USD

74.5 (-0,66%)

EUR

90.495 (-0,37%)

MOEX

3162.67 (-0,84%)

BRENT

48.66 (0,85%)

Пшеница

582.4 (-1,02%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

74.5 (-0,66%)

EUR

90.495 (-0,37%)

MOEX

3162.67 (-0,84%)

BRENT

48.66 (0,85%)

Пшеница

582.4 (-1,02%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

74.5 (-0,66%)

EUR

90.495 (-0,37%)

MOEX

3162.67 (-0,84%)

BRENT

48.66 (0,85%)

Пшеница

582.4 (-1,02%)

Сахар

14.6 (0,62%)

Инвестиции

Не только ценный мех. Каковы перспективы производства мяса кролика в России

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Кролиководство плавно перемещается в промышленный сектор — новые технологии позволили сделать производство максимально безопасным и автоматизированным. Спрос на мясо кролика растет — его подстегивают развивающаяся индустрия детского питания и тренд ЗОЖ. Но сможет ли кролик со временем занять хотя бы несколько процентов от общего рынка мяса, зависит от целого ряда факторов

По оценкам Союза кролиководов, за период 2015—2019 годов российское производство мяса кролика выросло на 72%, и значение явно не является предельным. Отрасль имеет хорошие перспективы и в дальнейшем, уверен глава организации Андрей Червяков. Стимулировать сегмент будет рост спроса, несмотря на все негативные явления в экономике страны.

Промышленный или фермерский продукт?

Общий объем рынка мяса кролика в России составляет около 20 тыс. т, но на промышленный сегмент приходится не более 15%, рассказывает партнер компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд. В структуре совокупного производства хозяйства населения с большой долей использования ручного труда занимают более 88%, подтверждает Червяков. «ЛПХ, которые выращивают кролика, зачастую сами его и потребляют, поэтому этот объем навозможно рассматривать как доступный рынку», — отмечает он. Промышленное производство данного вида мяса специализированными предприятиями по итогам прошлого года составило 3,9 тыс. т в убойном весе. При этом, хотя нельзя сказать, что кролиководство в стране развивается на негативном фоне, некоторый отпечаток на отрасль накладывает банкротство нескольких крупных компаний, таких как «Племенной завод кролика» («Российский кроликъ») и «Лелечи», что наталкивает инвесторов и государство на определенные мысли, добавляет эксперт. Тем не менее тенденция к поступательному увеличению темпов введения новых кролиководческих комплексов все же прослеживается.

К развитию многие сектора сельского хозяйства, и кролиководство в том числе, подтолкнуло продовольственное эмбарго, введенное в 2014 году, напоминает аналитический обозреватель исследовательского агентства «Новые Технологии» Елена Козина. За этот период доля импорта на этом рынке сократилась с 70% до 31% в 2019 году. «Падение ввоза мяса кроликов высвобождает место для российских предприятий», — говорит Червяков. 

Еще десять лет назад мясо кролика практически нельзя было найти на прилавках магазинов, только на рынках, и в России не было индустриальных предприятий по его производству, продолжает эксперт. Сейчас этот продукт уже доступен в крупных гипермаркетах и сетевом ритейле, появились промышленные производители кроличьего мяса, активно развиваются проекты по выпуску оборудования для кролиководческих комплексов и развитию кормовой базы, комментирует он. Но, несмотря на это, кроличье мясо до сих пор скорее фермерский продукт, возражает Козина. И это все-таки вносит ограничения в резкое расширение поставок, считает она.

Небольшие хозяйства

Производством мяса кроликов действительно очень часто занимаются именно фермерские хозяйства. Например, КФХ Янченко С. Н. (Кабардино-Балкария) работает с 2010 года, и сначала кролики выращивались по старой технологии, на улице. Но в 2012-м после получения гранта на развитие семейной животноводческой фермы было закуплено оборудование для промышленного производства от компании «Панкроль» и построено четыре ангара, в которых разместилось около 1 тыс. кроликоматок. Сейчас добавилось еще два корпуса, маточное поголовье увеличилось до 1,4 тыс., а общее — до 14 тыс. животных. «У нас собственный убойный цех, производим 8 т мяса в месяц, — рассказывает учредитель КФХ Владимир Тлупов. — Реализуем свою продукцию и в розничные сети, и в рестораны, и сдаем на переработку для выпуска детского питания. Также из выбраковки делаем колбасу, но это пока в „домашнем“ формате, для своих». В планах — возведение еще двух корпусов. Расширяться стимулирует растущий спрос: покупатели, по словам руководителя, запрашивают до 10 т в неделю — «есть к чему стремиться».

01.JPG

КФХ Анны Высоцкой (Калужская область) работает с кроликами еще дольше — с 2007 года, но до значительных объемов — 1 тыс. кроликоматок — хозяйство выросло лишь в 2018-м. «Когда мы только начинали работать, в Центральной России люди вообще не ели кролика, хоть какая-то культура потребления была разве что на юге страны, — вспоминает глава хозяйства. — Но постепенно отрасль набирает обороты, мясо кролика покупают детям-аллергикам, да и просто в качестве безопасного первого прикорма, взрослые ценят вкус». Предприятие пока сотрудничает с небольшими розничными сетями. С крупными работать сложно, так как у них завышенные требования, выполнение которых приводит к значительному росту издержек у производителей, поясняет Высоцкая. Помимо качества самого продукта, необходимо четко по времени планировать отгрузки, загружать продукцию в дорогие европалеты и т. д. 

02.JPG

А вот в КФХ Евгения Волконского (Рязанская область) первые кролики появились всего полтора года назад, когда завершились работы по строительству корпусов и подведению коммуникаций к ферме. «Сначала мы „обкатывали“ технологию, а уже в мае этого года завезли родительское стадо в 500 кроликоматок», — делится глава предприятия. Идея заняться кролиководством пришла фермеру после анализа рынка — кролиководство только недавно обрело промышленный формат, им мало кто занимается, при этом перспективы у этого вида мяса хорошие, т. к. оно рассчитано на определенную группу населения с высокой покупательной способностью, отмечает Волконский. Проектировалась же ферма с оглядкой на европейские, хотя оборудование из-за высокой цены зарубежных вариантов было куплено российское. 

Сейчас кролики сдаются живым весом на бойню, расположенную неподалеку, но уже к осени планируется запустить собственные перерабатывающие мощности. «Из-за того, что всю инфраструктуру пришлось создавать с нуля, срок окупаемости проекта пока прогнозируется в районе семи лет, но при расширении мощностей (до 2 тыс. кроликоматок через пару лет) он сократится», — надеется руководитель. После выхода на полную мощность производство составит около 3 т кроличьего мяса в месяц.

Depositphotos_83613420_s-2019.jpg
Легион-Медиа

Крупные предприятия

Более масштабные производства в основном начали свою историю как раз после введения эмбарго на ввоз сельхозпродукции. Так, старт проекту «Агрохолдинг „Семиречье“» (Тверская область) был дан в 2014 году. «Кролиководство было выбрано потому, что в других отраслях животноводства конкуренция уже была довольно высокой, плюс изначальные инвестиции требовались значительно большие», — рассказывает гендиректор Андрей Кузнецов. Сейчас мощность производства составляет 350 т мяса кролика в год. И это далеко не предел — растущие потребности покупателей заставляют думать о возможностях увеличения объема. Холдинг выбрал породу «хиколь» и французскую технологию выращивания. Корма производятся на собственном заводе. Инвестиции в проект составили 150 млн руб. Окупаемость — пять лет. 

«Липецкий кролик» также стартовал в 2014-м, после посещения Италии будущим гендиректором компании Андреем Звягиным. Проектирование комплекса под промышленное производство кролика стало первой серьезной проблемой: пришлось отсмотреть немало компаний, прежде чем нашлись специалисты, чьи компетенции позволили выполнить задачу. Технологию позаимствовали европейскую, основанную на итальянском и французском подходах к разведению животных, говорит Звягин. «Для того, чтобы сделать правильный выбор, мы объехали всю Италию и лично видели все оборудование в действии на реальных фермах, — вспоминает руководитель. — Там практически все процессы автоматизированы: огромное помещение, где находится десять тысяч животных, обслуживают всего два оператора. Мы просто заболели идеей перенести этот опыт на российскую землю. И в итоге нам удалось скопировать технологию и культуру производства до самых мелочей».

Мощность предприятия сейчас составляет 5,5 тыс. кроликоматок. Есть собственный убойный цех производительностью 1,5 тыс. голов/час. Ежедневно «Липецкий кролик» выпускает охлажденную и замороженную продукцию в вакуумной упаковке под брендом «Мазайцево»: тушки, лопатки, окорочка, филе, фарш и субпродукты. Компания является поставщиком мяса кролика для производства детского питания, также ее продукцию можно найти в федеральных сетях «Ашан», «Лента» и в местных магазинах. «Безусловно, мы планируем расширять свое присутствие на рынке, однако это небыстрый процесс — работы еще много», — признает Звягин.

Проект «ЗайКо» (Тульская область) начал свое развитие тоже в 2014 году. Но из-за сложной ситуации в экономике страны был приостановлен и возобновился только в начале текущего года. «Мы опираемся на опыт зарубежных кролиководов, в основном из Италии и Франции, производство полностью автоматизированное, с минимальным применением физического труда, кролики содержатся в хорошо вентилируемых помещениях с поддержанием определенного микроклимата», — делится директор компании Николай Шиляев. Мощность предприятия — 440 т кроличьего мяса кролика в год.

Есть в отрасли проекты, запущенные и намного раньше введения запрета на импорт продовольствия. Директор компании «Раббит» (Свердловская область) Евгений Бесчастных занимается кроликами с 2001 года Перезапуск фермы состоялся в 2008-м, тогда она перешла на промышленные рельсы. До этого животные содержались по системе Михайлова (клеточное содержание на улице). Новая же технология была заимствована у одного из ведущих кролиководов Венгрии, при его поддержке было возведено два комплекса на 768 кроликоматок. Ферма имеет автоматизированные системы поения и навозоудаления, помещения оснащены системами микроклимата, внедрено искусственное осеменение, оборудование закуплено в Европе. 

Инвестиции в проект составили 80 млн руб., а срок окупаемости превысил ожидаемый на два года и затянулся до десяти лет: подорожание кормов изменило себестоимость продукции, а сильно поднимать цену, особенно при работе с розничными сетями — основной канал сбыта — возможности нет, комментирует Бесчастных. «С переработчиками пока контакт наладить не удалось: они требуют стабильно большие объемы — от 20 т в месяц, пока трудно их предоставить — актуальная мощность комплекса не превышает 10-12 т кроличьего мяса ежемесячно», — говорит он.

Также на рынке промышленного кролиководства работает ГК «Русский кролик». В нее входит ферма мощностью до 10 тыс. самок и компания «Окрол», которая предоставляет полный комплекс сервиса связанного с организацией промышленных кролиководческих хозяйств. «Окрол» выпускает клетки для промышленного кролиководства и сопутствующее оборудование, занимается подготовкой и обучением персонала для работы на ферме и организацией технологических процессов на кролиководческих предприятиях, перечисляет гендиректор «Русского кролика» Алексей Киселев. С 2011 года компания является племенным репродуктором. Еще одним направлением деятельности группы является разработка и производство комбикормов для кроликов, которые выпускаются на основе отечественного сырья. «По составу они приближены к лучшим промышленным кормам, которыми пользуются европейские кролиководы, — уверяет руководитель. — Кроме того, наша компания имеет одни из лучших в России показателей по привесам и минимальный падеж, который более чем в два раза ниже планового». На начало сентября 2020 года «Русский кролик» отгрузил уже около 160 т продукции».

Гендиректор компании «Панкроль» Артур Гадун пришел в кролиководство из желания обеспечить своих детей полезной продукцией. Увлечение, начавшееся 14 лет назад, переросло в серьезный бизнес. «Мясо кролика восстанавливает иммунитет, не накапливает в себе вредные вещества, содержит самый легкоусваиваемый белок — до 92%, и в нем нет холестерина», — перечисляет руководитель. Сейчас производство объединяет несколько ферм с общим поголовьем в 10 тыс. кроликов. Также «Панкроль» занимается строительством кролиководческих комплексов для сторонних инвесторов. «Мы разработали собственную технологию выращивания этих животных, для этого пришлось немало поездить по миру, — обращает внимание Гадун. — Теперь же мы помогаем запускать фермы по всей России — от Дагестана до Якутии». 

03.JPG

Высокий потенциал

Несмотря на, казалось бы, обилие проектов, конкуренция на рынке мяса кролика, по словам Андрея Червякова, отсутствует, а потенциальная емкость рынка очень высока. Неудовлетворенный спрос на кроличье мясо в России составляет более 300 тыс. т в год, что равноценно примерно 2-2,5 кг в расчете на одного жителя страны. Текущий же уровень потребления мяса кроликов с учетом ЛПХ составляет 90 г на человека, тогда как в европейских странах эта цифра доходит до 2 кг в год.

Востребованность мяса кролика в России растет, даже пандемия не изменила ситуацию, уверяет Червяков. Популярность крольчатины, по его словам, связана в первую очередь с общемировой тенденцией: увеличивается интерес к здоровому питанию. Мясо кролика считается диетическим, поэтому вписывается в концепцию ЗОЖ. Кроме того, проблемы с экологией, которые зачастую оборачиваются аллергией у детей, обусловили растущий спрос на детское питание с крольчатиной. 

04.JPG

Рынок кролика далек от насыщения, подтверждает гендиректор «АгроСпецСервиса» (Московская область, племенное разведение кроликов) Борис Гаранин. Даже от показателей советского времени, когда на человека в год приходился почти 1 кг данного вида мяса. «С другой стороны, в основном кролиководство в России представлено все-таки мелкими хозяйствами, и пока в отрасли не появится хоть один действительно масштабный игрок, ситуация вряд ли изменится», — полагает он. Сам «АгроСпецСервис» занимается племенным разведением кроликов. Пока в работе одна гибридная порода — хиколь. В месяц компания продает около 6 тыс. голов.

Кролик востребован во многих сегментах рынка: и в рознице, и в HoReCa, и в переработке — от колбас до детского питания, и даже на экспорт, отмечает Гаранин. И хотя пандемия и кризисные явления в экономике страны отразились на мясном секторе, кролик как продукт нишевой ощутил их гораздо меньше, чем свинина, курица или говядина. Сектор, по мнению топ-менеджера, будет расти поступательно, его развитие будет иным, чем у других видов мяса. 

Рынок кролика — один из немногих в животноводстве, который показывает стабильный рост год от года, отмечает в свою очередь Высоцкая. «Нам удается донести до покупателей, что кроликов, произведенных на современных промышленных фермах, уже не нужно часами вымачивать в маринадах, чтобы избавиться от специфического привкуса, это животные специальных пород, их забивают строго на 78-80 день откорма, а мясо нежное и вкусное», — комментирует она.

Вполне возможно, что многие крупные холдинги не рассматривали возможность заняться кролиководством именно из-за большого объема ручного труда и проблем с масштабированием ферм, но появление новых промышленных технологий вполне может изменить их мнение об отрасли, считает Кузнецов. «Думаю, рынок не занят и на 50%», — оценивает он. Руководитель уверен, что люди еще распробуют кролика, оценят его преимущества и научатся готовить из него разнообразные блюда.

Путь к увеличению спроса на крольчатину лежит через наращивание производственных мощностей, расширение дистрибуции и ассортиментных матриц сетей, уверена Елена Козина. Рост объемов позволит снизить цены, а это значит, что уйдет и главный тормоз интереса к этому мясу: кролик станет доступнее для покупателей. «Производителям нельзя забывать и про информационную поддержку, ее отсутствие — проблемное место всех узких сегментов рынка, и кролиководство здесь не исключение, — акцентирует внимание эксперт. — Популяризация этого вида мяса, информирование людей о его пользе, вкусовых качествах и особенностях — необходимая составляющая формирования спроса. Комплексный подход позволит раскрыть потенциал ниши».

Культура потребления кролика, конечно, развивается не так быстро, как хотелось бы, признает Евгений Бесчастных, но его востребованность у населения медленно, но верно растет. «Если раньше летом приходилось забивать мясом все холодильники и ждать осени, то сейчас со сбытом стало проще, хотя иногда и приходится снижать цену и отправлять продукцию оптовикам», — добавляет он.

Потребление кролика будет расти, оптимистичен Артур Гадун. «Стоит рассмотреть пример с мясом индейки, которое также является нишевым продуктом, — предлагает руководитель. — Благодаря одной крупной компании, «Евродону», мясо стало популярным, его узнали. Так что все решается повышением предложения, продукт должен быть легкодоступным». При наличии инициативных производителей и поддержке государства развитие обязательно будет, настаивает он. Стране не хватает качественного сырья для детского питания, так что стоит развиваться и в этом направлении, добавляет Шиляев. В СССР общее производство мяса кролика достигало 450 тыс. т в год, напоминает топ-менеджер. Развивались и сопутствующие отрасли — скорняковое дело, швейное и т. д. В современной России кролик может стать столь же популярным, полагает он. 

Сетевые продажи

Один из крупнейших российских производителей мяса кролика — смоленский кролиководческий комплекс «КролЪ и К» — занимает 34% от общих объемов продаж в федеральных торговых сетях, сообщает Елена Козина из «Новых Технологий». 19% приходится на «Арсеньевский мясокомбинат» под Тулой. 12% — у кролиководческой фермы «Раббит». «Последняя компания, к слову, единственная, которая представлена во всех трех самых крупных сетях — „Ашан“, „Метро Кеш энд Керри“ и „Лента“, тогда как продукция остальных продается не везде», — обращает внимание она. Да и в принципе история восстановления кролиководства в России неразрывно связана именно с гендиректором и учредителем «Раббита» Евгением Бесчастных, добавляет Андрей Червяков из Союза кролиководов: «В 2007 году именно он освоил технологии промышленного кролиководства от венгерской компании Gerend Kft и завез первое поголовье из-за рубежа — 504 кроликоматки французской породы».


Недешевое удовольствие

Для того, чтобы ввести в действие современный кролиководческий комплекс, который будет еще и агрегатором, то есть помимо производства станет заниматься и консультационно-консалтинговыми услугами, ветеринарным сопровождением, искусственным осеменением, обеспечением других ферм крольчатами и т. д., нужны вложения не менее 350-400 млн руб., утверждает Червяков. В такую стоимость обойдется возведение шести корпусов на 1 тыс. кроликоматок, включая ремонтное стадо, прародителей, площадку для содержания самцов, убойное, перерабатывающее производства мощностью 600 т/год. 10 корпусов на 1 тыс. т кроличьего мяса в год будут стоить уже 650 млн руб.

Инвестиции в ферму мощностью 2,4 тыс. т мяса в живом весе в год составят около 2-2,2 млрд руб., примерные инвестиции в пересчете на 1 кг мяса — 900-920 руб./кг, подсчитывает Инна Гольфанд. «Рентабельность в идеальном сценарии может составить 55-60%, но это без учета возможных рисков и гибели животных из-за болезней. Плановая окупаемость проектов — около пяти лет», — уверяет она.

При средней рентабельности в 35% вернуть инвестиции в кролиководческий проект за пять лет реально, соглашается Червяков. Но это минимальный срок. «Когда кто-то заявляет, что окупит вложения за 2-3 года, то здесь речь идет об идеальных условиях, и это возможно только для небольших фермерских производств, — обращает внимание эксперт. — И то если они будут работать как мультипликаторы в составе агрегатора-кластера, когда задача фермера — лишь вырастить кролика до определенных стандартов, соблюдая все нормы, и сдать живым на кролиководческий комплекс, получая при этом гарантированную оплату за килограмм живого веса, которая сейчас составляет 150-160 руб.».

