Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Крестьянское лобби
Алена Гроздова, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
19 июня 2009
Большинство сельхозпроизводителей не верят в действенность отраслевых союзов. Они убеждены, что значительная их часть представляет интересы лишь одной или двух компаний. С аграриями соглашаются и эксперты, но при этом делают поправку на то, что среди таких объединений все-таки есть союзы, лоббирующие интересы всей отрасли. Как правило, это известные организации, которые не первый год работают на рынке, или новые объединения представителей аграрного бизнес-сообщества.
Фото: www. clip. dn.ua

Эксперты отмечают, что в современной России первые ассоциации и союзы появились именно в сельском хозяйстве: отраслевые организации в отечественном агропроме начали активно образовываться уже в начале 1990-х годов. Сегодня их насчитывается более пятидесяти. Однако количество не означает качество. Дело в том, что значительная часть союзов существует лишь на бумаге и не ведет никакой полезной для развития АПК деятельности, утверждают эксперты.

Проблемные зоны

В настоящее время зарегистрировать союз не составляет никакого труда. Для этого не нужно собирать большую группу заинтересованных лиц — закон «О некоммерческих организациях» позволяет юридически оформить ассоциацию всего лишь одному учредителю. Такие условия открывают возможность для существования искусственно созданных союзов, которые лоббируют интересы одной-двух компаний, рассказывает депутат Госдумы, председатель комитета ТПП РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере Виктор Семенов.

Эта конструкция, по его мнению, может иметь смысл, если компания выпускает больше 2/3 объема данной продукции на рынке. Ведь только при этом условии союз имеет право выстраивать отношения с органами власти, как это прописано в статье 16 закона «О развитии сельского хозяйства». Но в таком случае есть риск попасть под пристальное внимание со стороны Федерального антимонопольного агентства, добавляет Семенов. «Многие известные союзы вначале возглавляли руководители крупных компаний, защищавшие интересы своих предприятий, — не отрицает он. — Но со временем в эти организации начали вступать другие агропредприятия, которые принимали активное участие в жизни объединения, и не считаться с их интересами было невозможно. Например, как сегодня Российский зерновой союз может представлять интересы только одного «ОГО», если в его состав входят сотни участников?» При этом депутат сетует, что, когда сам создавал ассоциацию «Теплицы России», ему приходилось уговаривать комбинаты объединиться. «В то время [конец 1990-х годов] многие руководители предприятий считали, что свои проблемы они могут решить через губернаторов, и союз им для этого не нужен, — вспоминает Семенов. — Однако спустя время практически все выжившие после реформ комбинаты начали к нам присоединяться».

И все же вопрос существования союзов и ассоциаций, лоббирующих интересы одной-двух компаний, остается открытым, сожалеет эксперт.

Другую проблему — участие импортеров в союзах и ассоциациях — поднимает зампред комитета Совфеда по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергей Лисовский. Он сожалеет, что в России пока нет ни одного закона, формулирующего определение отраслевого союза и регулирующего его деятельность. Со слов эксперта, импортеры «размывают позицию» российских союзов. «Достаточно часто из-за того, что название ассоциации не отражает ее основного состава, происходит подмена понятий. Например, из названия союза, декларирующего защиту мясной отрасли, не явствует, что деятельность этой организации направлена на помощь импортерам мясной продукции, а не отечественным производителям», — негодует Лисовский.

Действительно, нередко союзы позиционируют себя лоббистами интересов и сельхозпроизводителей, и переработчиков, но при этом продвигают лишь последних, подтверждает Семенов. В результате аграрии, поняв, что организация не удовлетворяет их интересам, создают свои объединения. «Такая ситуация сложилась в прошлом году на молочном рынке. В итоге был создан Национальный союз производителей молока, в состав которого входят исключительно сельхозпроизводители, — рассказывает депутат. — Есть и другой пример: из-за того, что «Рисовая ассоциация» отстаивала в основном интересы продавцов, а не производителей риса, входившие в ее состав крестьяне решили отделиться и создать свою собственную ассоциацию «Рисоводы Кубани». И несмотря на то, что эта организация зарегистрирована не на федеральном уровне, в нее входят 85% сельхозпроизводителей отрасли».

Реальная защита?

Несмотря на многочисленность отраслевых союзов агрокомплекса, интересы сельхозпроизводителей представляют единицы, убеждены эксперты.

В первую очередь среди ориентированных на агрария объединений все участники рынка единогласно называют «Росптицесоюз». «В отличие от большинства сельхозпроизводителей, работающих с оптовиками, птицеводы напрямую выходят на розничный рынок с готовой продукцией. Поэтому им легче объединиться», — объясняет Семенов. И действительно: по данным этого союза, крестьяне, входящие в него, производят около 80% мяса птицы и 70% яиц от общего числа продукции, выпускаемой в России.

Прислушиваться к мнению аграриев начинают и в Зерновом союзе, отмечает депутат. «Несмотря на то, что изначально организация была рассчитана на зерновых трейдеров и до сих пор продолжает лоббировать их интересы, здесь в последнее время стали все активней продвигать интересы производителей, — рассказывает он. — К тому же для аграриев введены льготы по размеру вступительных взносов».

Также Семенов отмечает роль Союза российских пивоваров в создании надежной сырьевой базы для своей отрасли. «В настоящее время они приступили к осуществлению региональных программ в области производства солода и ячменя, активно сотрудничают с региональными властями в вопросах социальной ответственности бизнеса», — говорит эксперт.

А вот основанный в 2005 году Союз российских производителей свинины «Россвинопром» на базе ассоциации «Россвинопром» (действовавшей с 1997 года) никогда не отличался своей активностью, утверждает Семенов. Однако с того момента, как заработал нацпроект, он почувствовал вкус работы с государственными органами и начал проявлять активность.

По мнению большинства специалистов, активно включается в работу и молодой Союз производителей молока, созданный в прошлом году.

Механизм работы

Успешная работа отраслевого союза или ассоциации, во-первых, зависит от активности руководителя, а во-вторых, от компетентности аналитического аппарата, работающего на союз, говорит гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. Аналитический аппарат проводит мониторинг ситуации на рынке для предприятий, входящих в эту организацию, рассказывает она. В случае возникновения серьезной ситуации (дисбаланса импорта и экспорта, неграмотной ценовой политики государства) организация должна незамедлительно реагировать.

Вот только рычаги влияния на ситуацию в отрасли не всегда могут быть доступны союзам. Проблема в том, что условия их взаимодействия с госорганами власти законодательно прописаны плохо, сетуют специалисты. В статье 16 федерального закона «О развитии сельского хозяйства» говорится, что принимать участие в формировании и реализации государственной аграрной политики могут союзы (ассоциации), состоящие из производителей, на долю которых приходится более 2/3 от общего объема производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции. В реальности же соответствовать этому критерию может далеко не каждая организация, возмущен Лисовский. По его мнению, эта уловка придумана с целью не допустить большинство союзов до управления ситуацией на рынке.

С Лисовским соглашается председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко. «Если в США и Европе сложились многолетние традиции взаимодействия государства и отраслевых союзов, то для России это достаточно новое явление, которое требует и законодательной проработки, и практического применения. Например, в молочном животноводстве собрать более 75% производителей достаточно сложно. Вот если бы приняли такой закон, по которому любой производитель молока должен был вступить в отраслевой союз, это облегчило бы ситуацию и для самого союза, и для страны. Ведь государству легче иметь дело с одной структурой, нежели с огромным количеством разрозненных предприятий», — предполагает Даниленко.

Национальный союз производителей молока объединяет только 30% сельхозпроизводителей молочной отрасли. Поэтому, со слов эксперта, государство учитывает его мнение «постольку поскольку». Но если бы организация соответствовала нормативу, прописанному в законе, у нее были бы более твердые позиции, не сомневается председатель правления.

Однако за сравнительно небольшой срок существования союзу удалось договориться об утверждении региональной программы поддержки молочного животноводства, увеличения ставки рефинансирования до 100% для аграриев, производящих молоко, и выхода социальной рекламы молочной продукции в апреле этого года, доволен Даниленко. Он не сомневается, что в дальнейшем взаимодействие отраслевых союзов с Минсельхозом будет только укрепляться, так как это сотрудничество выгодно обеим сторонам.

В отличие от молодого Национального союза производителей молока, «Росптицесоюз» - организация с восьмилетним стажем, имеющая рычаги воздействия на правительство через Минсельхоз, с которым заключено соглашение о сотрудничестве. «Координатором нашей деятельности в первую очередь является департамент животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ», — поясняет президент «Росптицесоюза» Владимир Фисинин. По словам эксперта, именно благодаря взаимодействию с Минсельхозом «Росптицесоюзу» в прошлом году удалось повлиять на тарифное регулирование и понизить квоту на импорт мяса птицы.

Не отстает от коллег и Национальная мясная ассоциация (национальная ассоциация поставщиков, производителей и потребителей мяса и мясопродуктов) во главе с руководителем исполнительного комитета Сергеем Юшиным. Несмотря на то, что большинство экспертов считают, что эта организация лоббирует исключительно интересы крупных импортеров, которые являются ее членами, Юшин заявляет, что к российскому производителю ассоциация не может оставаться равнодушной. «У истоков нашего создания действительно стояли поставщики мяса на российский рынок, но мы никогда не ставили себе задачу защищать импорт. Наоборот, мы всегда настаивали на том, что он должен быть всего лишь дополнением и помогать балансировать спрос и предложение, а в первую очередь надо развивать отечественное производство», — утверждает эксперт. По его словам, в 2005—2008 годах члены НМА вложили в АПК России более $3 млрд.

Кроме того, ассоциация выступила с инициативой введения запретительной пошлины в размере 75%, но не менее €1,5/кг на ввоз свинины сверх квот, которую в ноябре прошлого года поддержал экс-министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, доволен Юшин. «К заслугам нашей ассоциации перед аграриями стоит также причислить предложение внести коррективы в нацпроект и субсидировать не только производство, но и покупку скотовозов, кредитов на строительство предприятий по убою и первичной переработке, логистических центров. Еще в марте прошлого года мы выдвинули идею компенсировать свиноводам и птицеводам расходы на приобретение подорожавших кормов, и ими было получено 10 млрд руб. В продвижении идеи участвовали также Минсельхоз и Госдума, но предложение родилось именно в НМА. И это не случайно, ведь среди членов нашей ассоциации ряд ведущих российских производителей», — объясняет эксперт. Но и это еще не все, продолжает Юшин. По его словам, в июне 2007 года НМА выступала перед министром экономразвития Эльвирой Набиуллиной с презентацией «О создании устойчивых финансовых условий для отечественного производства», на которой было предложено повысить субсидирование кредитов. «Теперь вместо 2/3 ставки ЦБ свиноводам и птицеводам субсидируют 80%, а в молочном и мясном животноводстве — 100%», — радуется эксперт. Но одним из самых больших достижений ассоциации он считает включение АПК в список приоритетных отраслей Банка развития. На достижение этой цели ушло 13 месяцев, вспоминает Юшин.

Особым влиянием на государственные решения обладает и Союз производителей сельскохозяйственной техники и оборудования для АПК «Союзагромаш». Конечно, он не имеет прямого отношения к аграриям, но упорству этой организации может позавидовать любая ассоциация сельхозтоваропроизводителей. К последним достижениям «Союзагромаша» следует отнести принятое в марте этого года решение правительства субсидировать 2/3 кредитной ставки на приобретение российскими сельхозмашиностроителями нового оборудования. «Это одна из тех мер, предложенная нашим союзом, необходимость которой мы обосновывали не один год, — говорит пресс-секретарь «Союзагромаша» Максим Шорохов. — С идеей ввести субсидирование кредитов для производителей техники по примеру наших зарубежных коллег мы впервые выступили в 2006 году, и только в 2009-м оно было принято».

С другой инициативой — повышением пошлин на ввоз сельскохозяйственной техники — представители союза обращаются к власти уже несколько лет. В январе 2009 года на импорт комбайнов была введена пошлина в размере 15%, но не менее €120/1 кВт мощности двигателя. По информации «Союзагромаша», сейчас правительство рассматривает вопрос по увеличению пошлин с 5% до 15% на остальные виды техники, аналоги которых производятся на отечественных предприятиях.

Также тремя годами ранее лоббисты из этого союза добились государственного софинансирования по перспективным научно-конструкторским исследованиям. «В конце 2006-го и начале 2007 года Минпром провел конкурсы на трактор и комбайн повышенной мощности. Лучший комбайн представил завод «Ростсельмаш», который получил от государства 800 млн руб. на разработку и запуск в серию машины шестого уборочного класса. Это составило примерно 10% от тех денег, которые требовались, чтобы реализовать проект», — приводит пример Шорохов.

Союзы-новички

Активность союзов усилилась с появлением отраслевых программ, отмечают эксперты. Например, на рубеже 2008-2009 годов была принята программа развития мясного скотоводства, а в апреле этого года в рамках I международной конференции «Развитие мясного скотоводства в России» развернулась дискуссия по ключевым вопросам и принципам создания новой отраслевой ассоциации.

Генеральный директор Союза животноводов России Тенгиз Джапаридзе убежден, что эта организация должна объединить только те хозяйства, которые занимаются содержанием и разведением исключительно племенного скота. Он полагает, что ее основной задачей должна стать разработка единых методик селекции и оценки племенных качеств животных.

В развитых агропромышленных странах уже существуют объединения владельцев крупного рогатого скота различных пород мясного направления, таких как абердин-ангус, герефорд, шароле, лимузин и других. Джапаридзе считает, что в России достаточно создать одну племенную ассоциацию, объединяющую владельцев скота всех мясных пород, — ВНИИ мясного скотоводства. Возглавить же исполнительную дирекцию этой организации должен профессионал, занимающийся племенным делом в сфере мясного скотоводства.

Однако в рамках конференции прозвучали и другие мнения, например, о необходимости привлечь к формированию ассоциации не только племенные хозяйства, но и всех тех, кто сегодня образует инфраструктуру отрасли мясного скотоводства — фидлоты и бойни, торговые и логистические фирмы, научные центры и IT-компании.

Зарубежные участники конференции, исходя из своего опыта, рекомендовали также привлечь банки и другие финансовые институты. По какому пути пойдут участники рынка и кто станет в новой ассоциации инициатором разработки программы ее деятельности, станет известно в ближайшее время.

Опрошенные «АТт» животноводы рассказали, что охотно вступили бы в ассоциацию или союз, представляющий интересы производителей мясного КРС. Так, фермер Андрей Давыдов из КФХ «ДиК» (Калужская область, разведение мясного КРС) не состоит ни в одном союзе, но был бы не прочь стать членом ассоциации, например, заводчиков герефордского скота, чтобы обмениваться опытом с аграриями, которые разводят КРС по технологии холодного содержания или занимаются «новой генетикой» - трансплантацией эмбрионов, которая позволяет на 15-20% увеличить производительность коров.

Гендиректор агрокомпании «Зерос» (Липецк, растениеводство, животноводство) Николай Бобин тоже изъявил желание вступить в союз, представляющий интересы производителей мясного КРС. «Такая организация смогла бы аккумулировать в себе все проблемы отрасли и четко определять слабые места», — уверен он.

К тому же, когда в рамках нацпроекта государство поддерживает ту или иную отрасль, актуальной становится проблема распределения средств, добавляет Тюрина из Института аграрного маркетинга. И если происходит недофинансирование каких-то проектов, союз или ассоциация могут помочь разобраться.

Появлению в России еще одной новой отраслевой организации под названием «Ассоциация дилеров сельхозтехники» («АСХОД») поспособствовали серьезные проблемы с реализацией импортных агрегатов. Покажется странным, но создание этой ассоциации в интересах отечественного сельхозпроизводителя, говорит Семенов. «Из-за того, что в условиях кризиса наше правительство издало ряд постановлений, ограничивающих ввоз техники западного производства, темпы развития сельского хозяйства в стране снизятся. Очень сложно будет заставить крестьянина добиваться высокой производительности на устаревшей отечественной машине», — убежден депутат. Именно поэтому он ратует за создание новой ассоциации, которая будет добиваться возобновления выхода иностранных производителей на российский рынок.

Номинально, до 15 апреля 2009 года, «АСХОД» существовала на бумаге с 2007 года, рассказывает один из учредителей этой организации, гендиректор компании «Урожай» (Санкт-Петербург, дилер сельхозтехники) Павел Репников. По его словам, изначально ассоциация создавалась, чтобы регулировать взаимоотношение поставщиков с производителями сельхозтехники. В то время только начинали формироваться дилерские сети и заводы зачастую диктовали им свои условия и стандарты, которые расходились с финансовыми возможностями дилеров и интересами сельскохозяйственных предприятий, рассказывает специалист. Так, например, производители требовали от продавцов, чтобы те торговали техникой только одной марки. Со временем российские дилеры встали на ноги, и некоторые проблемы с производителями ушли на второй план. В итоге созданная ассоциация оказалось невостребованной.

Однако сегодня ситуация для дилеров вновь изменилась в не лучшую сторону. Поэтому в апреле этого года было принято реанимировать «АСХОД».

Со слов аналитика «АСХОД» Александра Гайворонского, ассоциация намерена объединить усилия дилеров, заводов и агропредприятий в разработке мер, стимулирующих техническое перевооружение и модернизацию производства как отечественных сельхозпредприятий, так и отечественных производителей сельхозтехники.

Аналитик говорит, что ассоциация заинтересована в сотрудничестве с «Союзагромашем» для выработки сбалансированных решений, учитывающих интересы производителей и потребителей сельхозмашин. Ведь та техника, которая в настоящий момент выпускается в России, не в состоянии закрыть весь модельный ряд, востребованный аграриями.

Того, что отечественные предприятия не производят всего модельного ряда техники, который выпускается в мире, не отрицает и Шорохов. Однако, по данным «Союзагромаша», в России выпускается вся необходимая техника для уборки российского урожая за исключением узкоспециальной, типа виноградоуборочных комбайнов. «Впрочем, если ассоциация дилеров намеревается представлять интересы импортеров сельхозтехники, то мы намерены с ней сотрудничать, — говорит Шорохов. — Как, например, уже работаем со станкостроителями. Можно только приветствовать создание организации, которая выработает открытую и общую позицию у поставщиков иностранной техники. Потому что пока мы больше сталкиваемся с такими явлениями, как занижение таможенной стоимости сельхозмашин или поставками техники по режиму временного ввоза».

Взгляд агрария

Несмотря на все вышеперечисленные шаги отраслевых союзов в сторону поддержки сельхозпроизводителей, некоторые крестьяне все еще не доверяют им. Например, предприятие «Вилион» (Тамбов, производство и закупка пивоваренного ячменя) не состоит ни в одном союзе и в ближайшее время вступать не планирует. «На мой взгляд, пользы от нынешних союзов нет никакой. Они, может, и способствуют развитию отрасли в целом, но на первом месте у них стоят интересы крупных холдингов, — убежден начальник аграрного отдела этого агропредприятия Максим Копнин. — Поэтому мы никогда и не обращались в союзы за помощью».

Другой аграрий, птицевод из Краснодарского края, пожелавший остаться неизвестным, рассказал, что на протяжении года пытался достучаться до руководства союза своей отрасли, чтобы ему посоветовали, где можно найти инвестора и предприятие, торгующее инкубационным яйцом. Но ему не отвечали ни на звонки, ни на электронные и факсимильные послания.

Однако на этот счет Тюрина из ИАМ замечает, что решать вопросы в частном порядке практически любой союз будет только в том случае, если у предприятия есть ресурсы на стимулирование активности этой организации.

Не наблюдает особого движения союзов навстречу аграриям и гендиректор хозяйства «Суворова» (Краснодарский край, животноводство, свиноводство) Александр Пелих. «В прошлом году в нашем регионе решили создать молочный союз (подразделение Молочного союза России). Я тогда принимал участие в первом собрании организации. Однако оно же было и последним. Никаких действий дальше не последовало», — вспоминает гендиректор. По его мнению, создание очередного союза — это организация очередной бюрократической надстройки.

В то же время есть аграрии, которые не представляют своего развития без участия союза. Так, гендиректор птицефабрики «Среднеуральская» (Свердловская область) Сергей Эйриян состоит в «Росптицесоюзе» с первых дней его существования. «Благодаря этой организации мы видим, как развивается птицеводство. Нам показывают проблемные зоны отрасли и советуют, что с ними делать. Например, внедрять клетку или напольное содержание, с какой породой работать, какие световые режимы применять, брать ли землю для выращивания корма, иметь комбикормовый завод или нет», — рассказывает гендиректор. Те же предприятия, которые не входят в состав отраслевых союзов, он смело называет отсталыми.

Разделение союзов
В российские отраслевые союзы, как правило, входят и переработчики продукции, и сельхозпроизводители, говорит зампред комитета Совфеда по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Сергей Лисовский. Однако их интересы сильно разнятся. По его мнению, поддерживать обе стороны в рамках одного союза нереально, поэтому такие организации необходимо разделять. Как, например, это произошло в молочной отрасли, где в дополнение к уже существующему союзу, представляющему интересы переработчиков, появился недавно созданный союз производителей молока.
С Лисовским соглашается гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. Союз должен объединять предприятия, которые производят идентичную продукцию и имеют одинаковые проблемы, не сомневается она. Переработчики и сырьевики — это разные типы производителей, и они должны входить в разные организации. Ведь ни для кого не секрет, что между производителем конечной продукции и аграрием возникают трения из-за стоимости сырья: закупая товар, переработчик заинтересован в снижении цены, а крестьянин в ее повышении, объясняет Тюрина.
В развитых странах, таких как США, Голландия, Германия, ассоциации переработчиков и производителей сырья разделены, добавляет председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко.
А вот, по мнению Виктор Семенова, руководителя Ассоциации отраслевых союзов АПК, разделять союзы стоит не во всех отраслях. Например, зачем разъединять тех, кто выращивает птицу, и тех, кто ее обрабатывает, рассуждает депутат. Конечно, в отрасли есть предприятия, которые производят только тушку, но их единицы. Большинство птицеводов занимается первичной переработкой. Интересы и тех, и других прекрасно представляет «Росптицесоюз».
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама