USD

78.98 (-0,05%)

EUR

92.691 (-0,09%)

MOEX

2908.53 (-0,05%)

BRENT

41.26 (-0,72%)

Пшеница

553.4 (0,73%)

Сахар

13.42 (2,84%)

USD

78.98 (-0,05%)

EUR

92.691 (-0,09%)

MOEX

2908.53 (-0,05%)

BRENT

41.26 (-0,72%)

Пшеница

553.4 (0,73%)

Сахар

13.42 (2,84%)

USD

78.98 (-0,05%)

EUR

92.691 (-0,09%)

MOEX

2908.53 (-0,05%)

BRENT

41.26 (-0,72%)

Пшеница

553.4 (0,73%)

Сахар

13.42 (2,84%)

Рынки

Деньги плюс протекционизм

www. sxc.hu
www. sxc.hu
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Поможет ли господдержка молочному животноводству

Закупочные цены на молоко в этом году упали ниже себестоимости — до 8,5 руб./л против 20 руб./л в 2008-м. Аграрии не верят в прибыльность молочного животноводства: в первом полугодии они вырезали 200 тыс. КРС. Государство обнулило НДС на импорт племскота, дофинансирует строительство ферм и обещает начать закупки ультрапастеризованного молока, а молзаводы планируют повысить тарифы на 15%. Поздно, говорят животноводы: госмеры запоздали, а рост тарифов — не более чем пиар-ход переработчиков.

Цены на сырое молоко в этом году падали начиная с февраля (см. таблицу «Все ниже»). После максимума прошлого года, когда средние закупочные тарифы приближались к 20 руб./л, в 2009-м они составляют, по данным Минсельхоза, в среднем 10 руб./л. Цифры Национального союза производителей молока (НСПМ) еще пессимистичнее: 8,5 руб./л в августе при уровне безубыточности 11 руб./л. Чтобы окупались производственные затраты и оставались средства для развития, тарифы на сырое молоко должны быть 14-15 руб./л, сравнивает предправления НСПМ Андрей Даниленко.

Низкие цены на молоко-сырье в сочетании с нехваткой оборотных средств и удорожанием кредитного финансирования заставляют аграриев сбрасывать поголовье: только за первое полугодие, по данным НСПМ, стадо КРС в стране сократилось на 0,2 млн гол. (в январе составляло 8 млн). От коров избавляются даже животноводы московского региона, где сконцентрированы основные перерабатывающие мощности и сохраняется дефицит сырья. «Летом соседние хозяйства не заготавливали на зиму корма для скота, — заметил директор подмосковного животноводческого комплекса, поставляющего молоко «Эрманну». — Значит, будут вырезать КРС». «Агроинвестор» насчитал 10 мер, которые предприняло государство для стабилизации молочного рынка — от субсидирования до законодательных инициатив и протекционистских мер (см. таблицу «Лучше поздно»).

Взгляд экспертов

В мае государство начнет приобретать на интервенционных торгах сухое молоко, заверял в феврале первый вице-премьер Виктор Зубков. Однако закупки так и не стартовали. Вместо них в августе, когда цены на молоко успели упасть ниже себестоимости, начала обсуждаться возможность закупки в госфонд ультрапастеризованного молока. Татьяна Рыбалова, ведущий эксперт ИКАРа, одобряет отказ от приобретения сухого молока. Опрошенные в марте «Агроинвестором» эксперты, производители и переработчики молока усомнились в необходимости таких интервенций. После принятия техрегламента спрос на сухое молоко сократился, его реализация убыточна, механизм закупок неясен, а продажа государством больших объемов этого товара, срок хранения которого ограничен максимум 8-9 месяцами, может обвалить цены на сырье, говорили они. Интервенции ультрапастеризованного молока — тоже опрометчивое решение, считает Рыбалова: «Оно навязано крупными переработчиками, для которых розлив ультрапастеризованного молока — высокодоходный бизнес. Если примут решение об интервенциях, именно они будут поставлять его в госфонд». Финансировать из бюджета его приобретение тем более неоправданно, что в этом году наметился рост потребления «более полезного» пастеризованного молока, продолжает Рыбалова, а спрос на ультрапастеризованное продолжает падать.

Владимир Лабинов, исполнительный директор Молочного союза России, считает самой эффективной для рынка мерой августовское постановление правительства о росте пошлин на сыры. Реального роста пошлин не произошло, спорит Рыбалова, а новый таможенный режим фактически возвращает рынок к ситуации 2007 года. Тогда действовали тарифы, при которых дорогие сыры облагались меньшей пошлиной, чем дешевые, рассказывает она. После 2007 года, по ее словам, почти все сыры подорожали и поэтому подпали под действие минимальных таможенных тарифов. Государство в августе просто восстановило статус-кво, считает Рыбалова. Поддерживающей животноводство мерой, продолжает она, нельзя назвать и повышение пошлины на сливочное масло. Ее рост на €130/т не стимулирует закупку отечественного сырья для производства масла в России, уверена она, потому что падает внутренний спрос на этот продукт. По данным

ИКАРа, производство сливочного масла в январе-июне 2009 года сократилось на 12% против первого полугодия 2008-го. У Национального союза производителей молока, впрочем, другие цифры: 6%-ный рост выпуска сливочного масла за тот же период (см. таблицу «Сколько производят»).

Одна из причин обвала цен на цельное молоко — введение в действие техрегламента, ужесточившего требования к качеству сырья. В результате снизилась сортность молока, а значит, и цены, объясняет Рыбалова. В техрегламент нужно внести поправки, предлагает Лабинов. «Нужно реабилитировать термин «восстановленное молоко», — говорит он. — Это необходимо, чтобы нормализовать рынок сухого молока и не допустить снижения закупочной цены, которое было летом». Предложения НСПМ — ограничить использование в молпродуктах растительных жиров; с 200 тыс. до 400 тыс. увеличить число соматических клеток в молоке, которое считается высшего сорта; разрешить использование в переработке молока коров с заболеваниями, не влияющими на его качество и безопасность; молоко из цельного сырья c добавлением витаминов маркировать не как «молочный напиток», а как «молоко, обогащенное витаминами».

Андрей Даниленко называет правильными большинство объявленных государством мер поддержки рынка. «Большой шаг вперед — согласие [правительства] выделить 74 млрд руб. на дофинансирование животноводческих проектов», — приводит он пример. Позитивно решение приобретать на интервенциях не только молоко, но также масло и сыры, продолжает Даниленко. Такие госзакупки, надеется он, помогут нивелировать сезонность: с конца апреля по начало октября излишки сырья будут изымать с рынка, а готовый продукт — складировать и реализовывать. Средний срок хранения сливочного масла и сыра — 6 мес., уточняет Даниленко.

Переработчики согласны присоединиться к интервенциям. Павел Исаев, директор по коммуникациям «Юнимилка» - второго после ВБД игрока рынка пастеризованных молпродуктов с долей более 30%, — говорит о готовности своей компании предложить госфонду ультрапастеризованное молоко. Этот механизм выгоден не только крупным переработчикам, доказывает он: такое молоко могут делать даже небольшие заводы, «что создаст условия для открытых и конкурентных закупок [сырья у аграриев]».

Интервенции — правильная идея, но сейчас животноводам нужна в первую очередь прямая поддержка, настаивает Даниленко. Варианты могут быть разными, говорит он: субсидии на литр молока в летний период, дотации на закупку племскота, компенсация части капзатрат на реконструкцию/строительство молферм. Без дополнительного госфинансирования большинство малых и средних агрокомпаний в течение осени выйдут из животноводческого бизнеса, беспокоится Даниленко. «Настоящая поддержка производителей — это только дотации», — вторит ему алтайский фермер Владимир Функнер (содержит 1,1 тыс. дойного КРС, производит 13т/сут. молока). Он рассчитывает на краевые дотации на племскот и рад субсидированию кредитов на строительство животноводческих комплексов. «Получается около 2 тыс. руб./гол., в общей сложности мы получим порядка 2 млн руб.», — доволен Функнер.

Прибыли нет

В этом году молочное животноводство почти не приносит прибыли, рентабельность этого бизнеса «стремится к нулю», сетует гендиректор подмосковного «Зеленоградского» Юрий Валецкий (производит 20 т молока в сутки). В 2008-м году, сравнивает он, переработчики закупали сырье по 15-17 руб./л. Чтобы производство молочного сырья было стабильно прибыльным, на сельхозпроизводителя должно приходиться 50% конечной стоимости продукта (как, например, в Канаде), размышляет Валецкий, а у нас он получает максимум 20%.

Меры государства по поддержке отрасли, кроме своевременного субсидирования кредитов, пока не дают ощутимой отдачи, считает он. К примеру, решение об отмене НДС на ввоз племскота явно запоздало, говорит Валецкий. «В этом году скот, тем более импортный, почти никто не покупает — нет денег», — объясняет он. «Зеленоградское» два месяца не может продать 30 нетелей, которых Валецкий оценивает в 180-190 руб./кг живого веса. НДС следовало отменить раньше, соглашается с ним Функнер. «Многие в нашем крае в этом году отказались от приобретения импортных коров», — рассказывает он. Того же мнения владелец «Русской молочной компании» («Русмолко», Пензенская область) Наум Бабаев. Даниленко не считает обнуление НДС несвоевременным. По его прогнозу, в 2009 году животноводы купят через «Росагролизинг» 3 тыс. импортного КРС, цены на который начинаются от 110-120 тыс. руб./гол. Раньше НДС возвращали, но ждать перечислений участникам рынка приходилось по нескольку месяцев, знает он.

Цены вырастут

Регулировать молочный рынок нужно так же, как мясной, предлагает Бабаев: «ввести квоты и [таможенно-тарифные] ограничения по импорту молочной продукции, чтобы не было резких колебаний цен на сырье». Защитить рынок нужно в первую очередь от продукции, которую мы можем производить сами, говорит он. К последней он относит товары из Белоруссии и Украины. «Их молпродукты субсидированные, но по качеству не отличаются от наших, — утверждает Бабаев. — Другое дело — высококачественные сыры, импортируемые из Европы. Мы еще не научились их делать».

Холдинг «Русские фермы» (молкомплексы в Московской и Белгородской областях) в этом году, несмотря на снижение цен, увеличит производство сырого молока минимум на 25%: завершится ввод мощностей, заложенных до кризиса. А в 2010 году компания произведет примерно 60 тыс. т молока — в два раза больше по сравнению с 2008-м. Переработчики платят «Русским фермам» в среднем 10 руб./л при полной себестоимости около 12 руб./л. К ноябрю закупочные цены восстановятся до уровня января, рассчитывают в холдинге. Чтобы меньше зависеть от сезонной коррекции цен, «Русские фермы» развивают собственную переработку. Производя молочные продукты, можно получить с тонны сырья на 4 тыс. руб. больше по сравнению с тарифами молзаводов, подсчитали в компании. «Русские фермы» планируют самостоятельно перерабатывать до 10% молока.

Переработчики тоже обещают повысить закупочные тарифы. Исаев из «Юнимилка» (компания осваивает 4-5 тыс. т/сут. сырья, которое закупает по 9,4 руб./л), ссылаясь на достигнутую при посредничестве Минсельхоза договоренность между молзаводами и производителями сырья, говорит о намерении увеличить осенью цены на 10-15%. «Иначе зимой сократится поголовье, а весной мы потеряем поставщиков», — предупреждает он. Вместе с тем «рыночных предпосылок» для роста цен на сырье нет, замечает Исаев: средняя стоимость молока, с учетом качественных параметров, в России не ниже, а иногда и выше, чем в других странах. «Чтобы производство молока было рентабельным, аграриям надо работать над снижением себестоимости, а не жаловаться на низкие цены», — заключает он.

Валецкий из «Зеленоградского» подтверждает, что «Данон» и «ВБД» увеличили закупочные цены с сентября, а «Эрманн» в августе добавил 3%-ную премию за объем. Но этого недостаточно, разводит руками Валецкий. Заявления о повышении закупочной цены на 15% — не более чем пиар-ход переработчиков, категоричен Бабаев из «Русмолко». «В преддверии зимнего периода молоко и так дорожает», — говорит он. К тому же договоренности, достигнутые при содействии госорганов, выполняются не всегда. В конце весны было соглашение не закупать молоко дешевле 12 руб./л, но в некоторых регионах цены снизились до 6 руб./л, напоминает пожелавший сохранить анонимность производитель сырья.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама