Компании

«Русагро» хочет признать банкротом основателя «Солнечных продуктов»

Предприниматель также подал заявление о собственном банкротстве

«Волжский терминал»
«Волжский терминал»

Группа «Русагро» обратилась в Арбитражный суд Москвы с иском о признании банкротом основателя холдинга «Солнечные продукты» Владислава Бурова из-за неисполнения поручительства по одному из кредитов. Ранее сам предприниматель обратился в суд с заявлением о признании себя несостоятельным. Оба заявления оставлены судом без движения до ноября.

В конце 2018 года группа «Русагро» выкупила права требования к структурам «Солнечных продуктов» по кредитам Россельхозбанка на 34,7 млрд руб., хотя ранее предполагалось, что она будет стратегическим инвестором «Солнечных продуктов», а Буров по условиям сделки останется совладельцем холдинга. Приобретенный в 2018 году долг превышал 80% от общей внешней долговой нагрузки «Солнечных продуктов». С тех пор «Русагро» выкупила ряд активов холдинга. В «Русагро» уточнили, что Буров должен группе по уже вступившему в силу решению суда более 100 млн руб., пишет «Коммерсантъ».

Как следует из решения Хамовнического районного суда Москвы, задолженность связана с поручительством Владислава Бурова по кредиту структуры «Солнечных продуктов» АО «Новосибирский жировой комбинат» (НЖК), права на который выкупила «Русагро». На дату завершения конкурсного производства в НЖК, в июне 2021 года, у комбината оставался долг перед «Русагро» свыше 105 млн руб., который и был взыскан с Бурова.

Буров в ходе рассмотрения дела заявил встречный иск с просьбой расторгнуть договор поручительства из-за изменившихся обстоятельств, пишет «Коммерсантъ». По мнению предпринимателя, «Русагро» сама создала условия для банкротства структур «Солнечных продуктов». По словам источника издания, основатель «Солнечных продуктов» рассматривает банкротство как защитную меру в ходе корпоративного конфликта.

Управляющий партнер, адвокат юридической группы «Ратум» Ольга Романова говорит, что Буров подал заявление о собственном банкротстве 30 сентября — за день до окончания действия моратория на банкротство, а «Русагро» обратилась в суд 3 октября. Теперь, по ее словам, сторона, первая устранившая нарушения, сможет влиять на выбор арбитражного управляющего. «Каждый хочет назначить подконтрольного ему управляющего, хотя по закону он должен быть независимым, но все прекрасно понимают, что он весьма условно независимый», — сказала она «Агроинвестору». 

Адвокат, партнер «Правовой группы» ​Владимир Шалаев тоже говорит, что благодаря тому, что Буров первым обратился в суд, у него есть возможность назначить лояльного арбитражного управляющего, а также попытаться оспорить имеющиеся требования через «банкротные» основания. По его словам, также имеется некоторая вероятность признания договоров поручительства недействительными.

Ранее сообщалось, что «Русагро» планирует привлечь Бурова к субсидиарной ответственности, продолжает Романова. По ее словам, подобная практика, когда руководителя или собственника привлекают к субсидиарной ответственности за долги компаний, уже сложилась. «В таком случае будут рассматриваться все имеющиеся активы, также могут отслеживаться сделки, переводы имущества на родственников, детей и прочее. Если были предприняты какие-то попытки сохранить активы, то арбитражный управляющий будет проверять все данные по сделкам вплоть до пяти лет», — рассказала Романова. В итоге, объясняет она, в зависимости от того, с чьей стороны будет привлечен управляющий, будет зависеть и доскональность поиска сохранившегося имущества.

«В 2018 году сообщалось, что у “Русагро” планируется сделка с “Солнечными продуктами”, а у Бурова останется пакет акций <...>. Получается, что они не договорились, если “Русагро” выкупила долги у банка. Хотя, вероятно, в этом и была суть сделки: “Русагро” выкупает задолженность, таким путем входит в холдинг, и снимаются обязательства непосредственно с Бурова. Но это только предположение, хотя зачастую так все и выстраивается. А почему они вошли в зону конфликта — непонятно», — рассуждает Романова. По ее словам, обычно подобные дела с большими долгами рассматриваются не один год. 

Член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова говорит, что законодательство позволяет осуществить взыскание денежных средств, в том числе при перемене стороны обязательства, в данном случае — кредитора. Основным доказательством этого является заключенный между «Русагро» и Россельхозбанком договор цессии (уступки прав требования). По ее словам, максимальный срок банкротства физлица может достигать нескольких лет с учетом результатов по реструктуризации задолженности, наличия спорного имущества, количества кредиторов. Срок рассмотрения дела зависит также от степени загруженности суда и полноты представленных документов.

Больше новостей АПК — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Загрузка...