Первый погектарный год -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Первый погектарный год
Инна Ганенко
Агроинвестор
август 2013
Рынок тестирует новую меру поддержки

С этого года четыре традиционных меры поддержки растениеводства — скидки на ГСМ, субсидии на семена, удобрения и средства защиты — заменены единой погектарной выплатой. В 2013-м государство потратит на эту меру 25,2 млрд руб. Новые субсидии аграрии называют прозрачными, понятными и правильными, но условиями их предоставления недовольны, а суммами выплат — почти разочарованы.

По госпрограмме-2008/12 аграриям компенсировали часть затрат на приобретение материальных ресурсов: семян, минудобрений, средств защиты растений, предоставляли льготы на ГСМ. Но теперь эти меры противоречат правилам ВТО и входят в «желтую корзину». Поэтому новая госпрограмма с 2013 года предусматривает поддержку, не связанную с производственными показателями растениеводства и направленную на поддержание доходности аграриев. Погектарная поддержка прогрессивнее, честнее и прозрачнее, чем льготы на средства производства, доволен министр сельского хозяйства Николай Федоров. «Там, где льготы, — всегда дополнительные злоупотребления или провокации таких злоупотреблений», — говорил ранее он. В 2013 году госпрограмма предусматривает на погектарные выплаты 15,2 млрд руб. из федерального бюджета. К 2020 году финансирование увеличится до 37,6 млрд руб., а общий лимит средств в ближайшие восемь лет превысит 197 млрд руб. Но весной Минсельхоз заговорил о необходимости увеличить поддержку, и правительство согласовало выделение во втором полугодии дополнительных 10 млрд руб. на погектарные выплаты. Компенсации и льготы, действовавшие до этого года, позволяли аграрному сектору нивелировать последствия инфляции цен на ресурсы. Погектарная субсидия не защищает от роста издержек, но зато должна стимулировать производство, считает ведущий аналитик центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. По ее словам, это неплохо, поскольку в формулу расчета погектарных выплат заложен показатель интенсивности использования земель, что должно мотивировать производителей управлять себестоимостью. В то же время она сомневается, что России нужна интенсификация, например, по европейской модели. «С учетом масштаба земельных ресурсов страны, экстенсивное ведение хозяйства и специализация на сырьевых биржевых товарах — пшенице, ячмене, масличных — также позволяет быть конкурентоспособными на мировом рынке», — уверена Снитко.

Одна субсидия — две части

Введения погектарных субсидий в качестве постоянной меры в Российском зерновом союзе добивались «последние десять лет», рассказывает президент ассоциации Аркадий Злочевский. «Другой вопрос, что существующий механизм начисления субсидий далеко не самый эффективный, — признает он. — Погектарные выплаты должны быть привязаны к затратам на гектар за последние пять лет». Недостаточными Злочевский считает и объемы средств, но в этом плане есть хорошие перспективы по наращиванию поддержки, добавляет он. Через пять лет госпрограмма предполагает увеличение финансирования на гектар более чем вдвое. Сейчас субсидия складывается из двух частей: фиксированной и дополнительной. Первую (147 руб./га из федерального бюджета) выплачивают всем, кто имеет право на такую поддержку. Вторая рассчитывается с учетом агроклиматических условий, региона, объема валовой продукции, общего посевного клина компании и т. д. «В каждом регионе эти условия могут быть разными, и не всегда поддаются логике, — отмечает Злочевский. — Например, затраты на выращивание сахарной свеклы в несколько раз выше, чем зерна, а выплаты меньше, что, конечно, несправедливо. Поэтому при распределении субсидий лучше опираться на фактически понесенные затраты». Такой вариант будет хорошей мотивацией частных вложений в производство, думает он.

Платить нужно не всем подряд, а с учетом эффективности производства, добавляет Снитко. «Порядок распределения погектарных выплат можно дополнить коэффициентами, отражающими динамику снижения затрат (расход ГСМ, часы работы техники) или рентабельность продаж, — предлагает она. — Такие меры могли бы позволить при тех же объемах средств распределять деньги рациональнее». Если опираться только на показатели урожайности, которые во многом зависят от естественного почвенного плодородия, то субсидии могут стать поводом для пересмотра ставок аренды сельхозземель: собственники, понимая формулу расчета поддержки, начнут требовать от арендаторов увеличения платы за плодородные участки, опасается Снитко.

Погектарные выплаты как механизм господдержки — нормальная работающая мера, уверен вице-президент по финансам «Мираторга» Вадим Котенко. «Субсидии выделяются на земли, где действительно ведется производство, а это хороший индикатор, — говорит он. — Вместе с тем, аграрии, применяющие современные технологии, технику и таким образом эффективнее использующие землю, должны получать больше других».

Погектарные субсидии — более простая, прозрачная и понятная мера, чем существовавшие ранее. У государства стало меньше возможностей вмешиваться в администрирование, а сельхозпроизводители теперь свободнее в выборе технологий, удобрений, семян и прочего. «Например, раньше мы обязаны были покупать льготное горючее на одной нефтебазе, из-за чего возникала коррумпированность, — делится гендиректор оренбургского хозяйства «Елань» Алексей Орлов. — Сейчас средства выделяют на гектар, и я сам выбираю, как и на что их тратить». Однако нужно скорректировать порядок распределения выплат, высказывает пожелание он. «В Краснодарском крае и у нас затраты на гектар получаются почти одинаковыми, — объясняет Орлов. — Но в нашей зоне много климатических рисков и низкая урожайность. Поэтому субсидии для таких сложных регионов должны быть выше». А введение повышенного коэффициента для посевов кормовых агрокультур мотивировало бы развитие животноводства, добавляет он.

Разные подходы

Для предоставления субсидий на федеральном уровне установлены условия. Одно из них — наличие утвержденной региональной и/или муниципальной целевой программы повышения доходов аграриев-растениеводов. Также регион должен принять нормативные акты с порядком и условиями начисления субсидий из своего бюджета. Регионы принимают решения о погектарном субсидировании на основании документов о посевных площадях, валовой урожайности, а при необходимости — и о состоянии плодородия почв, на которых ведется производство. В итоге у каждого региона свои условия. Например, Тамбовская область в этом году выдает деньги на гектар только яровых посевов, без озимых и паров. «В первый раз, чтобы не усложнять, решили использовать такую простую форму, — поясняет руководитель Управления сельского хозяйства региона Александр Аксенов. — В дальнейшем, возможно, введем дифференциацию по сельхозкультурам или будем учитывать урожайность за прошлые годы: все-таки затраты по каждой разные, и поддержка должна различаться». Кроме того, стоит выделять больше средств эффективным агропроизводителям, которые инвестируют в технологии и обновляют технику, добавляет он.

На федеральном уровне тоже стоило бы скорректировать схему распределения средств между регионами с учетом агроклиматических условий. «Наш регион — зона рискованного земледелия: от четырех до шести лет из десяти складываются крайне неблагоприятные для ведения агропроизводства ситуации, — рассказывает чиновник. — Наши аграрии должны получать на гектар больше средств, чем сельхозпроизводители регионов, где меньше рисков».

В Тверской области свои правила предоставления субсидий. Обязательное условие — не сокращать посевы и не производить меньше животноводческой продукции, чем в предыдущем году, а также примерно на 10% повышать среднюю зарплату.

Губернатор Курганской области Олег Богомолов недоволен, что по ресурсосберегающим технологиям в регионе обрабатывают только 600 тыс. га: он уверен, что этого крайне мало. Поэтому подход к субсидированию в регионе изменили: при ресурсосберегающих технологиях субсидии рассчитывают с коэффициентом 2, при традиционных — 0,5. Для области важно, чтобы бюджетные деньги эффективно работали, настаивает Богомолов: «А когда мы субсидий платим в два раза больше, чем получаем налогов, то, может, лучше направить эти средства на другие цели?». «Засуха в этом году сильно «потрепала» всех, особенно юго-западные районы, — выговаривал он ранее аграриям на одном из совещаний. — Но где работали по технологиям, ситуация более-менее — там смогли собрать урожай. А где технологии не соблюдали — ничего не получили».

Изменится порядок предоставления погектарных субсидий и в Челябинской области. Сейчас в регионе действуют дополнительные повышающие коэффициенты для хозяйств с КРС: до 350 гол. — 1,1, от 351 до 750 гол. — 1,2, от 751 до 1,5 тыс. животных — 1,4, больше — 1,6. Теперь при выплате погектарной субсидии будут учитывать не только наличие скота, но и страхование посевов. Господдержку на застрахованные площади рассчитают с повышающим коэффициентом 1,3. Первый этап выплаты несвязанной поддержки челябинским аграриям завершился в мае: из федерального и регионального бюджетов выделили 436 млн руб. В июне пресс-служба регионального Минсельхоза сообщала, что в этом году заплатят еще 287 млн руб.

Сколько получали

Субсидии начали распределять поздно, после марта, и многие аграрии получили их, уже завершив посевную. По подсчетам Руспродсоюза, средняя по стране выплата на гектар из первого транша составила всего $9, отмечал предправления ассоциации Максим Протасов на конференции «Агроинвестора» «Агрохолдинги России» в июне. Ранее аграриям обещали $62/га, а правила ВТО разрешают платить до $75/га, напомнил он.

Аграрии Тамбовской области получили деньги в мае, в начале весенних полевых работ — в среднем около 325 руб./га. «По крайней мере, заплатили всем, кто имел право и представил документы, — уточняет Аксенов. — Это был первый транш. Федеральный Минсельхоз обещает вскоре выделить вторую часть средств в качестве дополнительного финансирования. Их планируем распределить перед озимым севом». Итоговая сумма субсидий за год составит более 500 руб./га, обещает чиновник.

Аксенов соглашается, что размер субсидий пока далек от мирового уровня, но, по подсчетам облсельхоз-управления, объем выделенных средств равноценен экономической выгоде, которую сельхозпроизводители получали за счет льгот на ГСМ. «С учетом увеличения финансирования хозяйства смогут компенсировать и другие расходы, — считает он. — Кроме того, существовавшие ранее субсидии и льготы получали не все, кто теперь имеет право на погектарную поддержку». В частности, это небольшие фермерские хозяйства, не очень эффективно работающие и не имеющие в севообороте агрокультур, на которые предусматривались субсидии. А погектарные выплаты распределяют на всех, кто работает на земле, указывает Аксенов.

В зависимости от региона хозяйствам «Мираторга» выдали погектарные субсидии в апреле-мае. «Сумма получилась крайне незначительная, — разочарован Котенко. — Например, брянскому подразделению выделили порядка 25 млн руб. — в среднем 200−220 руб./га». По сравнению с прошлыми годами уровень господдержки очень сильно снизился, делает вывод он. «Погектарные выплаты нельзя даже сравнивать с прежними компенсациями, — говорит он, — и уж тем более — с аналогичной поддержкой в других странах. Это капля в море».

Тверская «Румелко-Агро» получила деньги на посевы яровых и озимых зерновых, а также однолетних трав — всего примерно на 3 тыс. га. Региональная субсидия на яровые зерновые составила 174 руб./га, на озимые — 105 руб./га, на травы — 124 руб./га. Из федерального бюджета выделили 175 руб./га зерновых и 400 руб./га трав. «В общей сложности неплохо, — оценивает гендиректор компании Валерий Нехаев. — Выходит порядка 400 тыс. руб. из областного бюджета и 1,8 млн руб. из федерального. Хотя раньше получалось больше: субсидировали покупку семян и посадочного материала, приобретение минудобрений и средств защиты растений, было льготное горючее».

У краснодарских аграриев другое представление о справедливых объемах поддержки. Погектарная субсидия составила около 600 руб., поделился руководитель крупной местной агрокомпании: «Для нас это копейки». Затраты на выращивание кукурузы достигают 35 тыс. руб./га, пшеницы — 33 тыс. руб./га, так что выплаты несущественны, поясняет он. В целом объем господдержки, выделенной хозяйству в этом году, составит чуть более 12 млн руб., а раньше компания получала около 30 млн руб./год. «Раз мы вступили в ВТО, то и уровень поддержки должен быть не ниже, чем в странах ЕС, — формулирует руководитель. — А там сейчас платят, по нынешнему курсу, порядка 14 тыс. руб./га. Такая помощь была бы ощутимой и позволяла бы развиваться. Конечно, хорошо, что субсидии вообще есть, но этого крайне мало. И мы не особо полагаемся на господдержку».

Оренбургской «Елани» заплатили 340 руб./га. «Конечно, такой субсидией никто не доволен, — говорит Орлов. — Хотелось бы больше, но нужно признать, что и эти средства пригодились: мы получили их перед посевной, успели купить семена и топливо». Компания обрабатывает 25 тыс. га пашни, но субсидировались только на посевы яровых агрокультур. «Платят лишь за засеянные земли, а за обрабатываемые, но не засеянные — нет, а мы много тратим на пары, которых у нас 25%, если считать от площади пашни, — сетует Орлов. — В нашей зоне очень тяжело работать без паров». Финансирование паров во всем мире относится к программам спасения от кризисов перепроизводства, знает Злочевский из РЗС. «Фермера поддерживают за то, что он не засеял определенную площадь, а сознательно оставил под парами. Существуют нормы, как долго нужно держать землю под паром, сколько лет аграрий не имеет права сеять на ней, и за это государство ему доплачивает, — поясняет эксперт. — Но у нас еще рано об этом говорить». «Елань» также занимается животноводством, поэтому имеет большой клин многолетних трав. На них применяется коэффициент 0,5: «На гектар многолетних трав дают половину субсидии в сравнении с зерновыми — 170 руб., говорят: «Вы же на них ничего не делаете», — недоумевает Орлов. — Но чтобы посеять корма, землю нужно хорошо подготовить, вносить удобрения, рыхлить, а после укоса обязательно оставлять под паром». Оформить получение погектарных субсидий «Елани» было несложно. Компания работает не первый год, производство стабильное, земли оформлены, налоги платятся вовремя, есть все необходимые отчеты. Проблемы с начислениями были у хозяйств, которые по каким-то причинам не показывали реально обрабатываемые земли или они не были до конца оформлены, а также у тех, что банкротились или не вели стат-отчетность, говорит топ-менеджер.

КОМУ ПОЛОЖЕНО
Погектарные субсидии получают не все компании, ведущие сельхоздеятельность, а только те, которые имеют официальный статус сельхозпроизводителей, обращает внимание директор подмосковного «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин. В Налоговом кодексе сказано, что к сельхозпроизводителям относятся хозяйства с не менее чем 70%-й выручкой от агропродукции в общих продажах. «Если процент меньше — пусть даже 65−68, как у нас, то вы уже не сельхозпроизводитель, — рассказывает он. — И неважно, что мы пашем, сеем, развиваем животноводство, производим больше всех в районе молока и картофеля. От погектарных выплат мы отрезаны». Хотя еще в прошлом году компания получала льготное топливо и субсидии на минеральные удобрения. Впрочем, Грудинин не расстраивается: те объемы несвязанной поддержки, которые сейчас выплачивают, он, как и многие, считает незначительными. «200−300 руб./га — просто смешные деньги», — говорит директор.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще