Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Событие года, Ноябрь 2017: Новый рынок для российского мяса
Агроинвестор
Агроинвестор
5 декабря 2017
Ноябрь отметился важным событием для российской мясной отрасли: Саудовская Аравия разрешила доступ на свой рынок
Фото: Легион-Медиа

Теперь наша страна может поставлять в королевство говядину, козлятину, баранину, мясо птицы и их субпродукты, а также пищевое яйцо. При этом Россельхознадзор сможет самостоятельно утверждать предприятия для экспорта, которые соответствуют требованиям импортера.

Председатель Совета Торгово-промышленных палат Саудовской Аравии Ахмед аль-Раджи заявил, что страна, ежегодно импортирующая мяса на $20 млрд, заинтересована в поставках из России. Если для начала поставки из России достигнут $1 млрд, то это будет хорошо, оценивал он. Сейчас большая часть ввоза приходится на Австралию и Новую Зеландию. Хотя с точки зрения логистической конкуренции Россия расположена более выгодно.

Саудовская Аравия не может самостоятельно обеспечить себя мясом. Например, она производит около 650 тыс. т мяса птицы, а импортирует — почти 1 млн т. Кроме того, страна ежегодно закупает свыше 130 тыс. т говядины, до 70 тыс. т мяса мелкого рогатого скота, а также живых животных. Россия с общим объемом производства около 10 млн т мяса в убойном весе в прошлом году поставила в другие страны лишь 174 тыс. т.

Рынок королевства, безусловно, интересный. Так, по говядине Россия теоретически могла бы составить конкуренцию нынешним поставщикам из Южной Америки, в первую очередь в сегменте HoReCa и премиальной рознице. Например, «Мираторг» уже озвучил планы экспортировать в страну этот вид мяса, а также птицу и готовую продукцию, для начала на $50 млн. Большие планы поставок есть и у производителей Ингушетии, причем они готовы отгружать в Саудовскую Аравию «десятки тысяч тонн» не только мяса, но и другой продукции: фрукты, мед, минеральную воду.


Правда, с мясом все будет явно сложнее, чем с медом и водой. Во-первых, никто не отменял ограничения, связанные с эпизоотической ситуацией в России. Во-вторых, с мясом — как, впрочем, и с любыми другими продовольственными товарами — нас нигде особо не ждут, и за место на рынке придется бороться с конкурентами, уже многие годы осуществляющими поставки. Причем конкуренция будет жесткой, поскольку нашу страну пока не знают как поставщика мясной продукции, а ту же Бразилию — знают, и давно. Хотя Минсельхоз и рассчитывает, что в перспективе поставки увеличатся до 1 млн т, пока Россия занимает менее 1% мирового рынка.

Кроме того, нужно, чтобы внешние продажи были выгодны производителям, а цена на российскую продукцию за рубежом — конкурентной. Немаловажна и сертификация предприятий по требованиям халяль, а сейчас даже у самих мусульманских государств разные видения этих требований. Также российским игрокам придется обратить пристальное внимание на качество и маркетинг, изучить предпочтения потребителей Саудовской Аравии, возможно — скорректировать параметры производств. Разработка и продвижение отдельных торговых марок для этого рынка — тоже особая история. Хотя у некоторых лидеров рынка бройлера уже есть экспортные бренды, ориентированные на арабские страны, не факт, что они окажутся успешными в Саудовской Аравии. Все это требует дополнительных затрат, причем не только финансовых.

Те компании, которые вели подобную работу и раньше, с расчетом на то, что зарубежные рынки рано или поздно откроются для российской продукции, безусловно, получат фору перед другими. Тем же, кто до последнего надеялся, что еще можно развиваться только за счет внутренних продаж, придется догонять, и не факт, что они будут в этом успешны. Так или иначе, открытие нового большого рынка — это большой имиджевый плюс для России, а все противоречия могут быть сняты, хотя и не очень быстро. Вопрос только в том, смогут ли наши компании превратить достижение отраслевой дипломатии в реальную часть своих бизнесов.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама