«Ставропольский фермер» разделает баранину. Компания инвестирует в завод по убою и выращиванию овец 3,2 млрд рублей -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

«Ставропольский фермер» разделает баранину. Компания инвестирует в завод по убою и выращиванию овец 3,2 млрд рублей
Алена Белая
Агроинвестор
4 октября 2018
Проект, включающий выращивание овец, их убой и разделку, реализуется на базе мясохладобойни в Ставропольском крае. Это будет целый кластер по производству баранины, рассчитывает региональная администрация. Перспективы предприятия видятся неплохими. Главный вопрос успеха — обеспечение сырьем в течение всего года
Фото: Diomedia

В Ставропольском крае реализуется проект строительства завода по убою мелкого рогатого скота (МРС). Мощность мясохладобойни, которую возводит компания «Ставропольский фермер», составит до 600 тыс. голов в год. На базе предприятия планируется создание целого кластера по производству баранины совокупной стоимостью 3,2 млрд руб. Реализация проекта будет идти в 2018—2020 годах в два этапа. По информации Минсельхоза Ставропольского края, помимо убойного завода, в рамках первого этапа запланировано строительство фермы откорма ягнят, в рамках второго — комплекса по содержанию маточного поголовья овец на 100 тыс. животных.

Австралийская модель

Запустить завод, рассчитанный на убой 200 голов мелкого рогатого скота в час с возможностью увеличения этих мощностей до 400 голов, «Ставропольский фермер» планировал в сентябре этого года. Однако, как сообщил «Агроинвестору» замгендиректора компании Александр Калиничев, ввод предприятия в эксплуатацию откладывается, впрочем, он добавил, что «сроки подвинутся незначительно». «Проект реализуется», — заверил топ-менеджер.

Кластер создается по австралийской модели: сначала мощности по переработке, затем формирование стада. «Судя по австралийскому опыту, который можно считать весьма успешным, есть все основания полагать, что комплекс полного цикла выращивания и переработки баранины, начинаемый именно „сверху“, т. е. с мясохладобойни, имеет все шансы быть не просто высокорентабельным, но и быстро окупаемым», — считает аналитик «Финама» Алексей Коренев. Так как определенные возможности по поставке сырья в регионе уже имеются, загрузить производство можно сразу, как только соответствующее оборудование, логистика и системы управления бизнес-процессами будут выведены на рабочий режим, комментирует он. А последовательное выстраивание сопутствующей инфраструктуры делает проект легко масштабируемым.

По данным замдиректора Всероссийского научно-исследовательского института овцеводства и козоводства Галины Бобрышовой, общее стадо овец на Ставрополье оценивается примерно в 2 млн голов, из них около 1,4 млн — маточное поголовье, которое может дать 500 тыс. баранчиков для убоя. Также ежегодно в отарах региона выбраковывается 20% поголовья, которое также можно использовать для переработки (это уже 400 тыс. голов). Кроме того, можно закупать для переработки животных из соседних республик. «Сырьевая база будет, если работать со всеми видами поставщиков — и с личными подсобными, и с фермерскими хозяйствами. Вопрос в цене — что предложат производителям? Достойная цена легко наполнит предприятие, — уверена эксперт. — Конечно, в крае есть и другие переработчики, но работающих с МРС не так много».

Стадо овец и коз

Начинать реализацию проекта с переработки вполне разумно в текущей ситуации, когда наблюдается большая нехватка мощностей по убою и обвалке и есть большая проблема с сертифицированными специализированными на баранине бойнями, говорит партнер практики АПК «НЭО Центра» Владимир Шафоростов. По его словам, производство «живка» в сегменте МРС стабильно на протяжении трех лет — около 10 млн голов на убой. Спрос также достаточно высок, более того, есть большой дефицит в формате современной торговли, который закрывается импортными поставками, в основном из Австралии и Новой Зеландии — лидеров в этом направлении.

Ключевыми факторами успеха проекта, по мнению Шафоростова, являются качество мяса, разделки и упаковки. Последнее — это наиболее важный фактор для сетевого канала, в котором баранина представлена сейчас весьма скромно. И именно здесь он видит потенциал роста.

Стадо овец в Ставрополье

Вложения только в строительство завода «Ставропольский фермер» ранее оценивал в 500 млн руб. По мнению Коренева, такая цифра выглядит «вполне адекватно», равно как и итоговая сумма в 3,2 млрд руб., инвестируемая в весь кластер. А вот сроки окупаемости будут зависеть от множества факторов, просчитать заранее которые представляется затруднительным, тем более что проект будет осуществляться поэтапно, добавляет он. Однако, учитывая достаточно высокий спрос на баранину и перспективы экспорта этого вида мяса в страны Ближнего Востока, эксперт ожидает, что на положительную рентабельность кластер выйдет в течение пяти-восьми лет.

Шафоростову инвестиции в 500 млн руб. на заявленный объем убоя и обвалки кажутся заниженными. Такой проект предположительно может стоить на 20% больше, считает он. «Но все зависит от технологических решений и от того, какой продукт будет на выходе», — обращает внимание эксперт.

Вопрос технологий
У овцеводства есть один технологический минус — это сезонность производства, отмечает Михаил Егоров из Национального союза овцеводов. Все овцы приходят в охоту в строго определенное время, осеменение происходит в конце зимы или начале весны. Большей частью на убой барашки идут осенью. «Поэтому многие предприятия, занимающиеся переработкой мяса МРС, ставят дополнительные линии по убою КРС, иначе было бы очень невыгодно, — говорит он. — Даже если растянуть период убоя, договориться с производителями, чтобы те осеменяли овец в разное время или же придерживали их максимально долго, заточенная только под баранину переработка обречена простаивать шесть месяцев в году».

России очень нужны новые технологии, которые позволят выращивать молодняк овец круглый год и обеспечат стабильную поставку сырья на перерабатывающие предприятия, говорит Галина Бобрышова из ВНИИ овцеводства и козоводства. Одной из составляющих станет промышленная технология, позволяющая получать ягнят-«бройлеров». Для этого необходимо иметь полиэстричные породы овец, которые могут приходить в охоту в любое время и приносить ягнят круглый год. «Но над этим еще предстоит поработать селекционерам и ветеринарам», — признает она. Пока же в стране нет отечественных пород, пригодных для использования в промышленном разведении, обращает внимание Егоров. Нет необходимого количества маточного поголовья и за границей, что во многом тормозит развитие заявленных проектов.

Для развития отрасли

Баранина не относится к социально значимым продуктам питания, однако именно этот вид продукции в настоящее время обеспечивает экономику овцеводческой отрасли. «Каждое хозяйство любой формы собственности, разводящее овец, ориентируется на производство мяса, а не шерсти, как раньше», — акцентирует внимание гендиректор Национального союза овцеводов Михаил Егоров. По его мнению, доступная глубокая переработка овец и коз плюс хорошая цена способны увеличить промышленное производство минимум на 25-30%. В 2017 году производство овец и коз на убой в живом весе, по данным организации, составило 473,2 тыс. т. Из них 70% (331,8 тыс. т) дали хозяйства населения, а сельхозорганизации — лишь 7% (34 тыс. т).

Организация кластера может помочь наладить масштабное производство баранины, уверена Бобрышова. «Убойный пункт построить недолго, самый большой вопрос, как все участники кластера будут взаимодействовать», — отмечает она. Верным шагом было бы авансирование, чтобы привязать сырьевую базу к мясокомбинату, предлагает эксперт. Тогда все участники будут знать, что и в каких объемах они должны производить.

Сельхозпроизводители, безусловно, заинтересованы в заключении долгосрочных договоров с покупателями баранины, соглашается Егоров. До сих пор ситуация многие годы складывалась по одному сценарию: осенью, когда начинается массовая реализация молодняка овец, что связано с повсеместной цикличностью производства овец на мясо, покупателей немного, наступает передержка поголовья, что ведет к дополнительным затратам и приводит к убыткам. «Покупатели появляются, только когда наступает зимовка, тогда они не стесняясь занижают цены, потому что знают: оставлять животных на зимний период хозяйства не могут (нет помещений, кормов, кадров) и будут вынуждены отдать скот дешево, — рассказывает эксперт. — Именно поэтому отрасли крайне необходима сеть мясоперерабатывающих предприятий непосредственно на территориях, где и разводят овец».

Производство баранины и козлятины

В последние годы в регионах строились и модернизировались мясокомбинаты, рассчитанные на убой овец. Но их конечный продукт, как правило, туши и полутуши. «Приучить горожан к такому мясу вряд ли получится, — думает эксперт. — В Евросоюзе потребление баранины на человека составляет 2,1 кг, но это другая баранина, от животных специализированных, как правило, мясных пород». В России этот показатель не превышает 1,4 кг на душу населения. Сформировать устойчивый спрос можно лишь при повышении качества данного вида мяса, соответствия его ГОСТу как по совокупности свойств, обеспечивающих пригодность к дальнейшей обработке и употреблению в пищу, так и по безопасности для здоровья потребителей, стабильности состава и потребительских свойств, считает Егоров. Практически 70% баранины, произведенной в частных отарах, не меньше половины фермерской и часть произведенной в сельхозорганизациях — это мясо от низкопродуктивных животных либо помесей различных пород, напоминает он.

Сейчас прорабатываются крупные инвестиционные проекты в области мясного овцеводства, предусматривающие строительство индустриальных комплексов без свободного выгула животных. Это будет другая по качеству баранина, верит Егоров. «И именно она окажется в сортовых разрубах, современных упаковках на витринах сетевых супермаркетов, в удобной весовой расфасовке, и именно ее будут есть горожане», — надеется он.

Где сбыт

Предприятия по переработке баранины возводятся и в других овцеводческих регионах Северного Кавказа и ЮФО, таких как Ростовская область, Калмыкия, Дагестан, знает Егоров. Так, в последнем успешно реализуется строительство небольших мясокомбинатов в рамках республиканской программы. В прошлом году там введены в эксплуатацию цеха по убою и переработке баранины общей мощностью около 30 т в сутки. «Благодаря принимаемым мерам переработчики Дагестана сумели за последние несколько лет заметно расширить ассортимент производимой продукции и выйти на рынки российских мегаполисов», — утверждает эксперт. По его словам, в регионах есть понимание того, что переработка должна стимулировать производство.

Новые заводы по убою и переработке отрасли нужны, соглашается Бобрышова. По ее словам, в Ставропольском крае работают подобные предприятия, но в основном в восточной части, где сосредоточен основной массив овец, в том числе и в ЛПХ. Так, самое известное предприятие региона — компания «Авангард» — находится в Левокумском районе. Сейчас это самая современная в регионе линия по убою овец, обращает внимание эксперт. При открытии мощность производства составляла 12-15 т мяса за смену. «Расположение завода „Ставропольского фермера“ в Кировском районе вполне может быть обосновано близостью как к сырьевым ресурсам, так и к рынкам сбыта в СКФО», — говорит Бобрышова.

По мнению министра сельского хозяйства Ставропольского края Владимира Ситникова, создание сертифицированной бойни позволит к 2020 году охватить продукцией весь рынок Ставрополья и ряда других регионов СКФО и Юга, а также даст возможность претендовать на рынки Ирана, Ирака и Израиля. По предварительным оценкам, край сможет поставлять туда до 5 тыс. т баранины в год. По словам Шафоростова, ориентация на экспорт в страны Ближнего Востока предполагает соответствие стандартам халяльной продукции, что, как правило, повышает себестоимость.

Российская баранина пользуется традиционным спросом в ряде стран ближнего зарубежья и на Ближнем Востоке, и в настоящее время поставки мяса овец туда значительно увеличиваются, знает Михаил Егоров. Так, в первом полугодии этого года в Иран отправлено 1,65 тыс. т баранины из Дагестана, всего же до конца 2018-го туда планируется поставить 2,5 тыс. т. Однако интересы покупателя не ограничиваются только дагестанским мясом овец и оговоренными объемами. «Договоры на поставки баранины заключаются также с Астраханской, Ростовской областями и Ставропольским краем», — известно эксперту.

Баранина актуальна и для внешнего, и для внутреннего рынка, считает и Бобрышова. Сейчас же продукция из Ставрополья чаще попадает в Москву, Санкт-Петербург и Сочи. Интерес к российской баранине проявляют также Северная Африка и ОАЭ, добавляет она. Всего же, по данным ФТС, за январь-июнь экспорт этого вида мяса из России уже составил $20,2 млн, что, кстати, составляет примерно 2/3 от стоимостного объема вывоза свинины, подчеркивает эксперт.

Баранина уже не та
Михаил Егоров, Гендиректор Национального союза овцеводов
Конечно, баранина не входит в число необходимых видов мяса, таких, которые есть в рационах детсадов, школ, больниц и т. д., как курица или говядина. Для большинства россиян баранина является мясом выходного дня, идет на шашлык или плов. Если в СССР забивалось старое поголовье, овец держали в основном для шерсти, которая требовалась государству для армии и пошива школьной формы, то сейчас российской легкой промышленности шерсть не нужна, а мясо стало пользоваться спросом, и за последние тридцать лет оно существенно изменилась в качестве. В конце 1980-х мы завезли племенных баранов из Австралии, шло улучшение пород, баранина обрела новые вкусовые качества: исчез специфический запах, появились мягкость и некая благородность мяса. Теперь баранина может быть изюминкой ресторанного меню и отличным вариантом разнообразить рацион.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама