Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Алексей Верхотуров
Николай Лычев
Агроинвестор
27 ноября 2008
«Хотим увеличить земельный банк до 250 тыс. га»
журнал «Агроинвестор»
ноябрь 2008
Фото: С. Румянцев

Шесть лет назад президент фондовой биржи РТС Иван Тырышкин решил заняться новым бизнесом и предпочел аграрный. «Я проанализировал рынки: зерновой, нефтяной, лесной и информационный, — вспоминал он. — Выбрал первый. Вход на него оказался наиболее дешевым — около $3 млн». Уволившись из РТС, Тырышкин нанял трейдеров и вместе с Алексеем

Верхотуровым и еще двумя партнерами учредил «Русгрэйн Холдинг», чтобы к 2005 году войти в топ-10 российских зерноторговцев. Одним из крупнейших трейдеров компания не стала, зато превратилась в вертикально интегрированный публичный холдинг с отчетностью по МСФО, выручкой $200 млн, 20%-ным free float на РТС и планами по покупке нескольких сотен тысяч га земли. О том, как это получилось, Верхотуров рассказал в интервью «Агроинвестору».

— Кто и когда основал «Русгрэйн Холдинг»?

— «Русгрэйн Холдинг» - название акционерного общества [управляющей компании], мы работаем на рынке под брендом «Русское зерно». Холдинг создан в 2002 году президентом фондовой биржи РТС Иваном Тырышкиным и мной. Проект мы запускали на личные средства. Начинали с торговли зерном: в 2003—2004 годах продавали где-то по 100 тыс. т, в 2005-м реализовали 200 тыс. т, а в 2007 году — уже 400 тыс. т. В этом году открыли еще и экспортное направление, до начала 2009-го планируем вывезти 20-25 тыс. т. Впрочем, исключительно трейдингом мы занимались всего несколько месяцев: в июле 2003 года примерно за $1 млн купили первое предприятие — Урбахский КХП. Затем продолжили приобретать элеваторы, необходимые для успешного трейдинга. Имея их, можно закупать зерно по минимальной цене, без рисков хранить его и реализовывать при благоприятной ценовой конъюнктуре. Потом присоединяли хозяйства — одним словом, создавали, как сейчас говорят, вертикально интегрированный агрохолдинг.

— Почему решили вкладываться именно в АПК?

— Шесть лет назад, по нашему мнению, создавать масштабный бизнес имело смысл как раз в АПК: это одна из немногих неконсолидированных отраслей, где тысячи, если не десятки тысяч, участников рынка. Одних только элеваторов несколько сотен! Почти все они принадлежали независимым владельцам, а скупка земель и производств федеральными агрохолдингами и международными компаниями только начиналась.

— Для чего холдингу сельхозпроизводство?

— Сначала у нас была такая стратегия — покупать земли только вблизи предприятий, чтобы минимизировать риски трейдинга и элеваторного бизнеса. А когда начали готовиться к размещению акций, уже было понятно, что сельхозугодья — хороший фактор капитализации.

— Когда купили первые земли?

— В 2004 году. В Воронежской области приобрели колхоз с 5 тыс. га и 500 коровами. Он находился в сырьевой зоне нашего Латненского элеватора, задолжал ему за хранение зерна и не мог расплатиться. Поэтому купили мы этот актив дешево, за долги. Затем та же история повторилась с другим элеватором — Тулиновским, когда «Русское зерно» купило крупное местное сельхозпредприятие с 16 тыс. га земли, из которых 6 тыс. были залежными. На его приобретение было потрачено $2-3 млн. Вот так мы погрузились в сельское хозяйство. Сейчас у нас 11 агрокомпаний.

— В апреле «Русгрэйн» провел private placement. Зачем — чтобы привлечь инвестиции?

— Не только. Конечно, нужно было рефинансировать дорогие займы и вообще подстраховываться: то, что деньги становятся дорогими и менее доступными, мы почувствовали еще год назад. Но первая цель, которую преследовали, — создать кредитную историю. Владельцы «Русского зерна» строят прозрачный и в перспективе публичный бизнес. Холдинг зарегистрирован в России, а не в офшорных юрисдикциях. С 2004 года делаем отчетность по МСФО, тогда же провели первый независимый аудит, который сделала Deloitte. С тех пор холдинг аудируется ежегодно. В 2005 году зарегистрировали вексельный заем на 500 млн руб. А в ходе private placement в апреле выручили за 20% акций $35 млн. Этого free float достаточно, чтобы впоследствии выйти на рынок с большим пакетом акций.

— Имеете в виду IPO?

— Конечно. До кризиса мы намечали его на 2010 год. От планов размещения не отказываемся и сейчас, однако будем корректировать их в зависимости от ситуации на финансовом рынке.

— Кто купил акции в ходе private placement?

— Примерно 25 западных инвестфондов. За многими из них стоит организатор размещения — «Ренессанс капитал».

— На что потратили вырученные деньги?

— Все $35 млн пришли в компанию и были инвестированы в покупку и аренду земель в черноземных регионах. Планируя размещение, мы понимали: сельхозактивы настолько недооценены, что имеет смысл продать часть акций и покупать их на заработанные таким образом деньги. Мы, например, приобрели прибыльное омское агрохозяйство «Цветнополье» с 14 тыс. га и около 2 тыс. КРС. Конечно, заработав на размещении, можно было уменьшить долговую нагрузку и потом привлекать больше денег на развитие. Но я считаю, что мы поступили эффективнее: продали акции в благоприятное время и по хорошей цене, на вырученные средства приобрели агрокомпании и посеяли зерно, которое сейчас собрано и складировано на элеваторах.

— Во сколько вы оцениваете инвестиции в сельхозугодья?

— Покупка агрокомпании обходится в среднем в $1 тыс./га и еще столько же нужно для приобретения комбайнов, тракторов, семян, удобрений и т. д.

— Сколько земель в собственности и аренде?

— Из 87 тыс. га в собственности более 30 тыс. га. Остальные арендованы на 10 лет. Мы нацелены на постепенный выкуп, хотя, конечно, понимаем, что 100% земель приобрести нельзя: не все пайщики желают продавать их, плюс часть угодий находятся в фондах распределения или принадлежат муниципалитетам.

— Все ваши агрокомпании прибыльны?

— С 2007 года — да, прежде всего за счет выравнивания севооборота, на которое уходило до трех лет. Ведь крестьяне, чтобы выжить на рынке, часто исходят из сиюминутной прибыли — какая агрокультура дороже, ту в основном и сеют. Вот и получалось, что подсолнечник высевали по подсолнечнику, свеклу — по свекле и т. д.

В результате многие земли были по сути загублены, и их приходилось заново вводить в оборот. Сейчас мы обрабатываем 100% площадей, которые контролируем.

— На чем больше всего зарабатывает холдинг?

— В 2007 году основной финансовый поток генерировало сельское хозяйство. В этом до 50% выручки дадут перерабатывающие предприятия. Если брать сельхоздивизионы (20% выручки холдинга в 2008 году), то 97% их оборота приходится на растениеводство. Молочное животноводство выполняет больше социальную, чем бизнес-функцию. Однако и оно у нас приносит небольшую, в районе 2%, прибыль.

— Вы объявили о строительстве под Воронежем мегафермы на 3 тыс. дойных коров за $50 млн. Что сейчас с этим проектом?

— Мы заявляли его до кризиса, чтобы капитализировать животноводческий дивизион. Собирались строить животноводческие помещения и реконструировать их. Предполагали к 2010 году закупить 2,5 тыс. коров и вести селекцию для улучшения поголовья. Но что будет теперь, сказать пока не могу.

— В Воронежской области вы анонсировали еще и семенной завод на 100 тыс. т/год. Его строительство тоже заморозите?

— Нет, начнем строить в нынешнем году на базе

Тулиновского элеватора. Инвестиции в оборудование, реконструкцию и севооборот — €5-6 млн. Завод будет производить семена зерновых, в первую очередь — пивоваренного ячменя. В партнеры берем компанию Dieckmann technologies (ФРГ) с 25-летним опытом семенного производства. Вкладом немцев будут технологии и деньги, «Русского зерна» - земля, оборудование и тоже финансы. Зарегистрировано СП «Евросемена», где у нас контрольный пакет.

— Сколько составляет кредитный портфель холдинга?

— По данным KPMG, 1,32 млрд руб. при выручке 4,5 млрд руб. Увеличивать его пока нет необходимости: мы неплохо заработали на частном размещении, а в 2008 году собрали хороший урожай. Конечно, для продолжения активной скупки земель потребуются заемные средства. Но стратегию заимствований мы утвердим только после детальных переговоров с банками. Они еще не определились, как теперь работать: кому давать кредиты, кому нет, под какие залоги, на каких условиях и т. д. Понятно, что залоги снизятся в цене и будет сложнее получать длинные кредиты. Но сейчас таких кредитов де-факто нет. Да и что это за кредит — 15% годовых и больше? Представляете, сколько нужно зарабатывать, чтобы была возможность расплатиться и не остаться в минусе? Таким образом, на данный момент развиваться можно только на собственные средства, а заемные использовать для оборотного капитала.

— Какое у вас соотношение долг/EBITDA?

— Достаточно комфортное — по предварительным данным KPMG, 1:4,5. Мы по-хорошему недофинансированы, во всяком случае, по сравнению со многими другими агрохолдингами. Так что необходимости снижать долговую нагрузку у нас нет.

— Акции «Русгрэйна» к началу октября подешевели больше чем в три раза. Не хотите выкупить?

— Скорее всего, не будем этого делать. Мы ориентированы на публичность, к которой шли несколько лет. Поэтому buy back был бы для нас шагом назад — даже несмотря на то, что сейчас капитализация компании явно ниже ее реальной стоимости. Но мы уверены, что это временно, рынок обязательно восстановится. Ведь даже с наступлением кризиса потребление зерна в мире продолжает расти, а спрос на него превышает предложение.

— Какова капитализация холдинга?

— До кризиса — $320 млн, теперь — чуть больше $200 млн исходя из последних сделок на РТС [на момент интервью — 10 октября — «АИ»].

— У компании есть стратегия до 2010 года.

В чем она заключается?

— Продолжим покупать элеваторы в южных и черноземных регионах и консолидировать вокруг каждого до 30 тыс. га земли. В следующем году хотим минимум удвоить земельный банк, а к 2010-му увеличить его до 250 тыс. га. Холдингу нужно 8 элеваторов мощностью до 1 млн т единовременного хранения вместо нынешних 2 элеваторов на 450 тыс. т. Нам интересны угодья на юге Ростовской области, в Краснодарском крае и в сырьевых зонах наших воронежских предприятий. Есть планы по выращиванию под Омском, где у нас теперь свое хозяйство, пивоваренного ячменя. Теперь, конечно, все эти проекты могут быть скорректированы из-за кризиса. С одной стороны, понятно, что сельхозактивы подешевеют, а с другой — будет труднее получить финансирование под их консолидацию.

— Какой выручки и EBITDA вы ожидаете в 2008 году?

— Выручка должна превысить $200 млн, а EBITDA будет около $20 млн.

Досье
Алексей Верхотуров
Генеральный директор ООО «Русское зерно»
Родился 30 мая 1970 г.
В 1991 г. окончил Свердлов-ское Высшее военнополи-тическое училище, в 2001 г. — аспирантуру Уральской государственной сельскохозяйственной академии. С 1993 по 2002 гг. занимался предпринимательской деятельностью в сферах торговли, инвестиций и финансов. С 2002 г. — генеральный директор ООО «Русское зерно». Увлечения — коллекционирование картин и экзотическая рыбалка.
«Русгрэйн Холдинг»
Управляющая компания. Объединяет ООО «Русское зерно», КХП — «Тихорецкий» (Краснодарский край), «Урбахский» (Саратовская обл.) и «Хлеб Кубани», элеваторы — Латненский и Тулиновский (оба — Воронежская обл.). 11 сельхозпредприятий в Воронежской, Ростовской и Омской обл. Занимается растениеводством на 87 тыс. га и молочным животноводством, переработкой зерна и масличных, производством комбикорма и зерновым трейдингом. Выручка в 2007 г. — более $95 млн, EBITDA — $7 млн. Акции компании торгуются на РТС, free float — 20%. Контролирующий акционер — Иван Тырышкин.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама