Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Овощи уходят в банки
Татьяна Кулистикова, Елена Максимова
Агроинвестор
28 сентября 2019
Переработка плодов и овощей привлекательна для инвесторов, но ее развитие тормозит нехватка сырья
Консервированные овощи и фрукты становятся менее популярны и уступают место замороженным
Фото: В. Бычков

Согласно исследованию холдинга «Ромир», в этом году домашние заготовки на зиму делают примерно 33% жителей страны. Для сравнения, в 2015-м овощи и фрукты самостоятельно консервировали, сушили или замораживали 47% населения, в 2011-м — 50%. Одна из причин отказа от домашних заготовок — развитие торговли и увеличение объемов промышленной переработки. В августе этого года высокий урожай плодов и овощей обеспечил прирост переработки и консервирования ягод, овощей и фруктов на 48,3% по сравнению с июлем и на 9,1% — в годовом выражении, сообщил Росстат, не уточняя физические объемы переработки в этом сегменте.

Если считать только товарную продукцию — овощи и фрукты, выращенные сельхозорганизациями и КФХ — то получится, что в прошлом году в стране было переработано 70% ягод. Однако если добавить хозяйства населения, а часть их сбора действительно сдается на переработку, то оказывается, что в 2018-м переработали только 1,5% урожая, подсчитывает директор департамента стратегического маркетинга компании «Евроэксперт» Евгения Шалихманова, исходя из данных Росстата. Доля переработки товарных овощей составила почти 22%, картофеля — 3,4%, добавляет она.

В структуре переработки овощей и фруктов большая часть приходится на консервацию и вторичную переработку продукции. Наибольшую долю составляют овощи — около 70% от общего объема консервации. Далее идут соки и напитки на фруктово-овощной основе, также отмечается тенденция роста выпуска замороженной продукции, рассказывает руководитель проектов практики АПК компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева. Правда, по ее словам, в заморозке фруктов наибольшую долю составляют ягоды, которые в качестве сырья импортируются из Египта и Китая. А вот сушка и резка овощей в России вообще развиты слабо. «Внутреннее производство не может полностью удовлетворить спрос, так что появляется потребность в импорте, — отмечает Михалева. — Ввоз продукции переработки овощей и фруктов в 2018 году увеличился на 16% по сравнению с 2017-м». 

По оценке Плодоовощного союза, объемы производства продукции переработки овощей и фруктов постепенно увеличиваются. «Особенно перспективным направлением является шоковая заморозка свежих овощей и ягод — именно в это направление в ближайшие пять лет будут идти основные инвестиции, — уверен президент союза Анатолий Куценко. — Потребитель хочет получать больше витаминов и меньше неполезных для организма веществ, таких как соль, сахар и уксус, которые применяются при консервации. Потребитель в нашей стране постепенно переходит на правильное питание. Соответственно, это сказывается на объемах производства тех или иных видов продукции». В направлении шоковой заморозки овощей и фруктов уже несколько лет лидером является «Мираторг» (бренд «Витамин»), а в сегменте консервной продукции активно развивается производитель томатной пасты АПК «Астраханский», уточняет он. 

По мнению гендиректора компании «Агриконсалт» Андрея Голохвастова, переработка овощей и фруктов в нашей стране все еще развита слабо. Та же шоковая заморозка активно используется при сборе дикоросов, а вот для переработки выращенных ягод и овощей она применяется сравнительно редко. «Доля поступающей в переработку плодоовощной продукции от общего объема российского урожая в нашей стране минимальная», — подчеркивает он.

При этом переработка фруктов и овощей может быть потенциально интересна инвесторам благодаря высокой добавленной стоимости конечного продукта, уверена Михалева. Однако одна из причин медленного развития этого сектора — нехватка сырья из-за отсутствия круглогодичного предложения отечественных фруктов и овощей на рынке. «Особенно ярко эта проблема выражена в сегменте переработки фруктов и ягод. Так, например, для производства джемов, варенья и т. п. доля импортного сырья составляет около 70%. Доля импорта замороженных фруктов и ягод от общего потребления достигает 86%», — приводит данные она. На переработку сегодня, как правило, идут некондиционные плоды и овощи — так называемые остатки, не реализованные в товарном производстве, знает Куценко. «Если закупать овощи и фрукты для переработки по цене товарных, то итоговая стоимость готовой продукции будет слишком высока, и у конечного потребителя она не будет пользоваться спросом», — поясняет он.

Переработчики фруктов сейчас обеспокоены нехваткой сырья, подтверждает президент Ассоциации садоводов России Игорь Муханин. Например, хотя за последние пять лет промышленное производство яблок в стране увеличилось с 450-550 тыс. т до 1 млн т, это произошло за счет роста объемов сортовой продукции, тогда как валовой сбор технического яблока так и остался на уровне около 300 тыс. т. Его в основном выращивают такие крупные предприятия как «Сады Придонья» для собственной переработки. Нехватку сырья ассоциация оценивает на уровне 1,5 млн т, поэтому многие переработчики работают с импортными фруктовыми концентратами. Причина дефицита технического яблока — в отсутствии интереса садоводов к его производству из-за отрицательной рентабельности, уверен Муханин. «Цена на такое яблоко долгое время составляла 2-3 руб./кг, что ниже себестоимости выращивания почти в пять раз. В итоге многие хозяйства разорились», — сетует он. Кроме того, после исчезновения кооперативов стало трудно получить яблоко с личных приусадебных хозяйств.

Выращивать овощи и фрукты исключительно для обеспечения переработчиком сырьем аграриям сейчас невыгодно, подтверждает Куценко. «Возможно, они бы пошли на это, если бы у них был выгодный заказ по среднегодовой приемлемой цене. Такие контракты с сельхозпроизводителями могли бы заключать изготовители детского питания или премиальной продукции, в которой отсутствуют консерванты, — рассуждает он. — На подобную продукцию потребители готовы тратить больше денег, чем на традиционные плодоовощные консервы, поэтому и их производители могли бы предложить своим поставщикам хорошую цену за сырье».

В сегменте переработки, скорее, спрос идет за предложением, чем наоборот, говорит Шалихманова: то есть потребитель начинает хотеть то, что видит на полках. Поэтому потенциал у сегмента огромный, соглашается она. «Главное, чтобы у производителя хватило маркетинговой настойчивости приучить рынок в своей продукции, дать возможность потребителю познакомиться с ней. Например, сегмент овощной продукции ready-to-cook в России находится в зачаточном состоянии, если сравнивать с развитыми рынками — ЕС и США. При этом потребность в "удобной еде", занимающей минимум времени на приготовление, растет с каждым годом», — обращает внимание она.

Однако Голохвастов считает, что сейчас активное развитие сегмента переработки — не самая главная задача. Гораздо важнее для наших производителей насытить рынок свежей продукции. «Например, новые производства шампиньонов в первую очередь заинтересованы в поставке свежих грибов в розничные сети для замещения импорта. Когда рынок заполнится местной продукцией, частично придется заниматься консервацией, сушкой, заморозкой — уже с меньшей рентабельностью», — комментирует эксперт.

Тем не менее, в секторе переработки реализуются инвестпроекты. Так, например, агрофирма «КРиММ» в начале сентября запустила завод по переработке картофеля в Тюменской области, вложив более 1,1 млрд руб. Предприятие будет выпускать очищенный нарезанный разными способами картофель, а также бланшированный, в том числе с различными добавками, в атмосферной и вакуумной упаковке. «Бондюэль-Белгород» (входит в группу Bonduelle) в октябре запустит на базе бывшего Шебекинского овощного комбината производство по переработке овощей. Предприятие будет выпускать 6-10 тыс. т замороженной продукции в год, в том числе планируется использовать сырье местных производителей. Компания «Сладуника» планирует перерабатывать ягоды и овощи, построив завод в воронежской ТОСЭР «Павловск» за 480 млн руб. ГК Bioniq в 2017—2022 годы намерена реализовать проект производства замороженных и сублимированных фруктов, ягод и грибов. Заявленная мощность — 6,9 тыс. т замороженных и 49 т сублимированных продуктов. Инвестиции оцениваются в 486 млн руб.

Большой потенциал отрасли отчасти подтверждает и то, что компания А1 — инвестиционное подразделение «Альфа-групп» — ранее приобрела 51% в ГК «Русбиоальянс», которая занимается производством замороженных ягод, овощей, грибов (бренды «Вологодская ягода», «Карельский продукт», «Просто здорово»), а также варенья, джемов и наполнителей. По словам партнера А1 Дмитрия Павлова, до конца года компания планирует вложить в развитие бизнеса до 1 млрд руб. и хочет сделать «Русбиоальянс» системообразующим игроком, а также консолидировать отрасль, в том числе путем приобретения менее крупных компаний, писал «Коммерсантъ».

Показать еще

Статьи по теме

Рекомендации
Реклама