Сложить нельзя продать. Как российские аграрии решают вопрос хранения зерна -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Сложить нельзя продать. Как российские аграрии решают вопрос хранения зерна
Елена Максимова
Агроинвестор
4 июня 2018
В последние пять лет темпы строительства новых зернохранилищ заметно ускорились, но складирование урожаев остается актуальной для рынка проблемой. Сезон-2017/18 показал: стране негде хранить 20 млн т зерна. Больше половины имеющихся мощностей — это склады сельхозпредприятий, включая напольные. Они далеко не всегда могут обеспечить качественное хранение
Фото: Shutterstock

Рекордный валовой сбор зерна, полученный в прошлом году, в очередной раз обострил проблему нехватки мощностей для его хранения. Склады предприятий, расположенных в основных зерносеющих регионах, к моменту уборки все еще частично занимали переходящие остатки сезона-2016/17 (около 15,3 млн т), что создавало дополнительные трудности при размещении нового урожая. Таким образом, в среднем по стране дефицит емкостей для хранения зерна на конец уборочных работ, по оценке Национального союза зернопроизводителей (НЗС), составлял в 2017 году примерно 20 млн т. «Из-за отсутствия свободных элеваторных мощностей аграриям зачастую приходилось размещать урожай в неприспособленных складах, — знает президент организации Павел Скурихин. — При таком хранении не только неизбежны потери количества и качества собранного зерна, но также возникает вопрос о его безопасном использовании для продовольственных и фуражных нужд». Нехватка специализированных емкостей отразилась на качественных показателях: по данным НЗС, доля пророщенного зерна в объеме предложений в среднем по стране в сезоне-2017/18 составляла 7-10%, а по ЦФО и ПФО доходила до 20% при норме до 1%.

Из-за ненадлежащего хранения в уходящем сельхозгоду аграрии могут потерять несколько миллионов тонн зерна, считает вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. «В лучшем случае испорченное зерно можно будет по минимальной цене оправить на спиртовые заводы, для которых качество непринципиально, в худшем — забыть о нем», — категоричен он.

Спецмощностей — меньше половины

По данным Росстата, за последние пять лет было построено и введено в строй зерносеменохранилищ более чем на 3 млн т, из них элеваторов — на 1,05 млн т. Общая мощность зерновых хранилищ всех типов, по подсчетам РЗС, составляет около 135-145 млн т. В этом сезоне с учетом рекордного сбора, переходящих запасов, а также того, что часть элеваторов, складов используется для хранения масличных, этих емкостей не хватало. Минсельхоз оценивает емкость хранения в целом в 138 млн т. Из них 47% — это специализированные зернохранилища (элеваторы, хлебоприемные пункты и склады при перерабатывающих предприятиях), а остальное — зерносклады в сельхозпредприятиях и ЛПХ, что не позволяет объективно дать количественный и качественный анализ данного складского хозяйства, обращает внимание Скурихин. По его мнению, общий объем прошлогодних урожаев зерновых и масличных агрокультур превышает имеющуюся мощность для их хранения более чем вдвое. Наибольший дефицит ощущается на Юге, в Центральной России, Поволжье и Сибири. Вместе с тем в СЗФО, наоборот, отмечается профицит специализированного хранения в пределах 23%, говорит эксперт.

Помимо недостатка мощностей для хранения, наблюдается и нелогичность их расположения. Например, в Мурманской области остаются неиспользованными емкости на 100 тыс. т, созданные для закладки резервов в советские времена, знает Александр Корбут. Регион не является зернопроизводящим, поэтому хранилища там просто не востребованы. В СССР элеваторы строились вблизи мест потребления, а не производства, напоминает Скурихин. Дефицит специализированных мощностей сохраняется на Урале и в Сибири. «Наиболее подготовленные элеваторные мощности в этих регионах заполнены зерном государственного интервенционного фонда (52% всех остатков ГИФ), а погодные условия там — снег и дождь — в прошлом году требовали обязательной сушки и подработки урожая, — рассказывает эксперт. — Поэтому зачастую аграрии были вынуждены вместо экономически обоснованных 50 км увеличивать перевозку зерна на расстояние до 200 км и выше, что привело к снижению доходности бизнеса».

Ввод мощностей зернохранилищ

Актуальна и другая проблема: складской комплекс, на базе которого сегодня осуществляется хранение зерна на большинстве территорий России, был создан еще в 1950-60-х годах. «За последние десятилетия из-за низкой и нестабильной доходности данного вида деятельности обновления основных средств практически не производилось, — утверждает Скурихин. — В результате за это время емкость работоспособных хранилищ сократилась в среднем на 20-30%, а новых элеваторов строится ежегодно единицы».

Высокий износ зданий, сооружений и оборудования наряду с постоянно растущими тарифами обуславливают низкую рентабельность отрасли. В то же время, например, в США объем приемки зерна в среднем составляет 10-12 тыс. т/сутки силами четырех сотрудников, а в России — в лучшем случае 3-7 тыс. т/сутки с помощью 20 человек обслуживающего персонала. Это также приводит к низкой эффективности производственного процесса и его высокой себестоимости, говорит Скурихин. Сейчас для уменьшения себестоимости хранения большинство зернохранилищ включены в производственный цикл либо производителей зерна (агрохолдингов, сельхозпредприятий, селекционных центров, семенных заводов), либо его переработчиков. К числу современных мощностей эксперт относит и элеваторы при портовых зерновых терминалах. Однако до сих пор в регионах остаются предприятия, оказывающие только элеваторные услуги: приемка, сушка, подработка, хранение и отгрузка зерна.

Большая волатильность валовых сборов — за последние 10 лет урожай зерна изменялся более чем вдвое — при высоких инвестициях и низком уровне окупаемости не способствует повсеместному запуску новых или модернизации старых элеваторов. Исключение составляют направления, имеющие устойчивую повышательную динамику бизнеса, а также заинтересованность и поддержку со стороны федеральных и региональных властей. Поэтому в последнее время отмечается активное строительство и обновление зернохранилищ в экспортно-ориентированных портах, отмечает Скурихин. Также наметилась активизация ввода зернохранилищ в комбикормовой отрасли в европейской части страны.

Хотя ситуация с мощностями для хранения зерна на текущий момент обстоит не лучшим образом, критичной ее тоже назвать нельзя, уверен Александр Корбут. Во многих хозяйствах тоже ведется строительство и модернизация элеваторов и складов напольного хранения, утверждает он. «Сельхозпроизводители стали вкладывать деньги в хранилища, так как понимают, что основные запасы выгоднее продавать не сразу после сбора урожая, когда цены на минимуме, а спустя несколько месяцев», — поясняет он. Скурихин добавляет, что при наличии финансовых возможностей аграрии начали также строить в своих хозяйствах не только места для оперативного хранения, но и капитальные склады с оборудованием для проведения первичной сушки и подработки.

Аграрии хранят зерно у себя

Опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители стараются хранить зерно своими силами. Свердловская компания «Старт» 80% зерна размещает на своих складах, которые рассчитаны на 20 тыс. т. Это современные мощности с вентиляцией и контролем влажности, хранить продукцию можно до года и дольше. По словам финансового директора предприятия Евгения Коковина, пока этих емкостей хватает. «Для сельхозпроизводителей собственные хранилища обходятся дешевле, чем хранение на элеваторах. Однако если элеватор быстро оборачивает зерно и предлагает клиентам низкие цены, то пользоваться его услугами выгоднее», — внимание он.

У краснодарской агрофирмы «Прогресс» есть две площадки для хранения зерна общей емкостью 55 тыс. т, которые представляют собой капитальные склады напольного типа. «Хранилища полностью снабжены необходимой техникой для погрузочно-разгрузочных работ, электронными весовыми зерносушилками мощностью до 40 т/ч, оборудованием по зерноочистке, современной лабораторией и т. д.», — перечисляет гендиректор компании Александр Неженец. В совокупности на этих площадках может храниться около 60% производимой компанией продукции.

Распределение мощностей для хранения зерна по округам

Также предприятие давно использует технологию хранения зерна в полиэтиленовых рукавах, которая не требует значительных капиталовложений и имеет короткие сроки окупаемости — два-три года. «Хранение тонны зерна таким способом, включая погрузочно-разгрузочные работы, стоит 200 руб., — рассказывает руководитель. — Основную часть (125-150 руб./т) этих затрат составляет стоимость самого рукава». По его мнению, для предприятий, не имеющих капитальных складов, данная технология оправданна. Кроме того, «Прогресс» регулярно вкладывается в оборудование и технику для хранения и подработки продукции. «Покупаем погрузчики зерна, оборудование для зерноочистки, построили современные зерносушилки», — рассказывает Неженец. Сейчас агрофирма прорабатывает проект по строительству и собственного элеватора баночного типа на 60 тыс. т. Инвестиции оцениваются в 600 млн руб. Начать строительство компания планирует в первом полугодии 2019 года, а расчетные сроки окупаемости составляют до 7 лет. Новые мощности позволят минимизировать потери от снижения качества, особенно при длительном хранении, рассчитывает руководитель.

В оренбургской «Елани» 20% выращиваемого зерна — в основном семена и фураж — хранится на складах, остальное на собственном «Заглядинском элеваторе». «На элеваторе мы храним не только продукцию, которую выращиваем сами, но также интервенционный фонд, росрезерв, плюс зерно наших клиентов, — рассказывает гендиректор предприятия Алексей Орлов. — Также в последнее время мы оказываем услуги по перевалке с автотранспорта в вагоны, особенно данный сервис был популярен в этом сезоне». Проектная мощность «Заглядинского элеватора» — 140 тыс. т, но по факту единовременно на нем может храниться до 120 тыс. т. Из-за разнородности зерна не всегда есть возможность полностью заполнить все отсеки, некоторые секции периодически закрываются на ремонт, поясняет руководитель. Тем не менее пока этих мощностей для хранения зерна, выращенного в «Елани», хватало. В модернизацию и содержание материально-технической базы элеватора ежегодно вкладывается около 10 млн руб.

Складские мощности концерна «Покровский» позволяют единовременно размещать до 25 тыс. т зерна, включая хранение продукции под открытым небом. Два элеватора компании, один из которых был приобретен в конце прошлого года, вмещают еще до 100 тыс. т зерна каждый. «Собственные емкости и своевременная реализация продукции обычно полностью удовлетворяют потребность в размещении нашей продукции, — говорит управляющий агробизнесом концерна Станислав Кашуба. — Хотя к услугам сторонних элеваторов тоже иногда приходится прибегать, но только при крайней необходимости в период уборки». Кроме того, одно из хозяйств компании на юге края в прошлом году освоило технологию хранения зерна в рукавах (на 4 тыс. т). «Затраты получаются вдвое ниже, чем если хранить зерно на стороннем элеваторе, — утверждает топ-менеджер. — Также сокращаются логистические и транспортные расходы (на 15-35% от стоимости зерна)».

Строительство элеваторов

В «Агроко» (Белгородская область) проблему хранения зерна тоже решают посредством пластиковых рукавов. Каждый из них рассчитан на 200-250 т, общая вместимость — около 10 тыс. т. «Переменные расходы — стоимость рукавов, солярки и зарплата работникам — составляют около 150 руб./т на весь период хранения, который может длиться до 18 месяцев. Плюс единовременные капитальные инвестиции: машина для упаковки стоит 700 тыс. руб., для распаковки — около 1 млн руб., — подсчитывает член совета директоров компании Алексей Иванов. — Также для закладки зерна в рукава нужен бункер-перегружатель, который можно заменить транспортом с загрузочным шнеком». На фоне стоимости услуг элеваторов эта сумма незначительна: хранение урожая там обошлось бы в пять раз дороже, утверждает он. Рукава хорошо подходят для хранения пшеницы, ячменя, ржи, сои и кукурузы, а вот подсолнечник и пивоваренный ячмень в них закладывать не стоит, отмечает топ-менеджер: первый обрушается при погрузке, второй сильно повреждается, теряя в качестве.

Альтернативный метод

Способ хранения зерна в рукавах пришел в Россию из Аргентины, рассказывает Александр Корбут. Используется как инструмент, снижающий логистическую нагрузку: зерно по мере сбора закладывают в рукав, который размещают недалеко от поля, а когда транспорт освобождается, продукцию поэтапно вывозят. «Оптимальный срок хранения в рукавах составляет 3-6 месяцев. Некоторые полагают, что в зависимости от влажности, наличия болезней и вредителей зерно может лежать и до нового урожая», — говорит он.

Технология заслуживает внимательного изучения, считает Скурихин. Ее использование на начальном этапе развития зернопроизводства на определенной территории позволяет без наличия капитальных строений обеспечить сохранность урожая на небольшой срок. Заявленное время хранения в рукавах в зависимости от агрокультуры (в том числе если собран урожай с повышенной влажностью) может составлять более года. Однако с учетом российской специфики применение данного способа в качестве основного вида хранения вызывает сомнение, осторожен эксперт. «Именно поэтому сейчас рукава в основном используют для хранения фуражного зерна либо зернофуражных смесей», — знает он.

Запуск механизированных зерноскладов

Гендиректор компании «Лилиани» (занимается разработкой и внедрением решений для оптимизации логистики сбора, сева и хранения зерновых) Армен Налбандян возражает: рукавное хранение может решить ряд проблем, особенно в дождливые годы, когда предприятия должны быстро убирать урожай и обеспечивать его сохранение непосредственно на поле. «Рукавная технология справляется с этой задачей идеально», — утверждает он. При условии соблюдения всех правил закладки зерна в рукав в нем можно сохранить и влажное, и высоковлажное зерно без потери качества, а высушить его через два-три месяца, когда пройдет пик нагрузок на сушильные мощности. «Зерно в рукавах не портится за счет процесса самоконсервации, оно как в плотно закупоренном сосуде, где нет воздухообмена, — поясняет Налбандян. — Благодаря свойству зерна „дышать“, а также дыханию попадающих в рукав насекомых и микроорганизмов происходит замещение используемого во время этого процесса кислорода на углекислый газ, который является естественно вырабатываемым консервантом. В среде его высокой концентрации и происходит самоконсервация влажного зерна».

Пшеницу с повышенной влажностью заложить в рукава не критично, она без потери качества сможет в них храниться 6-8 месяцев, подтверждает Иванов. А вот сою и кукурузу перед закладкой в рукава лучше просушить, считает он. «У предприятий, выращивающих эти агрокультуры, особенно в регионах рискованного земледелия — севернее Ростовской области — должны быть мощные сушилки, — говорит топ-менеджер. — В противном случае им придется уповать либо на погоду, либо на наличие контрактов с покупателями в момент уборки, чтобы влажный урожай сразу после сбора отвозить потребителю и продавать его со скидкой».

Рукавная технология позволяет начинать сбор урожая в период последней фазы восковой спелости. Таким образом можно сдвигать начало уборочных работ на 5-7 дней и за счет этого сокращать потери от самоосыпания и стекания зерна, минимизировать риски растягивания уборки до наступления обложных дождей, снижать инвестиции в дополнительную технику. «После закрытия краев рукавов несанкционированная выгрузка, попросту — воровство, исключается, — добавляет Налбандян. — А из рукава все зерно выгружается без остатка и потерь».

Однако агропредприятиям стоит понимать ряд нюансов, которые позволят применять хранение в рукавах максимально эффективно, обращает внимание топ-менеджер. Во-первых, необходимо соблюдать все правила хранения и требовать этого от сотрудников, обязательно проводить их обучение. Во-вторых, рукава должны быть качественные, с УФ-фильтром, соответствующей толщины. «При хранении влажного зерна необходимо проявить особое внимание к контролю качества и соблюдению рекомендуемых сроков хранения», — советует он.

Продавать зерно нужно вовремя
По мнению Александра Корбута из РЗС, хранение зерна длительное время — год и более — не всегда целесообразно. Продавать нужно на пике цен, который, как правило, приходится на весенние месяцы. Так, весной 2017 года аграрии могли реализовывать пшеницу третьего класса за 11,5 тыс. руб./т. Те же из них, кто держал зерно 2016 года до осени 2017-го, с появлением нового урожая столкнулись с быстрым обвалом стоимости всего за месяц до 7-8 тыс. руб./т и ниже.

Ненадлежащее хранение ведет к потерям

В специализированных зернохранилищах потери количественных и качественных показателей зерна сведены до минимума. В не предназначенных для длительного хранения сооружениях качество продукции из-за зараженности вредителями и грибковыми болезнями может снижаться (до 30-40%), рассказывает Павел Скурихин.

Перед закладкой на хранение зерно требует подработки, тогда можно избежать прелости, загнивания и распространения зараженности заболеваниями, делится опытом Станислав Кашуба. «Необходимо грамотно относиться к продукции еще во время сбора урожая и подработки перед размещением на складах, а впоследствии и должным образом его хранить — в проветриваемых чистых помещениях, не соединяя продукцию разного качества, при необходимости со временем перемещать или перемешивать бурты», — рекомендует он. Ежегодно по окончании сезона все складские помещения «Покровского» проходят проверку и подготовку к следующему сельхозгоду. «Учитывая проблемы, с которыми мы столкнулись в сезоне-2017/18, сейчас проводим необходимые работы по модернизации всех наших емкостей для более грамотного размещения зерна», — говорит топ-менеджер. Компания вкладывается во внедрение инновационных технологий на местах хранения и производства, закупает обслуживающую их технику.

«Во время хранения с зерном ведется большая работа: оно живое, дышит, и даже если перед закладкой оно очищено и высушено, в нем все равно идут биологические процессы, могут появиться насекомые, — рассказывает Орлов. — Необходимо вовремя ликвидировать очаги возникновения порчи». На «Заглядинском элеваторе» зерно перемещается с места на место один-два раза в год, зимой его промораживают, чтобы оно хранилось охлажденным. При необходимости продукцию очищают через сепараторы, применяют средства защиты, делится руководитель. Однако потери (расколы, механические повреждения при перемещении) неизбежны. Но если при правильном хранении они составляют в среднем 0,03%, то при неправильном — 10-15% от общего веса. Кроме того, подчеркивает Орлов, при ненадлежащем хранении зерно теряет в качестве и даже может перейти из одного класса в другой — из продовольственного в фуражное.

По мнению Александра Неженца, при неквалифицированном хранении можно лишиться и всего урожая. Чтобы избежать потерь, агрофирма ежегодно инвестирует в развитие материально-технической базы своих складских комплексов.

Нехватка хранилищ, мощностей по очистке и сушке, особенно в сильно переувлажненные годы, приводит к катастрофическим финансовым последствиям вплоть до банкротства, утверждает Налбандян. На элеваторах имеются такие показатели для списания, как усушка и утруска. «Зерно периодически перемещается между емкостями зернохранилища, что приводит к трению зерен как между собой, так и со стенками транспортных механизмов и элеваторов. Результат — истирание, потеря веса», — говорит он.

При хранении в хозяйствах зачастую из-за отсутствия элементарных укрытий на зернотоках урожай довольно долго может лежать под открытым небом. В лучшем случае укрытием служит навес или полог. «На таких площадках всегда присутствует очень много птиц, сколько они съедают — тяжело поддается учету, но немало, это точно», — считает он. Кроме того, на качество хранения в крытых напольных зерноскладах влияют такие факторы, как протекание крыши, попадание в зерносклад воды по стенам — из-за осадков и паводка. Это вызывает очаговые заражения вредителями, гниение или появление затхлого (солодового) запаха. «Даже один очаг заражения способен привести к необходимости срочной борьбы с вредителями хлебных запасов, чтобы не оказаться перед фактом выбраковки всей партии зерна», — подчеркивает Налбандян. Минимальные потери при хранении зерна в зависимости от места (элеватор или зерноток), по его оценке, составляют 0,5-1%.

Раньше хранили по-другому
В доперестроечный период развития АПК в сельхозпредприятиях строились зернохранилища в основном для оперативного недолговременного хранения, обеспечивающие сохранность семенного фонда и зерна для фуражных целей, знает Павел Скурихин из НСЗ. При этом «закромами Родины» являлись заготовительные предприятия (элеваторы, хлебоприемные пункты), где консолидировался и хранился основной объем зерновых и масличных агрокультур. Также существенные запасы формировались на перерабатывающих предприятиях. В РСФСР общая емкость всех хранилищ составляла порядка 200 млн т.

Необходимо продолжать строить

Возможности для хранения зерна в стране необходимо расширять в первую очередь за счет ввода специализированных мощностей (элеваторов), считает Скурихин. Именно они смогут обеспечить зернопроизводителей квалифицированным сервисом, а большая емкость и современное оборудование позволят формировать на их базе зерновые маршруты в вагонах с повышенной грузоподъемностью, обеспечивать высокие темпы и экономичность операций по приемке, сушке, подработке и отгрузке. По подсчетам НСЗ, в каждом из основных зернопроизводящих регионов России необходимо организовать строительство линейных элеваторов не менее чем на 200 тыс. т.

По мнению эксперта, увеличение доли элеваторов, помимо улучшения качества сохранности зерновых и масличных агрокультур, позволит дополнительно решить еще две важные задачи. Во-первых, вопрос по выдаче складских свидетельств, упрощающих кредитование сельхозпроизводителей. Во-вторых, по организации биржевых торгов или электронных площадок на базе данных мощностей. Кроме того, наличие в зернопроизводящих регионах современных комплексов для хранения зерна будет способствовать снижению стоимости предоставляемых элеваторами услуг. А они, по оценкам НСЗ, могут составлять более 20% в себестоимости продаваемой продукции.

Сельхозпроизводители, напротив, настроены на развитие собственных возможностей по хранению. Обходиться без зернохранилищ можно, если производитель не ценит собственные усилия и труд своих коллег, думает Станислав Кашуба. «Для нас наиболее важным фактором является качество выращиваемого урожая, его поддержание и преумножение. Тем более что в прошлом году цифра валового сбора всей продукции в концерне превысила 1,5 млн т, — рассказывает он. — Мы предпочитаем инвестировать в хранение на своих мощностях, нежели в размещение ее у сторонних предприятий, что так или иначе влечет за собой дополнительные расходы».

Для крупного предприятия целесообразно иметь хранилища, способные вместить до 50% от совокупного объема производства продукции, считает Александр Неженец. К основным преимуществам использования собственных складских площадей он относит возможность обеспечения эффективной логистики в период уборки урожая. «Расположение в непосредственной близости от наших полей, отсутствие очередей позволяют оптимизировать затраты на перевозку, осуществлять оперативную отгрузку покупателям по индивидуальному графику, — говорит он. — Кроме того, имея собственные мощности для хранения, мы можем эффективно управлять качеством продукции, минимизировать возможные злоупотребления как по количественным, так и по качественным показателям, оперативно управлять издержками». Себестоимость хранения в собственных складах, по словам Неженца, ниже, чем на сторонних элеваторах.

Без хранилищ для зерна аграрии в принципе могут обходиться, но многое зависит от расценок и сроков хранения на элеваторе, отмечает Орлов. Размещение зерна на специализированных предприятиях от трех месяцев до года при условии роста цен на продукцию в этот период часто бывает выгоднее, чем держать его на собственных складах, так как затраты на хранение будут в обоих случаях, поясняет он. На длительное же хранение — более года — можно закладывать агрокультуры, которые долго могут быть невостребованы, например рожь, при условии ее быстрой реализации в период всплеска спроса и удорожания.

Каковы затраты
Стоимость хранения зерна на элеваторе зависит от способа его перемещения — погрузчиками, транспортерами или автотранспортом. По словам Алексея Орлова из «Заглядинского элеватора», самый дешевый способ — при помощи ленточных цепных транспортеров и подъемников с использованием энергосберегающего оборудования. «Старые элеваторы и склады энерго- и трудозатратны. В них погрузку и перемещение зерна с места на место осуществляют люди. В современных хранилищах практически все процессы автоматизированы и затраты на тонну хранения минимум вдвое ниже, чем в устаревших емкостях», — рассказывает топ-менеджер. Цена тонны хранения государственного зерна на «Заглядинском элеваторе» в зависимости от объема составляет 40-50 руб. в месяц. По словам Евгения Коковина из «Старта», стоимость хранения зерна на собственных складах составляет 70 руб./т ежемесячно.
По данным Армена Налбандяна из «Лилиани», строительство зернового склада на 6 тыс. т обойдется в 15 млн руб., или около 2,5 тыс. руб./т. Инвестиции в возведение элеватора составляют от 10 до 21 тыс. руб./т. Оборудование для закладки зерна в рукав в зависимости от выбранной производительности и функционала стоит от 1 до 5 млн руб., а затраты на хранение тонны зерна по такой технологии независимо от продолжительности (до 2 лет) — 150-170 руб.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама