USD

79.371 (0,56%)

EUR

92.66 (0,61%)

MOEX

2683.38 (-0,95%)

BRENT

37.94 (-0,84%)

Пшеница

606.6 (0,50%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

79.371 (0,56%)

EUR

92.66 (0,61%)

MOEX

2683.38 (-0,95%)

BRENT

37.94 (-0,84%)

Пшеница

606.6 (0,50%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

79.371 (0,56%)

EUR

92.66 (0,61%)

MOEX

2683.38 (-0,95%)

BRENT

37.94 (-0,84%)

Пшеница

606.6 (0,50%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

Аналитика

Окно в Европу

Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Вопреки пессимистичным прогнозам многие эксперты считают, что вступление в ВТО не погубит наше сельское хозяйство. Льготные условия (по сравнению с правилами, действующими для других вступающих в эту организацию стран) дают отечественным аграриям возможность для адаптации к новым реалиям. Да и новые формы господдержки, разрешенные правилами ВТО, будут способствовать защите отечественного производителя. Однако есть и такие отрасли, как сельхозмашиностроение, для которых пока не разработано никаких программ поддержки.

К 23 июля 2012 года, после завершения всех ратификационных процедур, Россия должна стать полноправным участником Всемирной торговой организации. Обязательства в области сельского хозяйства для нашей страны отличаются от стандартных обязательств, которые обычно принимают на себя другие государства, вступающие в эту организацию, рассказывает Сергей Киселев, заведующий кафедрой агроэкономики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, участник переговоров по ВТО. Допустимый уровень государственной поддержки сельхозпроизводителей может составить $9 млрд на 2012 и 2013 годы. Это более чем в два раза превышает объем так называемой внутренней поддержки сельского хозяйства, который Россия имела в 2006—2008-х.

Предельный разрешенный уровень в $9 млрд будет постепенно снижаться примерно по $0,9 млрд в год и к 2018-му достигнет среднегодового уровеня 2006-2008-х в $4,4 млрд. Стало быть, у отечественных производителей будет время, чтобы адаптироваться к новым условиям и избежать сокращения объемов производства, говорит эксперт. Более того, этих объемов при наличии бюджетных возможностей будет достаточно, чтобы поддержать отрасли, которые наименее защищены от импорта.

Ложка дегтя

Однако некоторые эксперты считают, что Россия катастрофически не готова к вступлению в ВТО. Об этом свидетельствуют сравнительно низкие показатели экономической эффективности производства и производительности труда в нашем агропроме, а также его технологическая отсталость и слабая техническая оснащенность, считает Леонид Холод, советник председателя Совета Федерации РФ. Поэтому предусмотренный условиями вступления в ВТО «переходный период» может оказаться объективно малым для решения глобальных задач ускоренной модернизации, повышения эффективности и, соответственно, роста конкурентоспособности нашего сельского хозяйства, резюмирует эксперт.

По мнению Константина Бабкина, президента ассоциации «Росагромаш», после ратификации соглашения по присоединению нашей страны к ВТО непростое состояние российского сельского хозяйства только усугубится. Дело в том, что для России разрешенный уровень поддержки АПК будет составлять $9 млрд в год, а к 2019 году — всего $4,4 млрд, что в разы меньше дотаций в Швейцарии, Японии и США. Такое сокращение бюджетной политики приведет не к усилению конкуренции на внутреннем рынке, как ожидается, а к спаду производства и засилью импорта, уверен эксперт. Кроме того, ратификация соглашения по присоединению России к ВТО может стать причиной роста социальной напряженности, ведь около 30% сельхозпроизводителей разорятся, а до 2020 года более 1,6 млн человек вынуждены будут сменить работу, прогнозирует Бабкин.

Не устранены на данный момент и другие факторы, препятствующие конкурентоспособности отечественных аграриев, добавляет Людмила Орлова, директор компании «Евротехника» (Самара; дилер немецкой сельхозтехники), директор Национального движения сберегающего земледелия. Основной причиной низкой конкурентоспособности российского АПК, по ее мнению, является слаборазвитая инфраструктура рынка сельхозпродукции. «Доля инфраструктурных издержек в цене российской сельхозпродукции значительно превосходит аналогичный показатель аграрно развитых стран. Так, в производстве зерна он достигает 50% с дифференциацией по регионам при среднемировом уровне подобных затрат около 20%. Ситуацию также усложняет недоступность рынков сбыта для средних и мелких сельхозпроизводителей», — сетует Орлова.

К тому же за счет низких внутренних цен на зерно по сравнению с основными зернопроизводящими странами отечественные сельхозпроизводители ежегодно недополучают в среднем около 150-200 млрд руб., приводит она данные. Да и применение устаревших технологий в агропроизводстве, приводящих к деградации и эрозии сельхозугодий и высокой себестоимости продукции, а также постоянный дефицит квалифицированных кадров сильно усугубляют ситуацию.

Не менее важной проблемой является информационный вакуум в АПК, а также отсутствие системного информирования сельхозтоваропроизводителей об успешном опыте применения современных технологий, о новых достижениях науки и техники в агропроме, говорит Орлова. Более того, отсутствует система профессионального консультирования сельхозпроизводителей. «Деятельность информационно-консультационной службы Минсельхоза малоэффективна, так как у консультантов не хватает знаний. Поэтому перед вступлением в ВТО в первую очередь необходимо устранить перечисленные недоработки», -считает Орлова.

Господдержка в помощь

В течение предусмотренного соглашением о вступлении России в ВТО «переходного периода» необходимо адаптировать систему мер государственного регулирования и поддержки АПК к требованиям этой организации, говорит Холод. Согласно этим требованиям, поддержка не должна препятствовать свободной торговле и создавать преференции отдельным субъектам экономической деятельности. Однако у нашего государства остается весьма богатый арсенал разрешенных мер, которые успешно используются во многих развитых странах.

К ним относятся: государственная поддержка развития сельской транспортной и социальной инфраструктуры, инфраструктуры сбыта произведенной продукции и конкурентного рынка товаров производственного назначения для сельского хозяйства, а также развитие информационно-консультативных и агросервисных служб, стимулирование процессов кооперирования и ассоциирования в агросфере. Эффективность этих мер может быть гораздо выше, чем прямого субсидирования, считает Холод, поэтому необходимо активизировать работу в этом направлении.

Но и прямое субсидирование в существующей ситуации далеко не лишнее. Например, в молочной отрасли ожидается, что государство поддержит племпредприятия, окажет помощь экономически значимым региональным программам, продолжит субсидирование кредитных ставок на производство и переработку товарного молока, а также выделит средства на реконструкцию и открытие новых производств (в том числе, перерабатывающих мощностей), перечисляет Андрей Даниленко, председатель правления ассоциации «Союзмолоко». В прошлом году господдержка составила 27 млрд руб. В нынешнем планируется увеличение этой суммы на 10-20%: сейчас Минсельхоз совместно с «Союзмолоко» работает над проектом увеличения объема господдержки молочной отрасли на 2013 год до уровня, допустимого по нормам ВТО.

Помимо этого необходима разработка специальных процедур реагирования на споры и конфликтные ситуации, постоянно возникающие в процессе реализации этого глобального торгового соглашения, а также формирование специальных подразделений в соответствующих министерствах и ведомствах и организация подготовки квалифицированных кадров, способных проводить качественные антидемпинговые расследования и отстаивать интересы России в различных торговых спорах и рассмотрении претензий. К сожалению, в этом плане мы еще слабо подготовлены, констатирует Даниленко.

К бою готовы

Несмотря на господдержку, некоторые условия вступления в ВТО принимаются «в штыки». Например, таможенная пошлина на ввоз живого скота снизится с 45% до 5%, негодует Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России. Это является потенциальной угрозой для развития отечественного свиноводства, считает он. Поэтому необходимо введение дополнительной компенсационной пошлины на этот вид товара в размере, равном господдержке в стране-экспортере. Свиноводы должны обратиться к правительству с таким предложением, считает эксперт.

Тем не менее среди всех отраслей наиболее готовым к вступлению в ВТО оказалось мясное животноводство, продолжает Мамиконян. По его словам, это связано с сохранением режима тарифного квотирования при импорте говядины, свинины и мяса птицы. Причем срок окончания действия этих квот пока не определен (за исключением тарифных квот на свинину, которые прекратят свое действие не раньше 31 декабря 2019 года).

Но в данном случае беспокоиться об отмене квот не стоит, полагает эксперт: в свиноводстве доля отечественной продукции на внутреннем рынке довольно высока (около 70%), поэтому в среднесрочной перспективе глобальных изменений на этом рынке не ожидается. Что касается долгосрочного прогноза, то неизбежное увеличение конкуренции приведет к повышению качества продукции, а также к объединению мелких производств в более крупные.

Птицеводство также оказалось в наиболее благоприятной ситуации, говорит Альберт Давлеев, президент компании Agrifood strategies (Москва; стратегический маркетинг, исследование потребительских рынков продуктов). Определены жесткие параметры тарифных квот на импорт: они останутся на уровне прошлого года вплоть до 2020 года. А после 2020-го либо останутся на том же уровне, либо будет введен единый тариф, равный 37,5%.

Дополнительную поддержку птицеводству обеспечивает госпрограмма развития сельского хозяйства, которая предусматривает государственное субсидирование таких направлений, как, например, производство племенного яйца, поддержка которого довольно значительно (на 3-5%) может снизить себестоимость продукции, а главное — обеспечить независимость от поставок из-за рубежа.

Однако в молочном животноводстве ситуация иная. Даниленко рассказал, что одним из условий вступления в ВТО является снижение пошлин на сыр, сухое молоко, а также сливочное масло с 25% до 15% в течение трех лет. Вследствие этого конкуренция на внутреннем рынке будет усиливаться, что может привести к снижению и так невысоких закупочных цен на сырое молоко, недоволен эксперт.

Чужие рынки

Основной целью вступления в международные организации является упрощение выхода на мировые рынки. К 2020 году Россия планирует поставлять миру до 370 тыс. т мясной продукции (прежде всего мяса птицы и свинины), говорит Мамиконян. В том, что эта продукция неизбежно выйдет на мировые рынки, не сомневается и Давлеев. Причем что касается продукции свиноводства, то она, по его мнению, может экспортироваться с Дальнего Востока на китайский и корейский рынки наряду с североамериканской продукцией. Ведь Дальний Восток — зона, в которой санитарные нормы лучше, чем в европейской части России, поэтому в долгосрочной перспективе это очень надежный поставщик свиноводческой продукции.

Безусловно, выход на мировые рынки — слишком сложная задача, решить которую довольно не просто, продолжает Давлеев. Однако план, обозначенный в программе развития сельского хозяйства до 2020 года (экспорт около 140 тыс. т мяса птицы), представляется специалисту вполне выполнимым. Но с одной оговоркой, что из этих 140 т большую часть будут составлять продукты переработки птицы (субпродукты, большинство из которых — лапки), а не мясо. Спрос на этот продукт в странах юго-восточной Азии продолжает оставаться высоким, поэтому проблем с экспортом возникнуть не должно, предполагает Давлеев.

Однако эксперты считают, что экспорт мясной продукции будет затруднен из-за ряда факторов. Среди них — несовершенство системы ветеринарного и фитосанитарного контроля, которая на данный момент не справляется с обеспечением защиты от таких заболеваний, как АЧС и сибирская язва, сетует Мамиконян. Поэтому государством должна быть проделана немалая работа по унификации стандартов и налаживанию системы фитосанитарного контроля и ликвидации опасных заболеваний.

Давлеев также отмечает эту проблему и добавляет, что многие российские птицеводческие предприятия пока не соответствуют мировым требованиям. Необходима гармонизация российских и международных ветеринарных стандартов, и работа в этом направлении сейчас только начинается. «Начнем с того, что на сегодняшний день ни одно птицеперерабатывающее предприятие не пронумеровано, — описывает специалист ситуацию в отрасли. — Стало быть, необходимо составить кадастр этих предприятий и аттестовать их для возможности экспорта производимой ими продукции в отдельные страны». По словам Давлеева, на данный момент только двум предприятиям разрешено экспортировать свою продукцию.

Но самая большая проблема, по его мнению, состоит в том, что отечественная продукция неконкурентноспособна из-за высокой себестоимости. Причина этого кроется в невозможности резкого сокращения издержек и в довольно высоком обменном курсе рубля по отношению к доллару, объясняет специалист. При этом «схитрить» и занизить отпускную цену не получится: если себестоимость нашей продукции окажется выше, чем средняя отпускная цена у конкурентов (корейцев, американцев, китайцев, тайцев, турок), то продажа по цене ниже себестоимости будет расценена как демпинг и пресечена. «Сейчас цена на грудку отечественного производства начинается от 125 руб./кг, тогда как американская грудка может быть продана и доставлена в любую страну мира не более чем за 2,5 $ (75 руб.). Российский куриный окорочок стоит 85-95 руб./кг, а доставленный в Россию американский, причем растаможенный, — в районе 60 руб./кг», — сравнивает Давлеев. Однако эту ценовую «дырку» можно нивелировать курсом рубля, уверен специалист: если доллар вместо 30 руб. будет стоить 45, тогда возможен примерный паритет.

Что касается продукции растениеводства (например, пшеницы), то она успешно экспортируется уже давно. И вступление в ВТО будет только способствовать сохранению и росту конкурентоспособности отечественных производителей. Во-первых, благодаря тому, что стандарты будут приведены в соответствие с мировыми, а во-вторых, потому что членство в ВТО — гарант соблюдения этих стандартов, не сомневается Давлеев.

А вот для молочного животноводства вопросы выхода на международную арену в среднесрочной перспективе пока не актуальны по причине ненасыщенности внутреннего рынка, говорит Даниленко. Ожидается, что только к 2020 году Россия будет обеспечивать внутренний рынок молока на 90%.

Катастрофическое отставание

Средний износ сельхозтехники в России сейчас составляет более 70%, говорит Леонид Холод, советник председателя Совета Федерации Р. Ф., а технологические потребности в ней удовлетворяются лишь на 40-45%. Потребности села в средствах химизации и защите растений и животных от болезней и вредителей сегодня обеспечиваются только на 30-40%, а в энергетических ресурсах — на 50-60%. Что касается показателя энергетической эффективности сельскохозяйственного производства (окупаемость энергетической единицы) на тонну условного топлива, который объективно отражает общий уровень его интенсификации, то по нему Россия отстает от развитых стран в 4-5 раз.
В таких условиях даже достижение целевого показателя энергообеспеченности растениеводства в 1,68 л. с. на 1 га посевной площади (установленного Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы) не позволит освоить высокоэффективные инновационные технологии, для которых необходимо около 3 л. с. на 1 га, отмечает эксперт.

Приток инвесторов

Российский инвестиционный климат по-прежнему остается не слишком благоприятным из-за большого количества административных барьеров, считает Альберт Давлеев, президент компании Agrifood strategies (Москва; стратегический маркетинг, исследование потребительских рынков продуктов). Чтобы устранить их, нужна институциональная реформа, результатом которой должно стать надежно защищенное право собственности, снижение уровня коррупции и рейдерства, говорит специалист. И, конечно, для развития бизнеса необходимо создание развитой инфраструктуры, добавляет он.
Соблюдение всех этих условий непременно сделает нашу страну инвестиционно привлекательной, не сомневаются эксперты. Однако и само по себе вступление в ВТО может стать мощным стимулом к привлечению иностранных инвестиций. Недавно состоявшаяся интеграция компаний «Русмолко» и Olam International (Сингапур), заявившей о своем желании в течение последующих нескольких лет вложить в совместное предприятие $800 млн, является ярким примером такого капиталовложения.
«Русмолко» приняла решение об интеграции с сингапурской компанией в целях дальнейшего развития бизнеса, которое предполагает лидерство по объемам производства молока на российском рынке и глобальное лидерство в отрасли, объясняет Наум Бабаев, председатель совета директоров «Русской молочной компании» (Пензенская область).
Есть и другие примеры такой интеграции: например, покупка компанией PepsiCo (США) компании «Вимм-Билль-Данн». А в птицеводстве, например, успешно работает тайская компания Charoen Pokphand Foods, один из крупнейших производителей мяса птицы в юго-восточной Азии.
В последующие годы в Россию, скорее всего, хлынет именно азиатский капитал. По прогнозам Давлеева, интерес западных компаний к инвестированию в российское птицеводство если и появится, то не ранее, чем через 5-7 лет. Да и то маловероятно, замечает специалист: западные компании занимаются только переработкой (поголовье в Европе выращивают фермеры), а потому не хотят увеличивать свои риски, создавая вертикально интегрированные предприятия. Лишь некоторые крупные компании, такие как Cargill (США), инвестируют в российский АПК, но при этом только в перерабатывающие мощности мяса птицы.
Инвестиции в развитие птицеводческих активов теоретически возможны за Уралом, не отрицает Давлеев, но только со стороны таких стран, как Корея и Китай. Ведь они, в отличие от европейцев, готовы к созданию вертикально интегрированных комплексов, потому что у них нет частных птичников.
В сфере же дистрибуции готовой продукции (как охлажденной, так и замороженной) существуют «все условия» для притока зарубежных инвестиций, уверен специалист.

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать

реклама