USD

70.835 (0,08%)

EUR

80.063 (0,35%)

MOEX

2800.94 (0,67%)

BRENT

42.87 (1,23%)

Пшеница

533.4 (1,60%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

USD

70.835 (0,08%)

EUR

80.063 (0,35%)

MOEX

2800.94 (0,67%)

BRENT

42.87 (1,23%)

Пшеница

533.4 (1,60%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

USD

70.835 (0,08%)

EUR

80.063 (0,35%)

MOEX

2800.94 (0,67%)

BRENT

42.87 (1,23%)

Пшеница

533.4 (1,60%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

Компании

В Красноярском крае построят завод по глубокой переработке зерна за 30 млрд рублей

Он будет выпускать клейковину, кормовые дрожжи, биоразлагаемый полимер и лизин-хлорид

В прошлом году «Сибирская аграрная группа» планировала вложить в проект в два раза меньшую сумму
Е. Разумный
В прошлом году «Сибирская аграрная группа» планировала вложить в проект в два раза меньшую сумму
Е. Разумный

В Красноярском крае к 2023 году планируют построить завод по глубокой переработке зерна мощность 250 тыс. т пшеницы в год, сообщил ТАСС со ссылкой на Минсельхоз региона. Стоимость проекта оценивается в 29,4 млрд руб. Завод будет выпускать до 21 тыс. т клейковины, до 52 тыс. т кормовых дрожжей и до 30 тыс. т биоразлагаемого полимера (PLA) в год. Кроме того, планируется производство до 40 тыс. т лизин-хлорида.

Представитель краевого агроведомства рассказала «Агроинвестору», что проект будет реализовывать компания «Сибагро биотех», зарегистрированная в августе 2019-го. По информации kartoteka.ru, эта компания является 100%-ной «дочкой» «Сибирской аграрной группы», которая еще в 2019 году сообщала о планах построить завод. Правда, тогда сумма инвестиций в него оценивалась в два раза меньше — 15 млрд руб. По словам представителя регионального Минсельхоза, стоимость проекта была увеличена за счет расширения ассортимента выпускаемой продукции. «Но цифры еще будут корректироваться», — добавила она.

Ранее, когда стало известно о планах агрохолдинга построить завод, заявлялось, что он также будет производить биоэтанол.  «Производство биоэтанола может стать локомотивом развития этого предприятия, поскольку этот рынок до недавнего времени имел существенные ограничения — ввод новых мощностей мог повлечь снижение стоимости этого продукта. Однако сейчас разрешено применение биоэтанола в производстве бензина. Это перспективная, интересная тема», — говорил совладелец «Сибирской аграрной группы» Андрей Тютюшев (цитата по «Коммерсанту»). В ответ на запрос «Агроинвестора» представитель группы посоветовала обратиться за разъяснениями в региональный Минсельхоз.

Проект по глубокой переработке зерна в Красноярском крае целесообразен с точки зрения роста внутреннего спроса на зерно, говорит вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. «Это будет якорь, который снизит необходимость в экспорте зерна. А если есть стабильный внутренний спрос, то это будет еще и стимулировать внедрение новых технологий и повышение урожайности», — добавляет он. По словам Корбута, продукция, которую планирует выпускать завод, востребована и перспективна. Так, клейковина — традиционный продукт, производство которого позволит использовать избыток зерна. При этом перспективы поставок клейковины как на внутренний рынок, так и на экспорт он оценивает как достаточно хорошие. Биоразлагаемые полимеры, как и кормовые дрожжи — тоже очень интересны. «То есть вся заявленная линейка продуктов перспективна. Если проект будет реализован достаточно быстро, то на рынке у него будут явно неплохие позиции», — рассказал Корбут «Агроинвестору».

Гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко считает, что построить завод за три года вполне реально, но компании придется искать рынки сбыта для продукции. «И это не Красноярский край», — прокомментировал он «Агроинвестору», добавив, что клейковина на рынке востребована.

При глубокой переработке пшеницы, а именно при выделении крахмала «А», есть два основных направления развития, говорит президент Ассоциации российских производителей крахмалопаточной продукции («Роскрахмалпатока») Олег Радин. Первый — крахмал и его модификации, сиропы с различным содержанием фруктозы, некоторые органические кислоты. Второе направление — аминокислоты, спирты, биопластики. И как побочный продукт — клейковина (пшеничный глютен). «Но пшеничные модифицированные крахмалы не очень востребованы в пищевой промышленности. Как правило, пищевые модификации делают либо из кукурузы определенных сортов (с повышенным содержанием амилопектина), либо из картофеля. Индустриальные модификации уже делаются в России, и, по итогам прошлого года, рынок достиг своего максимума, он почти не растет. Поэтому, если производство «Сибагро биотех» априори направлено на экспорт, то, возможно, импортерам — потребителям оно будет интересно», — говорит Радин.

Из-за тренда Gluten — Free и популяризации здорового питания могут появиться проблемы с реализацией клейковины, продолжает он. «Международные эксперты также считают, что этот рынок достаточно ограничен. В Евросоюзе, например, цена на глютен снижается из-за перепроизводства. В России рынок почти в три раза меньше, чем уже действующие мощности предприятий, с учетом производства L- лизин сульфата. Клейковина — это все-таки побочный продукт переработки, а куда девать крахмальную часть?», — рассуждает Радин. Он также напоминает, что в России есть ограничения по использованию пшеничного глютена в хлебопечении, что бьет по сбыту некоторых компаний. «Хотя мы сейчас и работаем в этом направлении вместе с Минсельхозом и Комиссией ЕАЭС для расширения порогового значения в пищевом регламенте (ТР ТС 021/2011), процесс этот не быстрый», — добавляет он.

«Технологий производства биополимеров из крахмала не так и много, и они все находятся под семью печатями. Если компания будет реализовывать свои планы, нужно учитывать и рынок сбыта. Он, к сожалению, в России не развит», — говорит Радин. В целом, по его словам, биопластик — перспективное и интересное направление развития, но очень дорогостоящее и технологически сложное.

«Я буду рад, если этот проект реализуют. К тому же, с подачи Минсельхоза в феврале было подписано постановление о возмещении прямых понесенных затрат, в том числе и для сегмента глубокой переработки зерна», — говорит Радин. По условиям нормативного акта, компания, которая хочет получить 20%-ный капекс, должна взять на себя обязательство экспортировать продукцию в объеме от 5% до 35% фактической стоимости объекта. «На наш взгляд, это позитивная динамика развития индустрии. Например, в США существуют разные программы поддержки производителей продуктов глубокой переработки зерновых. Как следствие, наиболее преуспевшие на этом рынке транснациональные компании имеют американские корни», — заключает Радин.

«Полагаю, что в России не хватает мощностей и технологий по глубокой переработке зерна и производству высокотехнологичных продуктов, например, того же полилактида», — считает начальник центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. При этом, по ее словам, инвестиционная активность в АПК в ближайшие годы снизится из-за возросших рисков на потребительском рынке, роста производственных издержек из-за удорожания логистики, девальвации рубля, и повышения стоимости привлечения средств в проекты, в том числе частных, в условиях паники на финансовых рынках.

«Ситуация в мировой экономике сегодня говорит о том, что в 2020 году наиболее вероятна мировая рецессия, сокращение роста ВВП в Китае и странах, где до этого наблюдались наибольшие темпы роста, падение главных мировых экономик, в частности ЕС и США», — сказала Снитко «Агроинвестору». Также в большинстве стран впервые за долгие годы будет отмечено снижение номинальных доходов населения. «В этих условиях прогнозировать, какова будет динамика мирового спроса на различные товары в ближайшие четыре-пять лет, сложно», — заключает она.

Партнер компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов говорит, что в текущей ситуации многое зависит от кредитующей стороны. Сворачивание крупных проектов в основном сейчас связано с неопределенностью в банковском секторе, добавляет он. «Сейчас крупные заявленные проекты по переработке зерновых в большинстве своем находятся на начальной стадии и пока финансируются за счет средств инвесторов. Я думаю, что у инвесторов таких проектов есть возможность поддерживать их три-восемь месяцев, но после этого уже будут необходимы более существенные финансовые вложения. Наступит активная фаза: строительство, поставка оборудования и станет критичным подключение банков», — рассказал он «Агроинвестору». Если ситуация в мире и в России в течение ближайших трех месяцев не станет более прогнозируемой, в первую очередь в банковской сфере, то крупные проекты будут замораживаться, а новые — откладываться. «В любом случае все индивидуально, и зависит, как от настроя инвестора, так и от фазы отдельных проектов», — заключает Шафоростов. 

Загрузка...

реклама