Из-за несбалансированности рынка цена крольчатины «скачет», отмечает Гаранин. Стартует от 150 руб./кг и может достигать 400 руб./кг в опте. Длинные цепочки из посредников приводят к существенным наценкам, производители зарабатывают меньше, чем могли бы, а покупатели видят довольно высокую стоимость продукции в рознице. «Кроличье мясо не назовешь доступным», — подтверждает Козина. Например, в этом году по сравнению с 2019-м цена в торговых сетях выросла на 6% и сейчас в среднем составляет 547 руб./кг.

Охлажденное мясо КФХ Высоцкой продается за 380-420 руб./кг в зависимости от того, разделка это или тушки целиком. КФХ Волконского планирует реализовывать кролика по 400 руб./кг с поправкой на то, розничный это покупатель или оптовый. Средняя цена на кролика от компании «Раббит» — 450 руб./кг для сетей и 370 руб./кг для оптовиков. «Панкроль» продает кроличье мясо по 345 руб./кг. 

Рентабельность кролиководства, по словам Шиляева, довольно высокая — 40% в странах, где оно развито. В России же показатель может быть чуть ниже, на что влияет множество факторов — от особенностей управления бизнесом и дефицита квалифицированных кадров до отсутствия собственного племенного дела. 

Быстрых денег в кролиководстве ждать не стоит, предупреждает Высоцкая. «Дорожают корма, другие составляющие производства, срок окупаемости может меняться и в среднем составляет 6-7 лет, — комментирует она. — Вернуть вложения можно и на второй год работы, если бы не колебания рынка: так, например, сырье для корма постоянно дорожает, и даже +0,5 коп./кг дают о себе знать». 

Снимок экрана 2020-08-17 в 9.35.59.png
КФХ Янченко С. Н.

Сложности производства

Среди причин, которые останавливают инвесторов от участия в проектах по кролиководству, Инна Гольфанд называет «немассовость» потребления мяса кролика и то, что объем спроса диктуется наличием платежеспособного населения, которого не становится больше. Кроме того, порой компании уделяют недостаточное внимание биобезопасности и правильной технологии производства. И хотя кролики быстро растут, при наличии инфекции может погибнуть большая часть поголовья, и это дополнительный риск такого проекта

Кролики весьма чувствительны к условиям содержания, указывает представитель «Мегамикс» (производитель премиксов, кормовых добавок, концентратов и витаминных комплексов, а также комбикормов для кролиководства). Для них большую роль играет микроклимат. Так, эти животные очень чувствительны к тепловому стрессу, высокие температуры и влажность снижают приросты и репродуктивные показатели. Идеальная температура для кроликов — 10-15 °C. На репродуктивные качества самок и самцов может влиять даже короткий световой день: оптимальная его длительность — 14-16 часов в сутки. Лучше размещать кроликов на возвышенности — для обеспечения сухого климата, подальше от болотистых местностей и низин в избежание комаров, которые являются переносчиками миксоматоза, и следить за отсутствием ветра, особенно северного, рекомендует специалист. 

05.JPG

Температура воздуха в помещении для содержания кроликов сильно влияет на фертильность, подтверждает Анна Высоцкая: при низкой она падает, при слишком высокой и вовсе пропадает. Также, по ее словам, следует учитывать высокую потребность в кислороде. Кролики остро реагируют на бактериологическую нагрузку, важны гигиена, санитарные мероприятия, добавляет Владимир Тлупов. «Мы прививаем животных от всех возможных болезней, причем вакцины против миксоматоза и ВГБК отечественные, разработка Федерального исследовательского центра вирусологии и микробиологии, — обращает внимание руководитель. — А вот антибиотики в профилактических целях мы не используем». 

Андрей Червяков к сложностям развития кролиководства относит и другие моменты, не технологические. Например, нехватку специалистов для работы на кролиководческих комплексах и устаревшие программы обучения в вузах и колледжах. Но наибольшее значение имеет практически полное отсутствие государственной поддержки, актуальной нормативной базы, учитывающей современные технологии промышленного кролиководства, ведения племенного дела и ветеринарии, государственных стандартов на мясо кролика и продукцию кролиководства.

Проблемы из-за отсутствия единого подхода к регулированию отрасли возникают в различных сферах. Так, за ветеринарное освидетельствование КФХ Янченко приходится платить не с партии, как, например, это делается в птице- и свиноводстве, а с каждой головы. «В начале мы платили более 20 руб. с головы! Кролики проходили осмотр перед убоем, во время и после него, и на основании трех проверок выдавались необходимые документы, — рассказывает Владимир Тлупов. — После многочисленных обращений в ФАС и местные ведомства удалось снизить затраты до 8,65 руб./гол. и убрать хотя бы постубойный осмотр, но все равно это непомерно много, да и смысла проверять каждого отдельного кролика нет — у нас не домашнее хозяйство, а серьезное отлаженное производство».

Мешает развитию отрасли и отсутствие собственной племенной базы, продолжает Червяков. Страна фактически потеряла мясные породы кролика. Все кролиководческие предприятия в России используют в основном импортные гибриды из Франции и Италии. «А стадо нужно обновлять раз в год, иначе кроликоматка начинает генерировать убыток», — поясняет эксперт. В настоящее время на всю страну работают три племенных репродуктора («АгроСпецСервис», «Раббит» и «КролЪ и К») и один племенной завод (АПКК «Рощинский»). 

Основное поголовье кроликов в России приходится на ЛПХ, именно поэтому племенная база совсем неразвита, отмечает директор Национального союза племенных организаций («Нацплемсоюз») Елена Колдаева. Промышленные комплексы в основном завозят поголовье из-за рубежа. Пока только несколько кролиководческих хозяйств в стране имеют статус племенных. Они разводят всего пять пород из одиннадцати, зарегистрированных в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию на территории России. В общем поголовье кроликов племенных хозяйств наибольший удельный вес занимают специализированные мясные породы калифорнийская и новозеландская белая, причем в основном это родительские формы, используемые для получения гибридов. Из-за отсутствия собственного чистопородного поголовья исходных пород и линий комплексы вынуждены регулярно завозить из-за рубежа молодняк и сперму кроликов-производителей. «Надеюсь, что коронавирус заставил владельцев кролиководческих комплексов иначе взглянуть на проблему дальнейшего развития кролиководства и осознать необходимость развивать собственные племенные ресурсы — чистопородные стада», — говорит эксперт.

Шкурный интерес

Побочный продукт кролиководства — шкурки, и большая часть ферм на данный момент их просто утилизирует. А вот, например, компания «Панкроль» имеет разрешение на вывоз и поставляет шкурки в Китай. «Мы их морозим, брикетируем и отправляем за рубеж, там они идут на переработку, чаще на фетр и кожаные изделия», — рассказывает Артур Гадун. Остальные компании по разным причинам экспорт не осуществляют.
Китайцы готовы покупать шкурки кроликов, знает Андрей Звягин из «Липецкого кролика». «Но нам нужно сначала довезти их до Екатеринбурга, что обойдется в 8 руб. за шкурку, и уже оттуда они уйдут за рубеж. Причем уверенности в том, что груз не развернут по каким-либо причинам, нет», — говорит он.
В России же, по информации главы КФХ Анны Высоцкой, единственным предприятием, которое предпринимает попытки перерабатывать шкурки, является «Ковровский кролик». Существуют отечественные разработки линий для обработки мелких шкурок, но пока они не распространены.


Союз кролиководов совместно с Нацплемсоюзом и научными организациями разрабатывают предложения Минсельхозу России по развитию племенного дела в области кролиководства и проекты нормативных правовых актов. Прежде всего, на базе крупных предприятий целесообразно создать селекционно-генетические центры, в которых нужно сформировать чистопородное поголовье мясного направления продуктивности. Сейчас популярны калифорнийская и новозеландская белая породы, но не стоит забыть и об отечественных породах — советская шиншилла, белый великан и пр., напоминает Колдаева. «Возможность приобретения чистопородного поголовья внутри страны привлечет в отрасль новых инвесторов, тем более что уже сейчас существуют субсидии федерального и регионального уровня, которыми могут воспользоваться кролиководы», — уверена она.

Еще один важный момент — качественные корма. На них приходится 70% в себестоимости мяса кролика, акцентирует внимание Андрей Звягин, и состоят они из травяной муки, жмыха масличных культур, зерновых (пшеницы, ячменя и овса), шротов и микродобавок. В кормах большая доля импортной составляющей — пробиотики, витаминно-минеральные премиксы, связующий компонент для кормовых гранул PellTech II, составляющие отечественных кокцидиостатиков, которые также входят в состав рационов. А еще при существующем повышенном экспортном потенциале свекловичного жома его цена в комбикормах для кролика тоже постоянно увеличивается. При этом комбикормовые заводы не всегда относятся к производству кормов для кроликов достаточно серьезно, что приводит к неполному выполнению рецептуры и влечет болезни животных и падеж, добавляет Червяков.

06.JPG

Вопрос стабильного качества кроличьих кормов стоит остро, подтверждает Гаранин. Корма — вечная проблема кролиководов, вторит ему Евгений Бесчастных. «Мы перепробовали, наверное, все комбикормовые заводы в округе, в итоге только один смог представить нам подходящий продукт, — делится он. — Мы постоянно работаем над составом и, что не менее важно, над плотностью корма, она также должна быть отрегулирована». «Раббиту» нужно всего 84-90 т корма в месяц, а для большинства заводов это ничтожно малые объемы, и далеко не каждое предприятие возьмется за производство.

«Мегамикс» при изготовлении корма для кроликов учитывает физиологические потребности животных на каждой фазе кормления, уверяет представитель компании. «При правильном питании отмечается высокая продуктивность кроликоматок: молочность, сохранность и вес гнезда, количество отнятых крольчат, сохранение кондиции самки, быстрый приход в охоту, также высокие последующие темпы роста крольчат и отличные результаты откорма, — отмечает он. — При использовании хорошего корма не требуются подкормки или отдельные курсы пробиотиков».

Не хватает кролиководам и участия государства, говорит Евгений Бесчастных. «У нас даже силоса для хранения корма, клетки и холодильники похожи на те, которыми пользуются свиноводы и производители бройлеров, но они могут получить субсидии на их приобретение, а кролиководы — нет, — сравнивает топ-менеджер. — Единственная помощь — выплаты на содержание маточного поголовья 1 млн руб. в год, что равно стоимости корма менее чем на месяц».

Некоторые опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители признают, что денежную помощь от государства, в виде грантов или субсидий, все-таки получали, но, как правило, эти суммы приходят с большими задержками и покрывают лишь малую часть затрат. Однако Союз кролиководов надеется на позитивные изменения в области государственного содействия развития отрасли. Между организацией и Минсельхозом заключено соглашение, в рамках которого был разработан проект программы по развитию кролиководства и увеличению производства продукции кролиководства в России на 2020-2025 годы, а также «дорожная карта» по развитию сектора и увеличению выпуска продукции. «Впервые в современной истории развития отрасли в план работы комиссий Общественного совета при агроведомстве внесены для рассмотрения вопросы, касающиеся только кролиководства», — доволен Червяков. Были разработаны целевые показатели для достижения потребления мяса кролика на каждого жителя страны в 500 г в год. Для этого необходимо увеличить промышленное поголовье до 968 тыс. голов родительского стада, что даст более 73 тыс. т мяса кролика ежегодно. Но для того, чтобы эти планы стали реальными, нужна и значительная государственная поддержка: предполагаемый бюджет на пять лет — 38-40 млрд руб.

От лапок до хвостиков

По словам Николая Шиляева из «ЗайКо», кролик — уникальное животное, он продается весь — от лапок до хвостиков. Так, в Китае даже уши кролика используют для приготовления клейкого состава, который применяется при изготовлении художественных красок.


Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама