Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Производство мяса будет расти, несмотря на кризис
Елизавета Литвинова
Агроинвестор
21 мая 2020
Возможности увеличения розничных цен на мясо будут ограничены
Доля потребления мяса бройлера может вырасти с 47% до 73%
Фото: Ю. Эйвазова

В ближайшие два года производство мяса в России будет расти. Подъем в основном будет обусловлен наращиванием экспорта и стабилизацией внутреннего потребления, однако рентабельность отрасли снизится в результате подорожания кормов из-за большой доли импортных ингредиентов. Такой прогноз содержится в обзоре рейтингового агентства НКР «Рынок мяса в России в условиях пандемии» (есть у «Агроинвестора»).

Базовый сценарий прогноза предполагает сохранение значительной части карантинных мер до конца первого полугодия 2020-го с постепенной отменой в мае-июне в отдельных регионах. По итогам 2020 года НКР прогнозирует снижение ВВП до 5-6% и падение доходов населения на 7-8%. При таком развитии ситуации восстановление спроса на мясо может начаться в июле-августе этого года. В течение острой фазы пандемии (второй квартал 2020 года) производители будут бороться за основной в текущей ситуации канал сбыта — розничную торговлю на отечественном рынке. Внутреннее потребление сохранится на уровне 2019 года (77 кг на человека по всем видам мяса), но потребители будут выбирать более дешевую продукцию.

Так, аналитики считают, что при базовом сценарии в 2020/21 годах доля потребления говядины сократится до 15%, хотя в 2019-м она составляла 20%. При этом цены на нее вырастут на 2%, производство прибавит 4%. Доля потребления свинины составит 23% (-10% по сравнению с 2019-м), ее средняя цена увеличится на 3%, а производство — на 9%. Доля мяса бройлера в потреблении вырастет с 47,1% в 2019-м до 62%, цены на этот вид мяса в среднем станут на 5% выше, а производство увеличится на 2%.

Согласно базовому сценарию, российские производители свинины нарастят объемы выпуска благодаря выходу проектов на максимальную мощность. «В целом по рынку увеличение объемов производства будет наблюдаться за счет повышения экспортного потенциала на фоне вызванного пандемией дефицита животного белка в мире», — говорится в исследовании. Рост выручки крупнейших отечественных производителей мяса замедлится на 10%, а маржинальность топ-10 компаний отрасли снизится на 5%, так как себестоимость продукции будет повышаться быстрее выручки.

Исполнительный директор «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев подтверждает, что в ближайшее время можно ожидать роста производства свинины за счет ввода новых мощностей. Однако для устойчивого увеличения цен на мясо нужны предпосылки, а их пока нет, добавляет он. «Как на фоне падения доходов населения и снижения объемов закупок будут расти цены? Это нелогично», — прокомментировал он «Агроинвестору». По мнению Корнеева, наиболее реалистичным сценарием является либо фиксация цен на текущем уровне, либо их снижение в моменте. «Вряд ли в этом году будет устойчивый рост цен. Скорее, такие же или меньше», — добавляет он.

Прогнозировать значительный рост экспорта нужно с осторожностью, хотя яркая позитивная динамика с начала года очевидна, в том числе и по свинине, считает президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. «Рассуждать о росте вывоза можно только с одной оговоркой: если все будет нормально. Когда мы говорим о рынке мяса птицы, которая является одной из важнейших составляющих в экспорте, то нельзя забывать об огромном количестве очагов гриппа птиц в Восточной Европе, в том числе и совсем рядом с нами», — говорит он. Помимо этого, непрекращающиеся вспышки АЧС лишают права экспорта целые регионы. Остается только надеяться, что оба вируса не будут распространяться на территории России в текущем и следующем году, комментирует Давлеев.

Кризисный сценарий предполагает более длительные ограничительные меры в большинстве регионов страны, либо вторую волну пандемии в четвертом квартале этого года, которая продлится до начала 2021-го. В таком случае ВВП России в 2020 году может сократиться на 7-8%, а восстановление реальных располагаемых доходов населения начнется лишь в первом полугодии 2021-го. В этом случае в целом за 2020 год доходы населения уменьшатся на 10-12%.

Вместе с тем, объемы производства мяса продолжат расти благодаря сохранению экспортного потенциала при незначительном падении внутреннего потребления. Давление на цены будут оказывать возросшие затраты на ингредиенты кормов и другие составляющие себестоимости конечной продукции, ввозимые из-за рубежа. Многие компании окажутся в ситуации «ценовых ножниц» в связи с падением курса рубля, сокращением доходов населения и снижением цен на мясо. При этом возможности увеличения розничных цен будут ограниченными в том числе из-за включения мяса в перечень социально значимых товаров первой необходимости, говорится в обзоре.

Согласно кризисному сценарию, в 2020/21 годах доля потребления говядины сократится до 10%. При этом цены на нее снизятся на 5% по сравнению с первым кварталом 2020-го, производство вырастет на 1%. Доля потребления свинины составит 18%, ее средняя цена упадет на 3%, а производство — вырастет на 5%. Доля бройлера в потреблении вырастет до 73%, цены на этот вид мяса в среднем упадут на 2%, а производство увеличится на 1%. Выручка 10 крупнейших компаний отрасли при таком сценарии не изменится по сравнению с 2019 годом, однако валовая рентабельность может стать отрицательной (-4%), что приведет к уходу с рынка наименее эффективных предприятий.

НКР резюмирует, что доля затрат на мясо в потребительских расходах в этом году увеличится до 31-33%, хотя в 2019-м она составляла 26%. «Проведенный НКР анализ показал отсутствие прямой зависимости между потреблением мяса и изменениями ВВП и реальных располагаемых доходов населения», — говорится в исследовании. Доходы населения падали с 2013 по 2017 год, несколько восстановившись в 2018—2019 годах, при этом потребление мяса росло на протяжении 2013-го и в 2016—2020 годах, сокращение зафиксировано только в 2014—2015. В течение рассматриваемого периода динамика номинального ВВП была отрицательной только в 2015-м, в то время как потребление мяса в расчете на душу населения сокращалось как в 2015 году, так и в 2014-м.

Кризис 2014 года и нынешний — абсолютно разные, подчеркивает Корнеев. Во-первых, это связано с изменением поведения населения. Если в предыдущие кризисы люди могли свободно перемещаться, находиться на рабочем месте, то сейчас такой возможности нет, доступ к торговым точкам ограничен, а некоторые переходят на углеводную группу продуктов. «Во-вторых, нужно не забывать про сегмент HoReCa, который сейчас практически полностью исключен. Там ведь тоже используется мясо», — говорит Корнеев.

Давлеев сомневается в росте потребления замороженного мяса. Во-первых, это связано с большими затратами производителей на заморозку и хранение. Во-вторых, торговые сети уже давно вошли даже в самые отдаленные населенные пункты, что позволяет ритейлерам продавать мясо охлажденным в упаковке с длительными сроками хранения. И в-третьих, покупатели уже привыкли к свежему охлажденному мясу, которое удобно готовить, а замороженному нужно еще оттаивать в течение нескольких часов. «Цена, конечно, важна, но для производителей уход в заморозку будет означать критические потери, — уверен Давлеев. — Им будет проще сократить объем производства, чем терять деньги на откорме и сохранении объемов поставок любой ценой».

При этом крупнейшие производители мяса будут наращивать объемы производства и рыночную долю даже в случае снижения цен, говорится в исследовании. Несмотря на пандемию коронавируса, отечественные производители говядины и свинины готовы увеличивать производственные мощности даже в условиях насыщения рынка. Слияния и поглощения на мясном рынке продолжатся: мелкие и средние предприятия будут вынуждены кооперироваться с крупными игроками либо уходить с рынка из-за постоянно сокращающейся маржи, следует из обзора.

Обозначенные планы роста производства свинины следует оценивать с осторожностью, поскольку создание производственных мощностей еще не означает их заполнение молодняком для откорма, обращает внимание Давлеев. Если рентабельность свиноводства как бизнеса значительно снизится из-за упоминаемых НКР «ценовых ножниц», (а все к этому идет), то к концу года у всех игроков рынка возможности удержания кривой роста объективно сойдут на «нет», считает он.

Гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев ранее рассказывал «Агроинвестору», что производство свинины в этом году вырастет на 7-10%. Этот фактор приведет к снижению цен еще минимум на 10-15%, следствием чего станет увеличение потребления этого вида мяса. Уже в первом квартале этого года наблюдалась такая картина: цены упали на 10%, а потребление выросло на 6,5%. «Рост производства не говорит о том, что эта свинина окажется лишней. Просто это приведет к дополнительному снижению оптовых и розничных цен», — отмечал он

Давлеев озабочен возможным кризисом на российском рынке мяса, который вызван излишним  предложением свинины. «Американцы в такой ситуации говорят: отрасль может выстрелить себе в ногу. А в нашем случае еще и в ногу соседа-птицевода, что уже и происходит, поскольку цены производителей на бройлера снизились на 15-20%», — рассказал он «Агроинвестору». Если несколько лет назад рентабельность в производстве свинины была на уровне 30-40%, то при нынешнем уровне цен она упала наполовину. «Интересно, зачем компании будут производить ее себе в убыток, если в самом исследовании НКР говорится, что удорожание кормов "может привести к росту себестоимости мясопродуктов на 15-35%"», — рассуждает Давлеев.

По его мнению, наиболее вероятен описанный НКР кризисный сценарий развития ситуации с допущением возможности его улучшения в случае ухода с рынка излишнего предложения свинины, которое по объективным обстоятельствам в текущем году оказалось довольно несвоевременным и серьезно подорвало экономику мясного рынка в период коронавирусной изоляции.​

Учитывая прирост экспорта мясной продукции в начале года, можно сделать вывод о том, что итоговый годовой вывоз составит 400-500 тыс. т. Однако этот объем следует учитывать в балансе мясного рынка России только наполовину, поскольку значительная часть экспорта (прежде всего бройлера, и в меньшей степени свинины) представляет собой субпродукты, которые в России не употребляют. Поэтому говорить о том, что с нашего рынка уйдет 500 тыс. т или 400 тыс. т именно мясной продукции неверно. Реального мяса, которое можно сопоставить с российским продуктом, реализуемым на внутреннем рынке и учитывать в балансе мясопродуктов, а не субпродуктов, может быть вывезено около 300 тыс. т, оценивает Давлеев.  

Показать еще

Статьи по теме

Реклама