Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Андрей Тютюшев
Антон Осипов
Агроинвестор
31 октября 2008
«Мы стремимся бежать чуть быстрее, чем другие»
журнал «Агроинвестор»
февраль 2008
Фото: Архив Сибирской Аграрной Группы

Гендиректор и контролирующий акционер Сибирской аграрной группы Андрей Тютюшев начинал с бизнеса, далекого от аграрного: скупал акции «Газпрома» и торговал другими ценными бумагами. В 1998 г., когда фондовый рынок рухнул, решил заработать на производстве комбикормов. Они потянули за собой свиноводство, а свинокомплексы — кормовые угодья, молочные фермы и другие сельхозактивы. В интервью Тютюшев рассказывает, как создавал свой агрохолдинг, зачем занялся переработкой мяса и почему 26% акций компании в залог Сбербанку.

— Как вы пришли в аграрный бизнес?

— Все началось в середине девяностых годов со скупки акций «Газпрома» и торговли ценными бумагами. В 1998 г. кризис обрушил фондовые рынки, и мы с партнерами решили вкладывать в производство. Все крупные промышленные и сырьевые предприятия Томской области были приватизированы, за исключением находящихся в полном запустении пищевых и сельхозпроизводств. В 1998 г. мы купили пивзавод в сотне километров от Томска и при минимальных затратах на рекламу раскрутили торговую марку «Старая Ратуша». В это же время директор Асиновского комбикормового завода предложил приобрести это предприятие мощностью более 70 тыс. т/г. Завод был закрыт и выпускал лишь небольшие партии муки под заказ.

Мы все просчитали: деньги просили небольшие, несколько миллионов рублей, а спрос на комбикорма оставался стабильным. Но в реальности столкнулись с массой проблем. Продать комбикорм оказалось непросто. Далеко его транспортировать нельзя — расслаивается, поэтому животноводческие предприятия, находящиеся за 200 и более км, не рассматривали нас как поставщика. Многие птицефабрики и фермы построили свои производства по изготовлению дробленки. Мы работали с двумя птицефабриками, но одна открыла свой комбикормовый завод, а вторая стала покупать корма на другом заводе. А в 2001 г. случился кризис на рынке зерна: его просто не хватало. Пришлось покупать хлебоприемное предприятие на 30 тыс. т, чтобы хранить там сырье.

— ХПП вы купили, но осталась проблема со сбытом кормов. Как вышли из положения?

— Начали искать новые рынки сбыта. Обратились в обладминистрацию, и там нам предложили приобрести умирающий свинокомплекс с 58 тыс. животных, средний вес каждого из которых не достигал и 60 кг. Старожилы рассказывали, что иногда свиней кормили опилками — просто больше нечем было! Да и долги комплекса были существенными по тем временам — примерно 200 млн руб. Однако мы решили рискнуть. Первым делом наладили стабильные поставки комбикорма, постепенно увеличив численность поголовья и привесы. Через два года после старта этого проекта мы приватизировали свинокомплекс.

— С продажами мяса тоже были трудности?

— Нет, для этого мы в 2001 г. приобрели ООО «Поиск» (бывший томский «Мясокомбинат №7»), а в 2003 г. — «Томский мясокомбинат». Также появились розничные точки, выросшие в сеть из 80 магазинов.

— Сейчас развитие группы идет бессистемно или по какому-то плану?

— Есть пятилетняя стратегия группы, разработанная в 2004 г. В последние три года мы выстраиваем единую организационную структуру. Так, на предприятиях были по-разному устроены управление, бухучет и отчетность. Теперь все приведено к единому стандарту. Еще пример: молочные активы объединены в «Аграрную группу — Молоко». Консолидированы и другие компании, входящие в группу. К 2009 г. ее оборот должен превысить 1 млрд евро, у САГ будет несколько мясокомбинатов. Возможно, появится завод и мясосырьевое сельхозпредприятие между Питером и Москвой.

— Что представляют собой ваши активы в растениеводстве?

— 15 тыс. га земель. За три года мы вложили в технику 130 млн руб., но великих побед не одержали. Хозяйства находятся на севере Томской области, а климат там суровый. Урожайность ячменя, который идет на корм свиньям, — 12-13 ц/га, прибыли почти нет. Но на сельхозпредприятиях занято порядка 700 человек, других компаний вблизи поселений нет, и если закрыть производства, то села начнут вымирать. Так что это сродни социальной нагрузке. Сравните, мы в 2007 г. купили 8 тыс. га в Свердловской области, так там средняя урожайность вдвое больше — 25-26 ц/га!

— Будете покупать угодья в других регионах?

— Да. Возможно, это, кроме Свердловской области, будут Красноярский край и Урал. Причем станем именно покупать: так надежнее и нет опасности, что землю сдадут в аренду кому-нибудь еще. Пока мы закрываем менее 17% потребности в кормах. Но если в 2008 г. сделаем все, как запланировали, то сможем обеспечивать себя кормами на 60%.

— Сколько кормов нужно группе?

— Если считать в зерне, то 70 тыс. т в 2007 г. и более 100 тыс. т в 2008-м.

— Вы два года, до осени 2006 г., искали площадку под второй свинокомплекс. Почему так долго?

— Аналитики компании считали самой перспективной для строительства Свердловскую область. Этот регион производит менее 24% мяса от того объема, который ему требуется, притом что 80% жителей — горожане, активно покупающие мясопродукты. Но наш губернатор [Виктор Кресс] рассказал о САГ [губернатору Тюменской области Сергею] Собянину. Он обещал компенсировать нам проценты по кредитам, гарантировал дотации на производство мяса и другую поддержку. А кроме того, Тюмень почти на 300 км ближе к Томску, чем Свердловск. Так мы стали готовиться к строительству в регионе комплекса на 140 тыс. свиней (25 тыс. т/г. мяса). Но случилось непредвиденное: Собянина назначили руководителем администрации президента, его место занял Владимир Якушев. Начались проволочки с выделением участка, затягивали чиновники и с административной поддержкой.

В конце концов мы отказались от тюменского проекта и вернулись к идее строительства комплекса под Свердловском. Но время, конечно, потеряли. В июле 2007 г. заключили с обладминистрацией соглашение о сотрудничестве. Из регионального бюджета нам будут выплачивать компенсации 8 руб./кг произведенного мяса. В большинстве других областей страны нет помощи подобного рода. Также группе компенсируют процентную ставку по кредиту. Свинокомплекс станет крупнейшим в области.

— Во сколько он обойдется?

— Инвестиции составят 4,3 млрд руб. 600 млн руб. — собственные средства компании, еще 3,7 млрд руб. дал Газпромбанк под залог акций свинокомплекса. По сути это проектное финансирование. В феврале завозим животных, к середине 2009 г. начинаем забой.

— А как развивается первый, томский, комплекс?

— В 2007 г. завершилась его модернизация, но основной эффект от нее мы получим только в 2008 г. Этот проект начал окупаться с января, а окончательно окупится к 2010 г. Производство мяса на томском свинокомплексе в 2008 г. вырастет почти в два раза по сравнению с 2006 г. -до 27 тыс. т. Мы реконструировали только один цех, так как он пустовал, а следующий, увы, уже не можем, иначе придется сократить поголовье. Одним словом, реконструкции старых зданий присущи ограничения: как ни бейся, все равно не построишь того, что хочешь. Для сравнения, на новом свердловском комплексе со 140 тыс. свиней можно произвести 25 тыс. т/г. мяса, а на модернизированном Томском со 170 тыс. — 29 тыс. т/г.

— Какие породы животных на свинокомплексах?

— Крупная белая, ландрас и дюрок, все из Дании. Но разница в том, что под Свердловском все поголовье с самого начала импортное, а на томский свинокомплекс импортных хряков и свиноматок привезли только в 2006 г. На томской племферме все животные с датскими корнями. Со II квартала от потомков западных животных начнут рождаться ремонтные свинки. И только в 2009 г. произойдет полная замена поголовья. Обновление сразу всего поголовья было бы рискованным: у старых комплексов шлейф ветеринарных проблем.

— Молочные фермы тоже реконструируете?

— Сейчас у нас 1,7 тыс. голов дойного стада. Одну ферму будем реконструировать, другую отстроим заново, поскольку прежние коровники в плачевном состоянии. В итоге у группы будет новая ферма на 1 тыс. голов. Из 300 млн руб. затрат на ее строительство 100 млн руб. стоят коровы. От ввоза племскота мы отказались: выгоднее получать от русского черно-пестрого КРС 6,5 тыс. л/г., чем 7,5 тыс. л/г. — от западного. Покупаем за границей сперму и работаем над селекцией, надои составляют примерно 5 тыс. л/г. Есть у группы и мясное стадо из 250 герефордов, а с учетом шлейфа — 600. Конечно, КРС сейчас не очень выгоден, окупаемость проекта по его откорму превышает 8 лет. Но с другой стороны, цены на мясо постепенно растут. Поэтому сейчас мы оцениваем планы по модернизации коровников.

— Как вы пережили падение цен на свинину в 2007 г.?

— В конце 2006 г. свинина стоила 80 руб./кг, в начале 2007 г. — 60 руб./кг, а к концу года выросла до 90 руб./кг. Так что в начале прошлого года предприятие работало на грани рентабельности.

— Сейчас работать на этом рынке проще?

— Январь и февраль 2008 г. — тоже сложные месяцы: потребление мяса обычно падает, а там и Великий пост наступает. Да еще на рынок давит импорт и китайская контрабанда. От Иркутска до Владивостока свиноводства нет даже в ЛПХ. Но едят же там мясо! Несложно догадаться, откуда оно берется. Даже до Томска доходит контрабанда из КНР.

Но у нас есть так называемая подушка безопасности: в месяц мы производим до 1 тыс. т колбасных изделий и 0,4 тыс. т полуфабрикатов. В отличие от мяса, они не дешевеют. На них уходит до половины свинины. Остальное продаем в разрубах ресторанам и магазинам Томска, Новосибирска, Красноярска, а также реализуем в своей сети. Сложно работать с Кемерово: несмотря на то что САГ делает конкурентоспособные предложения, местные компании покупают мясо, произведенное только в их области. Поэтому мы присматриваемся к Кемеровскому мясокомбинату. Однако его владельцы никак не могут договориться между собой о цене и условиях, на которых готовы продать нам предприятие. Чтобы увеличивать продажи, будем прицениваться и к другим активам. К примеру, нам интересны мясокомбинаты Красноярска и Новосибирска.

— Вы не опасаетесь перепроизводства свинины?

— Ясно, что оно в конце концов наступит, но опасений нет. Знаете, есть такой анекдот. Два ковбоя убегают от льва. Один на бегу снимает с себя все тяжелое — рюкзак, флягу, куртку — и выбрасывает, объясняя, что так быстрее бежать. Другой недоумевает: зачем, если вплоть до горизонта нет ни одного укрытия от хищника? В ответ первый замечает: «Мне просто надо бежать чуть быстрее тебя». Так и с конкуренцией на рынке: мы стремимся бежать чуть быстрее, чем другие. Ведем переговоры о покупке новых активов, планируем расширяться.

— Вы, как правило, не строите, а покупаете предприятия, причем обанкротившиеся. Почему?

— Это наша специализация — работать с банкротами. Такая стратегия требует меньших финансов, у приобретаемых компаний налажен сбыт, есть отличные рабочие коллективы. Разумеется, и у новых свинокомплексов свои преимущества — например, нет необходимости вписывать производство в существующее здание. Так что от строительства активов мы тоже не намерены отказываться.

— В 2006 г. САГ разместила облигационный заем на 400 млн руб. Не проще было привлечь эти деньги в виде кредитов?

— Выпуск облигаций — часть финансового плана. Так мы формируем финансовую историю группы. Кроме того, в 2007 г. прошли оферту: ВТБ оставил у себя облигации под 12% годовых, а Сбербанк — под 12,5%. Когда мы выпускали их, деньги на рынке обычно давали под 14-15%. А сегодня дорожают и кредиты: уральское отделение Газпромбанка выдает краткосрочные займы под 13% годовых. Поэтому с точки зрения стоимости длинных денег цены почти сравнялись. Через два-три года будем думать об IPO.

— В 2006 г., чтобы взять в кредит 665 млн руб. на модернизацию свинокомплекса «Томский», вы заложили акции группы. Аналитики были недовольны: при малейшей ошибке это грозит потерей контроля над компанией.

— Действительно, мы тогда заложили 26% акций. Но это нормально: банк рискует, а акции — хороший залог. Никаких ограничений по текущей деятельности это не несет: Сбербанк не может голосовать или управлять акциями. Может быть, в чем-то правы те, кто пугает потерей компании. Но банки сами понимают, что им невыгодно перекраивать структуру собственности. Они ведь тогда ни бизнес не получат, ни деньги не вернут. Мы и дальше готовы закладывать акции на выгодных условиях. А кредит Сбербанка, кстати, был дешевле предложения Россельхозбанка на 3% годовых.

Сибирская Аграрная группа
Основана в 2000 году. Включает свинокомплексы «Томский», «Уральский» (строится), 2 мясокомбината в г. Томске, Асинский комбикормовый завод (Томская область), три агрохозяйства в Томской области, Асиновский городской молочный завод, ЗАО «Сибирское пиво» и Омск-Советское ХПП. Владеет 30 тыс. га пашни в Томской и Свердловской областях. Объем производства свинины и мясопродуктов в 2007 г. — 21 тыс. т и 16,5 тыс. т. Владельцы — гендиректор Андрей Тютюшев (64,5%), председатель совета директоров Тимур Хисматуллин (27,8%) и первый замгендиректора Руслан Гурьев (7,6%).
Андрей Тютюшев
Родился 1 мая 1975 г. в г. Березовске Кемеровской области. В 1997 г. закончил экономический факультет Томского Государственного университета, специальность — банковское дело. С 1994 г. — специалист, а с 1995 г. — ведущий специалист по ценным бумагам томского филиала «Газпроманка». В 1995 г. создал и возглавил ФПГ «Тезаурум». С декабря 2000 г. работал директором свинокомплекса «Томский» (ГСП «Томское»). С 2004 г. — гендиректор ЗАО «Сибирская аграрная группа».
Женат, воспитывает дочь.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама