Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Как от козла молока. Какие ошибки допускают инвесторы вкладываясь в козоводство
Татьяна Карабут
Агроинвестор
10 января 2019
Промышленное молочное козоводство — достаточно новое для России направление. Сам бизнес не такой капиталоемкий и долгоокупаемый, а маржинальность в сравнении с традиционной коровьей «молочкой» существенно выше. Но на деле организовать производство оказывается не так просто: козоводство — хотя и доходное, но весьма непростое производство, и инвесторы сектора нередко сталкиваются с рядом проблем
журнал «Агроинвестор»
январь 2019
15 лет назад не было ни одного племенного предприятия
Фото: Shutterstock

Кардинальных отличий от стандартного молочного бизнеса у козоводства нет. «Коза — это маленькая корова, и отчасти это правильно», — считает завлабораторией ВНИИ овцеводства и козоводства Светлана Новопашина. Обе отрасли базируются на схожих принципах, хотя свои особенности у молочного козоводства все-таки есть, добавляет она. «Это отдельный бизнес, — возражает исполнительный директор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. — Здесь другие технологии, животные, фермы, показатели производства и, соответственно, другая экономика». Даже если инвестор довольно успешно занимается традиционным молоком, то это еще не значит, что он будет успешен и с козами. Сходство заключается лишь в том, что и тот, и другой бизнес животноводческий. «Главное, чтобы инвестор понимал, кто будет его клиентом, куда он станет продавать свой продукт. И, конечно, должна быть хорошая команда, которая понимает технологический и рыночный аспекты», — добавляет эксперт.

Неверный расчет

Фермер из Ростовской области Юрий Панченко вспоминает, что, решив заняться молочным козоводством в 2013 году, он как опытный предприниматель прежде всего написал бизнес-план. Согласно сделанным расчетам, 10 млн руб., накопленных от предыдущего строительного бизнеса, должно было хватить на покупку коз (60 голов), аренду и обустройство фермы, приобретение оборудования. Однако в итоге затраты составили порядка 30 млн руб. В частности, больше получились расходы на ремонт фермы: арендованный старый молочный комплекс пришлось практически перестраивать заново. В итоге, чтобы запустить проект, бизнесмену пришлось продать свою квартиру в Ростове и переехать в старый дом в Родионовке (где располагается его ферма). Также Панченко привлек два кредита на 1,6 и 3 млн руб. и взял грант Минсельхоза. «Я вкладывал и вкладывал деньги и вроде бы понимал, что все делаю правильно, но отдачи все не было, — делится он. — На точку безубыточности проект вышел только в феврале 2017 года — на год позже, чем планировалось». Поэтому ошибкой номер один начинающего козовода фермер считает непроработанный бизнес-план с точки зрения первоначальных затрат. Сейчас дойное стадо КФХ Панченко составляет 200 коз. К 2020 году мощность фермы должна увеличиться вдвое.

По другому пути развития пошла костромская ферма «Илешево». Ее владелец Галина Васнева вспоминает, что, начиная этот бизнес в 2009 году, семья бывших москвичей поначалу не понимала, с какой стороны подходить к козоводству. Поэтому кредиты решили не брать, а начали с малого — купили пять коз и постепенно наращивали производство. «Козоводство надо начинать с малого поголовья, потихоньку набираться опыта вместе с ростом стада. Если без опыта сразу купить много животных — можно наделать ошибок, — предостерегает она. — Например, неопытный фермер рискует столкнуться с болезнями животных». В хозяйстве Васневой сейчас 25 голов. Стадо предприятие формирует из местных коз, покрывая их элитными козлами. Суточный надой на ферме летом составляет около 60 л, зимой — 30 л.

Важный момент в работе начинающего фермера — правильный выбор животных, акцентирует внимание директор козьей фермы «Лукоз Саба» (единственное предприятие в ПФО, имеющее статус племзавода, входит в агрохолдинг «Лукоз», общее поголовье которого составляет около 8 тыс. коз) Тарас Кожанов. По его мнению, топ-5 основных ошибок начинающего козовода возглавляет покупка поголовья с заболеваниями. «Это может привести к росту затрат из-за необходимости лечить животных, а то и к утилизации скота», — предостерегает он. По словам руководителя, поставщиков коз «не так уж много», поэтому следует обращаться к уже проверенным компаниям и посредникам. При этом не стоит терять бдительности, нужно быть очень аккуратным с любым поставщиком, с которым планируется сотрудничество. «Например, можно подстраховаться и заплатить часть денег после прохождения карантина на территории своей фермы. Также можно попробовать использовать аккредитив, если предстоящая сделка крупная», — рекомендует Кожанов. Кроме этого, стоит изучить список заболеваний коз, на которые всегда стоит проверять животных (например, на артрит-энцефалит или паратуберкулез).

Производство козьего молока

В российском молочном козоводстве больше всего распространена зааненская порода. Но Юрий Панченко купил достаточно редкую породу — ламанчу (была выведена в США в начале 1940-х). «В стране вообще тяжело найти племенных животных на продажу, но когда мы начинали в Ростовской области, как раз нашелся фермер, который решил отказаться от этого бизнеса и продавал свои 60 голов ламанчи, которых мы и купили», — вспоминает предприниматель. Порода не отличается высокой продуктивностью (в среднем коза дает 2 л сутки), но зато молоко не имеет специфического запаха, заверяет Панченко. Даже при таком скромном надое рентабельность составляет около 30%.

«Приневское» (Ленинградская область) своих коз зааненской породы завозило из-за границы: 300 голов из Голландии, 500 — из Германии. «Когда мы начинали свой козоводческий проект в 2007 году, купить племенных животных в России просто было негде», — говорит начальник цеха животноводства компании Владимир Лебедь. Еще 15 лет назад в стране не было ни одного племенного предприятия, утверждает Новопашина. Сейчас их по зааненской породе — уже 11. Также, по ее словам, «вот-вот должны появиться» племенные фермы по альпийской (на базе хозяйства «Красноозерное» в Ленинградской области) и нубийской (ИП Гречин В. А. в Свердловской области и КФХ «Семкино подворье» в Тульской) породам. Их появление сдерживает утверждение нормативной документации по молочному козоводству. Нормы оценки коз молочных пород, которые разработал ВНИИ овцеводства и козоводства, уже около года существуют как проект приказа. «Даже когда эти предприятия заработают, для обеспечения потребности страны в племенных козах этого все еще будет крайне мало, — отмечает Новопашина. — Инвесторы по-прежнему вынуждены импортировать животных». Например, ставропольский козий молочный комплекс «Надеждинский», рассчитанный на более чем 2 тыс. дойных коз, начавший свою работу в прошлом году, закупил в Нидерландах 1 тыс. голов. Российские же козы до конца 2018-го были все расписаны по покупателям, знает эксперт.

Начать с простого
Определенные нюансы инвесторам нужно учитывать и при выборе «начинки» фермы, считает Тарас Кожанов из «Лукоз Саба». «При планировании строительства не стоит думать, что покупка самой дорогой техники решит все вопросы по доению или содержанию животных, — говорит он. — Можно достичь значимых результатов и на сравнительно простом оборудовании: если вы не понимаете, как использовать для принятия решения те или иные цифры, которые сообщает вам „умная“ система управления стадом, то, скорее всего, она вам пока не нужна». Необходимо начинать с базовых элементов фермы, например с обучения персонала и налаживания рутинной работы на дойке. И уже после, когда речь пойдет об увеличении эффективности, можно внедрять необходимые современные информационные системы, советует топ-менеджер.

Лечение и кормление

Владимир Лебедь обращает внимание на еще одну немаловажную особенность козоводства. Начиная этот бизнес с нуля, инвестор в первую очередь столкнется с полным отсутствием информации об отрасли. «Открываем справочник „Зоотехника“, ищем раздел про кормление коз — такого нет. Сегодня козу приравняли к корове. Даже ГОСТ по молоку сделали для всех его видов одинаковым», — сетует аграрий. Отсюда — изначально неверное представление по многим принципиальным вопросам. Так, считается, что козы дают молоко жирностью 3,7% и белком более 3%. Но стоит животным прибавить в надоях (более 3 л в сутки), как эти показатели сразу снижаются. И чем выше продуктивность козы, тем процент жира и белка меньше, обращает внимание Лебедь.

Светлана Новопашина уточняет: стандартная зааненская коза должна давать 700 кг молока за лактацию (длится от 210 до 305 дней) с содержанием жира минимум 3,5%, белка — свыше 3%. Чтобы выйти на такие результаты, ей будет достаточно получать 2,5-2,7 энергетических кормовых единиц. «Но если мы хотим, чтобы коза давала 4-5 л в стуки, ей необходимо обеспечить рацион в четыре кормовые единицы — это примерно 4 кг овса в разном наборе кормов», — поясняет эксперт. Плюс необходимо, чтобы коза выпила 1,4 л воды на 1 л молока (без учета поддержания жизни). Достичь такого уровня невозможно на обычных кормах, нужно использовать специальное кормление. Однако, по словам эксперта, российские козоводы сейчас кормовыми добавками «не избалованы»: во-первых, это дорого и не всем доступно, во-вторых, не всегда заявленное на этикетке соответствует фактическому содержимому (платишь много, а эффекта не получаешь).

Кожанов, напротив, считает, что зачастую козоводы начинают увлекаться кормовыми добавками вместо того, чтобы уделять должное внимание качеству базового корма. «Такой подход может вылиться в снижение надоев, рост риска заболеваний животных, а также увеличение себестоимости», — уверен бизнесмен. По его мнению, базовые корма (сено-сенаж) — это основа рациона. И если инвестор с самого начала проекта не может позволить себе обзавестись собственными кормовыми площадками (это значительно увеличивает вложения), стоит в первые год-два покупать дорогой качественный корм у развитого хозяйства. «При этом в договоре необходимо отразить оплату не только за килограмм корма, но и за качество», — подчеркивает он. Так, возможно, стоит прописать количество мегаджоулей обменной энергии корма, рекомендует Кожанов.

Есть свои особенности и в лечении коз, говорит Новопашина. Дело в том, что для этих животных дозировка ветпрепаратов (противопаразитарных и некоторых антибиотиков) должна быть раза в полтора-два выше, чем для овец, потому что у коз обмен веществ интенсивнее: на 1 кг живой массы они вырабатывают больше продукции в сравнении с другими видами животных. «Многие сначала на этом ошибаются. И получается, что вроде обработки животных проводятся, а они оказываются неэффективны», — поясняет эксперт.

Большой проблемой для «Приневского» был поиск соответствующих специалистов. С 2011 года компания занимается племенным бизнесом, ежегодно продает 350-600 племенных коз зааненской породы. Столкнулись с проблемой, когда решили осваивать заморозку спермы: проконсультироваться по этому вопросу оказалось не с кем. «Пришлось самим разрабатывать методику: в начале декабря коз успешно покрыли, теперь ждем окота», — рассказывает Владимир Лебедь. В свое время отрасль была в утеряна, специалистов практически нет, подтверждает Юрий Панченко.

Козоводство
Козы дают молоко жирностью минимум 3,5%Фото: Shutterstock

Ограниченный спрос и тяжелый сбыт

Начинающие козоводы зачастую не понимают, что коза дает нишевый продукт и никогда не составит конкуренцию корове, обращает внимание Светлана Новопашина. У козьего молока и другой потребитель — либо дети, либо пожилые люди, которые нуждаются в диетическом питании, либо те, кто ведет здоровый образ жизни. Поэтому инвестору нужно изначально представлять, кому и где он будет продавать свою продукцию. При этом российский фермер в этой отрасли будет успешен лишь в том случае, если он имеет и коз, и собственную переработку, считает эксперт.

Молочное козоводство в нашей стране пока не приобрело промышленных масштабов. Емкость рынка небольшая, и продукт получается нишевый, требующий значительных усилий для продвижения, согласен партнер практики АПК компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов. «Открытый рынок козьего молока-сырья не сформирован. И это основное его отличие от коровьего, — говорит он. — Поэтому первое, о чем необходимо думать инвестору, — как осуществить переработку или под какого потребителя создавать ферму». По мнению эксперта, инвесторы, которые входят в это направление, скорее верят в перспективу и ценность самого продукта для потребителя: полезность, усваиваемость, переносимость. Но козье молоко дороже коровьего минимум в два раза (коза дает в 3-4 раза меньше молока, чем корова). И тут встает вопрос готовности потребителя платить такую цену.

По словам Шафоростова, сейчас продвижение продукции из козьего молока часто сводится к двум моделям: фермерское/эко/крафт (можно подобрать еще несколько терминов, дающих понять, что продукт уникальный) либо производство, ориентированное на сетевой канал продаж. У «Илешева» проблем со сбытом нет, утверждает Галина Васнева. Молоко, сливочное масло и мягкий сыр ферма реализует частным клиентам. «У нас наработаны связи с потребителями, с которыми сложились доверительные, дружеские отношения, мы лично знакомы с каждым клиентом, — рассказывает она. — Покупатель может позвонить в 5:30 утра, и я его проконсультирую, это очень важно, потому что мы гарантируем 100% качественный продукт. А на такой товар спрос есть».

Несмотря на отсутствие в ростовских магазинах козьего молока с коротким сроком годности, торговые сети не вставали в очередь за продуктом, вспоминает Юрий Панченко. Сейчас КФХ производит около 200 л в сутки пастеризованного молока. Поначалу фермер просто ездил наудачу по местным продуктовым магазинам, предлагая свою продукцию. Так Панченко «пристроил» ее в 50 торговых точек. Кроме этого, он давал объявления в интернете и набрал частных клиентов. К концу 2014 года появился первый серьезный покупатель — гипермаркет «Лента». За ним на предпринимателя сами вышли другие сети — «Ашан», «Метро», «ОК» и «Магнит».

Но далеко не у всех козоводов со сбытом складывается все это гладко. Ферма «Надежда» семьи Бодровых (Тверская область) — долгожитель российского козоводческого бизнеса. На рынке компания существует 18 лет и одна из первых стала реализовывать свою продукцию через торговые сети. Однако сейчас найти новых крупных покупателей все сложнее: конкуренция выросла, очень много недобросовестных конкурентов, фальсификаторов козьего молока. Новые ритейлеры идут на сотрудничество неохотно, а те, с которыми предприятие работает давно — «Ашан», «Перекресток» — уже на протяжении пяти лет не поднимают закупочную цену. «Поэтому зачастую приходится отдавать молоко не по совсем выгодной для нас цене, иначе покупателя и вовсе будет не найти», — рассказывает владелец фермы Александр Бодров. Осложнились продажи и с введением запрета на возврат товара производителю. «Супермаркеты могут продать 100 наших поддонов в неделю, а берут 10, чтобы реализовать в первый же день. А нам люди потом звонят и спрашивают, где наше молоко», — добавляет он. У «Надежды» 100 коз, но фермер не исключает, что в ближайшее время сократит стадо.

Жалуется на проблему с реализацией продукции из козьего молока и Владимир Лебедь. В хозяйстве сейчас содержится 800 коз (от одной на предприятии получают до 980 л), и увеличивать поголовье компания не планирует — нет уверенности, что на больший объем продукции будет спрос. Хотя у компании есть свой молокозавод, на котором изготавливается практически весь ассортимент продукции из козьего молока (за исключением твердых сыров). «Вроде бы и ощущается нехватка козьего молока, но в то же время его никто особо не берет из-за высокой стоимости», — сетует руководитель. По его словам, если отпускная цена коровьего молока составляет в среднем 23-26 руб./л в зависимости от жирности, то козьего — 70-72 руб./л. При этом крупные торговые сети стремятся продавать козье молоко за 150-170 руб./л. Но по такой стоимости найти покупателя трудно, поэтому «Приневское» пытается больше реализовывать свою продукцию через мелкую торговлю Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Впрочем, Лебедь признает: при всей сложности сбыта козье молоко производить выгоднее, чем коровье. Если себестоимость последнего — 23-24 руб./л и закупочная цена плюс-минус такая же, то козьего соответственно — 40 руб./л и 70 руб./л.

Козы Фото: Е. Разумный

Большие перспективы

Несмотря на сложности молочного козоводства, практически все эксперты уверены в высокой инвестиционной привлекательности сегмента. «Козами интереснее заниматься, потому что отдача от них намного быстрее, чем от коров, — отмечает Новопашина. — Козу можно покрыть, дорастив всего лишь до 7-8 месяцев (35-36 кг), и через пять месяцев получить приплод, то есть в год и два месяца она уже может начать продуцировать молоко». Также, отмечает эксперт, очень привлекательна в России племенная продажа: трехмесячная коза стоит 30-40 тыс. руб. Рентабельность этого сегмента зашкаливает и может доходить до 500-700%, а окупаемость возможна уже через пять лет, утверждает она.

Сейчас емкость всего рынка продукции из козьего молока в России составляет всего около 3-4 млрд руб. В ближайшие несколько он может удвоиться, прогнозирует Артем Белов. По его оценке, определенные сегменты будут показывать особенно хорошую доходность — например, детское питание из козьего молока, которое сейчас в нашу страну полностью импортируется, а это — половина рынка. Вторую половину составляют цельномолочная продукция и сыры, в основном отечественного производства. По мнению эксперта, отрасль имеет неплохой потенциал экспорта в страны СНГ и Азию (тот же Китай).

Козье стадо

При этом не стоит рассматривать козоводство как бизнес исключительно для мелких фермеров, считает Белов. Сельское хозяйство индустриализируется, и козоводство не исключение, особенно для России с ее огромными территориями. «Период, когда козоводство было каким-то хобби, прошло. Крупные фермы — тот мейнстрим, по которому будет развиваться козоводство», — уверен эксперт. Он подчеркивает, что темпы роста сейчас у молочного козоводства «очень высокие» и препятствий в его развитии нет никаких.

Согласна с Беловым и Новопашина: сдерживающих факторов для развития отрасли в данный момент нет. «Сейчас в сектор приходит новая формация инвесторов: с очень хорошим образованием и состоявшихся, но в других профессиях, далеких от сельского хозяйства — юристы, дипломаты, люди искусства. Они внимательно изучают вопрос, зарубежный опыт, и, как правило, у них получается лучше, чем у аграриев», — отмечает она.

Опрошенные «Агроинвестором» компании тоже планируют развивать направление. Так, «Приневское», хотя и не собирается увеличивать поголовье, будет расширять ассортимент. К 1 марта компания закончит реконструкцию перерабатывающего завода и, возможно, кроме мягких козьих сыров, будет делать твердые с долгим сроком хранения. «На данный момент мы в состоянии переработать в сутки 23 т молока, а производим 26 т только коровьего плюс 2,5 тонны козьего. После обновления мощностей сможем полностью его перерабатывать», — говорит Владимир Лебедь.

«Илешево» планирует расширяться и дальше «в естественном режиме»: в среднем плюс 10 коз в полтора года. «Конечно, будем наращивать объемы, так как направление очень перспективное», — верит Васнева. Но в первую очередь хороший потенциал имеет высококачественная, элитная продукция, уверена она.

Довольные жизнью
Галина Васнева, Владелец фермы «Илешево» (Костромская область)
Козы — эмоциональные и ласковые животные, а в больших стадах они превращаются в «поголовье». Мое мнение: козы должны содержаться в небольших хозяйствах, в которых хозяин всем животным дает клички, каждую знает в «лицо» и при общении учитывает особенности характера. У коз во всем этом есть потребность, и только при таких условиях ей будет хорошо и она будет давать вкусное и полезное молоко. А если козе плохо психологически, тесно, она мало пасется, то животное неизбежно начинает болеть и качество молока падает. Козье молоко высокого качества можно получить только от коз, довольных жизнью.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама