USD

74.077 (-1,78%)

EUR

88.253 (-0,35%)

MOEX

3414.13 (0,49%)

BRENT

69.36 (3,93%)

Пшеница

654.4 (0,52%)

Сахар

16.4 (0,86%)

USD

74.077 (-1,78%)

EUR

88.253 (-0,35%)

MOEX

3414.13 (0,49%)

BRENT

69.36 (3,93%)

Пшеница

654.4 (0,52%)

Сахар

16.4 (0,86%)

USD

74.077 (-1,78%)

EUR

88.253 (-0,35%)

MOEX

3414.13 (0,49%)

BRENT

69.36 (3,93%)

Пшеница

654.4 (0,52%)

Сахар

16.4 (0,86%)

USD

74.077 (-1,78%)

EUR

88.253 (-0,35%)

MOEX

3414.13 (0,49%)

BRENT

69.36 (3,93%)

Пшеница

654.4 (0,52%)

Сахар

16.4 (0,86%)

USD

74.077 (-1,78%)

EUR

88.253 (-0,35%)

MOEX

3414.13 (0,49%)

BRENT

69.36 (3,93%)

Пшеница

654.4 (0,52%)

Сахар

16.4 (0,86%)

Аналитика

Пошлину вернут субсидиями: участники рынка скептически оценивают идею


Потери аграриев из-за снижения цен на зерно будут выше, чем возможные выплаты

Из-за введения пошлин в этом сезоне аграрии могут потерять 211 млрд рублей
Е. Разумный
Из-за введения пошлин в этом сезоне аграрии могут потерять 211 млрд рублей
Е. Разумный

В этом году сельхозпроизводители могут получить 40 млрд руб. субсидий за счет взимания государством экспортных пошлин на зерно, сообщил ТАСС со ссылкой на пресс-службу Минсельхоза. Новая мера поддержки предполагает компенсацию части затрат на производство и продажу зерновых агрокультур по ставке на тонну реализованной продукции. Деньги предполагается распределять между регионами в зависимости от их доли в валовом производстве зерна, при этом для Сибири и Дальнего Востока будут применены повышающие коэффициенты. Это позволит не допустить снижения доходности аграриев и объемов производства продукции АПК вследствие применения мер таможенно-тарифного регулирования, считает агроведомство. 

4 февраля министр экономического развития Максим Решетников рассказал президенту Владимиру Путину о планах введения со 2 июня постоянно действующего механизма «плавающей» пошлины на вывоз зерна. Она будет взиматься в случае превышения мировой цены на пшеницу $200/т и составит 70% от разницы между базовой ценой и $200. Базовая цена будет рассчитываться на основе цен экспортных контрактов, которые с 1 апреля должны регистрироваться на бирже. С 15 февраля до конца сезона будут действовать ранее утвержденные ставки: до конца февраля 25 евро/т на вывоз пшеницы, с 1 марта пошлина увеличится до 50 евро/т. С 15 марта добавятся пошлины на кукурузу (25 евро/т) и ячмень (10 евро/т). «Действие экспортных пошлин обеспечит стабилизацию ценовой ситуации, при этом полученные средства будут направлены на поддержку сельхозтоваропроизводителей», — отмечает Минсельхоз

По расчетам аналитического центра «СовЭкон», из-за введения пошлин в этом сезоне аграрии могут потерять 211 млрд руб., причем около 80% этой суммы — упущенная выгода бизнеса из-за снижения цен на зерно, и лишь 20% — прямые платежи государству, которые, теоретически, могут вернуться в виде господдержки. «Агроинвестор» спросил участников рынка, рассчитывают ли они на новые субсидии и верят ли, что эти деньги реально поддержат их доходность в условиях действия экспортных пошлин. 

Директор ГК «Светлый» (Ростовская область) Николай Гончаров:

- В принципе, мы допускаем, что часть денег, собранная в виде экспортных пошлин, пойдет на поддержку аграриев, однако пока это только обещания. При этом на господдержку планируется выделить 40 млрд руб., хотя общие потери аграриев от введения экспортной пошлины оцениваются в 200 млрд руб. В целом, мы пользуемся всеми доступными видами господдержки, и если ее будут давать, то мы приложим все усилия, чтобы получить эти деньги, однако серьезно помочь поддержать экономику нашего предприятия они вряд ли смогут.

Полагаю, что от введения пошлин отрицательный эффект будет ощущаться еще следующие два, а то и три года. Ведь, по сути, 200 млрд руб. — это недополученный доход аграриев, деньги, которые они вкладывают в развитие бизнеса. При этом затратная часть на средства производства постоянно растет. В итоге нам придется снижать расходную часть, сокращать закупки техники, удобрений.

Председатель совета директоров «Раздолье Агро» Алексей Иванов:

- В то, что деньги, полученные от экспортной пошлины на зерно, будут возвращаться аграриям в виде господдержки, мы не верим. Считаем, что после введения регуляторных мер доходность зернопроизводителей снизится, многие пересмотрят свои планы и сократят производство зерновых. Урожай в новом сезоне будет меньше, а цена выше. Расширение производства зерна можно стимулировать только ценой: чем зерно дороже, тем интереснее аграриям его выращивать. Меры же, принимаемые государством, напротив, дестимулируют отрасль.

Мы считаем пошлину не тем механизмом, который может помочь рынку. Если нужно оказать точечную поддержку производителям муки, круп и хлеба, чтобы в конечном счете не повышались цены на эту продукцию для населения, то стоило бы выплачивать им дотации напрямую. Еще один вариант — госзакупки зерна по цене рынка и продажа переработчикам по более низким ценам, чтобы взять на себя часть расходов хлебопекарных, мукомольных и крупяных предприятий. 

Рабочим механизмом могли бы быть зерновые интервенции, когда после сбора урожая государство закупало зерно и после увеличения цен в течение сезона продавало его по цене закупки социально значимым предприятиям. Однако зачастую государство продавало зерно значительно выше той цены, по которой его покупало, выступая, скорее, трейдером, чем гарантом низкой цены.  

Председатель совета директоров «Верхнехавского агрохолдинга» (Воронежская область) Антон Пермяков:


- От введения экспортной пошлины растениеводческая отрасль потеряет гораздо больше, чем ей планируется вернуть в виде господдержки. На внешние рынки отгружается всего 45-55 млн т зерна при общем урожае в 130 млн т. То есть пошлина будет собрана только с объема, ушедшего на экспорт, однако цены на зерно снизится на размер пошлины у всех производителей, в том числе у тех, кто продает его на внутреннем рынке. При этом, если верить обещаниям правительства, отрасли вернут не 100% пошлины, а 70% — в 3,5 раза меньше на тонну, чем заберут за счет снижения цены. Однако, как показывает практика, господдержку обычно получить непросто, для этого нужно соблюсти целый ряд условий, оформить большой пакет документов, поэтому далеко не все аграрии смогут ее получить. Странной кажется и сама идея: сначала у кого-то что-то отобрать, чтобы ему же обратно отдать. К слову, издержки по администрированию сбора и возвращения пошлины достаточно высоки.

Все инициативы по прямому или косвенному регулированию внутренних цен правительство объясняет желанием помочь малоимущим. Сдерживание цен на сахар, растительное масло и зерно позволяют в целом сэкономить на этих продуктах 50 руб. в месяц или 600 руб. в год. У нас в стране 20 млн бедных. Если государство хочет им помочь, то достаточно было бы ввести пошлину на экспорт в 1,5%. Мы же предлагали установить пошлину в 6,5% на всю вывозимую за рубеж агропродукцию. В этом случае государство смогло бы получить от отрасли около 100 млрд руб. Если разделить эту сумму между всеми малоимущими, то получится по 5 тыс. руб. на человека в год. 

Сейчас же только у производителей зерна будет изъято более 200 млрд руб., и куда пойдут эти деньги, непонятно. При урожайности 3 т/га убытки производителей из-за введения пошлины составят примерно 15 тыс. руб. с гектара (для регионов с высокой урожайностью — до 25 тыс. руб./га), а погектарная поддержка сегодня составляет около 300 руб./га. При этом не стоит забывать, что издержки отрасли на семена, удобрения, СЗР, технику растут. Конечно, рентабельность растениеводов существенно снизится, а это значит, что производители сельхозпродукции вынуждены будут перейти к более примитивным технологиям. И если для аграриев Черноземья убыток в 25 тыс. руб. с гектара — это больно и неприятно, но все же выжить можно, то для областей, находящихся восточнее Волги, это катастрофический удар, ведь вся их прибыль часто составляет 10-15 тыс. руб. с гектара. При таком подходе регуляторов следует забыть о введении в эксплуатацию залежных земель в регионах рискованного земледелия.   

В принципе, все мы уже согласились и приняли как неизбежное зло введение пошлины с середины февраля до конца текущего сезона, однако никто не готов к тому, что так будет всегда, а нас именно к этому подводят. Если пошлину продлят и на следующий сезон, растениеводческая отрасль потеряет большую часть своей инвестиционной привлекательности. А значит, потеряют деньги и производители сельхозмашин, и вся цепочка создания стоимости.

Гендиректор компании «Тамбовские фермы» Игорь Поляков:


- Я не сторонник господдержки сельского хозяйства. Гораздо эффективнее было бы просто не регулировать рынок введением пошлин, а оказывать адресную поддержку малоимущим слоям населения, чтобы они могли покупать продукцию, которую мы производим. 

Есть большая вероятность, что деньги, которые сейчас изымут у отрасли в виде пошлин, так и исчезнут: у государства появятся новые цели, и они забудут о своем обещании оказать агросектору господдержку за счет средств, полученных от введения регуляторных мер. В результате проиграют все: малоимущие слои населения не получат денег, и агросектор останется без поддержки.

К слову, пессимистичные настроения в отрасли очевидны уже сейчас: сельхозпроизводители из-за введения экспортных пошлин уже планируют сокращать площади под зерновыми, так как сеять их стало невыгодно. 

Финансовый директор ГК «Родное» (Тульская область) Дмитрий Инютин:


- Предполагаю, что даже если господдержка и будет оказываться аграриям за счет денег от взимания экспортной пошлины, то далеко не все средства, которые недополучит отрасль, вернутся сельхозпроизводителям, а только часть. Но в целом, если такая поддержка будет, то мы заинтересованы в этих субсидиях. На мой взгляд, было бы честно вернуть в виде финансовой поддержки средства за каждую тонну проданного зерна после введения пошлины, в размере, эквивалентном пошлине.

Гендиректор компании «Елань» (Оренбургская область) Алексей Орлов:


- Мы верим, что деньги, полученные от пошлин на вывоз зерна, действительно пойдут на господдержку, однако получить ее смогут далеко не все по причине большого количества условий, которые необходимо будет выполнить. Мы это знаем по своему опыту. Например, мы не получаем федеральную субсидию на товарное молоко только потому, что сдаем его на переработку не в своем регионе — не в Оренбургской области, а в соседней Самарской.  

Кроме того, непонятно, кому государство захочет выплачивать субсидии: крупным агрохолдингам или, напротив, малым хозяйствам. Логично было бы распределить господдержку между предприятиями, которые экспортировали зерно — сейчас несложно проследить, какое хозяйство сколько продукции отгрузило на внешние рынки.

Загрузка...

реклама