Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Свежесть бывает только первая
Николай Лычев
Агроинвестор
4 октября 2018
Главный редактор журнала «Агроинвестор» Николай Лычев о том, что правительство хочет сохранить госпрограмму, которую само же называло устаревшей
Фото: М. Стулов

Пару месяцев назад я сказал в одном интервью, что с учетом того, какой состав правительства предложил переизбранный президент, не нужно ждать никаких прорывов и вообще кардинальных изменений — в том числе в сельскохозяйственной сфере. По большому счету власть хочет оставить все как есть, о чем говорит и набор персоналий — руководителей отрасли. Реформ не будет: будут мероприятия, одно из которых — рост агроэкспорта на 120%. Ну как когда-то удвоение ВВП, который действительно был формально удвоен. Тот драфт обновленной госпрограммы, который мы увидели в сентябре, еще раз подтвердил мою мысль. После вполне правильных слов вице-премьера Алексея Гордеева об утратившей актуальность госпрограмме и необходимости, не дожидаясь 2020 года, сделать другой документ, мне было очень интересно посмотреть, что же в итоге изменят. Однако я не ожидал, что изменения будут настолько косметическими, а идеологию программы почти полностью сохранят. Как справедливо заметил министр Дмитрий Патрушев, «в новой редакции госпрограммы мы сохранили все действующие меры государственной поддержки».

Документ, который до конца года внесут на рассмотрение правительства, есть в открытом доступе на regulation. gov.ru. Напомню его основные пункты. Программа продляется до 2025 года. Общий объем федерального финансирования с 2013 по 2025 годы — 3,42 трлн руб., регионального — 477 млрд руб., внебюджетного (суть частного инвестирования) — 300 млрд руб. Почти 4,2 трлн руб., или по 320 млрд руб. в среднем за год. Немного для выполнения прорывных задач. Заметьте, на внебюджетные источники отнесено меньше 9% всех денег. Из этого следует, что государство в среднесрочной перспективе считает отрасль инвестиционно неинтересной. И, кстати, оно по большому счету право, а все слова об инвестпривлекательности АПК — больше вербальные интервенции для массовой аудитории. В России отсутствуют новые источники инвестиционного роста, бизнес же хорошо проинвестировал в отрасль в 2000-е годы. К низкой доле регионов вопросов нет: они финансово обескровлены бюджетным федерализмом и выделить больше действительно не смогут.

В ближайшие два года не будет никакого роста федеральных ассигнований на АПК, на котором базируется вся программа. На 2018-й указано, как и есть сейчас, 242 млрд руб., на два последующих года — почти столько же: по 242,6 млрд руб. Хотя ранее Минсельхоз предлагал добавить денег на следующий год, чтобы получилось 302 млрд. К 2024 году финансирование из федбюджета должно подскочить до 415,8 млрд руб. За счет чего оно увеличится, авторы не объясняют. На месте участников отрасли я бы сильно не ждал этих денег. Когда принималась действующая программа, расходы на АПК тоже прописывались большие, чем оказались на самом деле: к примеру, на этот год — 300 с лишним млрд руб.

Что нового в опубликованной версии? Она основана на проектном подходе. Один из проектов — «Экспорт продукции АПК». В соответствии с майским указом президента он к концу 2024 года должен достичь $45 млрд. В тексте программы сказано, что задачу выполнят за счет роста товарной массы (в том числе с высокой добавленной стоимостью), создания ориентированной на экспорт товаропроводящей инфраструктуры и устранения торговых барьеров для доступа агропродовольственной продукции на целевые рынки. Другой федеральный проект — «Создание системы поддержки фермеров и сельскохозяйственной кооперации». К 2024 году в сферу малого и среднего агробизнеса должно быть вовлечено на 79 тыс. человек больше, чем сейчас. С трудом верится в рост деловой активности: по данным последней сельхозпереписи (2016 год), число КФХ и отраслевых ИП в стране за 10 лет, наоборот, сократилось на 46%. И это в лучшие, чем сейчас, годы, когда в стране был реальный экономический рост.

В новую госпрограмму вписано пять ведомственных проектов — «Развитие отраслей АПК», «Стимулирование инвестиционной деятельности в АПК», «Техническая модернизация АПК», «Развитие мелиоративного комплекса России» и «Цифровое сельское хозяйство». Первые три из пяти проектов реализуются с 2013 года и будут просто продлены. Показатели и мероприятия «цифровой» программы на момент сдачи номера согласовывались с другими ведомствами и не были определены.

Отрасли агросектора продолжат развивать с помощью несвязанной поддержки растениеводства, стимулирования продуктивности молочного скотоводства и региональных программ. Почти все как сейчас. Поддерживать инвестдеятельность станут через льготное кредитование и компенсацию части прямых понесенных затрат (САРЕХ). Капексы — мера хорошая, а вот льготные кредиты (о чем мы много раз писали) давно превратились в меру поддержки банковской системы. Жаль, что власть не посчитала возможным введение альтернативных механизмов — таких как целевые гранты или инвестиционные конкурсы. О проекте техмодернизации говорить не буду — вы знаете, что это один из самых невыполняемых таргетов госпрограммы. Авторы документа сохраняют еще на шесть лет попросту не работающий механизм. Так же как докапитализация Россельхозбанка и Росагролизинга, которые получат дополнительные средства на инвестдеятельность и техмодернизацию в случае их выделения. Эти организации работают по 20 лет, но ни одна, ни другая не могут существовать за счет возвратных платежей, для чего изначально создавались. Необходимость постоянных финансовых подпиток по сути наделяет эти институции функционалом «параллельного госбюджета» — как российский Пенсионный фонд.

Агропроизводство по программе в 2025 году должно увеличиться на 16,3% к 2017-му (то есть будет расти небыстро — по 2% в год). А вот при выделении дополнительного финансирования АПК прибавит 23,6%, или почти по 3% в год. Если не выделять допсредств, то нарастить агроэкспорт с $20 млрд до $45 млрд, как указал президент, не получится, следует из текста: он увеличится только на 20,8%, а не на 120%. В 2,2 раза он вырастет только при дополнительном финансировании, которое нужно согласовывать с Минфином. Если его выделят, то деньги, кроме цифровизации, потратят на уже существующие меры — льготное кредитование, единую субсидию, мелиорацию и сельские территории.

Одним словом, новой госпрограммы не будет. Решено просто ее обновить. Из всех принципиальных моментов, способных хотя бы отчасти качественно изменить отрасль, добавлены только цифровизация и экспорт. Но этого явно недостаточно, чтобы двигаться вперед.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама