Выбор редактора

Работа одной из крупнейших рейдовых перевалок России, находящейся в нейтральных водах Керченского пролива, фактически прекращена из-за участившихся проверок судов «река-море». Как сообщает логистическая компания «Глогос Проект», контроль был усилен после гибели сухогруза «Герои Арсенала», затонувшего 19 апреля во время перевалки в нейтральных водах Керченского пролива. Судно должно было доставить партию зерна в Турцию.

«Под санкции портовых властей, стремящихся повысить безопасность экипажей судов, практически сразу попали большая часть возрастных теплоходов в неудовлетворительном техническом состоянии под иностранными флагами», — говорится в сообщении. При этом большинство судов, которым в результате проверки было запрещен заход в российские порты, оказались именно из числа работающих на рейде Керченского пролива. Кроме того, портовые службы контроля обязали судовладельцев визировать свое пребывание в иностранном государстве.

В результате часть флота переориентировалась на рейдовую перевалку порта Кавказ — также расположенную в Керченском проливе, но уже на территории России. В январе-мае 2017 года его грузооборот вырос на 45% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года и составил 11,2 млн т. В том числе на рейде порта Кавказ было перевалено 3,3 млн т экспортных грузов, что на 74% превышает уровень января-мая прошлого года, а объем обработки зерна и зерновых вырос в 4,7 раза до 2,3 млн т.

Рейдовая перевалка используется при отправке грузов речными судами из малых портов, с последующей перегрузкой на крупнотоннажные морские суда. На рейдовую перевалку в России приходится около 6−7 млн т грузов в год, в том числе на керченскую — около 4 млн т, на порт Кавказ — около 3 млн т, сказал «Агроинвестору» директор департамента стратегического маркетинга компании «Русагротранс» Игорь Павенский. И переориентация на порт Кавказ может привести к определенному росту ставок на рейдовую перевалку, так как возможности этого порта ограничены. «Кроме того, значительная часть высвободившегося объема пойдет на глубоководные порты, в том числе в Туапсе и Новороссийске. С учетом того что доставка в малые порты Азовского моря и далее на рейд на 95% осуществляется автомобильным транспортом, при переориентации потока на глубокую воду вырастут экспортные объемы перевозок по железной дороге. Таким образом, глубоководные терминалы увеличат свою загрузку, особенно в начале сезона — в августе-октябре, когда активна отгрузка через рейд», — прогнозирует Павенский.

Кроме порта Кавказ и глубоководных портов от прекращения рейдовой перевалки в Керчи могут выиграть фрахтователи, у которых увеличится выбор флота для фрахта зерна в Турцию, добавляет гендиректор «Глогос проекта» Константин Гриневич. «Кроме того, и сами судовладельцы, поскольку в портах будет больше груза, который нужно везти в страны-импортеры уже совсем по другим ставкам», — заметил он.

Ранее против рейдовой перевалки зерна в нейтральных водах Керченского пролива неоднократно выступала Объединенная зерновая компания (ОЗК). В мае 2016 года врио гендиректора ОЗК Марат Шайдаев обратился к вице-премьеру и председателю Морской коллегии при правительстве России Дмитрию Рогозину с просьбой вынести на совместное обсуждение вопрос рейдовой перевалки в Керчи. В письме он пояснял, что в акватории сложилась «незаконная схема экспорта», и просил Рогозина дать необходимые поручения и выработать меры для пресечения таких поставок, которые несут «риски и прямые убытки» для России.

«Рейдовая перевалка через малые порты осуществляется судами грузоподъемностью 5−7 тыс. т, которые забирают груз под предлогом прямого экспорта, а потом нередко заходят в нейтральные воды и перегружают зерно на судно-накопитель уже большей вместимости. При этом поставка оформляется на Украину, но фактически груз идет на реэкспорт», — пояснял «Агроинвестору» позицию ОЗК ее первый замгендиректора Дмитрий Юрьев. По предположению руководителя аналитического центра «СовЭкон» Андрея Сизова, недовольство ОЗК связано с тем, что значительная часть перевалки зерна идет через «малые порты», а не через крупные мощности, такие как порт Новороссийск, владельцем части которых является сама ОЗК или ее акционер — группа «Сумма».