Сергей Михайлов: «В последние годы цены на мясо сдерживали инфляцию в стране» — Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Сергей Михайлов: «В последние годы цены на мясо сдерживали инфляцию в стране»
Екатерина Дятловская
Агроинвестор
21 июля 2018
Гендиректор «Черкизово» о ситуации на рынках птицы и свинины и эпизоотической обстановке в стране
Фото: Е. Разумный

Производители мяса птицы и свинины в России продолжают наращивать объемы выпуска продукции на фоне высокого насыщения рынков и стагнации спроса. Такая ситуация оказывает давление на цены. По данным Росстата, в 2017 году цены сельхозпроизводителей на птицу снизились на 18%, свиней — на 8%. Каковы перспективы этих рынков и какие меры необходимо принять для борьбы с распространением гриппа птиц и африканской чумы свиней (АЧС), «Агроинвестору» рассказал гендиректор группы «Черкизово» Сергей Михайлов.

— По прогнозу Национального союза свиноводов, промышленное производство свинины в 2018 году прибавит еще 200 тыс. т, а падение цен в секторе будет продолжаться. Устойчивая отрицательная динамика цен наблюдается и на рынке птицы. Будет ли эта тенденция сохраняться?

- По свинине и особенно по птице цены в последние годы были на очень низких уровнях. Они находились не то что ниже инфляции, а по ним была дефляция. Наверное, было бы правильно сказать, что в последние два-три года цены на мясо сдерживали инфляцию в стране. Такая ситуация является нездоровой для производителей: например, если взять птицу, то многие компании работали на пределе рентабельности, а в ряде случаев несли потери и останавливали производство. Это не совсем устойчивая модель развития, и долго так продолжаться не могло. И сейчас мы уже видим, что цены начинают стабилизироваться на более приемлемых уровнях.

— Что значит приемлемый уровень — для производителя, для потребителя, для развития экспорта?

- Сейчас конкуренция на рынке очень высока фактически по всем видам мяса. Вопрос импортозамещения практически решен, за исключением говядины. Поэтому, на мой взгляд, что касается свинины и птицы, эти рынки являются, во-первых, высококонкурентными, а во-вторых, зрелыми. Местами мы наблюдаем перепроизводство, потому что не все экспортные артерии еще открыты. Правительство ведет активную работу в этом плане, но еще многое предстоит сделать. Это азиатские рынки, это Ближний Восток… В связи с этим приемлемый уровень, по моему мнению, — это некий нормативный уровень рентабельности, чтобы производство могло продолжаться. А развитие дальше — это уже вопрос или экспорта, или качества потребительского спроса, который зависит от экономики.

— В результатах «Черкизово» за второй квартал 2018 года говорится, что в свиноводческом дивизионе средняя цена реализации выросла на 21% из-за снижения на рынке запасов бразильской свинины. Насколько влияние запрета на ввоз свинины из Бразилии выражено и долгосрочно?

- Запрет бразильского импорта — далеко не единственный фактор, повлиявший на цены. Ограничение было введено еще в конце прошлого года, однако до мая мы наблюдали падение или, в лучшем случае, стабилизацию цен. Да, действительно, сейчас есть небольшое оживление цен, но в первую очередь оно, наверное, связано с некоторым ростом спроса в летний сезон, а также чемпионатом мира по футболу.

— Согласно оценке Минсельхоза, потребление мяса и мясопродуктов в 2017 году превысило 75 кг на душу населения. Есть ли у этого показателя потенциал для дальнейшего роста?

- У нас сейчас потребление пока ниже, чем в Европе, поэтому еще есть, куда расти. Я думаю, что в ближайшие годы мы дойдем до 80 кг/чел. Но, опять же, это во многом вопрос покупательской способности и динамики цен в стране.

— Последние месяцы были отмечены рядом вспышек гриппа птиц и АЧС на крупных предприятиях, в том числе в июне грипп птиц был обнаружен у «Черкизово». Эпизоотическую обстановку в стране чиновники пытаются улучшить уже долгое время, почему это не получается сделать?

- Ситуация действительно остается очень сложной, это касается эпизоотии и по АЧС, и по гриппу птиц. Было много разговоров, деклараций, однако по факту ситуация как минимум не улучшается, а может, и ухудшается. Риски для бизнеса очень большие. Мы тратим сотни миллионов рублей на биобезопасность, однако все это фактически оказывается бессмысленным, если даже в тех регионах, на которые приходится большая доля промышленного производства, рядом с комплексами остаются личные подсобные хозяйства, подворья. ЛПХ не следуют тем же нормам и правилам биобезопасности, что [промышленные] производители, это создает огромные риски и ставит под угрозу и продовольственную безопасность страны, и многомиллиардные инвестиции, которые были сделаны в том числе при поддержке государства.

Поэтому настало время предпринимать решительные меры на государственном уровне. Понятно, что социальный фактор — вопрос непростой. Но мы считаем, что хотя бы те пять регионов, на которые приходится 70% промышленного производства мяса в стране, должны на законодательном уровне иметь право либо ограничивать производство в ЛПХ, стимулируя переход на альтернативные виды, либо принуждать подсобные хозяйства следовать тем нормам биобезопасности, которые действуют для промышленных компаний. А то у кого-то под боком АЧС или птичий грипп, а мы ничего не можем сделать, и зачастую даже не знаем о вспышке.

— Удалось ли установить, как вирус попал на Васильевскую птицефабрику «Черкизово» в Пензенской области?

- Мы еще проводим расследование. Однако выяснилось, что в одной из деревень в радиусе 5−10 км был падеж, который скрывался. И мы узнали об этом поздно. Поэтому наиболее вероятно, что здесь сыграл роль человеческий фактор.

Показать еще

Статьи по теме


Рекомендации
Реклама