного КРС). Гендиректор Виктор Орлов рассказал «АТт», что себестоимость продукции молочного направления в их хозяйстве увеличивается из-за роста цен на корма, электроэнергию и услуги ветеринарной службы. «За последний год стоимость зерна выросла с 3,5 до 6,5 тыс. руб./т, — сетует он. — И это одна из причин высокой себестоимости нашего молока — 11 руб./л (цена реализации составляет 13 руб.)». Безусловно, такое положение дел не позволяет существенно наращивать поголовье скота, а лишь дает возможность выживать, сожалеет гендиректор. Поэтому хозяйство идет по интенсивному пути развития, и довольно успешно: в последнее время надои выросли с 11 до 15 л в день, при этом среднее количество лактаций остается на уровне 4-5 (в «Ледово» выращивают черно-пеструю породу). Но интенсивно развиваться небольшим предприятиям сейчас тоже трудно, замечает Орлов. В основном из-за того, что Россельхозбанк не снижает ставки по кредитам в связи с засухой, которая была этим летом, хотя Сбербанк сократил их существенно, говорит специалист.

Роман Костюк из «ДиаГениса» отмечает, что предприятия, которые смогли сохранить действующее поголовье, постараются нарастить его (в зависимости от наличия нетелей и свободных ското-мест), а также улучшить качество кормления и обслуживания. Таким образом, эти предприятия будут одновременно развиваться по обоим направлениям: экстенсивному и интенсивному. Те же хозяйства, у которых сократилось поголовье, оказываются перед выбором: покупать или не покупать скот. Поскольку закупка животных требует больших материальных затрат (к примеру, сейчас цена на племенную нетель доходит до 90 тыс. руб.), каждый будет принимать решения исходя из своего финансового положения.

Так же как и другие специалисты, Костюк считает, что дальнейшее развитие рынка будет идти по обоим направлениям. Однако какой бы путь ни выбрало хозяйство, оно столкнется с проблемой уменьшения выхода телят на каждые 100 коров, прогнозирует специалист. По его словам, в среднем по России этот показатель составляет около 70. Нормальный же уровень, при котором возможны наращивание поголовья, селекция и улучшение качества стада, — 85-87. Показатель ниже 80 с трудом обеспечивает сохранение одного и того же количества животных в хозяйстве. «Оборот стада должен быть 22-25%, но для этого необходимо большое количество ремонтного молодняка, которого во многих наших хозяйствах нет: 20-22% коров в российских стадах не осеменяются вовсе. Поэтому сейчас оборот стада составляет 33-35%, и обновляется оно каждые три года. Получается, что на сегодняшний день без закупки животных сохранить поголовье могут единицы», — делает вывод Костюк.

Основываясь на статистике, которая была представлена на выставке «Золотая осень» Министерством сельского хозяйства, Костюк также называет вторую проблему молочной отрасли — продолжающуюся тенденцию снижения поголовья. Вежновец подтверждает эти данные: «За последние годы поголовье сократилось существенно. К тому же из-за засухи и недостаточной заготовки основных кормов растет число непродуктивной скотины, которая порой приносит больше убытка, чем пользы. Последняя статистика Росстата говорит о сокращении поголовья КРС на 300 тыс. голов». Ситуация действительно серьезная, добавляет Жуков из «МараТЕК. Монтаж»: только в прошлом году поголовье скота в России уменьшилось на 15-20%.

Как уже было сказано, выбор пути развития напрямую зависит от размера хозяйства и его финансовых возможностей. Вежновец убежден, что сейчас только крупнейшие холдинги могут позволить себе существенно наращивать поголовье, то есть действовать экстенсивными методами. В отличие от них мелким и средним хозяйствам, которых большинство, часто приходится резать скот из-за недостатка кормовой базы, а значит, им ничего не остается, кроме как пытаться совершенствовать технологии доения и кормления, выискивая на это средства. Таким образом, примерно 70% хозяйств оказываются в ситуации, когда они вынуждены применять интенсивные технологии, делает вывод Вежновец.

Затраты на породы…

Однако при всех видимых плюсах интенсивный путь развития отнюдь не является более дешевым, так как часто требует немалых вложений, говорит Вежновец. Причем большие расходы получаются не только из-за проведения модернизации, но и вследствие закупки дорогостоящих пород животных.

Для экстенсивного и интенсивного пути развития молочного животноводства характерно разведение разных пород, поясняет специалист. «Развиваясь экстенсивно, лучше выращивать такие породы, как черно-пестрая и красно-пестрая, так как они не требуют идеального ухода, но при этом дают хорошие надои. Для интенсивного же пути больше подходят коровы голштинизированных пород, а им необходимо качественное, то есть дорогостоящее, кормление. К тому же сами по себе эти животные стоят довольно дорого, но зато их можно выращивать в стойле», — рассказывает Вежновец.

С ним соглашается Сергей Кумарин, технолог по КРС компании «Коудайс МКорма» (Москва, продажа премиксов, концентратов и престартеров для сельхозживотных): «Для развивающихся по интенсивному пути хозяйств оптимально подходят современные высокопродуктивные породы — голландская, голштинская». Черно-пеструю породу он, в отличие от Вежновца, также считает подходящей для интенсивного развития. А вот хозяйствам, развивающимся экстенсивно, целесообразнее приобретать молочно-мясные породы, например, симментальскую, советует специалист. Подчеркивает Кумарин и роль фактора кормления. При правильной его организации отечественные породы (черно-пестрая, холмогорская, ярославская) тоже могут давать высокую отдачу, не сомневается он, а стало быть и себестоимость молока в таком случае будет значительно ниже.

…и оборудование

Приобретение высокотехнологичного оборудования также требует немалых средств, продолжает Вежновец. При этом оборудование, установленное в хозяйствах, развивающихся экстенсивно, существенно отличается от агрегатов, которые используют предприятия, идущие по пути интенсификации производства, замечает он. Так, при экстенсивном развитии используется более простое и дешевое оборудование, не применяются дорогостоящие смесители, мини-цеха по производству концентрированных кормов, раздатчики кормов, роботы-дозаторы, роботы-дояры, кормостанции и т. д. Напротив, при интенсивном развитии используется более дорогое оборудование таких фирм, как DeLaval, GEA WestfaliaSurge, и высокопроизводительная уборочная техника. Применение такого оборудования позволяет сократить количество персонала и максимально увеличить производительность.

Несмотря на то, что четкой закономерности нет, безусловно, интенсивный путь предполагает большие капитальные затраты, чем экстенсивный, подтверждает Даниленко. «Но эти расходы оправдываются, — не сомневается он, — ведь себестоимость литра молока гарантированно снижается».

На данный момент средняя себестоимость одного литра сырого молока составляет 9-11 руб., говорит Даниленко. Опрошенные аграрии, работающие в крупных агрохолдингах, отказались говорить о себестоимости своего продукта. Однако в небольших компаниях эти данные не скрывали: как правило, в маленьких хозяйствах она составляет около 11 руб./л и выше.

Опыт хозяйств

Елена Фирсова, заместитель генерального директора по связям с общественностью «Русской молочной компании» (Пензенская область) рассказала, что их компания с самого начала предпочла для себя интенсивный путь развития. Этот выбор основывался на тщательном изучении мирового и российского опыта в сфере молочного животноводства. «Русская молочная компания» была образована в 2007 году и первоначально в ее состав вошли старые животноводческие хозяйства, в которых была проведена реконструкция и частично заменено поголовье. Параллельно в 2008 году компания начала реализацию двух крупных проектов «с нуля». Один из них — на 1,2 тыс. голов дойного стада (10 тыс. т молока в год) — был сдан весной 2009 года, второй — индустриальный комплекс на 3,6 тыс. голов (30 тыс. т молока в год) — открылся в сентябре 2010 года. «По своему опыту мы знаем, как трудно получить продукт высокого качества на старых фермах, требующих постоянного вложения средств и, как правило, не приносящих адекватной отдачи. Поэтому на новых предприятиях мы пошли по интенсивному пути: применили новейшие технологии, установили самое современное оборудование, завезли высокопродуктивный скот. Все это позволяет снизить себестоимость, сократить риски и при этом получить гарантированные объемы молока высшего сорта», — рассказывает Фирсова.

В компании «Новое Высоковское» (Калининградская область) также выбрали интенсивный путь развития. По словам зоотехника Людмилы Бобер, поголовье КРС не увеличивается уже три года. Работают в хозяйстве по поточно-цеховой системе производства молока, при которой коровы поделены на производственные группы в зависимости от дней лактации и продуктивности, и у каждой группы есть свой рацион. Здесь содержат чистокровную голштино-фризскую породу.

Поскольку производство развивается интенсивно, в хозяйстве улучшают систему кормления и племенной работы, применяют сбалансированный тип кормления по научным нормам, осуществляют ветеринарный уход за животными. Результат этой работы — рост надоев (несмотря на холодную зиму и засушливое лето) на 300 л за 2010 год (с 8,2 до 8,5 тыс. л/год).

Регионы и власти

Есть и другие факторы, которые влияют на выбор молочными животноводами пути развития их хозяйств. Все эксперты и специалисты единодушны, что в этом вопросе очень многое зависит от региона, в котором находится хозяйство. Например, Смоленская, Тверская, Вологодская области и Дальний восток «проповедуют» экстенсивные методы развития, утверждает Вежновец. По его словам, регионы-доноры, имеющие низкие закупочные цены молока, развиваются по экстенсивному пути, потому что другого выхода у них нет: доставка молока (транспортные расходы) отбирает солидную часть и так небольшой прибыли. «Если бы хозяйства в этих регионах развивались интенсивно, брали дорогостоящие кредиты, то не рассчитались бы вовремя [сроки окупаемости проектов в молочном животноводстве приближаются к 10 годам]», — поясняет специалист.

Что же касается внедрения новых технологий, то в некоторые удаленные от центра области они практически не добираются, продолжает Вежновец. Поэтому небольших хозяйств (на 100-200 животных), которые применяют интенсивные технологии, не так уж много.

Отмечает Вежновец и важность климатических условий: «В некоторых странах климатические условия позволяют достаточно эффективно применять экстенсивные технологии развития (например, в Новой Зеландии), чего не скажешь о нашей стране. В России получить высокие удои без концентрированных кормов и новейших технологий кормления, содержания и земледелия весьма затруднительно. Например, в прошлом году хозяйства не доили больше 6 тыс. л на голову в год, хотя имели такую возможность. Это объясняется тем, что затраты на дорогие корма были выше прибыли, получаемой от молока. Соответственно эксплуатировались внутренние резервы животных. Однако в этом году в связи с изменением цены на молоко ситуация изменилась».

И все же специалист уверен, что климатические особенности России и уровень науки вполне позволяют молочному животноводству встать на интенсивный путь развития и добиться успехов, не уступающих западным достижениям. «В некоторых природно-климатических условиях простое пастбищное содержание оказывается экономически более эффективным, чем использование искусственного осеменения и круглогодично одинакового рациона», — не отрицает Даниленко. Он также подчеркивает высокую значимость поддержки властей, которая может помочь в решении финансовых вопросов при внедрении хозяйством новых технологий.

Эксперт называет три основных способа, с помощью которых государство способно стимулировать производство в молочной отрасли: субсидирование кредитной ставки, дотации на приобретение техники, оборудования и скота; субсидии на литр молока, финансирование областными администрациями некоторых хозяйств. «И важно, чтобы эти программы действовали на долгосрочной основе — 10-20 лет», — подчеркивает Даниленко. Серьезная программа поддержки есть в Краснодарском крае, Липецкой, Воронежской, Белгородской, Нижегородской, Ленинградской, Тюменской областях, Башкортостане, Татарстане, Мордовии, приводит он пример. «Политика властей и их желание способствовать развитию молочного животноводства играет важную роль, — согласен Вежновец. — Из-за недостатка средств эта отрасль в некоторых регионах вообще может исчезнуть. Если из местного бюджета не поступает никаких дотаций, то подключаются федеральные силы, которые, соблюдая федеральный закон, привозят новых животных по программе кредитования АПК через Россельхозбанк. Все это происходит без вмешательства региональных властей. Но есть области, где местные власти оказывают существенную поддержку молочному животноводству. Например, Московская, Ленинградская, Белгородская, Краснодарский край».

Роман Костюк, напротив, не считает, что вмешательство государства способно направить сельхозпроизводителей по интенсивному пути развития. «Государство выработало меры, направленные на эффективного, заинтересованного в развитии своего бизнеса собственника, — рассуждает он. — Но, к сожалению, этого недостаточно, потому что главная проблема хозяйств, которые хотят развиваться, — это отсутствие квалифицированных кадров или нежелание людей работать на селе. Следовательно, помощь предприятиям в виде кредитов или субсидий недостаточна, необходимо серьезно менять уровень жизни на селе — только тогда возникнут предпосылки для развития сельского хозяйства».

С ним согласен Вежновец: «Основная причина низкой продуктивности молочного КРС — нехватка хорошо обученных кадров. В настоящий момент лишь небольшое количество выпускников аграрных вузов приходит работать на село. Средний возраст людей, занятых в сфере молочного животноводства, составляет 50-60 лет. Кроме того, многие уже работающие в этой отрасли уходят из-за маленькой заработной платы или плохих условий труда». Кумарин из компании «Коудайс МКорма» добавляет, что для развития по интенсивному пути и решению проблемы низкой эффективности КРС необходимо наладить сбалансированное кормление. «Ситуация усугубляется неурожаем кормовых и зерновых культур во многих регионах страны, а значит, удорожанием отдельных компонентов привычного рациона. Единственный выход — организация сбалансированного кормления молочного скота с непременным использованием белковых и энергетических кормовых добавок и премиксов», — убежден специалист.

Вежновец считает, что переход на преимущественно интенсивный путь развития для России неизбежен. Цена на молоко, согласно прогнозам экспертов, будет расти и дальше, что позволит наращивать объемы валового производства сырого продукта и применять интенсивные технологии, в том числе более дорогостоящие ингредиенты, которые имеют молокогонный эффект. «Недавно «Союзмолоко» выступил с инициативой по установлению коридора закупочных цен на молоко, который позволит поддерживать их на заданном уровне», — заключает Вежновец.

Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама