USD

76.325 (-0,06%)

EUR

91.14 (0,04%)

MOEX

3107.58 (-1,12%)

BRENT

47.65 (-0,48%)

Пшеница

586.2 (0,21%)

Сахар

14.51 (-2,09%)

USD

76.325 (-0,06%)

EUR

91.14 (0,04%)

MOEX

3107.58 (-1,12%)

BRENT

47.65 (-0,48%)

Пшеница

586.2 (0,21%)

Сахар

14.51 (-2,09%)

USD

76.325 (-0,06%)

EUR

91.14 (0,04%)

MOEX

3107.58 (-1,12%)

BRENT

47.65 (-0,48%)

Пшеница

586.2 (0,21%)

Сахар

14.51 (-2,09%)

Сделки

«Дамате» взялась за ростовскую утку. Компания восстановит производство на мощностях «Донстара»

«Евродон»
«Евродон»
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Группа «Дамате» выкупила у Россельхозбанка права требования по обязательствам компании «Донстар» — утиного проекта основателя «Евродона» Вадима Ванеева. После ухода последнего с рынка индейки пензенский холдинг занял его лидирующее место в рейтинге крупнейших производителей этого вида мяса. Теперь дело стало за уткой. Если перезапуск мощностей на 16,5 тыс. т ежегодно состоится как планируется, в третьем квартале, то уже по итогам 2020-го «Дамате» может стать самым крупным российским производителем и утиного мяса

Россельхозбанк передал «Дамате» права требования по обязательствам ростовского «Донстара» — проекта основателя «Евродона» Вадима Ванеева по производству мяса утки. Новым кредитором «Донстара» стало ООО «Новые утиные фермы», учрежденное пензенским холдингом в Ростове-на-Дону в конце марта, следует из данных kartoteka.ru. Сумма сделки сторонами не уточняется. В реестр кредиторов «Донстара» включены требования на 6,9 млрд руб., из которых 6,53 млрд руб. приходилось на долг перед РСХБ. По словам первого заместителя предправления Россельхозбанка Ирины Жачкиной, РСХБ на протяжении года тщательно подбирал эффективного инвестора, обладающего передовым опытом в промышленном производстве и реализации мяса птицы и готового принять на себя ответственность за возрождение проекта.

Удачная покупка

«Донстар», мощности которого рассчитаны на выпуск 16,5 тыс. т мяса утки в убойном весе в год, был основан в 2010 году. Вертикально-интегрированный комплекс включает инкубатор, отделение по выращиванию родительского стада, площадки откорма товарной утки, перерабатывающий завод, а также элеватор и цех производства комбикормов. Работа предприятия была остановлена два года назад из-за ухудшения финансового положения в результате управленческих ошибок и вспышек гриппа птиц на «Евродоне». За первые шесть месяцев 2018-го комплекс выпустил 14 тыс. т мяса утки в живом весе. В сентябре 2019-го в компании было введено наблюдение. Сейчас «Донстар» находится в процедуре банкротства. На момент прихода на предприятие «Дамате» поголовья на комплексе не было, не работало электро- и газоснабжение, делится совладелец и гендиректор холдинга Рашид Хайров.

В июне текущего года «Новые утиные фермы» заключили договор на аренду имущественного комплекса «Донстар». «В ближайшее время планируется провести технологический аудит на арендуемых мощностях, осуществить мероприятия по устранению технологических рисков и возобновить производственную деятельность в III квартале 2020 года», — рассказывал «Агроинвестору» представитель министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области в начале июля. По мере возобновления производственной деятельности на арендуемых мощностях компания рассчитывает привлечь часть бывших работников «Донстара». В настоящее время потребность в кадрах в «Новых утиных фермах» отсутствует, сообщал представитель ведомства.

Мощность комплекса после возобновления производства останется прежней, утверждает гендиректор «Новых утиных ферм» Римантас Мацкевичюс. «Это уже крупнейший комплекс по производству утки в стране, дальнейшее расширение не планируется, — делится он. — Между тем спрос на утиное мясо имеет потенциал роста, мы видим интерес со стороны покупателя». Культура потребления мяса утки в России сейчас находится в стадии формирования, хотя в СССР утиное мясо было популярным, напоминает топ-менеджер. Учитывая, что на рынке в течение нескольких лет ранее работал крупный игрок, «Дамате» фактически будет заполнять уже имеющийся спрос. Кроме того, у группы есть опыт популяризации мяса нишевых сегментов, такого как индейка, и вывода его на высокие объемы. Из блюда для праздничного стола утка вполне может стать одним из продуктов регулярного спроса, верит Мацкевичюс. «Мы видим перспективы этого предприятия и готовы приложить максимальные усилия, чтобы возобновить его работу в кратчайшие сроки», — добавляет Хайров. 

16.JPG

Дать же реальные оценки состояния объектов комплекса и требуемых инвестиций «Дамате» сможет после проводимого сейчас технологического аудита, уточнял Мацкевичюс в начале июля. Первая продукция появится на прилавках до конца текущего года, уверен он. При этом компания не планирует сохранять для мяса утки прежний бренд «Утолина» и сейчас разрабатывает собственный. О его запуске будет объявлено дополнительно. «У „Дамате“ уже есть федеральная дистрибуция для индейки, и мы планируем использовать существующую клиентскую базу для реализации и утиного мяса, причем в категории „ультра-фреш“», — сказал топ-менеджер.

17.JPG

Ценный актив

Оценить стоимость актива дистанционно, без определения его состояния, сложно, а предприятия, у которого последний год не было выручки и EBITDA — тем более, обращает внимание президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. Однако если рассчитывать годовой оборот на основе задекларированного объема производства в 16,5 тыс. т, то при средней цене в 170 руб./кг он составит 2,8 млрд руб. Таким образом, стоимость сделки могла составить от 2,5 млрд до 3 млрд руб., считает он.

Операционные и финансовые результаты деятельности «Донстара» за 2019 год представляют весьма печальную картину, и оценить по ним стоимость актива невозможно, отмечает аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев. К тому же компания отмечена следующими дополнительными факторами риска: телефон указан несколькими юридическими лицами, у предприятия есть незавершенные исполнительные производства, в отношении него применена процедура банкротства, имеются обременения доли в уставном капитале и отсутствует собственный капитал. Кроме того, по состоянию на 25 июня 2020 года оценочная сумма взыскиваемой с предприятия задолженности составляет 78 млн руб. «Иными словами, за душой у „Донстара“ ничего, кроме долгов, — комментирует Коренев. — Понятно, что покупатель такого актива возьмет на себя и все обязательства компании перед кредиторами и акционерами. Но, с другой стороны, этот фактор может оказаться весьма весомым при оценке стоимости сделки». По сути, покупателю остается лишь рассчитаться по долгам компании и перезапустить производство, восстановив оборудование (если оно по какой-то причине неработоспособно) и наладив бизнес-процессы.

Расходы на маркетинг не будут критически велики, так как в этом случае «Донстар» уходит «под крыло» «Дамате» и фактически может пользоваться его структурой маркетингового сопровождения. То же можно сказать и про логистику, систему управления и иные сопутствующие процессы. Но вот оценить объемы инвестиций, требуемые для восстановления производства, сейчас представляется затруднительным: если с задолженностью «Донстара» все более или менее понятно, то в каком состоянии находятся сами мощности, неизвестно, и на их восстановление могут потребоваться немалые ресурсы, подытоживает аналитик.

Учитывая уровень кредитной нагрузки, который был на «Донстаре» перед процедурой банкротства, ключевой задачей кредитора было «оживление» и финансовое оздоровление актива без проведения процедуры конкурсного производства и реализации активов компании на торгах с возможным дисконтом и убытками для кредитора, высказывает свою точку зрения руководитель проектов практики «Стратегическое консультирование» компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева. Важно было найти покупателя, который взял бы на себя обязательства и смог выстроить эффективный производственный процесс. Поэтому договоренности с «Дамате» выглядят оптимальным выходом из сложившейся ситуации, полагает эксперт. «Возобновление производства позволит холдингу нарастить присутствие на рынке ЮФО, вывести новый бренд под утку и повысить узнаваемость „Индилайта“ (бренд „Дамате“ для индейки)», — верит Михалева.

Для любого интересанта «Донстар» привлекателен прежде всего из-за статуса крупнейшего промышленного производителя мяса утки в России и его истории лидерства на рынке на протяжении 2012-2018 годов, акцентирует внимание Давлеев. Профильных инвесторов в утку в России очень мало, и они крайне ограничены в возможностях роста или поглощений. Потенциальный покупатель мог бы перепрофилировать актив в площадку для производства бройлеров или добавить утиное мясо в портфолио других своих продуктов, говорит эксперт. Именно последнее и сделала «Дамате», активно диверсифицирующая свой бизнес за счет новых направлений: помимо индейки это уже молоко, баранина, мороженое, а теперь и утка. «С точки зрения маркетинга утка ближе к индейке, чем курица или свинина, как более дорогое мясо, и целевой покупатель примерно один и тот же. Кроме того, новый актив на юге России позволит группе расширить географию бизнеса в дополнение к проектам по баранине в Ставропольском крае», — полагает Давлеев.

Большой плюс «Донстара» в том, что это относительно новое предприятие — ему менее десяти лет, так что оно, скорее всего, в неплохом состоянии, продолжает эксперт. Другое важное преимущество — наличие площадок собственного родительского стада, что значительно облегчает обеспечение производства инкубационным яйцом. Вместе с тем «Донстар» географически удален от основных целевых рынков — крупных мегаполисов Москвы и Санкт-Петербурга, где дорогое утиное мясо более востребовано. Помимо этого, комплекс находится в относительной близости к индейководческим фермам и другим предприятиям «Евродона», что создает напряженную ситуацию по биобезопасности.

«Донстар» интересный актив, соглашается исполнительный директор «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев. Он органически вписывается в бизнес «Дамате». «Это профильная история и довольно выгодная покупка, — говорит он. — „Донстар“ имеет хорошую инфраструктуру. Расширять собственные мощности, строить с нуля намного сложнее и дольше — только подготовка разрешительных и проектных документов может занять года два».

Depositphotos_28631073_s-2019.jpg
Легион-Медиа

Не без трудностей

Несмотря на все плюсы «Донстара» и компетенции «Дамате», перспективы проекта могут омрачаться ситуацией на рынке. Сейчас все упирается в спрос и снижение покупательной способности, отмечает Корнеев. Это затрагивает любой проект мясной отрасли и не только. При этом сегмент продаж мяса утки — это преимущественно ритейл среднего и выше среднего уровня, а также HoReCa, которая сильно пострадала из-за карантинных ограничений. «Утка пока недостаточно распробована россиянами, и подавляющий ее объем реализовывался до пандемии коронавируса именно в рестораны, — подтверждает гендиректор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. — Но возникший кризис сильно повлиял на ситуацию, и пока что не получается вернуться к показателям продаж, которые были в конце 2019 года. Когда восстановится сбыт — непонятно, особенно учитывая угрозу второй волны коронавируса». Поэтому многие производители, работающие на этом рынке, стараются сейчас переориентироваться на ритейл. И все же при удачной маркетинговой кампании и активной работе с розницей и ритейлом перспективы проекта вполне неплохие, считает Лахтюхов. 

За необычные вкусовые качества утку очень ценят в ресторанах, подтверждает аналитический обозреватель исследовательского агентства «Новые технологии» Елена Козина. «Но из-за пандемии этот канал сбыта находится в тяжелом положении, а если учесть, что прогнозируется вторая волна COVID-19, то он нескоро вернется к прежним оборотам, — вторит она Лахтюхову. — Это возможность — или необходимость — для производителей развивать розничные продажи. Проблема только в том, что для большинства россиян утка не продукт повседневного спроса».

Стоит отметить, что помимо уже начавших работу «Улыбина» (Новосибирская область), «Утиных ферм» агрохолдинга «Русское поле» во Владимирской области и компании «Птичий двор», работающей на площадке «Утиных ферм» в Челябинской области, новых проектов в стране за последние несколько лет так и не появилось, отмечает Давлеев. Пока все они находятся в стадии роста, и говорить о возврате инвестиций еще рано. Проблема у всех одна — спрос.

За время отсутствия «Донстара» на рынке не появилось производителя крупнее, который смог бы занять его нишу в прежнем объеме, говорит Козина. «На рынке утиного мяса много локальных производителей, которые поставляют продукцию в ограниченное количество федеральных округов. И только экс-лидер „Донстар“ имел широкую географию продаж с долей почти в два раза большей, чем у всех конкурентов вместе взятых, — рассказывает эксперт. — С его уходом некоторые производители, в том числе те, которые только зашли на рынок, расширили свою дистрибуцию, но никто из них так и не смог занять место бывшего лидера». При этом интерес к данному сегменту присутствует, что видно по запуску новых проектов. С появлением крупного производителя ситуация может поменяться.

Резкое обострение экономической ситуации и «схлопывание» ресторанного сектора заметно снизили возможности реализации продукции у всех участников рынка. «Скорее всего, с приходом на „Донстар“ менеджеров „Дамате“ приток новых инвесторов в сектор прекратится из-за резко возрастающей конкуренции, так как на фоне наблюдающегося снижения платежеспособного покупательского спроса банки вряд ли будут их финансировать», — скептичен Давлеев.

18.JPG

Впрочем, уже действующие на рынке игроки обострения конкуренции после перезапуска мощностей «Донстара» не боятся. В частности, птицефабрика «Чикен-Дак» (Алтайский край, проект запущен в 2005 году) мощностью производства 1,5 тыс. т мяса в год вряд ли почувствует особое давление из-за возобновления работы ростовского комплекса, считает директор по экономике и развитию компании Людмила Гузева. «Нашим прямым конкурентом в Зауралье является утиная птицефабрика „Улыбино“, выпускающая 2,5 тыс. т мяса и планирующая увеличить объемы до 18 тыс. т продукции в год, — признает она. — У нас схожий ассортимент, технологии и даже одна мясная порода утки — пекинская французской селекции». Сам «Чикен-Дак» поставляет покупателям замороженную продукцию — логистика и сроки годности не позволяют работать с «охлажденкой» и отправлять ее в дальние регионы. В отличие от «Улыбина», которое реализует в том числе и охлажденную разделку. То же самое касается ростовского производства: предприятия находится гораздо ближе к Москве и сможет распространять по столичным сетям именно охлажденную утку, отмечает Гузева.

Ценовая ситуация

Затруднять реализацию планов «Дамате» по утке может вероятное снижение рыночной цены на этот вид мяса, не исключает Корнеев. В некоторых регионах утка уже подешевела, обращает внимание Гузева. Если раньше оптовая цена замороженной тушки доходила до 200-210 руб./кг, то сейчас торговые сети внутри страны не берут ее по цене выше 160-170 руб./кг. При этом окупаемость проектов по утке происходит как минимум в два раза медленнее, чем комплексов по выращиванию бройлера, акцентирует внимание Гузева. «На 1,8 кг корма курица дает 1 кг прибавки в весе, а утке для этого нужно целых 7 кг корма, стоимость которого постоянно растет, и в себестоимости на него приходится не менее 65%», — утверждает она.

Зато в торговых сетях цена утиного мяса в последние два года стабильно увеличивалась, знает Козина. Так, по сравнению с первым кварталом 2018 года средняя стоимость продукции из утки повысилась в два раза — с 288 до 487 руб./кг. Для сравнения, индейка стоит около 400 руб./кг, а курица — 200 руб./кг. «Именно поэтому, несмотря на всю пользу утиного мяса, покупатель отдает предпочтение бройлеру — стоит он в разы дешевле, и готовить его проще», — говорит она. В оптовом звене в начале июля мясо утки предлагалось по цене в диапазоне от 140 до 450 руб./кг в зависимости от разруба, упаковки, ценовой и маркетинговой стратегии производителя, информирует Давлеев. 

Драйвером увеличения спроса на утиное мясо в рознице, по мнению Козиной, могли бы послужить информационная поддержка и рост доходов населения. Но с учетом того, что сейчас, напротив, увеличивается спрос на менее затратные продукты, в ближайшее время отрасль в лучшем случае ждет стагнация. При этом потенциал никуда не уходит, но для его развития необходимо вкладываться в продвижение товара, рассказывать потребителям о качестве мяса утки, о том, какая она вкусная и полезная. С развитием промышленного производства увеличатся и варианты разделки, фасовки мяса. Кроме того, увеличение предложения позволит улучшить дистрибуцию и снизить розничные цены. «Тогда доля продаж, несомненно, увеличится, как в натуральном, так и в денежном выражении», — верит эксперт. 

Представитель одной из утиных компаний, мощности которой расположены в Сибири, утверждает, что проблем со сбытом продукции в рознице не наблюдается даже сейчас. Причем лучше реализация идет через региональные сети, а также фирменные сети производителей мясной продукции. Продажи через отдельные каналы с начала года к лету выросли в несколько раз, утверждает он. «Им интересно, что наша продукция — это качественно упакованная разделка, а не целые тушки. Это удобно и потребителю: он может приобрести утку на пробу, не тратя много денег, — акцентирует внимание спикер. — Те же, кто распробовал утку, с удовольствием вводят ее в рацион. Давно пора развеять миф о том, что она жирная и трудная в приготовлении. Это вкусное и полезное мясо, и не только на праздники».

Особенности убоя

Утка — водоплавающая птица, она покрыта перьями и пухом, удаление которого требует специальных технологий. После оглушения и обескровливания птица опускается в ванну с водой высокой температуры, после чего проходит через бильные (перосъемные) машины, где удаляется основная часть оперения. Далее тушка погружается в расплавленную восковую массу, где происходит процесс воскования — удаление остатков пеньков и пуха. Затем следует этап потрошения, после чего птица попадает в камеру воздушно-капельного орошения. В конце специалист проверяет качество обесперивания, и тушки отправляются в цех разделки.


Из ЛПХ в промсектор

Розничные продажи утки станут активнее развиваться по мере восстановления потребительского спроса, однако более медленными темпами, чем это предполагалось до ситуации с пандемией, считает Альберт Давлеев. Потребление данного вида мяса в России пока крайне низкое — менее полукилограмма на человека в год. И в перспективе утка в какой-то мере может повторить успех индейки как альтернативы бройлеру, свинине и говядине. По прогнозу Agrifood Strategies, в ближайшем десятилетии промышленное производство мяса утки в России может достичь 160-200 тыс. т в убойном весе, из которых 10-20 тыс. т может экспортироваться.

Общая потребность России в утке еще не закрыта, уверена Людмила Гузева. К тому же можно смело ориентироваться на развитие поставок отечественной продукции в Китай, оптимистична она. «Безусловно, у данного рынка есть свои нюансы и особенности, к нему нужно найти подход, но на него вполне можно рассчитывать», — полагает топ-менеджер. И прежде всего полагаться на внешние рынки сможет как раз такой крупный производитель, каким может стать предприятие «Дамате». 

Утка — это нишевый продукт с выраженной сезонностью, возражает Константин Корнеев. Сделать ее чем-то масштабным трудно: в России не сформирована культура потребления данного вида мяса. «Так, если в той же Франции, где утка — традиционное мясо, создание сильного промышленного сектора выглядит закономерным, то в нашей стране это скорее вариант для КФХ, — настаивает он. — Небольшим хозяйствам проще отслеживать изменения запросов покупателей, так как они общаются с ними практически напрямую. При продаже через торговые сети сделать это труднее».

Тем не менее промышленный сектор производства утки за последние десять лет сделал огромный рывок. Еще в 2009 году 99% получаемого в стране утиного мяса выращивали ЛПХ: по данным Росптицесоюза, тогда во всех хозяйствах было произведено 66 тыс. т, в том числе в сельхозпредприятиях — 0,7 тыс. т (здесь и далее — в убойном весе). Уже в 2016 году доля производства утиного мяса в сельхозпредприятиях увеличилась до 33% (24,6 тыс. т) в связи с выходом на полную мощность «Донстара», введенного в действие в 2014-м. Но в связи с остановкой его производства объемы промышленного производства опять снизились. В прошлом году сельхозпредприятия выпустили лишь 9,5 тыс. т утиного мяса, что на 43% ниже уровня 2018-го. С учетом объемов в ЛПХ и КФХ производство во всех категориях хозяйств в 2019 году составило 65,2 тыс. т, сообщает гендиректор Росптицесоюза Галина Бобылева. По оценке «Новых технологий», после ухода с рынка «Донстара» доля утки в общих продажах мяса в торговых сетях сократилась до менее чем 0,3%. В то время как в 2018-м, когда ростовский комплекс еще работал, утиному мясу принадлежало 1,13% рынка.

19.JPG

По прогнозу Росптицесоюза, в 2020 году производство утиного мяса в сельхозпредприятиях может вырасти в 2,4 раза в сравнении с 2019-м. Такой прибавке будет способствовать запуск птицефабрики «Улыбино» (планируемая мощность — 18 тыс. т утиного мяса в год к 2024-му), возобновление производства на базе «Донстар» силами «Дамате», а также начало работы на базе бройлерной птицефабрики «Центральная» утиного комплекса агрохолдинга «Русское поле» во Владимирской области, также рассчитанного на 18 тыс. т. В перспективе ближайших пяти лет запланировано увеличение объемов в КФХ «Рамаевское» (Татарстан) — с 1,9 тыс. т до 16,8 тыс. т. Нарастить выпуск мяса утки до 4,5 тыс. т (в 2019-м — 3 тыс. т) намерен и «Брюховецкий кролик» в Краснодарском крае, информирует Бобылева. Кроме этого, рассматривается создание птицеводческого комплекса по выращиванию утки в Ставропольском крае с планируемой мощностью 10 тыс. т в год. При условии выхода «Новых утиных ферм» в Ростовской области на плановые объемы общероссийский выпуск утиного мяса к 2024 году в сельхозпредприятиях удвоится и может достигнуть 65 тыс. т. 

Ошибки в управлении

Детально рассказать о том, что привело к проблемам «Донстар», смогут только собственники и ведущие управленцы, считает Константин Корнеев из «Ринкон Менеджмент». Решение о распределении средств принималось внутри компании, и вряд ли это как-то повлияет на дальнейшую историю «Донстара» уже под руководством «Дамате», говорит он. Вполне возможно, что имели место ошибки в финансовом и управленческом менеджменте, предполагает Альберт Давлеев из Agrifood Strategies. Так, в течение долгого времени для развития продаж компания продавала свою продукцию зачастую ниже себестоимости. Помимо этого, предприятие сильно зависело от своего «старшего брата» — «Евродона», у которого накопилось гораздо больше проблем. «И, наконец, невозможность сдержать развитие вспышек гриппа птиц из-за проблем в управлении вопросами биобезопасности привело к почти полной дезорганизации работы обоих предприятий», — добавляет эксперт.


Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама