Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Жесткая посадка
Екатерина Сорочкина
Агроинвестор
27 ноября 2008
Агробизнес будет чувствовать последствия кризиса еще три года
журнал «Агроинвестор»
ноябрь 2008
Фото: В. Пузыревская

Агрокомпании уже успели ощутить последствия разразившегося в стране финансового кризиса. Самые распространенные — затягивание рассмотрения заявок на кредиты либо отказ в их выдаче, рост ставок более чем до 20%, повышение залоговых требований и падение капитализации публичных компаний. Скоро участятся банкротства: у многих компаний, особенно средних, долги в 3 раза превышают годовую EBITDA. Темпы роста сельского хозяйства замедлятся, не сомневаются эксперты. Выиграть могут только крупные агрохолдинги: они присматриваются к подешевевшим активам и намерены расширять бизнес за счет сделок M&A.

За два последних месяца кризис успел затронуть почти всех игроков агрорынка. «К нам поступает информация из региональных органов управления АПК, коммерческих организаций, союзов и ассоциаций о трудностях кредитования отрасли», — признал месяц назад министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. У компаний возникают затруднения не только с инвесткредитами, но и с кредитами на пополнение оборотных средств, уточнил он. Глава Минсельхоза предложил «проанализировать текущую ситуацию», чтобы крупные инвесторы не ушли из агросектора, а банки продолжили кредитование, остановка которого опасна стагнацией сельского хозяйства.

Приходите завтра

В числе последствий кризиса участники рынка, опрошенные «Агроинвестором», чаще всего упоминают проблемы с получением кредитов. Топ-менеджер зерновой компании из Забайкальского края, попросивший не называть его имени, рассказывает, что в сентябре запросил у Сбербанка двухлетний кредит на 40 млн руб., чтобы закончить строительство производственного объекта и закупить для него оборудование. «Мы давно сотрудничаем с этим банком, обычно такие вопросы решаются за неделю», — говорит он. Но в сентябре, знает топ-менеджер, несколько недель даже не собирался кредитный комитет.

А когда он наконец состоялся, компании предложили займ под 16% вместо 12%. В РСХБ и «Промсвязьбанке» зерновикам объявили ставку «не меньше 18% с перспективой повышения до 20%», продолжает топ-менеджер. Отказываться от займа компания не будет, но теперь придется пересматривать параметры проекта и снизится прибыль по итогам года, расстраивается он.

В калужской агрофирме «Детчинское» решения РСХБ о выдаче 300 млн руб. на строительство молфермы ожидают с декабря прошлого года. «Официального отказа нет, просто нас все время просят подождать», — сетует Павел Савин, гендиректор компании. Сейчас ферма (1200 коров) готова на 70%. Кредит нужен на покупку скота, техники и завершение строительных работ. «Детчинское», как и забайкальская компания, готово взять его даже в случае повышения ставки. «Сроки окупаемости тогда, конечно, удлинятся, но без кредита мы не сможем запустить ферму, а значит, не сможем отдать кредиты, полученные на этот проект в 2006 году», — объясняет директор. Два года назад «Детчинское» взяло у РСХБ на 8 лет под 16% 27 млн руб. на оборудование и под 14% — 123 млн руб. на строительство объекта. «Топ-Агро» (Волгоградская область) тоже переносит завершение комплекса на 26 тыс. свиней из-за проблем с кредитованием. «В конце 2007 года мы подали документы, прошли кредитный комитет, но ВТБ неожиданно отказался подписывать договор», — недоумевает Вячеслав Кичкин, гендиректор компании.

С 2008 года изменился порядок получения госгарантий, и пришлось оформлять новый пакет документов. Вторую заявку «Топ-Агро» подала в банк «Возрождение». «С первым траншем проблем не было, документы на получение второго подали 10 октября», — говорит Кичкин. Он надеется, что очередной транш тоже придет своевременно.

Заемные средства сейчас дороже в среднем на 3%, чем в июне-июле, подсчитал Сергей Кузнецов, замгендиректора по развитию «Руссагропром-холдинга». Компании нужен кредит на 150 млн руб., чтобы закончить строительство молочной мегафермы в ЮФО. Проект готов на 80%, и в него уже вложены 600 млн руб. «Мы говорили со Сбербанком, но он предложил условия, на которых кредитные деньги нам просто не нужны — самим профинансировать 30% стоимости проекта!» - возмущается Кузнецов. По его словам, РСХБ обещает холдингу более выгодные условия, но какие, не говорит. Компания столкнулась и с увеличением ставок по кредитным линиям, открытым в 2007-м и начале 2008 года. «Сбербанк воспользовался прописанным в договоре правом [повысить процент в случае форс-мажора] и на 2% поднял ставки», — говорит Кузнецов. В результате ферма будет окупаться на 1-1,5 года дольше.

Ставки по ранее взятым кредитам поднялись на 2% годовых, подтверждает Андрей Даниленко, президент молочного холдинга «Русские фермы». Возможностью повысить ставки, по его словам, воспользовались в первую очередь банки, у которых раньше проценты были ниже фактической инфляции, — такие как Сбер. Из-за паники на фондовом рынке ставки по уже выданным кредитам выросли на 1,5-2%, оценивает Дмитрий

Пискунов, гендиректор «Стойленской Нивы». «Ситуация с выдачей новых кредитов — инвестиционных и оборотных — абсолютно непрозрачна, все происходит по формуле «приходите завтра», — недоволен он. Причем «завтра», иронизирует Пискунов, банки относят минимум на начало 2009 года.

Коррекция планов

Стоимость кредитов выросла с 12-15% до 20% и более, комментирует Максим Клягин, аналитик УК «Финам Менеджмент». Из-за недоступности финансирования и роста его стоимости компании могут перенести или не полностью реализовать свои инвестпрограммы, говорит Михаил Красноперов, аналитик УК «Тройка диалог». Это может привести к замедлению темпов роста как отдельных игроков, так и всего сельского хозяйс-тва, опасается он.

Участники рынка действительно пересматривают свои планы. «У нас есть проект крупнейшей в России молочной фермы на 29 тыс. КРС стоимостью 3,5 млрд руб., — утверждает Кузнецов из «Руссагропрома». — Мы отправили запросы в отделения ведущих банков регионов, где хотим ее строить, но получили условия, при которых объект не окупится и за 10 лет». Банки, по словам Кузнецова, потребовали двойного обеспечения кредита и 20% годовых.

От строительства двух комплексов на 1,5 и 1 тыс. коров может отказаться «Подгорнов и К» (Вологодская и Ярославская области). «В прошлом году мы получали кредиты РСХБ под 11-14%, а с июля по сентябрь они поднялись до 16%», — объясняет гендиректор компании Полиект Подгорнов. Проектные работы на первой ферме (1 тыс. коров) завершатся в ноябре-декабре. Если к этому времени не повысят субсидии на молоко, а банки не снизят ставки, то строительство заморозят. А вот в «Русских фермах» не собираются приостанавливать начатые ранее работы. «Достроим все, что планировали, — заявляет Даниленко, — построим сырный завод, а также завершим все, во что уже вложены деньги». «Стойленская Нива» ужесточит требования к планируемым инвестпроектам. «Прежде всего будем реализовывать те, которые приведут к росту выручки, EBITDA и с горизонтом окупаемости не больше двух-трех лет», — формулирует Пискунов.

Ушли от ответа

Банки, похоже, еще не определились с дальнейшей кредитной политикой. Большинство опрошенных банков не ответили на письменные запросы или отказались общаться с корреспондентом «Агроинвестора».

Александр Зуев, начальник отдела по работе с предприятиями АПК «Пробизнесбанка», признался, что вопрос о кредитовании агрокомпаний можно закрыть минимум до конца года. «Сейчас осталось только три банка, которые могут давать кредиты [сельхозпроизводителям], — Сбер, ВТБ и Газпромбанк, но их подход к кредитованию слишком консервативен», — говорит он. В РСХБ заверяют, что не собираются ограничивать либо останавливать кредитно-финансовую поддержку агропредприятий. Банк спрогнозировал негативные тенденции на финансовом рынке и заранее создал «значительный запас ликвидности», заявили в его пресс-службе. Этот запас «позволяет продолжить кредитование сельхозпроизводителей и сельского населения», уверяют в РСХБ. Средняя ставка по «вновь предоставленным» кратко- и долгосрочным кредитам для юрлиц, кроме СПК, с сентября увеличена минимум до 17%, признали в РСХБ.

Одной из приоритетных отраслей называет агропром Илья Володченко, начальник управления по работе с сельхозпредприятиями и предприятиями пищевой промышленности «Альфа-банка». Однако избежать повышения процентных ставок в условиях кризиса не удастся, не отрицает он. Володченко признает, что стоимость кредитов выросла, не говоря, впрочем, насколько. «В отличие от других банков у нас нет фиксированных ставок, условия каждого договора уникальны», — говорит он.

Средние игроки — в зоне риска

Степень уязвимости агрокомпании, по мнению Красноперова из «Тройки диалог», зависит от того, какой процент долга ей нужно погасить в ближайшей перспективе. «Многие рассчитывали успешно рефинансировать краткосрочные долги во второй половине 2008 года, но сейчас сделать это почти невозможно, [придется продавать активы]», — прогнозирует он.

В некоторых сегментах АПК долговая нагрузка может быть очень высокой, говорит аналитик. Производители сельхозпродукции, воодушевленные резким повышением цен в 2007 году, анонсировали крупные инвестиции и запланировали увеличение масштабов бизнеса. Поэтому у многих большие долги — соотношение долг/EBITDA превышает 3, знает Красноперов. А вот долговая нагрузка переработчиков сельхозсырья, по его оценке, в пределах 2 долг/EBITDA, так как они генерируют стабильный денежный поток и при этом не планировали резкого роста.

Самые большие долги накопили непубличные компании, считает аналитик ИК «Атон» Андрей Маньков. Они и пострадают от кризиса первыми: у таких игроков не было возможности привлекать инвестиции в собственный капитал, поэтому для быстрого роста они наращивали долговые обязательства. Сейчас частные компании рассматриваются банками как наиболее рисковые заемщики, и рефинансировать кредиты им сложнее, чем публичным. Сельхозпроизводители пострадают еще и потому, что ритейл начнет задерживать выплаты переработчикам, а те, в свою очередь, — аграриям, говорит Маньков. Единственный плюс для них в условиях кризиса, резюмирует он, — намерения государства усилить поддержку АПК.

Менее других защищены средние компании. Именно они, по мнению Красноперова, анонсировали большие инвестиционные планы и смело брали кредиты. «У мелких игроков не было таких агрессивных стратегий, а крупные генерируют стабильные финансовые потоки», — объясняет он. «У лидеров АПК достаточный запас прочности, чтобы пережить трудное время без критических потерь, — вторит ему Клягин из «Финама». — Некоторые из них даже смогут извлечь из ситуации пользу за счет скупки с большим дисконтом активов конкурентов».

Володченко из «Альфа-банка» замечает, что компании, имеющие маржинальный заработок на переработке, экспорте и хранении того же зерна, устойчивее тех, кто занимается только его производством. Преимущество теперь будет у холдингов с диверсифицированным бизнесом, согласен Пискунов из «Стойленской Нивы». Свой холдинг он тоже относит к числу таких игроков, планируя приобретение новых активов. Пискунов ждет дисконта по M&A и не исключает увеличения темпов роста «Стойленской Нивы». В сентябре в интервью «Агроинвестору» Пискунов говорил о намерении финансировать сделки M&A в сфере хлебопечения. «Когда что-то падает в цене, нужно покупать», — поддерживает Кузнецов из «Руссагропрома». Его компания рассматривает несколько предложений о приобретении молферм от банков, которые получили или вот-вот получат агроактивы в счет погашения кредитных долгов. «Если рынок не восстановится, то таких предприятий будет огромное количество», — предвкушает Кузнецов. Удешевления необрабатываемых земель и объектов на вторичном рынке ждет и Даниленко из «Русских ферм». Он не исключает расширения своего бизнеса за счет приобретения молочных комплексов.

Что теперь делать

В условиях кризиса нужно всеми возможными способами урезать затраты, рекомендует Клягин. Это поможет агрокомпаниям высвободить средства, ставшие недоступными на финансовом рынке. Даниленко из «Русских ферм» так и сделает. Он хочет провести ревизию расходов и сократить затраты, «несущественно влияющие на производительность предприятий и не покрываемые доходами». Аграриям нужно внимательнее оценивать покупателей, настаивающих на отсрочках платежа, добавляет Маньков. Не стоит пока вкладываться в новые проекты, советует Володченко, лучше присмотреться к обанкротившимся хозяйствам. Если же условия кредитования становятся неподъемными, а собственных средств не хватает, нужно, наоборот, продавать активы или привлекать стратегических инвесторов, размышляет Клягин.

Прогнозировать длительность кризиса аналитики не берутся. Участники рынка ожидают позитивных изменений в кредитовании к началу 2009 года. «Не могут же банки вообще не выдавать кредитов», — говорит Кузнецов. А вот в производственной сфере, по его словам, последствия кризиса будут ощущаться еще два-три года. Но они будут негативными для неэффективных компаний, считает Даниленко. «Я дотяну до следующего года с рентабельностью от 1 до 3% вместо 30-50%, к которым все привыкли, а вот слабые игроки прекратят существование. Для оставшихся на рынке откроются большие возможности», — уверяет он.

Первые последствия
-Повышение кредитных ставок
-Увеличение сроков рассмотрения заявок
-Ужесточение требований к заемщикам
-Сокращение/перенос компаниями сроков инвестпрограмм либо отказ от их реализации
-Технические и реальные дефолты эмитентов облигаций
-Банкротства мелких и средних сельхозпроизводителей
-Активизация сделок M&A
-Замедление темпов роста отдельных компаний и всего агрорынка
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама