USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

USD

72.253 (-0,39%)

EUR

86.156 (-0,91%)

MOEX

3822 (-0,20%)

BRENT

73.5 (-1,20%)

Пшеница

658 (-0,69%)

Сахар

17.04 (-0,06%)

Аналитика

Госдума приняла закон о «зеленой» сельхозпродукции

По мнению Органического союза, он почти полностью дублирует закон об органике

Сельхозпродукция с улучшенными характеристиками должна быть выделена в отдельный сегмент
Pixabay
Сельхозпродукция с улучшенными характеристиками должна быть выделена в отдельный сегмент
Pixabay

Депутаты Госдумы приняли в третьем чтении закон о «зеленой» продукции, регулирующий производство, хранение, транспортировку, маркировку и реализацию сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия с улучшенными характеристиками, сообщает «Интерфакс». Минсельхоз будет вести единый государственный реестр производителей экологической продукции, в который будут включаться производители, подтвердившие улучшенные характеристики своего товара. Перечень документов по стандартизации «зеленой» продукции будет утвержден правительством. Закон должен вступить в силу 1 марта 2022 года.

Закон распространится на производство продукции растениеводства, животноводства, водных биологических ресурсов, рыбной продукции, в том числе аквакультуры, семян, частей растений, применяемых для воспроизводства сортов сельскохозяйственных растений, пестицидов, агрохимикатов, минеральных удобрений, кормов и кормовых добавок, а также продуктов питания и пищевых добавок.

Согласно документу, к «зеленой» продукции нельзя будет отнести продукцию, выращенную при помощи методов генной инженерии, генно-инженерно-модифицированных и трансгенных организмов. Документ также вводит запреты на применение ионизирующего излучения и на использование упаковки, которая может привести к загрязнению улучшенной сельскохозяйственной продукции. Производители должны будут использовать повторно перерабатываемую или биоразлагаемую упаковку. При выращивании «зеленой» продукции необходимо применять умеренно опасные и малоопасные пестициды.

Также будут ужесточены требования по содержанию тяжелых металлов в минеральных удобрениях, которые будут использоваться при производстве «зеленой» продукции. Кроме того, предполагается установить более жесткие требования к использованию пищевых добавок, ферментных препаратов, антибиотиков, стимуляторов роста и откорма животных, гормональных препаратов, которые будут устанавливаться национальными стандартами.

Исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко сказал «Агроинвестору», что к «зеленой» продукции на самом деле текст закона прямого отношения не имеет, потому что, если его посмотреть внимательно, там идет речь о продукции с улучшенными характеристиками, а улучшенным может быть все, что угодно. «Сейчас точно ясно, что с появлением «зеленой» продукции потребитель запутается еще больше, учитывая, что в его сознании все еще не до конца укрепилось понятие «органических товаров», а уже появился новый тип продукции, которую пытаются позиционировать почти в том же сегменте, что и органику, — рассуждает он. —  Главная проблема этого закона в том, что он, по сути, является клоном закона об органике. В документе заложены аналогичные понятия: реестр, сертификация, знак и т. д. Было бы лучше, если бы закон разрабатывался самостоятельно, не повторяя того, что сделано в органике. Поэтому потребителю будет сложно разобраться, где какая сертификация, какой знак и в чем принципиальное отличие этих товаров». По мнению Мироненко, конкуренции между органикой и «зеленой» продукцией не может быть, потому что органика — это самостоятельный вид сельхозпроизводства со своими правилами и технологиями, а «зеленая» продукция — это та же промышленная продукция, но улучшенная по отдельным характеристикам. Поэтому она, скорее, будет конкурировать с обычной индустриальной продукцией, чем с органической, потому что при ее производстве разрешено применение антибиотиков, пестицидов, агрохимикатов и так далее, говорит он.

По словам руководителя Плодоовощного союза Михаила Глушкова, главная проблема «зеленой» продукции в низком спросе на нее. «Для меня пока большой вопрос, насколько будет пользоваться спросом такой товар. Тут нужно пойти опытным путем и посмотреть, удастся ли производителям продать «зеленую» продукцию дороже, чем обычную, особенно с учетом подорожания последней. Даже на обычную продукцию сейчас спрос ограничен», — рассуждает Глушков. По его словам, проблем с технологией производства и земельным банком сейчас нет. Если фермеры и сельхозпроизводители увидят, что производство «зеленой» продукции — это выгодно, они будут ее выращивать, уверен Глушков.

Ситуация с экспортом «зеленой» продукции аналогичная — нужно понимать куда и по какой цене ее вывозить, продолжает он. «У нас есть еще и органическая продукция, которая экспортируется в небольших объемах. Да, наша пшеница всем нужна. Но нужна ли кому-то органическая пшеница? — задается вопросом Глушков. — С моей точки зрения, это очень узкие ниши, которые только начали развиваться. Даже органическая продукция сейчас не так сильно востребована, по сравнению с общими объемами экспорта. «Зеленая» хоть и отличается от органической, но это одна и та же ниша с одними и теми же потребителями».

Вице-премьер Виктория Абрамченко ранее говорила, что сельхозпродукция с улучшенными характеристиками должна быть выделена в отдельный сегмент и стать более доступной для потребителей. «Выделение такой продукции в отдельный сегмент позволит российскому потребителю осознанно выбирать "зеленые" продукты, с другой стороны — повысить ее конкурентные преимущества за рубежом, сформировать на внешнем рынке положительный имидж страны как поставщика сельскохозяйственной продукции и продовольствия с особыми характеристиками», — отмечала Абрамченко и добавляла, что, согласно оценкам экспертов, доля «зеленой» продукции может составить до 10-15% российского экспорта.

Загрузка...