USD

78.732 (-0,25%)

EUR

92.067 (-0,03%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.4 (0,37%)

Пшеница

606.2 (0,43%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

78.732 (-0,25%)

EUR

92.067 (-0,03%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.4 (0,37%)

Пшеница

606.2 (0,43%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

78.732 (-0,25%)

EUR

92.067 (-0,03%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.4 (0,37%)

Пшеница

606.2 (0,43%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

Аналитика

Спрос на продовольствие может снизиться из-за пандемии COVID-19

Падение расходов населения в этом году в реальном выражении составит не менее 7-8%

В кризис снижается средняя стоимость корзины потребителя через замену дорогих товаров дешевыми
А. Гордеев
В кризис снижается средняя стоимость корзины потребителя через замену дорогих товаров дешевыми
А. Гордеев

Замминистра сельского хозяйства Сергей Левин в ходе онлайн-совещания с министрами сельского хозяйства стран G20 заявил, что пандемия коронавирусной инфекции может оказать негативное влияние на покупательную способность населения и стать причиной снижения спроса на продовольствие. Это требует разработки адресных мер по поддержке уязвимых слоев населения с акцентом на экономическую и физическую доступность товаров первой необходимости, сообщается на сайте Минсельхоза.

По оценке Центра экономического прогнозирования Газпромбанка, снижение расходов населения в этом году в реальном выражении в целом составит не менее 7-8%. «Этот провал аналогичен кризисному 2015 году, но реальные располагаемые доходы снизятся больше, чем в предыдущие кризисы», — рассказала «Агроинвестору» руководитель центра Дарья Снитко. Конечно, при таких шоках для экономики потребление сократится, пик падения спроса составит до 40% в апреле, но основной эффект придется на непродовольственные товары, поскольку карантин закрыл доступ к точкам их продаж, добавляет она.

Падение спроса на продовольствие в физическом выражении всегда меньше: эта категория всегда иначе реагирует на кризисы: снижается средняя стоимость корзины потребителя через замену дорогих товаров дешевыми, так называемый downtrading. «В 2020 году этот процесс удержит рынок продовольствия от физического падения. Без такого перехода к дешевым продуктам, продажи продовольственных товаров упали бы на 5-7%, а так снижение будет минимальным», — говорит Снитко.

Последние несколько лет покупательная способность падает, в ближайшие несколько лет эта тенденция будет усиливаться. «Это значит, что население будет сокращать потребление, даже в физическом выражении. Люди будут отказываться от дорогих белков в пользу более дешевых. А сокращение спроса на мясо повлечет и снижение спроса на корма», — говорит исполнительный директор инвестиционной компании «Атон» Иван Николаев. Впереди нас ждет пара лет рецессии, слабых потребительских рынков. Люди будут отказываться от дорогих продуктов в пользу более дешевых,  «затягивать пояса», и к этому нужно быть готовыми прямо сейчас, говорит он. ​

В кризисы, когда реально располагаемые доходы населения падают, изменяется структура потребления: домохозяйства с дорогих продуктов переходят на более дешевые. И это наблюдается во всех продуктовых категориях, говорит старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY Максим Никиточкин. Так, можно ждать переключения с говядины и свинины на курицу (доля курицы в общем потреблении мяса составляла 42% до 2014 года, в 2014-м — уже 45%, а в 2015-м — 47%). Сыры люди могут заменить сырными продуктами, натуральные молочные продукты — на продукты с заменителями молочного жира. В кондитерских изделиях можно ждать перехода с шоколада на кондитерскую плитку, с шоколадных конфет — на помадные, с кондитерской глазурью, прокомментировал Никиточкин «Агроинвестору».

Российский АПК в целом ориентируется на продукцию с низким уровнем передела — зерно, масла, сахар, мясо птицы и свинина. Основную прибыль отрасли формируют переработчики этих базовых товаров и экспортеры, опять же в основном сырья, продолжает Снитко. В этой связи урон от сокращения спроса будет менее заметным, чем в странах, где сельское хозяйство специализируется на виноделии, выпуске шоколада или сезонных фруктов.

Очевидно, что на рынке мяса будут сильные изменения. Еще больше будет расти доля мяса бройлера и свинины (она очень подешевела по сравнению с 2018—2019 годами), продажи премиального мяса, дорогих видов разделки будут стагнировать или падать, прогнозирует Снитко. «Как мне кажется, больше всего из производителей аграрного сектора от снижения продаж пострадают компании, выпускающие тепличные овощи», — считает она.

Из отсутствия роста цен на мясо, несмотря на девальвацию, следует, что в России имеют место спросовые ограничения, которые могут обусловить сокращение потребления. Но, по словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, первыми жертвами кризиса стали томаты и огурцы. «Люди в погоне за такими продуктами как лимоны и вообще все цитрусовые, лук, чеснок, имбирь забыли, видимо, о помидорах и огурцах. Также в большом количестве ранее их потребляли в сегменте HoReCa», — говорит он.

Доля людей, которые не смогут позволить себе даже самые дешевые продукты, будет расти, считает Рылько. По его словам, если режим самоизоляции продлится, а адресные меры поддержки не будут оказаны, среди наиболее пострадавших могут оказаться мигранты, люди, работающие на предпринимателей без статуса юридического лица, самозанятые. В сложившихся условиях производителям нужно будет снижать себестоимость своей продукции, оптимизировать затраты и развивать прямую доставку.

«Не думаю, что увеличится доля «недоедающих». Скорее, люди перейдут на овощи со своего огорода и крупы: в такой диете не хватает белка, который в минимальном необходимом уровне будет потребляться в виде мяса курицы и бобовых», — предполагает Никиточкин. По его словам, производители должны отвечать на изменение структуры потребления, предлагая покупателям продукцию эконом-сегмента или производя продукцию для частных марок сетей.

Николаев полагает, что доля недоедающих в ближайшее время однозначно вырастет. «Но у нас в стране есть некая минимальная корзина продуктов питания, которые продаются почти без наценки. В нее входят белки, жиры и углеводы. Так что с голоду, наверное, люди умирать не будут», — добавляет он.​

В целом Рылько полагает, что люди будут стараться сохранить свою привычную корзину потребления. Но сейчас все зависит от того, как долго продлится кризис. «На примере США и других развитых стран мы видим, что за счет падения общепита снизилось и потребление», — говорит он. Была теория, что из-за закрытых кафе и ресторанов потребление не снизится, а люди будут просто потреблять тот же объем тех же продуктов дома. «Но это не так. Оказывается, общее потребление по ряду причин падает. Там уже проводят эвтаназию кур, сейчас рассматривается возможность применения такой же меры и в свиноводстве», — знает Рылько.

«Несомненно, производители начинают оптимизировать затраты, отказываясь от расходов не первого приоритета. Но некоторые из них делают распространенную ошибку: сокращают фонд оплаты труда персонала (ФОТ)», — отмечает Никиточкин. По его словам, это должна быть самая последняя мера, потому что когда большое количество компаний сократит ФОТ, то это приведет к снижению платежеспособного спроса населения в масштабе страны, что только углубляет кризис и спровоцирует снижение спроса на продукцию и той компании, которая сократила ФОТ. «То есть компании могут запустить снежный ком кризиса просто приняв одно такое решение», — заключает Никиточкин.

Пандемия коронавируса уже сказывается на всей продовольственной системе, считает ФАО ООН. Сейчас общемировой рынок продовольствия хорошо обеспечен, и все страны, в особенности те, на долю которых приходятся значительные объемы торговли, должны добиваться того, чтобы он оставался стабильным, прозрачным и надежным источником продовольствия. Но особенно тяжелыми последствия пандемии будут для стран с гуманитарным кризисом. Ее последствия могут сказаться еще сильнее на тех странах, которые уже сталкиваются с исключительными чрезвычайными ситуациями, влияющими непосредственно на сельское хозяйство.

Сейчас в России есть определенная доля недостаточно эффективных предприятий АПК. «С одной стороны, у нас есть крупные агрохолдинги, которые научились считать деньги. С другой, у нас огромное количество компаний с низкой эффективностью», — говорит Николаев. И для производителей, которые не имеют доступа к экспортным рынкам, нет ничего хорошего в беднеющем населении, а в этом году оно будет беднеть еще активнее, чем в прошлом, предупреждает он.

Сельское хозяйство более устойчиво к кризисам, чем другие отрасли, так как оно производит базовые продукты. Но компании работают с разной эффективностью, и те, кто производит определенные товары сравнительно дорого, будут с рынка уходить. С проблемами в ближайшее время столкнутся игроки с высокими издержками и те, кто не может управлять своим портфелем долгов, продолжает Николаев. Следовательно, компаниям отрасли сейчас нужно работать над операционной эффективностью. Но в сельском хозяйстве невозможно сделать это за один день или месяц. «Потому что операционная эффективность — это оборудование, технологии, логистика и много других нюансов», — говорит он. По словам Николаева, компании, которые быстро подстроятся под новые условия, или те, кто уже работает таким образом, что их операционная эффективность высокая, выиграют и будут дальше консолидировать рынок.

Загрузка...

реклама