USD

76.682 (0,81%)

EUR

89.629 (0,79%)

MOEX

2926.13 (1,44%)

BRENT

42.21 (1,17%)

Пшеница

552 (-1,08%)

Сахар

12.89 (2,71%)

USD

76.682 (0,81%)

EUR

89.629 (0,79%)

MOEX

2926.13 (1,44%)

BRENT

42.21 (1,17%)

Пшеница

552 (-1,08%)

Сахар

12.89 (2,71%)

USD

76.682 (0,81%)

EUR

89.629 (0,79%)

MOEX

2926.13 (1,44%)

BRENT

42.21 (1,17%)

Пшеница

552 (-1,08%)

Сахар

12.89 (2,71%)

Инвестиции

Налоговое творчество

Т. Белая
Т. Белая
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Налоги начисляют на угнанный транспорт, невыпитую воду и даже на памятники Ленину

УФНС по Орловской области доначислила местной конюшне водный налог, обнаружив на территории предприятия скважину и решив, что лошадей поят из нее. Количество воды, с которого его исчислять, инспекторы определили просто: сосчитали животных и спросили, сколько выпивает каждое из них. В кризис, когда поступления в бюджеты снизились, сотрудники ФНС чаще придумывают креативные способы взимания налогов. По просьбе «Агроинвестора» юристы рассказали несколько таких случаев.

Владелец конюшни обжаловал решение налоговиков в суде и доказал, что лошади пили из озера, вода которого не может облагаться налогом. В пресс-службе УФНС по Орловской области отказались от комментариев. Юрист Николай Чернышов, ссылаясь на ст. 333.9 Налогового кодекса, объясняет, что забор воды из водных объектов для орошения земель сельхозназначения, участков ЛПХ, для водопоя и обслуживания находящихся в собственности организаций и граждан скота и птицы не облагается налогами.

Как обосновать

Руководитель практики налоговых споров ФБК Алексей Яковлев вспоминает, как его компания защищала в суде интересы топ-менеджеров колхоза Самарской области, находившегося в стадии ликвидации. Сельхоздеятельности компания уже почти не вела, в штате числились только директор и главный бухгалтер. Они распродавали имущество, писали налоговую отчетность, завершали другие дела. Остальные сотрудники работали по найму без трудовых договоров. При таком небольшом штате зарплаты директора и бухгалтера экономически необоснованны, так как не ведется операционная деятельность, решили в налоговой инспекции и потребовали снизить расходы на зарплату. Директор Дмитрий Кондратьев утверждает, что оклады были «обычными для этих должностей» в регионе. Он обратился в суд. ФБК в арбитражном суде мотивировала правоту истца тем, что именно такое количество сотрудников «минимально необходимо» для существования юрлица. К тому же деятельность директора и бухгалтера сопряжена с высокой ответственностью, поэтому размер оплаты труда адекватен их служебным обязанностям, доказывала защита. Без директора и бухгалтера организация не может даже оформлять налоговую отчетность, согласились судьи, поэтому их зарплаты нельзя считать экономически необоснованными. В УФНС по Самарской области отказались отвечать на вопросы «Агроинвестора».

В том же хозяйстве, продолжает Яковлев, на балансе числился «КамАЗ», который был в угоне. До завершения следствия компания не могла списать его. Поэтому грузовик числился на балансе, хозяйство платило за него налог на имущество, относя его на расходы и уменьшая тем самым налог на прибыль. Налог на неиспользуемое имущество экономически необоснован и его выплата занижает прибыль, рассудили в налоговой инспекции. Вместе с тем налоговики не признали и факт переплаты налога на имущество. Арбитражный суд вынес решение в пользу хозяйства: пока основное средство на балансе, за него следует платить налог на имущество. Отсутствие в данном случае у налогоплательщика права выбора (вносить налог или нет) свидетельствует об обоснованности уплаты, указал арбитраж.

Похожую историю рассказал фермер Михаил Савицкий из Тульской области. В 2007 году он продал комбайн. Чтобы не платить за него налог на имущество, Савицкий представил налоговой службе справку о продаже машины. По словам фермера, уведомление почему-то было проигнорировано, а налог продолжали начислять. Два года он платил налог на имущество за технику, которой владел, вычитая из общей суммы налог на проданную. «Потом налоговики заявили, что подадут в суд», — удивляется Савицкий. Но дело закончилось миром: налоговый инспектор попросил предоставить справку еще раз. После повторного оформления всех документов налог пересчитали и сняли претензии.

Элеваторы, приводит Яковлев еще один пример, относятся к опасным производствам и должны страховать ответственность на случай аварий. Краснодарские налоговики признали страхование одного из местных элеваторов «экономически необоснованным расходом» - организация вычитала его из прибыли. Полтора года назад таких претензий было много, помнит Яковлев. Доводы представителей ФНС строились на несоответствии закона о промбезопасности, обязывающего элеваторы страховаться, нескольким критериям закона об организации страхового дела. Если так, то покупать полисы необязательно, утверждали налоговики. Но при отсутствии страховки Ростехнадзор, руководствуясь законом о промбезопасности, запретит деятельность элеватора, доказали в суде юристы ФБК. То, что последний не соответствует формальным критериям, — вопрос к законодателям, а не к участникам рынка.

Неаграрные примеры

Юристы и консультанты рассказывают о претензиях налоговиков к неаграрным компаниям, которые, по их словам, могут быть предъявлены участникам любых рынков, в том числе сельхозпроизводителям и предприятиям пищепрома.

Пример — забор воды для производственных целей. Партнер консалтингового агентства Taxadvisor Дмитрий Костальгин два месяца назад рассказывал «Ведомостям» о претензии налоговых органов к Магнитогорскому металлургическому комбинату (ММК). Предприятию доначислили 9,9 млн руб. водного налога и 1,9 млн руб. штрафа за испарение воды с акватории Магнитогорского водохранилища. Мотивировалось такое решение тем, что ММК «частично виноват» в испарениях воды. Комбинат оспорил доначисления в суде. В течение 2008 года с ним согласились три инстанции, а 30 января 2009-го тройка судей Высшего арбитражного суда (ВАС) отказала в пересмотре дела. Объем испарившейся воды фактически не забирается и не создает объекта налогообложения, решили в ВАС, а значит, компании не должны включать испарения в расчет налога. Также есть «масса примеров», когда сельхозорганизациям начисляют налог на земли под озерами и другими водоемами, считая их дно частью примыкающих к ним сельскохозяйственных угодий, добавляет один из юристов.

В Краснодарском крае с компании «Горкомхоз» пытались взыскать с учетом штрафов 100 тыс. руб. налога на имущество за могилы и памятник Ленину, числившиеся на ее балансе. В Якутии палеонтологам, нашедшим в сельской местности кости мамонта, начислили около 30 тыс. руб. НДПИ — налога на добычу полезных ископаемых. Чернышов комментирует, что полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в добытом из недр минеральном сырье и соответствующая государственному или отраслевому стандартам. А кости мамонта — это скорее добытые «минералогические, палеонтологические и другие геологические коллекционные материалы», которые по статье 336 Налогового кодекса не облагаются налогом, рассуждает юрист. При этом сельхозпредприятия, на территории которых обнаруживают подобные находки и даже полезные ископаемые, по словам Чернышова, могут не опасаться налогов: облагаются только ценности.

Также юристы предостерегают агрокомпании от неправомерных претензий при приобретении предметов интерьера и питьевой воды для офисных сотрудников. Яковлев из ФБК говорит, что организации, покупающие питьевую воду, имеют право уменьшать свои прибыли на эту сумму, относя расходы к числу связанных с деятельностью, направленной на получение дохода. ИД Independent Media Sanoma Magazines (IMSM), издающий «Агроинвестор», бесплатно обеспечивая сотрудников чаем и кофе, закупает для кулеров питьевую воду. Налоговики пытались заставить компанию платить НДС с воды из кулеров. Но IMSM доказала в суде, что чистая вода в офисе — производственная необходимость: сотрудники не могут пить из-под крана, а значит, НДС с воды не платится. В таких случаях необходимо предоставлять суду заключения независимых экспертов о составе водопроводной воды и доказывать, что ввиду избыточного содержания примесей она может быть вредна для здоровья, говорит Яковлев.

Многие руководители компаний украшают свои кабинеты портретами президента, премьера и государственной символикой. Костальгин вспоминает, как в ОАО «Приволжские магистральные нефтепроводы» в 2008 году приобрело герб страны для кабинета директора, уменьшив прибыль на сумму покупки. Налоговые органы оспорили это решение и доначислили предприятию налог на прибыль. Компании удалось убедить суд, что украшение гербом интерьера положительно влияет на ее производственные показатели, а значит, может быть отнесено к производственным расходам. Такие ситуации складываются на предприятиях всех отраслей. Агрокомпании, где руководители плохо осведомлены в юридических вопросах и/или нет юрисконсультов, вынуждены переплачивать налоги, начисление которых на самом деле можно оспорить.

Не переплатить

Компании, реализующие мясные продукты (кроме деликатесов), зерно, комбикорм и кормовые смеси, платят НДС по сниженной, 10%-ной, ставке. Яковлев из ФБК вспоминает, как дистрибутор кормов для кошек и собак доказал, что его продукция подпадает под эту льготу: по Общероссийскому классификатору продукции сухие корма относятся к кормовым смесям, а вареные — к мясопродуктам. Корма для сельскохозяйственной птицы, КРС или свиней тоже могут облагаться НДС по сниженной ставке, если их сертифицировать как сухие кормосмеси или мясопродукты и при условии, что для такой продукции в перечне последних предусмотрен свой код, говорит Яковлев.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама