USD

77.765 (-1,58%)

EUR

91.116 (-1,79%)

MOEX

2905.81 (-0,15%)

BRENT

42.09 (1,28%)

Пшеница

578 (5,21%)

Сахар

13.51 (0,67%)

USD

77.765 (-1,58%)

EUR

91.116 (-1,79%)

MOEX

2905.81 (-0,15%)

BRENT

42.09 (1,28%)

Пшеница

578 (5,21%)

Сахар

13.51 (0,67%)

USD

77.765 (-1,58%)

EUR

91.116 (-1,79%)

MOEX

2905.81 (-0,15%)

BRENT

42.09 (1,28%)

Пшеница

578 (5,21%)

Сахар

13.51 (0,67%)

Инвестиции

Сторговались

www. flickr.com
www. flickr.com
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

В истории принятия закона о госрегулировании торговли скоро поставят точку

В осеннюю сессию депутаты

Госдумы рассмотрят и примут одобренный правительством закон о торговле. Чиновники из разных ведомств, ритейлеры и участники агрорынка пять лет не могли договориться между собой, пока им не помог Владимир Путин, распорядившийся решить вопрос за 10 дней. В финальном варианте не прошло предложение Минсельхоза ввести госрегулирование цен. Зато агропроизводители и поставщики продовольствия получили массу преференций. «Входные билеты» и другие бонусы сетям, кроме премии за объем товара, теперь отменят, а отсрочки оплаты продукции — ограничат максимум 45 днями.

У закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности» давняя история. Пять лет назад Алексей Гордеев, возглавлявший тогда Минсельхоз, написал письмо президенту Владимиру Путину, в котором предложил облегчить доступ в крупные розничные сети товарам российских производителей агропродукции и продовольствия. После этого Минэкономразвитию было поручено к июню 2007 года разработать законопроект. Но тема регулирования взаимоотношений поставщиков и ритейлеров оказалась настолько болезненной, что на поиск компромисса предпринимателям и госчиновникам потребовалось еще два года.

Блицкриг Путина

В начале июня 2009 года Минпромторговли внесло в правительство свой проект закона, объявив, что он может вступить в силу уже в сентябре. Согласно версии министерства, поддержанной Ассоциацией компаний розничной торговли (АКОРТ), ритейлу не запрещалось устанавливать бонусы для поставщиков, о запрете этих выплат в проекте не говорилось. Штраф за просрочку платежей поставщикам чиновники предложили установить в максимальном размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ в день. Порог доминирования (занимаемая сетью доля, при превышении которой она может быть признана доминирующей на локальном рынке) сохранялся на уровне 35%.

Однако группа депутатов Госдумы от «Единой России» во главе с Ириной Яровой посчитала, что закон в таком виде отстаивает исключительно интересы розницы. Они предложили свой, альтернативный документ, где порог доминирования ужесточался до 25%, были записаны периоды допустимых отсрочек расчетов за поставленный товар. А главное, ограничивалась торговая наценка на социально важные продукты питания (эту же меру отстаивал и Минсельхоз при Гордееве). Последнее фактически означало возврат к практике прямого госрегулирования рыночных цен. Свой текст разрабатывал и Совет Федерации. Всего в июне обсуждалось пять вариантов законопроекта, подсчитал председатель думского комитета по экономполитике Евгений Федоров.

Все последние годы эти и другие проекты торгового закона обсуждались на комиссиях в министерствах, отправлялись на межведомственные согласования, выносились на правительственные комиссии и парламентские слушания. Все шло к тому, что закон окончательно «зависнет» либо станет рамочным: согласовать почти взаимоисключающие интересы разных групп, казалось, невозможно.

Точка в этой истории была поставлена только после принятия политического решения. На 25 июня Владимир Путин назначил расширенное заседание правительства, на котором должна была решиться судьба закона, за подготовку проекта которого на тот момент отвечал его первый зам Виктор Зубков. Попросив участников заседания подождать и пригласив с собой Зубкова, нескольких представителей ритейла и поставщиков, премьер отправился вместе с ними в ближайший торговый центр «Перекресток». Там Путина удивила разница между отпускными и розничными ценами — прежде всего на молоко и мясо. «Почему у вас сосиски стоят 240 руб.? Это нормально?» - возмущался премьер, изучая ценники. «По 39 руб. 50 коп. кефир продают!» - подсказывал ему Зубков. На ответные аргументы топ-менеджера «Перекрестка» Путин почти не обращал внимания: «Я вам могу показать ваши наценки. Вот, докторская колбаса. Наценка — 52%». «А у вас какие отпускные цены на мясо?» - спрашивал Путин владельца «Мираторга» Виктора Линника. «В два раза», — констатировал премьер, получив в ответ цифру 150-160 руб./кг и сверившись с ценниками на прилавке (все цитаты — «Коммерсантъ»). «Нужно принимать закон», — поставил диагноз глава кабинета, вернувшись к участникам совещания. Выслушав аргументы сторон, в том числе агропроизводителей, ритейлеров и ФАС, он поручил Зубкову закончить работу над законопроектом в течение 10 дней. Распоряжение Путина было выполнено: в июле правительство одобрило его и внесло в Госдуму.

Поступивший в нижнюю палату проект представляет собой версию Минпромторговли, доработанную с учетом инициатив альтернативного текста единороссов. «Последняя версия законопроекта подготовлена с максимальным учетом замечаний всех сторон, фактически [в правительстве] было проведено нулевое чтение», — уверяет замминистра промышленности и торговли Станислав Наумов. Закон «отвечает тем задачам, о которых говорил премьер-министр: удалось соблюсти баланс интересов по всей цепочке, используя рыночные механизмы регулирования», — доволен Зубков, которого цитирует Прайм-ТАСС. Форсировать принятие закона, по его словам, заставил кризис: потребительские доходы сокращаются, а наценки ритейлеров составляют до 50-100%, объяснял Зубков после рассмотрения проекта правительством.

Депутаты рассмотрят документ в ходе осенней сессии. Если его примут оперативно, то вскоре закон смогут одобрить сенаторы, подписать президент Медведев, и тогда он начнет действовать уже с 1 января 2010 года. О сути закона см. врез.

Проблемы есть

Проблем во взамоотношениях с ритейлом накопилось много, сетуют агропроизводители и поставщики продовольствия. «Право начать сотрудничество с сетью ничем не регламентируется, кроме пресловутой «платы за вход», — делится наболевшим Виктор Лопатин, гендиректор пивной компании «Вагант» (Москва). К тому же, добавляет он, система отбора сетью поставщиков — закрытая, в ней нет объективных критериев: если кто-то соглашается на высокий «входной билет», то это еще не значит, что другого поставщика сеть не впустит за меньшую сумму. А всевозможные бонусы — это по сути перекладывание ритейлером на производителя своих же коммерческих рисков, недоволен предприниматель. «Именно из-за жестких условий торговых сетей мы отказались от прямой работы с ними», — делится Андрей Даниленко, президент холдинга «Русские фермы», несколько лет назад пытавшийся поставлять ритейлерам Подмосковья брендированные овощи и картофель. Сейчас его компания производит молоко и молочные продукты. 90% — опт, и только 10% приходится на розничные торговые точки. Но все они несетевые, подчеркивает Даниленко. «Местные магазины нас хорошо знают, там можно напрямую общаться с владельцами, а участие в рекламных акциях не требуется», — перечисляет он. Кроме того, чтобы сотрудничать с крупной сетью, нужно вкладываться в федеральную рекламную кампанию или предлагать очень низкую цену на свой продукт, говорит Даниленко.

На многочисленные «поборы» и «ущемления» ритейлеров поставщики жалуются давно, пишет в своей статье, опубликованной в «Эксперте», главный исполнительный директор управляющей «Перекрестком» компании Х5 Retail Group Лев Хасис. Там же он признает, что торговые сети действительно «отжимают» поставщиков тем, что берут с них многочисленные бонусы (за включение товара в ассортимент, размещение на полке и т. д.), а также требуют скидок с закупочной цены и оплаты за проведение рекламный акций.

Освободили вход «Отжимать» производителей, по замыслу авторов финальной версии законопроекта, сетям теперь должно стать сложнее. Одно из главных нововведений закона — статья, где записаны права и обязанности ритейлеров и поставщиков при заключении договоров поставки. По ней включение в этот документ каких-либо бонусов (например, платы «за вход»), кроме премии за приобретаемый объем товара, недопустимо. То есть цена договора поставки может включать вознаграждение, связанное с тем, что сеть покупает у поставщика определенное количество продукта, или, наоборот, предусматривать скидку с его цены. Сети не вправе включать в договор оплату рекламы и маркетинговых услуг. Оказание любых услуг, связанных с продвижением товара, должно записываться в отдельных договорах, говорится в законопроекте. «Наконец-то мы уберем бонусы из договоров с сетями», — радуется Валерий Гачман, гендиректор алтайской зерноперерабатывающей компании «Грана». Два года назад из-за слишком высоких бонусов он был вынужден свернуть проект по выпуску продуктов быстрого приготовления (лапши с жировыми добавками, супов и каш), в который вложил несколько десятков миллионов рублей. «Даже увеличение объемов производства не давало эффекта: все перекрывалось бонусами — 5-10% стоимости товара», — вспоминает он. Их «Гране» начисляли по нескольку раз за фактически один и тот же продукт, говорит Гачман. Например, компания платила бонус и поставляла сети гречневую кашу со свининой. Через месяц она предлагала ту же гречку, но уже с курицей, и бонус начислялся вновь. В результате Гачман закрыл проект спустя полтора года после запуска: работать, по его словам, приходилось почти в ноль.

Понятием «бонус» многие ритейлеры давно не пользуются, а оплата либо неоплата дополнительных услуг никак не связана с условиями, записываемыми в договорах поставки, уверяет исполнительный директор АКОРТа Илья Белоновский. «Существуют выплаты от поставщиков, которые могут быть скидкой в цене или покупкой каких-либо услуг, например, маркетинговых и рекламных, но на возмездной основе», — утверждает он. Затраты на рекламу и маркетинг, по его словам, тоже не навязываются: если поставщик не желает покупать услуги сети по продвижению товара, то она не имеет права его принуждать. Правда, тут же уточняет Белоновский, у конкурирующей компании, подписавшей соответствующий договор, «будет более удобная выкладка и более серьезные продажи».

То, что закон ограничивает ритейлеров в возможности брать с поставщиков бонусы — плохая новость, но не для производителя, а для потребителя, пишет в «Ведомостях» сотрудник Академии народного хозяйства Вадим Новиков. Бонусы он считает косвенными скидками с закупочной цены товара, которые «не усугубляют, а смягчают проблему высокой торговой наценки». В законопроекте нет «серьезных предпосылок для резкого роста [потребительских] цен», — успокаивает Белоновский. «У сетей два варианта получить скидку с цены: сразу по накладной либо при достижении определенного товарооборота, — рассуждает он. — Другими словами, мы можем предварительно договориться с поставщиком о том, что покупаем у него товар, условно говоря, по четыре рубля, а продаем — по пять. При достижении определенного объема продаж поставщик возвращает нам заработанный рубль». Последнему это выгодно, считает Белоновский: «Получается, что на этот рубль мы его кредитуем».

Не смогут доминировать «Для нас как поставщиков [в принятии закона] могут быть свои плюсы и минусы», — размышляет руководитель управления продаж компании «Сибирский Берег» (производит снеки) Виталий Куклин. С крупными сетями удобно работать логистически, признает он, но если ритейлер доминирует в регионе, то он, как правило, «выкручивает руки» поставщику. В этом году, еще до утверждения правительством законопроекта, «Сибирский Берег» отказался платить бонусы. «Теперь мы общаемся с ритейлерами так, — описывает Куклин. — То, что они скрывают под понятиями «маркетинговый бюджет», «оплата оборудования», «бюджет на промо» и т. д., предлагаем сами, учитывая реальную цену поставки. Или не предлагаем, если контракт не соответствует нашей норме рентабельности».

А о том, чтобы сети не были монополистами на локальных рынках, обещает позаботиться ФАС. После одобрения президиумом правительства законопроекта в его тексте отсутствовало понятие порога доминирования. Однако согласительная комиссия Зубкова вернула его в закон непосредственно перед внесением в Госдуму. В проекте появилась статья, где говорится, что сети с товарооборотом более 1 млрд руб., доля которых превышает 25% объема реализованных продовольственных товаров за предыдущий год в границах городского округа или муниципального района, не вправе открывать новые магазины, а также участвовать в торгах по их приобретению. «Дискриминацией торговли» называет положение Лев Хасис. «Мы очень надеемся, что эта статья не пройдет чтений в Госдуме» - она нарушает записанный в Конституции принцип свободы перемещения товаров и услуг, вторит Хасису Белоновский. Но без этого положения «невозможно антимонопольное регулирование» ритейла, парирует депутат Яровая. Настаивать на сохранении понятия порога доминирования при рассмотрении законопроекта парламентом ранее обещал и Зубков.

Первый вице-премьер, впрочем, сделал кое-что и для ритейла: он не поддержал статью об установлении предельных, до 15%, наценок на социально значимую продукцию. Он посчитал, что вводить такую норму нельзя: товары будут «вымываться из ассортимента», поскольку ритейлеры не смогут на них зарабатывать, а значит, их станет невыгодно брать на реализацию. Нормы о предельных наценках в законе сейчас нет, подтверждает Яровая, но намекает, что запись об этом в законе все же появится при его рассмотрении в Госдуме: «Говорить о том, будет ли она там, еще рано».

Хасис против госрегулирования цен. Тем более что с поставщиков небрендированной агропродукции ведущие сети уже и так давно не берут бонусов, уверяет он. Получая премию при продаже маржинальных брендов, сети субсидируют низкие цены на первостепенные продукты питания, которые к тому же помогают им обеспечивать трафик (массовый приток покупателей), доказывает он в опубликованной «Экспертом» статье. В числе таких продуктов Хасис упоминает хлеб, молоко, яйцо и крупы. Если государство вмешается в ценовое регулирование, то агропроизводителям лучше не будет, зато социально значимые товары наверняка подорожают, не сомневается он.

Производители другого мнения. «На мясо и хлеб цены должны регулироваться», — настаивает Алексей Верхотуров, гендиректор компании «Русское зерно», поставляющей сетям яйцо, птицу, муку, крупы и хлебобулочные изделия. Полтора года назад зерно стоило в полтора раза дороже, сейчас — примерно 3 руб./кг, однако цены на хлеб ритейлеры не снижают, говорит он. Нужна максимум 15%-ная наценка на социальный ассортимент, предлагает Верхотуров.

На фиксации торговых наценок настаивали производители мяса птицы и яйца, входящие в Росптицесоюз. Наценки не должны превышать 20%, формулирует позицию птицеводов президент союза Владимир Фисинин. В этом случае яйцо будет стоить «не дороже 24 руб.» за десяток, подсчитывает он. «Сейчас же оно стоит в магазине 40-50 руб./дес., а обогащенные яйца вообще предлагают по 75 руб./дес.», — недоволен он. А ведь отпускная цена стандартного яйца — 20 руб./дес., сравнивает Фисинин. Обогащенное яйцо фабрики отпускают по 37 руб./дес., добавляет он, приводя в пример ленинградский «Роскар».

А вот Даниленко из «Русских ферм» опасается, что прямое регулирование наценки может навредить малому и среднему бизнесу. Лучше записать в тексте закона, какая именно продукция «социально значима» и оговорить вмешательство государства в ценообразование только «в особых экономических условиях», думает он. По наблюдениям Даниленко, из-за падения покупательского спроса магазины — во всяком случае, несетевые — сейчас сами ограничивают наценки 10-15 процентами. «Например, отпускная цена молока у нас — 19 руб./л, а на полке пакет лежит по 21 руб./л», — говорит он. «Мы против фиксированных наценок», — поддерживает Даниленко президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Их не составит труда обойти, объясняет он: менеджеры магазина и компании-производителя могут договориться о повышении отпускной цены, но это невозможно будет доказать. Лучше обязать ритейл предоставлять место на полке не менее чем трем производителям каждого продукта, чтобы конкурировали, оптимизируя цены, сами поставщики, предлагали в РЗС. «Но наши предложения, к сожалению, не были поддержаны [при обсуждении закона]», — говорит Злочевский.

Возвращайте деньги

Статью законопроекта об ограничении отсрочек платежей за товар 10-45 днями производители одобряют. «Сегодня сети просят отсрочек от 45 дней и более, — делится наболевшим Верхотуров. — То есть, чтобы увеличить объем оборотных средств, мы должны взять кредит в банке, произвести продукт и прокредитовать им сеть. В результате ритейлер делает 30%-ную наценку, а мы — максимум 7%-ную, да и то в хороший сезон». Отсрочки давно пора «строго регламентировать», поддерживает Лопатин из пивоварни «Вагант». Раньше крупные сети платили через два месяца, редко — через 15 дней, а теперь многие ритейлеры увеличили эти сроки в полтора-два раза, говорит предприниматель. «В начале года многие сети прислали нам письма с просьбой увеличить отсрочки», — делится Куклин из «Сибирского Берега». Денег за поставленный товар в разных регионах приходится ждать по 45-70 дней, возмущается он.

В Госдуме обещают сохранить статью об ограничении отсрочек. Длительные отсрочки — форма беспроцентного кредитования производителями торговых сетей, формулирует Яровая. Это то же самое, что «прийти в магазин, набрать продуктов и сказать: «Через месяц оплачу, а что не съем — верну обратно», — недоумевает она. Увы, до сих пор торговые сети работали именно по такой схеме, констатирует Яровая.

Что написано в законе

Правительство отказывается от регулирования цено-образования.
25%-ный порог доминирования на локальных рынках для сетей с оборотом более 1 млрд руб.
Фиксированный штраф 0,5-1 млн руб. за несоблюдение закона ритейлером (в том числе за навязывание поставщику условий поставки, требование бонусов — платы
«за вход», за изменение ассортимента и др.). Оборотные штрафы не предусмотрены.
Премия за приобретаемый объем товара — единственная выплата, которую сеть вправе запрашивать с поставщика.
Фиксированные отсрочки платежа за поставленный товар: продукции со сроком годности менее 10 дней, замороженного мяса и кур — не более 10 банковских дней, а продуктов со сроком годности более 30 дней — в течение 45 дней с момента приемки.
Контроль над соблюдением закона осуществляет ФАС. Служба вправе выносить ритейлерам предписания об устранении нарушений.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама