Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Необратимые преобразования
Алексей Аманов
Агротехника и технологии
22 ноября 2011
В результате реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК», начатой в 2006 году, сельское хозяйство России получило мощный импульс к развитию. Субсидирование федеральным и региональными бюджетами кредитов, полученных на модернизацию сельхозпроизводства, а также другие дотации в значительной мере стимулировали инвестиционную активность аграриев и позволили вывести все подотрасли сельского хозяйства страны из провала 1991-2005 годов. Тем не менее для молочной отрасли этих мер для выхода из кризиса оказалось недостаточно.

Продовольственная безопасность страны за эти годы, несомненно, упрочилась: все это время продолжалось импортозамещение, внедрялись новые надежные технологии и техника. В молочной отрасли также появился производственно-технологический и технический потенциал мирового уровня. Вследствие этого на современных молочно-животноводческих комплексах было достигнуто производство молока высшего качества. Восстанавливались и модернизировались многие фермы советского периода постройки.

Тем не менее в апреле 2010 года на заседании соответствующей комиссии правительства РФ прозвучали оценки состояния молочной отрасли России как кризисного.

И действительно, производство молока в нашей стране в 2009 году составило около 32 млн т, что на 3 млн т меньше целевого показателя, установленного на 2010 год Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы. При этом, по данным Госстата РФ, объем товарного, реализованного перерабатывающим предприятиям молока составляет около 14 млн т (меньше 50% произведенного объема), что заставляет сомневаться в истинности показателя достигнутого объема производства молока. Для сравнения, в США показатель товарности составляет около 96%, в ЕС — около 84%.

В 2009 году 29 регионов России, несмотря на полученные ими субсидии и дотации предшествовавшего периода, показали отрицательную динамику показателей объема производства молока и численности молочного стада. Это и неудивительно, поскольку средняя продуктивность российских коров продолжает оставаться ниже продуктивности европейских более чем в два раза. К тому же из-за невысоких закупочных цен на молоко и мясо молочных пород КРС (что делает откорм бычков убыточным) рентабельность новых молочно-животноводческих комплексов подчас получается отрицательной.

В результате страна недополучает сотни тысяч тонн молока и говядины. На прилавках магазинов продолжает оставаться много импортной молочной продукции и фальсификата на основе растительных, прежде всего пальмового, масел.

Засуха 2010 года только усугубила положение. Чтобы компенсировать сельхозпроизводителям молока потерю кормов и семенного материала, необходимого для их производства, в 2011 году государство выделило средства в общем объеме 35 млрд руб. и разрешило банкам пролонгировать кредиты, полученные крестьянами на строительство новых и модернизацию старых молочных ферм. Но эти меры мало подействовали.

В чем причины?

Реализация нацпроекта была дана на откуп по сути никем не регулируемого рынка. Пока сельхозпредприятия готовили бизнес-планы в региональные администрации и банки для получения субсидированных долгосрочных кредитов на развитие и строительство новых молочно-животноводческих комплексов, поставщики технологического оборудования, сельхозтехники, КРС, материалов и услуг повысили цены на свою продукцию.

Порядка 40% кредитных средств, рассчитанных инвесторами в ценах предшествовавшего периода, ушло на оплату возросших в цене бетона, ГСМ, энергии, проектно-строительных услуг и многого другого. Из-за этого агрокомпании были вынуждены брать новые коммерческие кредиты по рыночной процентной ставке, чтобы завершить строительство своих объектов. Таким образом, поставщики получили нечаянную маржу, а хозяйства остались один на один с финансовыми рисками, обязательствами по погашению кредитов, включая коммерческие, низкими закупочными ценами на сырое молоко (переработчики также торопились получить свою маржу) и, как следствие, образовавшимся хроническим недостатком оборотных средств. «Постарались» и крупные переработчики молока. Своей недальновидной ценовой политикой они вызвали протестную реакцию и сформировали против себя фронт из фермеров и поставщиков перерабатывающего оборудования, с помощью которого возможна переработка молока от сотен килограмм до сотен тонн в смену, а затем и самостоятельная реализация готовой молочной продукции населению по приемлемым ценам.

Даже банки, аккредитованные в проекте, пользуясь тем, что государство с помощью субсидирования приводит к ним клиентов, стали повышать процентные ставки. Если первые инвесторы в 2006 году могли получить долговременные кредиты по нулевой ставке, поскольку проценты по кредитам равнялись ставке рефинансирования, то спустя некоторое время процентная ставка стала в 2-3 раза превышать процентные ставки по кредитам, получаемым нашими европейскими конкурентами.

Помимо прочего, положение отечественных производителей молока усугублялось спекуляциями и манипуляциями переработчиков с дешевым белорусским сухим молоком при производстве молочных продуктов, а также разным (не в пользу российских фермеров) уровнем господдержки наших, европейских и белорусских производителей молока и молочной продукции.

Итог получился неутешительным: отрицательная совокупная рентабельность производства молока и мяса на молочно-товарных фермах России, среднее значение которой, по оценке Минсельхоза, составило в кризисном 2009 году -15,6%, а в 2010-м -7,6%. Выборочная проверка основных экономических показателей молочного скотоводства в различных областях и на сельхозпредприятиях различного уровня подтверждает этот факт.

Так, в крупнейшем современном передовом агрохолдинге России «Красный Восток Агро» (Татарстан, поголовье в 2010 году — 86 тыс.) рентабельность по молоку и мясу с учетом полученных субсидий и в 2009-м, и в 2010 году была сугубо отрицательной (совокупная рентабельность за эти годы составила -21% и -25% соответственно). Более того, даже в научно-производственном объединении Россельхозакадемии ФГУП «Пойма» (Московская область, 6755 голов КРС) совокупная рентабельность в эти же годы из-за отрицательной рентабельности по производству мяса даже с учетом полученных субсидий составила 4,2%.

Низкий и даже отрицательный уровень рентабельности производства не позволяет производителям молока ставить перед собой серьезные инвестиционные задачи или самостоятельно преодолевать последствия природных катаклизмов. Высокую рентабельность имеют разве что старые фермы советского периода постройки (СХП, КФХ и ЛПХ), на которых все основные фонды давно самортизированы и где практикуется пастбищное содержание скота.

Однако на этих предприятиях производится молоко низкого качества, часто не отвечающего требованиям технического регламента из-за большого количества перевалок. Как правило, в таких хозяйствах молоко переливают из ведра в бидон, из бидона в автобочку, а из автобочки уже отправляют на переработку или в промежуточный танк. Неудивительно, что молоко после подобных манипуляций имеет высокую обсемененность, температуру и кислотность. По сути, оно не должно подлежать приемке. Однако находятся деятели, предлагающие предприятиям с низким технологическим уровнем доения, охлаждения и хранения молока химические стабилизаторы кислотности, позволяющие сохранить молоко при перевозке до приемных пунктов и выдать его там за качественное. При нагревании до 80°С такое сырье не прокисает, а протухает и начинает дурно пахнуть.

Впрочем, обвинять в сложившейся ситуации банки тоже не совсем правильно. Высокая трудоемкость, а также длительные сроки окупаемости молочного скотоводства, производящего скоропортящийся продукт и ставящего производителя в зависимость от переработчика, являются для банков крайне негативными факторами, вынуждают их повышать процент для компенсации рисков и даже уклоняться от кредитования.

Невыгодно, непосильно частным инвесторам при сложившемся уровне господдержки решать задачу комплексной модернизации молочной отрасли на базе современных технологий, техники и методов организации молочного производства, не говоря уже о выполнении задачи обеспечения продовольственной безопасности. А ведь выведение отрасли на мировой производственно-технологический уровень и обеспечение продовольственной безопасности — это цели по существу государственные.

Что делать?

Вместо повышения закупочных цен на молоко необходимо обеспечить доходность всех участников производства, транспортировки, переработки, упаковки, хранения и продажи молока. Это очень важно, поскольку фермер, неся основные производственные риски, получает меньше трети от стоимости литра молока. При этом регионы должны самостоятельно, на основе внутриотраслевых и межотраслевых балансов формировать бюджетную политику в отношении молочной отрасли, чтобы вывести ее на мировой уровень организации производства молока высшего качества.

Кстати, сегодня «Союзмолоко», понимая, что «в центре» невозможно все спланировать, учесть и проконтролировать, приступил совместно с региональными администрациями и подразделениями к разработке комплексных региональных программ развития и оптимизации молочной отрасли регионов. Одна из таких программ разрабатывается в Республике Башкортостан. Коллективная разработка программы началась со скрупулезного учета состояния и резервов всех аспектов деятельности сельхозпредприятий-производителей молока и их краткосрочных и долгосрочных планов развития. Это очень важный сигнал всем регионам — начинать эту работу.

Также, помимо строительства новых сельхозпредприятий, реконструкции старых ферм и внедрения на них передовых технологий, необходимо стимулировать развитие личных подсобных хозяйств (ЛПХ) и крестьянских фермерских хозяйств (КФХ), выдавая им субсидии на производство товарного молока, соответствующего требованиям техрегламента. Малые сельхозпроизводители, где производство товарного молока, как правило, начинается с приобретения второй дойной коровы, особенно ждут поддержку.

Вообще, ЛПХ нуждаются в получении всех видов субсидий и дотаций, выделяемых на ведение финансово-хозяйственной деятельности по производству товарного молока. Помогая им, государство резко ускорит рост молочного поголовья и добьется увеличения объемов производства молока, понизив при этом сезонность его производства. Например, в Башкортостане 512 тысячам личных подсобных хозяйств принадлежит около 60% поголовья дойных коров и объема производства молока республики. Действует республиканская программа поддержки ЛПХ, внедрена, в частности, практика бесплатного квалифицированного осеменения коров личных подворий для повышения их продуктивности. Если государство поможет ЛПХ и КФХ с приобретением племенного скота, средств механизации доения и охлаждения, средств ухода за животными и контроля качества молока и, конечно же, кормами и необходимыми добавками к ним, то в любой области России можно будет как минимум удвоить стадо и объем производимого молока.

При этом не стоит исключать из процесса перерабатывающие молочные заводы и приемные пункты или мобильных приемщиков молока, которые обеспечат контроль качества и приемку сырья, его охлаждение и транспортировку до молокозавода, а также ветеринарное обслуживание ЛПХ и КФХ (учет, планирование, контроль состояния, осеменение, лечение КРС и др.). Именно приемщики молока могут быть проводниками прогрессивных методов содержания КРС, внедрения соответствующих материально-технических средств содержания и обслуживания коров, контроля качества и объемов товарного молока, производимого в ЛПХ и КФХ, включения их в деятельность «Союзмолоко» и создание молочного кооператива России. В свою очередь крупные молочно-товарные фермы, имеющие достаточные земельные и технические ресурсы для производства кормов, могут производить для ЛПХ и КФХ товарный корм. Реализация перечисленных мер в отношении ЛПХ и КФХ при соответствующей поддержке федерального и регионального бюджетов позволит в разы увеличить объем производства товарного молока высшего качества и первой категории не только за счет роста молочного стада, но и за счет повышения продуктивности коров в этих хозяйствах.

Стимулирование внедрения современных технологий утилизации биоотходов молочно-товарных ферм — также необходимая мера для развития животноводства, которая позволит не только улучшить экологическую ситуацию, охрану и условия труда, но и дополнительно привлечет и закрепит молодых специалистов на селе.

Но, пожалуй, самой важной задачей в преддверии вступления в ВТО и для комплексного и системного преобразования молочной отрасли является создание молочного кооператива России — самодостаточной, самоокупаемой и самоуправляемой организации европейского типа, обладающей не только ресурсами для содержания своего аппарата управления, но инвестиционными возможностями и ресурсами для осуществления оперативной деятельности по защите интересов молочной отрасли России на всей «территории» ВТО. Участники молочной отрасли России должны поддержать создание своего собственного молочного кооператива, который совместно с исполнительной властью в центре и на местах гарантированно в кратчайшие сроки выведет молочную отрасль на современный организационно-технологический уровень.

Какими должны быть субсидии федерального и региональных бюджетов
На производство одного литра товарного молока в сельхозпредприятиях, ЛПХ и КФХ следует выделять 3 руб. В Саратовской области эта субсидия составляет 4 руб., что, в частности, позволило области сохранить стадо в засушливый 2010 год. Необходимо, чтобы эта субсидия дифференцированно стимулировала производство товарного молока высшего и последующих категорий качества, предусмотренных «Техническим регламентом на молоко и молочную продукцию…», введенным в действие Федеральным законом РФ с декабря 2008 года. Стремление сельхозпроизводителей молока получить максимальную субсидию будет наилучшим образом стимулировать внедрение современных технологий и повышение общей культуры производства.
На компенсацию части затрат на содержание коров в личных подсобных хозяйствах давать 3 тыс. руб. на голову. Помимо этого нужно выделять средства на приобретение и содержание племенного поголовья крупного рогатого скота; обеспечить софинансирование федеральным бюджетом экономически значимых региональных программ по развитию молочного скотоводства и увеличению производства молока; ввести субсидирование из федерального и региональных бюджетов не менее 50% затрат на строительно-монтажные работы по созданию новых современных молочно-животноводческих комплексов индустриального типа, а также расширение, реконструкцию и модернизацию, технологическое и техническое перевооружение существующих товарно-молочных ферм.
Без этого не удастся повысить рентабельность производства молока на современной технологической базе. Когда кредиты будут возвращены, можно будет уменьшить нагрузку на бюджет. Современные предприятия станут самодостаточными.
Кроме того, необходимо сохранить субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам на строительство, реконструкцию и модернизацию молокоперерабатывающих заводов, в том числе создаваемых на кооперативной основе; сохранить существующие финансовые инструменты поддержки молочного скотоводства, апробированные в рамках реализации Государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы; предусмотреть сезонные пошлины на импорт отдельных видов молочной продукции; увеличить объемы финансирования из бюджетов субъектов РФ на реализацию региональных программ развития молочного скотоводства; продолжить реализацию программы «Развитие пилотных семейных животноводческих ферм на базе КФХ на 2009-2011 годы».
Дополнение сложившейся в рамках реализации госпрограммы системы финансовой поддержки выше перечисленными мерами позволит гарантированно вывести производство молока высшего качества на современный мировой конкурентный технологический и организационный уровень в кратчайшие сроки, осуществить необратимые прогрессивные преобразования молочной отрасли России в целом.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама