USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

USD

73.692 (-0,17%)

EUR

83.686 (0,13%)

MOEX

3913.06 (-0,87%)

BRENT

70.14 (0,67%)

Пшеница

805 (-1,23%)

Сахар

18.75 (0,70%)

Аналитика

Рейдовую перевалку зерна могут запретить

Изменение правил может негативно повлиять на экспорт зерна

Через порт Кавказ в последние сезоны отгружается от 9,4 млн тонн до 12,4 млн тонн зерна
NORDEN A. S.
Через порт Кавказ в последние сезоны отгружается от 9,4 млн тонн до 12,4 млн тонн зерна
NORDEN A. S.

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который ограничивает рейдовую перевалку — то есть перевалку грузов с одного судна на другое в открытом море без захода в порт. Список грузов, рейдовая перевалка которых будет запрещена, будет определен отдельным постановлением, но проект этого постановления уже есть, и он относит к таким грузам и зерно, пишут «Ведомости». В случае принятия документа, рейдовая перевалка «загрязняющих веществ» может осуществляться только в специальных перегрузочных районах, которые закреплены морским портом. Как сообщает «Интерфакс», во время обсуждения этого законопроекта в Совете Федерации выяснилось, что перечень запрещенных к рейдовой перевалке грузов не включает зерно, однако в списке есть «пыль муки зерна».

Представитель Минсельхоза Ольга Полозюкова на этой встрече заявила, что ведомство выступает против включения в список зерна в каком-либо виде. По ее словам, подобные ограничения приведут к проблемам, связанным с экспортом агрокультур. Позицию Минсельхоза поддержали представители судоходного бизнеса, Россельхознадзор и комитет по аграрно-продовольственной политике Совета Федерации.

Однако против рейдовой перевалки зерна высказались представители «Объединенной зерновой компании» (ОЗК) и «Деметра-Холдинга» (объединяет «Новороссийский зерновой терминал», «Новороссийский комбинат хлебопродуктов» и «Зерновой терминальный комплекс Тамань»). ОЗК объяснила это тем, что компания реализует стратегию устойчивого развития и для нее важно, что этот экологический аспект будет дополнительно регулироваться на законодательном уровне.

Представители бизнеса считают, что запрет рейдовой перевалки переориентирует грузопотоки на железную дорогу и автотранспорт, что приведет к удорожанию перевозок. К примеру, перевозка тонны пшеницы из Самары в Новороссийск по воде стоит $30, по железной дороге — $44, автомобильным транспортом — $60-95. По словам руководителя аналитического центра «Русагротранса» Игоря Павенского, через порт Кавказ в последние сезоны отгружается от 9,4 млн т до 12,4 млн т зерна. Погрузки прямых отправок из малых портов Азовского моря минуя рейд за предыдущий сезон достигли 7,1 млн т против 6,7 млн т годом ранее (в сезоне-2013/14 объем таких отправок достигал 10,8 млн т), рассказал Павенский.

«Основной поток зерна автотранспортом идет из Ростовской области в направлении малых портов Азовского моря, а также в меньшей степени из остальных соседних регионов Юга и рекой — из Приволжских регионов», — сказал эксперт «Агроинвестору». — При этом если брать объемы перевалки Новороссийска, Тамани и Туапсе, то отгрузка через их глубоководные терминалы в прошлом сезоне была на уровне 21 млн т при том, что мощности позволяют переваливать на экспорт около 28 млн т. То есть их потенциал используется только на 75%». При этом через глубоководные морские терминалы работает более 12-ти крупных экспортеров, а на Кавказе на двух крупных игроков приходится почти 85% объемов, отметил Павенский.

Тарифы на железнодорожные перевозки с речных портов на Волге сопоставимы с речным фрахтом, продолжает эксперт. «Дело в том, что зерно везут с расположенных рядом складов сразу на речные терминалы, минуя линейные элеваторы. Объем отгрузок по железной дороге из регионов Поволжья в порты Азово-Черноморского бассейна (АЧБ) несопоставимо выше, чем поступило по реке на рейд в сезоне-2020/21 — 3,7 млн т против 0,8 млн т», — сравнил Павенский.

Председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин сказал «Агроинвестору», что, по его мнению, ограничить наиболее экономически эффективную часть российского зернового экспорта, составляющую 30-40% от общего объема от сезона к сезону — это нонсенс. «В инфраструктурной части заменить его нечем. Северо-Кавказская железная дорога работает на пределе. Например, победители биржевых аукционов ОЗК уже сталкиваются с невозможностью вовремя поставить законтрактованные объемы пшеницы по железной дороге, — объяснил он. — Если по этой цепочке запустить дополнительные объемы, которые сейчас идут по Волге речным транспортом, то железная дорога просто захлебнется».

Надо понимать, что порты АЧБ — главные экспортные ворота российского зернового экспорта, поскольку наши основные рынки сбыта, они же и крупнейшие мировые, расположены в непосредственной близости — на Ближнем Востоке и в Северной Африке, отметил Зернин. Альтернативные железнодорожные маршруты через порты Северо-Запада, по его мнению, только повысят издержки экспортеров и сделают российское зерно абсолютно неконкурентоспособным.

В мае уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов говорил, что инициатива о распространении запрета на рейдовую перевалку на все категории грузов грозит монополизацией рынка услуг перевалки со стороны крупнотоннажных портов. Титов приводил в пример экспортное зерно, которое массово переваливается на рейде в Керченском проливе. «Даже если вдруг все оно рассыплется в воду, рыба только скажет спасибо, другого эффекта для природы не наступит. А вот производители зерна, если его рейдовую перевалку запретят, почувствуют эффект очень быстро, — уверен он. — Именно ее наличие удерживает крупнотоннажные порты от подъема ставки. При исчезновении конкуренции ставка моментально взлетит вдвое». По мнению Титова, рост расходов на логистику «ляжет на плечи производителей сельхозпродукции», а это совершенно неправильный ход в ситуации, когда инвестиций в развитие отрасли и так недостаточно.

Загрузка...