Выбор редактора

Многие фермеры признаются, что им, прошедшим огонь и воду в «лихие» девяностые, сегодня стало жить намного сложнее и беспокойнее. Причина тревоги — не опасение за свою жизнь и не отсутствие денег для развития бизнеса, а удушающая безысходность: люди боятся вкладываться в землю, которую у них могут в любой момент отобрать. И ведь действительно могут.

Казалось бы, никто не запрещает сельхозугодия купить. Однако на деле добиться этого очень непросто: запросы КФХ чиновники игнорируют, предпочитая продавать плодородные пашни более крупной рыбе. Брать же землю в аренду маленьким хозяйствам невыгодно, к тому же ее в любой момент могут попросить назад, чтобы передать тем же земельным магнатам. Земля стала объектом спекуляции, жалуются аграрии: в ожидании фантастических вливаний в сельское хозяйство чиновники приберегают плодородные почвы для «солидных клиентов».

Эксперты уверены, что такой подход способен привести к появлению феодализма (кстати, некоторые латифундисты уже охватывают целые группы районов). Развитию этой тенденции способствуют власть капитала и невнятное земельное законодательство. Вместе взятые, эти причины ведут к уничтожению фермерства, а через это — ни много ни мало — становятся угрозой для существования нашей страны.

Дело в том, что цель латифундий — получение прибыли, а вовсе не развитие сельских территорий. Вторжение крупного бизнеса в село влечет за собой отъем земель у мелких фермеров. Вследствие этого разрушается привычный уклад жизни селян, что приводит к постепенному исчезновению как деревень, так и самого народа. Государство, судя по всему, далеко от осознания этих проблем. Однако не очень ясно, почему в разрастании аграрных монополий оно не видит угрозы сохранению своей власти. Ведь сговор латифундистов, среди которых немало иностранцев, может привести к очень серьезным последствиям для страны.

В Европе с этим вызовом столкнулись еще во второй половине ХХ века. Осознав, чем может обернуться аграрный гигантизм, европейские правители решили от него избавиться, сделав ставку на расширение кооперативной деятельности. В результате альтернативой латифундиям стали кооперативные структуры, которые прекрасно работают до сих пор и, что немаловажно, являются значительной частью экономики европейских стран.

Эксперты бьют тревогу: России давно пора завершить земельную реформу и выработать грамотную стратегию развития сельского хозяйства. В качестве таковой вполне могла бы подойти кооперация, считают они. Во-первых, общинное ведение хозяйства свойственно нашему народу (в этой связи можно вспомнить идеи Александра Чаянова и успешное развитие кооперации в СССР). Ну, а потом, один фермер в поле не воин, в одиночку бороться за свой надел он не сможет. Сохранение КФХ, деревень и дорогого сердцу уклада жизни возможно только в общинах. (см. «Мясная кооперация» ).