Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Кризисная зачистка
Алена Гроздова, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
27 февраля 2009
Только российские аграрии начали подниматься с колен, как на них обрушилась новая проблема — дефицит ликвидности. Каждый день появляются новости, что кто-то не прошел оферту по облигациям, получил отказ в открытии кредитной линии и был вынужден заморозить очередной проект. На фоне этих событий уже не приходится говорить о закупке новой техники или оборудования, а тем более о модернизации производства или переходе на интенсивные технологии. Сегодня у сельхозпроизводителя задача одна — выжить.
Фото: www. flickr.com

Самым сложным временем для крестьян эксперты называют период с октября 2008-го по февраль 2009 года. Это пора неопределенности, когда производители не могут со стопроцентной точностью предсказать, как изменится покупательная способность в условиях кризиса. Снижение спроса на конечный продукт может стать причиной сокращения спроса на сырье со стороны переработчика, переживают крестьяне.

К тому же пришедший в Россию финансовый кризис застал аграрный сектор далеко не в лучшем состоянии. Переизбыток урожая зерна, повлекший за собой падение его стоимости, и обрушившиеся цены на молоко ослабили позицию отечественного производителя.

Под удар попадают предприятия, которые максимально зависят от заемных средств. Как правило, это не входящие в холдинги малоэффективные хозяйства, которые не в состоянии нивелировать многие риски внутри структуры, отмечают эксперты. Те же компании, которые сумеют грамотно минимизировать издержки и повысить эффективность используемых ресурсов, останутся на рынке и займут после кризиса более выгодное положение.

Голос власти

Дабы избежать негативных последствий финансового коллапса и укрепить продовольственный тыл, правительство решило активизировать свое внимание к АПК. Еще в начале октября 2008 года президент Дмитрий Медведев объявил о выдаче банкам субординированного кредита в 950 млрд руб. на срок не менее пяти лет. Из этих средств 500 млрд руб. может получить Сбербанк, до 200 млрд — ВТБ, до 25 млрд — Россельхозбанк и 225 млрд руб. — все остальные банки, кредитующие аграриев. Помимо этого в конце декабря прошлого года в федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» были внесены поправки. Теперь законом предполагается установить на период до 2013 года компенсации затрат по кредитам, полученным сельхозпроизводителями, «в размере 2/3, и/или не менее чем 95%, и/или полной ставки рефинансирования (учетной ставки) Банка России в российских кредитных организациях». Условия предоставления средств на возмещение затрат на уплату процентов, а также категории хозяйствующих субъектов, имеющих право на получение субсидий, устанавливаются правительством РФ. Однако крестьяне, опрошенные «АТт» в тот период времени, единогласно заявили, что коммерческие банки находят тысячу причин для отказа им в открытии кредитных линий.

Также в октябре прошлого года было принято решение сократить квоты на импорт мяса птицы в 2009 году на 300 тыс. т (до 952 тыс. т). Для сравнения, в  2008 году квота составляла около 1,2 млн т, в том числе 870 тыс. т для США. По мнению гендиректора Росптицесоюза Галины Бобылевой, снижение импортных поставок будет только способствовать внутреннему производству птицы. Несмотря на неблагоприятные условия, связанные с кризисом, эксперт прогнозирует в новом году такие же приросты, какие были по окончании 2008 года (на 300 тыс./т в убойной массе).

Понизили квоты и на импорт свинины. Если в прошлом году было ввезено 700 тыс. т мяса, то в нынешнем году этот объем будет уменьшен на 200 тыс. т.

Зерновой сектор правительство тоже не оставило без внимания. В начале ноября были приняты меры по повышению эффективности закупочных интервенций и увеличению объема их финансирования, благодаря которым государство сможет приобрести у крестьян от 6 до 8 млн т зерна. К тому же были подняты интервенционные цены на продовольственную пшеницу 3 класса с 5,1 до 5,5 тыс. руб./т. А в конце декабря власти обещали выделить 10 млрд руб. на поддержку экспорта 10 млн т зерна. Участники рынка ожидают получить эти субсидии уже в начале 2009 года.

Не были обделены вниманием и решительными действиями со стороны исполнительной власти и представители отечественного сельхозмашиностроения. Из всего списка мер, объявленных Владимиром Путиным в Ростове на заводе «Ростсельмаш», стоит отметить долгожданное российскими производителями повышение ставки импортных пошлин до 15% и выше на сельхозтехнику, аналоги которой выпускаются отечественными компаниями. А также увеличение уставного капитала «Росагролизинга» на 25 млрд руб. для закупки российской техники, скопившейся на складах.

Стоит отметить и тот факт, что к бюджету Госпрограммы в прошлом году было добавлено около 60 млрд руб. В том числе выделены субсидии на приобретение минеральных удобрений в размере 8 млрд руб., на комбикорма для свиноводства и птицеводства — 10 млрд руб., а также 10 млрд руб. на дизельное топливо.

Однако, по мнению большинства экспертов и участников рынка, тех средств, которые были вложены в спасение агросектора во второй половине 2008 года, недостаточно. «Чтобы поддержать российский агропром, нужно как минимум от 500 млрд до 1 трл руб. И распределять средства необходимо в равных пропорциях. Нельзя поддержать свиноводов, не вытаскивая из кризисной ямы производителей кормов», — объясняет заместитель гендиректора по вопросам сельского хозяйства компании «Русское зерно» Юрий Еремин.

В свою очередь гендиректор Института аграрного маркетинга (ИАМ) Елена Тюрина приводит другой пример: «Если на строительство крупного свинокомплекса (на 100 тыс. голов при расчете $1 тыс. на каждую) необходимо затратить $100 млн, то суммы, добавленной к бюджету Госпрограммы, может хватить лишь на два таких предприятия».

Кредитная пауза

С тех пор как был запущен нацпроект, кредиты взяли много людей, не до конца понимающих специфику бизнеса, которым планируют заняться, считает президент группы компаний «Русские фермы» Андрей Даниленко. «Многие неправильно рассчитали процентное соотношение кредитных и собственных средств. У некоторых пропорции доходили до 85:15, из которых 15% — свои сбережения. Да и 30:70 — очень весомая кредитная нагрузка», — полагает специалист. При таком соотношении запас прочности у  предприятия практически нулевой, и выкрутиться в условиях финансового кризиса смогут только наиболее профессиональные руководители, превосходно знающие выбранную отрасль, замечает Даниленко, добавляя, что таких производителей будет не более 10% процентов.

По мнению Тюриной, трудности с финансированием начатых проектов в первую очередь испытывают производители свинины, бройлеров и молока, особенно те из них, кто только недавно начали заниматься аграрным бизнесом. Из-за повышения ставки по кредитам (в среднем до 30%) у этих игроков рынка увеличатся сроки окупаемости проектов. Их положение также усугубляют неплатежи со стороны розничных сетей и изменение условий оплаты поставляемой продукции. «Поэтому сегодня мы отмечаем снижение объемов инвестиций (на 10-15%) и приостановление уже начатых инвестпроектов. Ведь не все пойдут на условия банков, в особенности новые инвесторы», — отмечает Тюрина.

В условиях нехватки ликвидности коммерческие банки практически полностью свернули программы кредитования АПК, продолжает Александр Никитин, вице-президент АПХ «Мираторг». «Сегодня сельхозпроизводители могут получить кредит только в государственных банках. Причем кредиты выдаются под те проекты, которые уже находятся в стадии реализации. А вот получить средства для финансирования новых крайне сложно», — подтверждает он слова Тюриной.

Еще один немаловажный аспект — это то, что коммерческие банки прекратили финансирование не только сельхозпроизводителей, но и торговых предприятий, продолжает Никитин. Ритейлеры в условиях недостатка оборотных средств задерживают платежи поставщикам, которые, по сути, вынуждены кредитовать торговые компании, испытывая дефицит средств.

Заморозки в свиноводстве

Наибольшее количество приостановленных проектов наблюдается среди производителей свинины, утверждает Тюрина. Их порядка 30% от общего числа свиноводов. Как правило, это непрофильные инвесторы мясоперерабатывающих предприятий, которые намеревались развивать производство свинины в связи с высоким уровнем привлекательности инвестиций отрасли. Назвать эти компании эксперт отказалась.

Вице-президент Международной программы развития птицеводства (UIPDP) Альберт Давлеев также не пожелал обнародовать названия компаний, заморозивших свои проекты, и упомянул лишь публичные случаи — арест Альфабанком пяти активов «Продо» в ноябре, технический дефолт «Мясной корпорации «Евросервис» в сентябре-октябре, отсрочку выплат по дивидендам компанией «Белый Фрегат», финансовые проблемы группы «Сибирская губерния», а также угрозу технического дефолта облигаций «Моссельпрома», которая была успешно ликвидирована в течение полутора недель.

Со слов Никитина, больше всего от кризиса пострадали те компании, которые финансировали свои долгосрочные инвестиционные проекты за счет коротких кредитов, выданных коммерческими банками. Последние требуют возврата и отказываются выдавать новые кредиты, а сельхозпроизводители не в состоянии расплатиться с долгами — ранее начатые проекты еще не начали окупаться и приносить доход.

В отличие от других производителей, «Мираторгу», можно сказать, повезло. «К концу 2008 года мы успели завершить инвестиционную программу (общий объем уже освоенных инвестиций превышает 25 млрд руб.). Помимо двух зерновых компаний, элеватора и комбикормового завода мы запустили девять свинокомплексов с производственной мощностью 1,15 млн  гол./год и дистрибуторские центры в крупных городах (объем единовременного хранения — свыше 32 тыс. т). На сегодняшний день все эти предприятия эффективно работают и дают стабильный операционный поток», — доволен Никитин. В результате за девять месяцев 2008 года компания произвела больше свинины в живом весе (27 тыс. т), чем за весь 2007 год (25,8 тыс. т).

Также в докризисный срок успела уложиться и компания «Черкизово». «В свиноводстве основные инвестиции были направлены в строительство новых комплексов в Липецке и Тамбове, начатого в 2005 году», — говорит руководитель управления коммуникаций Ирина Острякова, добавляя, что на 2009 год у компании нет в планах интенсивного развития.

Чего не скажешь о намерениях «Мираторга». Перед наступлением финансового кризиса агрохолдинг планировал запустить еще ряд проектов. Однако в условиях нехватки ликвидности был вынужден отложить некоторые из них, начало реализации которых было запланировано на 2008 год. (К ним относится строительство Прохоровского комбикормового завода мощностью 360 тыс. т, под который уже выбрана площадка, готов проект, заказано оборудование). Сейчас идут переговоры со Сбербанком об открытии для этого проекта кредитной линии в январе-феврале 2009 года.

Также «Мираторгу» пришлось приостановить выход на новый сегмент рынка, отложив запуск проекта по производству мясных пород КРС. Его реализация требует порядка $700 млн инвестиций, которые Никитин рассчитывает получить от «Банка развития и внешнеэкономической деятельности».

Но, несмотря на кризис, на начало 2009 года агрохолдинг планирует запустить предприятия по убою и первичной переработке мяса, который будет выпускать продукцию как для мясоперерабатывающих предприятий, так и для конечных потребителей. И все же положение «Мираторга», скорее, представляется исключением из правил.

Попасть под топор

Ситуация в молочном животноводстве менее жизнерадостная. Для сравнения, рост производства мяса птицы в стране за 2008 год составил порядка 16%, свинины — около 8%, а молока — лишь 1,5% (данные Минсельхоза наконец 2008 года). Да и то такие низкие показатели Даниленко называет «арифметической погрешностью», считая, что по молоку они еще ниже.

По его словам, в настоящее время в стране большое количество молочных предприятий, находящихся на грани банкротства с учетом конъюнктуры рынка (70-80% по критериям банков). Из них первыми в убытке оказались те компании, где производство молока было непрофильным. Поэтому они стараются как можно быстрее избавиться от этих активов, поясняет специалист.

К разорению участников рынка прежде всего подталкивает дефицит оборотных средств, говорит Даниленко. Ритейлеры затягивают с выплатами переработчикам, а те в свою очередь отыгрываются на сырьевиках. Более того, добавляет Давлеев, розничные сети в ультимативной форме требуют у молокозаводов отсрочки платежей. «Уже были случаи, когда сроки выплат откладывались на 90-120 дней», — негодует эксперт.

В прошлом году «Русским фермам» переработчики периодически задерживали деньги на 30 дней. «Из-за несвоевременных выплат мы начали ощущать дефицит оборотных средств, которые были необходимы для завершения работ по увеличению дойного стада (на 4 тыс. голов) в Белгородской области», — сетует Даниленко. Для полной реализации проекта (в настоящее время выполнено 90%) компании необходимо дофинансировать 10%. Недостающие средства Даниленко рассчитывал получить у Сбербанка. Но в ноябре-декабре банк не выдал его предприятию кредит, взяв паузу до января 2009 года. Свой временный отказ кредитор объяснил непривлекательной конъюнктурой рынка сырого молока: затраты на производство сырья высокие, а цена реализации низкая, объясняет президент группы компаний. «Считайте сами: в прошлом году минеральные удобрения подорожали на 70%, топливо — на 30%, себестоимость молока в среднем выросла на 40%, а цена реализации увеличилась лишь на 1,7%, — приводит данные Даниленко. — При таком разбросе цен говорить о высокой рентабельности молочного бизнеса говорить не приходится».

Однако несмотря на невысокую себестоимость молока — 11,5 руб./л (цены даны на декабрь 2008 года) и закупочную цену — 14 руб./л (базовая стоимость высшего сорта составляет 12 руб./л, плюс наценки за качество, объем и т. д.), группа компаний «Русские фермы» сделала небольшую прибыль в четвертом квартале, равно как и во втором. За счет этого Даниленко смог покрыть убытки, полученные в первом и третьем квартале и вывести свой бизнес на нулевую рентабельность.

Полученный результат оказался ниже, чем в 2007 году, когда прибыль проектов, не находящихся в инвестиционной фазе, составила 10%, сравнивает специалист. «Но в условиях кризиса такой итог нам за счастье, могло быть и хуже», — резюмирует Даниленко. По его прогнозам, прибыль будет у тех предприятий, которые закредитованы не более чем на 50%.

Вторая проблема молочного животноводства — это закупочная цена, которая в первом квартале нынешнего года начала понижаться. Именно по этой причине гендиректор предприятия «Суворова» (КРС) Александр Пелих решил расторгнуть контракт с Брюховецким молкомбинатом, который закупает у него молоко на протяжении восьми лет. Последнее время хозяйство продавало переработчику высший сорт по 10,45 руб./л, а с первого декабря им снизили цену до 9,90 руб. «Изначально мы договаривались работать как партнеры, а сейчас идет игра в одни ворота, — недоумевает Пелих. — Переработчик говорит, что ему тяжело, и понижает закупочную стоимость, поэтому мы решили наладить контакты с ближайшими регионами».

Для увеличения рентабельности производства (на сегодняшний день у агрокомпании она нулевая) в начале 2009 года хозяйство решило заняться переработкой и купить модуль на небольшой объем молока (5 т) в сутки. «Если отталкиваться от нынешней цены на сырье (9,90 руб./л), то по нашим подсчетам стоимость молока увеличится на 50% и в среднем составит 14-15 руб./л», — прогнозирует гендиректор «Суворова». Вопрос с реализацией готового продукта он уже решил. «У нас есть инвестор, который решает вопрос о сотрудничестве с сетью магазинов в Москве и области. И они готовы с нами работать», — доволен Пелих.

С его слов, кризис не создаст никаких помех для реализации этого проекта. На открытие модуля инвестор собирается брать кредит в Россельхозбанке под 17% годовых. Единственное, что не устраивает руководство, — это повышение банком дополнительных расходов на оформление кредита на 1,5% (от суммы кредита). Плюс большие требования к залогу, то есть увеличение дисконта к залоговой стоимости имущества от 0,7 до 1,3%.

А вот вкладывать деньги в модернизацию производства сырого молока Пелих не спешит. С покупкой доильных роботов он решил повременить до весны и посмотреть, какая зимой сложится ситуация на молочном рынке. «До производителя кризис дойдет в последнюю очередь, поэтому мы решили выдержать паузу», — поясняет гендиректор.

Даниленко тоже решил сделать акцент на переработку и, несмотря на сложное финансовое положение, не отказывается от запуска двух заводов по производству сыров. Правда, в условиях кризиса сроки их открытия будут немного отложены. «Предприятие, находящееся в Московской области, запускается в феврале этого года, а Белгородский завод — в конце второго квартала», — делится планами президент группы компаний. Он не теряет надежды, что банки, проведя первый анализ, увидят востребованность молочного сектора и продолжат его кредитовать.

Расплата за урожай

Прошедший год выдался непростым и для растениеводов. Казалось бы, выращен и собран небывалый урожай зерновых, почти вполовину больше, чем в 2007 году. Но огромные объемы сельхозпродукции повлекли за собой дополнительные затраты на ее сбор и вывоз, комментирует ситуацию на рынке гендиректор агропромышленной корпорации «Стойленская Нива» Дмитрий Пискунов. Емкостей для хранения зерна оказалось недостаточно, поэтому пришлось возить зерно на дальние базы. А это дополнительная себестоимость. Техника, рассчитанная на средние стандартные урожаи и имеющая максимальный запас прочности 10-15%, работала с большой нагрузкой, люди перевыполняли планы. «Казалось, это должно быть оценено по достоинству, — замечает глава корпорации. — Но российский объем потребления зерна сбалансирован. Он основывается на внутренних потребностях и экспортных возможностях отгрузочных портов. Потому и возникают серьезные трудности с реализацией произведенного зерна. В итоге такая ситуация привела к серьезному падению его стоимости».

По словам Пискунова, в наступившем году сложней всего придется мелким сельхозпроизводителям, которые уже в прошлом имели значительные проблемы со сбытом собранного зерна. Не получив прибыли в 2008 году и не имея возможности взять кредит на выгодных условиях, они не смогут провести весной обработку почвы и посадочные работы, убежден он.

Безусловно, в таких случаях гораздо проще выжить крупным компаниям, которые имеют возможность «страховать» свои риски в сельском хозяйстве за счет других направлений деятельности. К примеру, агрохолдингу «Мираторг», занимающемуся животноводством и растениеводством, финансовый кризис не помешал к началу 2009 года запустить дистрибьюторский центр в Калининграде и крупнейшую в России бойню мощностью 2 млн гол./год.

Серьезных последствий от финансового кризиса не ощутила и «Стойленская Нива». «Во-первых, мы имеем низкую степень зависимости от заемных средств. При выручке почти в 11 млрд руб. наш кредитный портфель не превышает 3,5 млрд руб.», — разъясняет Пискунов. Кроме того, предприятия группы имеют безупречную кредитную историю, что позволяет им быть VIP-заемщиками Сбербанка. «Да и коммерческие банки (ВТБ, Россельхозбанк, ЮниКредит) сегодня готовы продолжить кредитовать наш сектор», — добавляет гендиректор.

Кроме того, «Стойленской Ниве» удалось достичь моратория на повышение ставок с теми банками, с которыми они сотрудничают по уже выданным кредитам. «Но все же есть и отрицательный момент — ужесточенная политика в области залогов, — огорчен Пискунов. — Уже сейчас банки демонстрируют отказ от оборотных залогов, а также в росте стоимости заимствований. Эффективная ставка за последние два месяца выросла по портфелю более чем на 1,5%. А процентная ставка по кредитам на 2009 год вообще пока неизвестна».

При таких условиях агрокомпании начали пересматривать бюджеты. К примеру, в холдинге «Русское зерно» снижают расходы на удобрения на 50%, средства защиты — на 30%, ГСМ — на 15% и запчасти — на 20%, рассказывает замгендиректора Юрий Еремин. Заработную плату в компании решили не сокращать, равно как и рабочие места. Что касается намерений на этот год, «Русское зерно» планирует строительство семенного завода в Воронежской области на кредитные средства.

Расширение предусмотрено и в «Стойленской Ниве», которая будет продолжать инвестировать, но только с той целью, чтобы сохранить полученные показатели. «Проекты, которые ведут к росту выручки и EBITDA и имеют срок окупаемости не больше 2-3-х лет, мы будем продолжать за счет собственных средств», — объясняет Пискунов, подразумевая под этими проектами модернизацию перерабатывающих и хлебопекарных предприятий.

Что же касается приобретений, со слов гендиректора, корпорация готова к покупке новых активов в хлебопечении. Поэтому влияния кризиса на стратегию компании по M&A нет. «Мы не собираемся менять планы и намерены приобрести новые производственные активы в хлебопечении за счет собственных средств. К концу 2010 года мы ожидаем расширение хлебопекарного дивизиона корпорации до 25-30 предприятий [сейчас — 12]», — делится планами Пискунов.

Дискриминация закрытого грунта

Волна финансового кризиса дошла и до овощеводства закрытого грунта. По словам Виктора Семенова, депутата Госдумы, председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере, если правительство еще 3-4 года не будет обращать серьезного внимания на эту отрасль, то она «канет в лету». В настоящее время в России теплицами занято лишь 2 тыс. га. Большинство из них 30-40-летней давности. Для сравнения, в Голландии под тепличные комплексы отдано 10 тыс. га, а в Турции — 40 тыс. га, приводит данные эксперт. «Несмотря на то, что в конце 2007 года теплицы были включены в программу выделения субсидирования долгосрочных кредитов, мало кто в стране их получил, — негодует Семенов. — Сегодня даже государственные банки не берут в качестве залога действующие тепличные комбинаты и их оборудование, а площадь земель, которая находится в обороте у овощеводов, слишком мала для кредиторов».

Число тепличных комбинатов за последние месяцы резко упало. На рынке осталось около 100 крупных игроков с площадью от 6 до 140 га. К примеру, в Подмосковье серьезно сокращаются очереди 4-5 комбинатов («Матвеевский», «Заречье», «Марфино» и др.)

Не стало исключением и предприятие «Белая Дача». «Как овощеводческое хозяйство Подмосковья оно прекратило существование в 2008 году, рассказывает Семенов. «Мы оставили только цветочное производство, а овощные активы перевели на юг (Ставрополь) и на запад (в  Калининград), туда где потребуются меньшие затраты на энергоносители. — А если этим бизнесом заниматься в районе МКАД, то на электричество уходит до 30% от всех затрат», — подсчитывает эксперт. С его слов, изменения в бизнесе намечались уже давно, кризис лишь ускорил события.

Однако Семенов не перестает рассчитывать на поддержку государства и планирует реализовать через год приостановленный осенью проект — строительство тепличного комбината на юге Подмосковья. «Мощности будущего предприятия будут зависеть от величины поддержки, — объясняет депутат. — Строительство будет происходить не только за счет кредитных, но и собственных средств».

Другой игрок рынка овощей закрытого грунта — агрокомбинат «Московский» - переживает трудности из-за несвоевременных выплат торговых сетей. «Отсрочка платежей достигает 60 дней, — недоволен гендиректор Евгений Сидоров. — Ритейлеры тянут время, пеняя на исправление ошибок при составлении документов».

Несмотря на постоянное расширение производства и увеличение производительности (в 2007 году ежедневное производство зелени в горшочках составляло 90 тыс. штук, в 2008 году — 130 тыс. штук), доходы у «Московского» в прошлом году упали на 10%. «Затраты на производство возросли из-за увеличения расходов на электроэнергию и материалы. Кроме того, комплексные минеральные удобрения за год подорожали в 2,5 раза», — недоволен Сидоров.

В его хозяйстве модернизация производства ведется не только за счет собственных средств, но и заемных. На 2008 год предприятие имело перед своими голландскими поставщиками оборудования для теплиц задолженность около €3 млн. Но иностранные партнеры дали комбинату отсрочку на год.

Сегодня «Московский» ставит вопрос об отсрочке выплат за энергоресурсы перед российскими поставщиками, прежде всего перед РАО «Газпром». «Если государство заинтересовано не потерять наиболее эффективное тепличное предприятие России, то необходима отсрочка платежей за энергоресурсы в зимний период, ведь основная продукция «Московского» выращивается с апреля по ноябрь», — резюмирует гендиректор.

Технический застой

Производители и поставщики сельхозтехники ожидают в 2009 году спада потребительской активности на 50-70%. Несомненно, это негативно отразится и на их продажах.

Президент «Амити технолоджи» (США, производители сельхозтехники) Ховард Далл оценивает спад продаж своей компании на 30-35%.

В то же время коммерческий директор компании «Инвеста Финанс» (Краснодар, продажа импортной сельхозтехники и запчастей) Евгений Черкасов заявляет о понижении не более чем на 15-20%. Однако эти цифры он не связывает исключительно с кризисом ликвидности. «Любая продажа дорогостоящей техники связана с организацией финансирования и планированием поставок, — объясняет Черкасов. — Это достаточно длительный процесс, поэтому влияние кризиса поставщики техники увидят в апреле-мае 2009 года, а итоги нужно будет подводить в июле-августе». Специалист не сомневается, что у некоторых поставщиков в результате мирового финансового кризиса действительно наблюдается динамика спада производства. Но это не падение, а снижение объемов производства, напоминает он.

Несмотря на незавидное положение аграриев, западные поставщики техники продолжают считать российский рынок привлекательным полем для своей деятельности. «Поскольку стагнация продаж наблюдается во всех странах, а темпы роста в России в течение последних лет были значительно выше, чем в Европе, импортная техника будет востребована долгое время», — не сомневается Черкасов.

Тем не менее, всем участникам рынка приходится принимать меры для поддержания своего бизнеса. К примеру, в «Инвеста Финанс» сократили штат сотрудников на 10-15%. В первую очередь под волну увольнений попали сотрудники бэк-офиса, а продавцы и сервисные инженеры продолжают работать, поясняет коммерческий директор.

Что же касается отечественных производителей, то в последние два-три года они не имели проблем со сбытом. В надежде на рост объемов продаж они увеличили производство и сейчас столкнулись с проблемами сбыта и перепроизводства, говорит Черкасов.

По сведениям «Союзагромаша», в 2009 году рынок сельхозтехники в России упадет на 50% до уровня 2006 года и составит $2,5 млрд. У производителей на складах скопилась нереализованная продукция на сумму более 12 млрд руб. (данные на декабрь 2008 года). Остатки от годового выпуска предприятий достигли критической величины — 25-50%. Руководство союза заявляет, что в сложившихся условиях заводы вынуждены пересматривать производственные планы, и готовится к массовым сокращениям персонала на 10-15%. По мнению пресс-секретаря «Союза производителей сельхозтехники и оборудования для АПК» Максима Шорохова, увольнения затронут все профессии, но в первую очередь — непроизводственные.

Однако после принятия правительством комплексного решения по поддержке отечественного производителя аграрной техники, российские машиностроители почувствовали небольшую надежду на стабилизацию ситуации. Тем не менее выводы делать рано, ситуация на рынке прояснится не раньше марта этого года, убежден

Шорохов.

Кризис в Штатах?
В настоящее время сельское хозяйство Америки, в отличие от других секторов рынка, не испытает экономических трудностей, утверждает Кейси Брил, главный агроном компании «Амити Технолоджи». Следовательно, правительство не стало увеличивать пособия аграриям выше уровня, предусмотренного текущими фермерскими программами. (Нынешний бюджет сельского хозяйства США составляет 0,5% от правительственного бюджета).
Высокие рыночные цены на сельхозпродукцию обратно пропорциональны государственным дотациям (высокая стоимость товара подразумевает выплату меньших денежных средств). В то же время предлагаемые банками США процентные ставки в настоящее время находятся на уровне 6,5%. Они были снижены коммерческими банками, поскольку американское правительство старается стимулировать экономику во время кризиса ликвидности посредством снижения процентной ставки Федерального Резерва, подчеркивает Брил.
Очищение от паразитов
Если раньше сельское хозяйство было привлекательно для получения кредитов
и развития проектов, то сегодня останутся только профильные компании, которые умеют работать на этом рынке. А непрофильные будут отказываться от производства продукции. Гендиректор компании «Неофорс» Алексей Лысцов (Минск; оборудование для животноводства) говорит, что таких компаний — 40-50% от общего числа игроков агрорынка. Они возводят свой бизнес на заемные деньги субсидированных кредитов, не вкладывая собственных. Это делается исключительно для отмывания денег, а не для развития и наращивания производства, убежден Лысцов.
Перемены в птицеводстве
В отличие от растениеводов, птицеводы находятся в более выгодной ситуации за счет падения цен на зерно, говорит вице-президент Международной программы развития птицеводства (UIPDP) Альберт Давлеев. Весной 2008 года аграрии платили за корм до 10 тыс. руб./т, а к началу зимы уже в три раза меньше — менее 3 тыс. руб./т. Однако некоторые производители не в состоянии закупить необходимое количество фуража даже по такой цене.
Дело в том, что у большинства птицеводов недостаточно оборотных средств, поясняет эксперт. Некоторые были вынуждены приостановить реализацию своих грандиозных инвестпроектов из-за того, что банки перестали их кредитовать. Другие оказались в долгу перед сторонними инвесторами, вкладывающими средства в ценные бумаги птицеводов. В итоге птицеводам не остается ничего иного, как забивать птицу на более ранних сроках выращивания, сокращая тем самым потребление корма, или влезать в долги, закладывая земельные активы, которые они уже начали разрабатывать.
По словам Давлеева, сегодня на рынке единицы птицеводческих предприятий, которые живут лишь за счет собственных средств. «В мясной переработке «белой вороной» можно считать «Велком», а в птицеводстве — «Элинар-Бройлер»», — заявляет эксперт. Он не исключает, что эти компании направят свои внутренние ресурсы на покупку активов, которые не смогут пережить кризис ликвидности. К примеру, «Элинар-Бройлер» в настоящее время уже проводит переговоры с владельцами потенциальных объектов для M&A, добавляет эксперт.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама