USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

USD

78.065 (-0,04%)

EUR

90.824 (-0,01%)

MOEX

2896.83 (-0,55%)

BRENT

42.26 (-0,47%)

Пшеница

544 (-1,02%)

Сахар

13 (1,25%)

Рынки

Молоко и овощи будут точками роста российского рынка органической продукции

В ближайшие годы производство органики может увеличиваться на 10-12%

Доля российской органик-продукции не превышает 30% от объема рынка
Pixabay
Доля российской органик-продукции не превышает 30% от объема рынка
Pixabay

По прогнозу Центра отраслевой экспертизы (ЦОЭ) Россельхозбанка, в ближайшие годы российский рынок органической продукции может увеличиваться в среднем на 10-12% в год. При этом динамика его роста будет коррелировать с темпом развития экономики. Более активному потреблению органической продукции могут способствовать эффект низкой базы, а также вступление в силу с 1 января 2020 года закона об органической продукции, который определил принципы ее производства в России и легализовал использование маркировки, считают аналитики банка.

«В мире рост органического производства идет со скоростью 8-10%, а наш рынок в стадии становления, поэтому цифры чуть выше, так что мы закладывали 10-12%», — прокомментировал «Агроинвестору» исполнительный директор Национального органического союза (НОС) Олег Мироненко. Однако, по его словам, многое будет зависеть от того, насколько этот процесс поддержит государство. Если оно включится, то рост может быть и более активным, если же нет, то мы увидим показатели ниже мировых. «До принятия закона об органике в России ежегодно появлялось четыре-шесть органических предприятий, в период ожидания принятия закона их стало уже больше 10», — рассказывает Мироненко.

По оценке ЦОЭ, доля органической продукции на российском продовольственном рынке составляет около 0,1%, или примерно 10 млрд руб. Однако на российские товары приходится всего 10-20% рынка. Отечественные производители пока больше работают в b2b сегменте, значительная часть продукции экспортируется, отмечает центр.

Сейчас российский рынок органической продукции составляет 190-195 млн евро, или около 17-17,5 млрд руб. по текущему курсу ЦБ, говорит Мироненко, соглашаясь, что это небольшой объем от общего российского рынка продовольствия. Долю отечественной продукции он оценивает на уровне 20-30%. «Она постепенно меняется. Сейчас ставится задача не только расширить рынок с точки зрения продаж, но и поменять это процентное соотношение, — отмечает глава НОС. — К 2030 году мы сможем увеличить объем до 3-5 млрд евро, и оптимально, если 50% продаваемой органической продукции будет российского производства». 

По данным Института исследований органического сельского хозяйства (FiBL), объем мирового рынка органической продукции составляет $100 млрд. По прогнозам, к 2024 году он должен удвоиться. США занимают 50% глобального рынка органической продукции, страны ЕС — 35%, Китай — около 10%. По объему внутреннего рынка лидируют Австралия, Канада, Япония, Швейцария. Как правило, на развитых рынках органики ее доля в розничной торговле продовольствием не превышает 5-6%. Исключения — Швейцария и Дания, где этот показатель составляет около 10%.


Переход на органическую модель производства, как правило, сопровождается ростом издержек и снижением производительности, обращают внимание аналитики Россельхозбанка. Эта модель наиболее перспективна в тех сегментах АПК, которые в значительной степени интегрированы в международную торговлю и уже взаимодействуют с рынками, на которых органическая продукция пользуется большим спросом, отмечают они. Также важным фактором для перехода на органическое производство Россельхозбанк считает долю конкурентоспособных крестьянско-фермерских хозяйств и небольших организаций, способных достаточно быстро изменить формат работы.

«С этой точки зрения мы считаем, что такие наиболее популярные экспортно-ориентированные отрасли как зерновые, масличные, зернобобовые культуры, где высока доля небольших фермерских хозяйств в общем объеме производства, обладают наибольшим потенциалом для развития производства органической продукции», — уточняет руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов. Среди конкретных агрокультур востребованы российская органическая пшеница, зеленый горох, соя, гречиха, отмечают аналитики банка. Также к числу секторов АПК, наиболее перспективных для развития органического производства, они относят овощеводство открытого грунта и молочное скотоводство. А вот в свиноводстве и бройлерном птицеводстве перспективы развития органического производства ограничены из-за высокой концентрации промышленных игроков.

Сегодня первое место по направлениям органического производства занимает молочная продукция — примерно 50%, на втором месте — мясная продукция, далее идут овощи, зерновые агрокультуры и хлеб, перечисляет Олег Мироненко. Это соотношение отличается от мирового: например, в США 40% продаж органики приходится на овощи и фрукты, в Германии 40% — это курица и яйцо. «Что будет преобладать у нас с точки зрения приоритетов — прогнозировать сложно, но мы думаем, что и дальше первые места будут удерживать молочная и мясная органическая продукция, — комментирует он. — К сожалению, российской овощной органики совсем мало, поэтому, когда вы приходите в магазины, органическое молоко, крупы и мясо еще можно найти, а овощи — нет». Мироненко считает, что в ближайшее время государству стоит обратить внимание на органические овощи и фрукты, потому что запрос на них большой, а производителей мало.

По словам Мироненко, росту рынка органической продукции в России может помешать неправильное исполнение закона о ее производстве, а также если государство перейдет из категории поддерживающего сектор в категорию контролирующего. «Мы тогда, скорее, будем убивать отрасль, а не развивать. Бизнес и государство должны найти форму государственно-частного партнерства по развитию органического производства», — уверен глава НОС. Кроме того, развитие сдерживает отсутствие федеральной программы поддержки органического сектора, и то, что не определены приоритеты движения. Мешает и недостаточно развитая системы сертификации, и отсутствие переработки в области органики. «Еще одна проблема — слабая инфраструктура сопровождения органического бизнеса, например, в России отсутствуют органические семена, сертифицированные биопрепараты и биоудобрения, что также сказывается на развитии отрасли», — перечисляет Мироненко.

Загрузка...

реклама