USD

74.572 (-1,38%)

EUR

83.983 (-2,03%)

MOEX

3887.96 (2,02%)

BRENT

73.59 (2,79%)

Пшеница

812 (-1,62%)

Сахар

19.35 (-2,91%)

USD

74.572 (-1,38%)

EUR

83.983 (-2,03%)

MOEX

3887.96 (2,02%)

BRENT

73.59 (2,79%)

Пшеница

812 (-1,62%)

Сахар

19.35 (-2,91%)

USD

74.572 (-1,38%)

EUR

83.983 (-2,03%)

MOEX

3887.96 (2,02%)

BRENT

73.59 (2,79%)

Пшеница

812 (-1,62%)

Сахар

19.35 (-2,91%)

USD

74.572 (-1,38%)

EUR

83.983 (-2,03%)

MOEX

3887.96 (2,02%)

BRENT

73.59 (2,79%)

Пшеница

812 (-1,62%)

Сахар

19.35 (-2,91%)

USD

74.572 (-1,38%)

EUR

83.983 (-2,03%)

MOEX

3887.96 (2,02%)

BRENT

73.59 (2,79%)

Пшеница

812 (-1,62%)

Сахар

19.35 (-2,91%)

Аналитика

Ориентация на экспорт позволит нарастить производство говядины в России

Срок окупаемости проектов в мясном скотоводстве достигает 12 лет

Подход к производству говядины нужно изменить
А. Гордеев
Подход к производству говядины нужно изменить
А. Гордеев

Производство говядины от мясных пород КРС в России только зарождается, нужен десятикратный рост с нынешних плюс 1,5-3% в год, сказал в ходе конференции «Агроинвестора» Russian Meat & Feed Industry гендиректор Национального союза производителей говядины Роман Костюк. При этом он обратил внимание на то, что нужно изменить подход к производству говядины.

По его словам, необходимо, в первую очередь, перестать относиться к говядине как к ресурсу для обеспечения национальной продовольственной безопасности: большая часть продукции отрасли должна идти на экспорт, и лишь то мясо, которое по кулинарным свойствам соответствует нашим предпочтениям, стоит оставлять в России.

Взгляд на мясное скотоводство как попытку накормить страну приведет к тому, что оно не будет развиваться, считает Костюк. «Лет за 50 мы доползем до нормального уровня производства. Сейчас мы по объемам примерно сопоставимы с Австралией, но эта отдаленная от всех страна зарабатывает в год на мясе КРС $9 млрд, а мы — несчастных $30 млн», — добавил он.

По словам Костюка, срок окупаемости проектов в мясном скотоводстве — 8-12 лет. «Кто из частных инвесторов согласится на это (инвестирование в производство говядины — АИ) с такими сроками и нашими рисками? Нужно использовать мировой опыт: 80% поголовья коров мясных пород должны быть в руках малых фермеров», — говорит он. Мясное скотоводство должно стать «социальным лифтом», дать возможность закупить КРС и зарабатывать на нем.Так, по словам Костюка, одна семья со 160 коровами может в год получать до 8 млн руб. выручки, из них 1,5-2 млн руб. могут выделить на свою жизнь, так как фермеры живут с оборота, а не считают прибыль.

Фактически главная нерешенная проблема отрасли не только в России, но и на всем континенте — это неуправляемость и нелогичность рынка торговли скотом, отметил Костюк. «Тут даже инвестор, который вкладывает деньги в хороший генетический материал, обзванивает тысячи человек с вопросом: “Не нужны ли тебе мои коровы?”. Также нет критериев хорошо/плохо, есть только один критерий — “хорошая корова, точно говорю”.

Поэтому и растет желание купить дешевле, что ведет к деградации в отрасли», — подчеркнул Костюк, отметив, что подходы в работе нужно менять. «Рынок мясного скотоводства на континенте будет бесконечным дефицитом в ближайшие 20 лет, а инвестиции крайне тяжелые, все применяемые нас сегодня модели в отрасли плохо работают, шансов на рост нет, падение гарантированное, необходимо менять все экономические подходы», — заключил Костюк.

Загрузка...