Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
ВТБ завладеет НЗТ. Стоимость сделки по покупке зернового терминала банком оценивается в 25-30 млрд рублей
Инна Ганенко
Агроинвестор
2 апреля 2019
ВТБ приобретает 100% ООО «Новороссийский зерновой терминал» у Новороссийского морского торгового порта. Банк уже владеет более чем третью акций другого терминала НКХП, а также 50% минус одна акция «Объединенной зерновой компании», которые достались ему за долги от группы «Сумма». Отдельные участники рынка и эксперты не исключают, что на базе этих активов может быть создан единый инфраструктурный оператор зернового рынка
журнал «Агроинвестор»
апрель 2019
Фото: Д. Абрамов

Закрыть сделку по приобретению банком ВТБ 100% ООО «Новороссийский зерновой терминал» (НЗТ) у Новороссийского морского торгового порта (НМТП) планируется во втором квартале этого года. О подписании обязывающих документов стороны объявили в феврале. Разрешение регулирующих органов получено, говорилось в сообщениях участников сделки. Первый зампред ВТБ Юрий Соловьев отмечал, что сделка реализуется на рыночных условиях, но сумму не назвал. Директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов оценивает ее стоимость в 25-30 млрд руб.

Лидеры перевалки
Через новороссийские зерновые терминалы в прошлом сезоне за рубеж были отправлены самые большие объемы зерна. По оценке «Русагротранса», в сезоне-2017/18 Новороссийский зерновой терминал отгрузил на экспорт 6,27 млн т зерна, Новороссийский комбинат хлебопродуктов — 6,29 млн т. За первые семь месяцев текущего сезона (июль — январь) отгрузки НЗТ составили 3,83 млн т, НКХП — 3,62 млн т.

Коммерческая сделка?

За пару дней до объявления о приобретении НЗТ стало также известно о том, что ВТБ получил 50% минус одна акция в «Объединенной зерновой компании» (ОЗК). Ее крупнейшим активом является «Новороссийский комбинат хлебопродуктов» (НКХП), другой крупный зерновой терминал в Новороссийске. Также ВТБ владеет 33,2% акций НКХП напрямую. Владельцем НЗТ является НМТП, в котором контрольный пакет (60,6%) с осени прошлого года принадлежит «Транснефти».

И долю в ОЗК, и пакет в НКХП банк получил за долги группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. На середину 2018 года «Сумма» задолжала банкам около €500-600 млн, уточняли «Ведомостям» два человека, близкие к Магомедову. По этим долгам и были заложены в том числе акции ОЗК и НКХП. С марта прошлого года Зиявудин Магомедов и его брат Магомед находятся под арестом.

Показатели новороссийских портов

«У нас вырисовывается такой кластер: доля в НКХП (33%), 100% НЗТ и 50% минус 1 акция ОЗК. Будем взаимодействовать с правительством и пытаться выстроить [работу]. Попробуем здесь поработать пару лет», — заявлял президент ВТБ Андрей Костин РБК. Сизов предполагает, что в перспективе активы НЗТ и НКХП будут объединены, после чего переданы в управление или проданы. «Поэтому пока, по моему мнению, для рынка это нейтральная новость. Я надеюсь, что это обычная коммерческая сделка», — говорит он.

Очевидно, что инфраструктура по перевалке зерна, также как и ОЗК, является для классического банка непрофильным активом, говорит аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. «Цепочка сделок была запущена вследствие стечения обстоятельств, — обращает внимание он. — Возможно, ВТБ планирует объединить активы и тем самым увеличить их совокупную стоимость». Увеличения стоимости можно добиться не только посредством экономии от масштаба деятельности, но и на фоне роста рентабельности ввиду снижения конкуренции на рынке. При прочих равных стоит ожидать прибавки или как минимум неснижения стоимости перевалки, полагает Нигматуллин.

Сизов не исключает, что покупка НЗТ могла быть совершена банком под конкретного покупателя. «Но мы можем здесь только гадать, — говорит он. — Так это или нет — узнаем через время». Если же «заказчика» на актив нет, то ВТБ вполне может попробовать им «поуправлять какое-то время»: инфраструктура у терминала не «такая сложная, это не растениеводство», акцентирует внимание эксперт, — а затем перепродать одному покупателю или нескольким. Терминал может быть интересен инвестиционным фондам и крупнейшим, скорее всего азиатским, транснациональным компаниям.

НЗТ — это актив, который может генерировать деньги, продолжает Сизов. Сезон-2018/19 стал рекордным для ставок на перевалку зерна, и портовые терминалы очень хорошо зарабатывают. «На фоне таких ставок НЗТ можно попытаться оценить и продать получше, — считает эксперт. — Но затягивать с этим не стоит, так как в ближайшем будущем мы ожидаем снижения ставок, и актив может потерять в стоимости».

Для ВТБ как для банковской структуры приобретение акций НЗТ, несомненно, может вписываться в их бизнес-стратегию, комментирует президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. «При всей своей „непрофильности“ для банка деятельность зернового терминала видится достаточно доходной при правильном управлении, — полагает он. — Но, конечно, важно понимать, кому будет поручено руководство, по сути, главными экспортными зерновыми воротами страны».

Мощности НЗТ
7,2 га — площадь терминала
2 — число причалов
0,4 км — протяженность причалов
До 13,3 м — глубина у причалов
65 тыс. т — максимальный дедвейт судов
6,3 млн т — объем перевалки зерна в сезоне-2017/18

Идея создания зернового оператора

Несколько участников рынка — топ-менеджеров крупных отраслевых компаний — и эксперты полагают, что государство на базе ОЗК, НЗТ и НКХП может создать единого инфраструктурного оператора зернового рынка. Он, по их мнению, мог бы обеспечивать не только логистику, транспортировку и перевалку зерна в портах, но и поддержку в организации биржевых торгов. В декабре президент «Транснефти» Николай Токарев заявлял, что компания готова выделить из порта зерновой терминал для создания на его базе единого экспортного оператора. В январе он говорил, что такие переговоры уже ведутся с банком. «Считаем, что имеет смысл организовать работу порта в части зерна автономно. И должен быть единый оператор, который будет заниматься этим профессионально и будет контролировать цены на рынке. Мы сейчас эту работу ведем», — отмечал он. В феврале представитель «Транснефти» подчеркнул «Ведомостям», что «есть задача создать единого зернового оператора. Но мы никогда не говорили, что „Транснефть“ будет его создавать».

Объем переваленного зерна

У опрошенных «Агроинвестором» экспертов инициатива «Транснефти» вызвала много вопросов. Сизов предположил, что «идея создания на рынке некого монополиста сейчас все же не очень реалистична». «Если же речь идет действительно идет о монополии, то это будет означать, по большому счету, конец российскому растениеводству и, соответственно, конец российскому экспорту», — считает он. Эксперт напоминает, что сейчас на рынке действуют сотни компаний, производители зерна могут решать, куда и за сколько его продавать. В случае появления одной компании конкуренции на рынке не станет, подчеркивает Сизов.

Вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут также назвал возможную идею создания единого зернового оператора не совсем понятной. «Неясно, на что идет замах и каковы его цели и желаемые результаты. Если этот единый оператор будет закупать зерно на рынке, таким образом создав очередную госмонополию, то что будет происходить с теми частными компаниями, которые существуют сейчас?» — задался вопросом эксперт. При этом, заметил он, такая ситуация войдет в противоречие не только со здравым смыслом, но и с антимонопольным законодательством. «Контроль цен — это вопрос к ФАС», — напомнил Корбут.

«Мы видим определенные сигналы со стороны государства и отдельных заинтересованных компаний, говорящие о возможной консолидации или монополизации рынка экспорта зерна. Но информационный вакуум и отсутствие подробностей создают возможности для спекуляций, которые вызывают обеспокоенность представителей бизнеса», — комментирует ситуацию руководитель центра компетенций в АПК КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет. Во-первых, в феврале Минсельхоз выступил с идеей создания нового союза экспортеров зерна, при том что в России уже существует три подобные организации. При этом причины такой инициативы, по мнению эксперта, до конца не ясны, непонятно и то, почему регулятор не удовлетворен работой существующих союзов. Справедливо, что подобная идея воспринимается бизнесом в качестве предпосылки к переделу рынка.  

Позже появилась информация о том, что в новый союз не смогут вступить иностранные компании, которая потом была опровергнута, напоминает Шеремет. При этом необходимо понимать, что транснациональные корпорации серьезно представлены не только в России, но и на внешних рынках, а некоторые из них имеют четкую национальную принадлежность. «Если мы опять показываем негативное отношение к иностранцам, то возникает вопрос, как это повлияет на инвестклимат и наши планы по выходу на зарубежные рынки, — говорит эксперт. — Наблюдается очередной конфликт идей, которого, может быть, фактически и не существует, но в условиях отсутствия информации его додумывает сам бизнес».

Во-вторых, мы видим инициативы и словесные интервенции от некоторых заинтересованных участников рынка, позволяющие предположить, что будет формироваться единый экспортер зерна, продолжает Шеремет. В связи с этим у бизнеса возникают логичные вопросы: каким образом в эту систему будут интегрированы другие, в том числе иностранные игроки, являющиеся сегодня лидерами отрасли; появятся ли лицензии на экспорт; получат ли компании-партнеры единого оператора какие-либо преференции или специальную господдержку и т. д. В отсутствие информации и в условиях искусственно созданной неопределенности отрасли может быть нанесен довольно ощутимый и значимый ущерб, опасается эксперт.  

Кроме того, само по себе создание единого экспортера — задача непростая, считает Шеремет. «Это не вопрос создания компании, а вопрос наличия у такой организации компетенций, необходимых для анализа рынков и продвижения продукции», — подчеркивает он. В целом такая идея не нова на глобальном рынке. Подобная практика была введена после кризиса 1930-х годов и долгое время существовала, например, в Канаде и Австралии. Но по мере восстановления экономики страны стали постепенно отказываться от такой системы, знает эксперт. «Россия является одним из ведущих экспортеров зерна в мире. Основной вопрос, на который предстоит ответить регулятору, — как мы сегодня видим наш рынок? Нужна ли ему мобилизация, необходимо ли кратно увеличить объемы, нужно ли единое управление? Или мы считаем себя достаточно зрелым рынком, вопрос экспорта на котором может решаться на рыночных условиях?» — заключает Шеремет.

В подготовке статьи участвовала Екатерина Дятловская.

На защите национальных интересов
Павел Скурихин, Президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ)
Идея создания крупного российского зернового трейдера обсуждается в нашей стране еще с 2008 года. Данный проект тогда обсуждался на правительственном уровне и, как мы видим, на сегодняшний день не потерял своей актуальности. Его реализация может стать единственной эффективной альтернативой надвигающейся монополии транснациональных компаний, контролирующих уже более 70% зернового экспорта из России и ведущих интенсивную экспансию на земельном рынке. У них есть доступ к «длинным» западным деньгам и эксклюзивные отношения с крупными зарубежными потребителями. Поэтому основную прибыль с продаж российского зерна за рубеж получают именно транснациональные компании, а не отечественные зернопроизводители.

На сегодняшний день более трети всего производимого зерна в стране отправляется на экспорт, и под него российские аграрии отводят посевные площади при планировании годового севооборота, а это десятки миллионов гектаров. При этом экспортные ценовые показатели являются определяющим фактором для российского внутреннего рынка. Поэтому крайне важно, в чьих руках будут находиться рычаги влияния на стоимость производимой в стране продукции, экономики зернового комплекса и отечественного АПК в целом.

В прошлом сезоне за рубеж было отправлено 52,4 млн т зерна, поэтому НСЗ считает, что необходимо незамедлительно приступить к реализации идеи по созданию крупного российского зернового оператора, деятельность которого позволила бы защитить национальные интересы страны на постсоветском пространстве в конкуренции с транснациональными компаниями, а также стать локомотивом для воплощения экспортной стратегии России и развития АПК.

Вместе с тем речь идет о едином (крупном), но не единственном зерновом операторе, так как в любом случае должен сохраняться соответствующий уровень конкуренции на зерновом рынке страны. Не стоит задачи по монополизации российского зернового рынка: деятельность крупного зернового трейдера должна быть направлена на укрепление продовольственной безопасности страны, обеспечение баланса интересов производителей и покупателей зерна и ни в коем случае не должна негативно влиять, особенно нерыночными методами, на действующих и перспективных участников рынка.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама